Статья опубликована в рамках: XXIV Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 11 сентября 2014 г.)

Наука: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Науменко М.В. К ВОПРОСУ О ПРИМИРЕНИИ СТОРОН В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ // Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. XXIV междунар. студ. науч.-практ. конф. № 9(24). URL: http://sibac.info/archive/guman/9(24).pdf (дата обращения: 23.09.2019)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

К  ВОПРОСУ  О  ПРИМИРЕНИИ  СТОРОН  В  УГОЛОВНОМ  ПРОЦЕССЕ

Науменко  Михаил  Владимирович

магистрант  факультета  электронного  образования  ИСОиП  (филиал)  ДГТУ  в  г.  Шахты,  РФ,  г.  Шахты

E-mailDiva_2727@mail.ru

Цечоев  Валерий  Кулиевич

научный  руководитель,  д-р  юрид.  наук,  профессор  кафедры  «УПД»  ИСОиП  (филиал)  ДГТУ  в  г.  Шахты,  РФ,  г.  Шахты

 

Норма  об  освобождении  от  уголовной  ответственности  в  связи  с  примирением  сторон  появилась  в  Российском  уголовном  законодательстве  более  десяти  лет  назад,  что  стало  важным  шагом  в  развитии  как  уголовного,  так  и  уголовно-процессуального  законодательства,  в  развитии  более  гуманных  и  в  то  же  время  действенных  способов  разрешения  конфликтов,  порождаемых  преступлением.  Практика  применения  указанной  нормы  показала,  что  примирение  с  потерпевшим  —  весьма  эффективный  инструмент  современной  уголовной  политики  [1;  с.  76—77].  С  принятием  в  2002  году  Уголовно-процессуального  кодекса  Российской  Федерации  указанная  норма  освобождения  от  уголовной  ответственности  стала  применяться  в  судебной  практике  значительно  шире. 

Однако  действующая  редакция  статьи  25  УПК  РФ,  устанавливающая  порядок  прекращения  уголовных  дел  в  связи  с  примирением  сторон,  порождает  целый  ряд  проблем.  Рассмотрим  некоторые  из  них.

Законодатель  в  самом  общем  виде  определяет,  что  освобождение  в  связи  с  примирением  с  потерпевшим  возможно  при  совершении  преступления  небольшой  или  средней  тяжести,  не  конкретизируя  круг  деяний,  по  уголовным  делам  о  которых  было  бы  возможно  применение  данного  установления.  В  связи  с  этим  в  научной  литературе  нередко  поднимается  вопрос:  по  делам  о  любых  ли  преступлениях,  относящихся  к  указанным  статьями  25  УПК  РФ  и  76  УК  РФ  категориям,  возможно  освобождение  от  уголовной  ответственности  в  связи  с  примирением  или  перечень  таких  преступлений  носит  ограниченный  характер?  Возможна  ли  реализация  процедуры  примирения  по  таким  делам,  где  потерпевший  является  элементом  не  основного,  а  дополнительного  объекта,  в  то  время  как  в  качестве  основного  объекта  выступают  общественные  или  государственные  интересы?

Ни  уголовный,  ни  уголовно-процессуальный  законы  не  содержат  прямых  запретов  на  прекращение  в  связи  с  примирением  сторон  уголовных  дел  о  так  называемых  двухобъектных  преступлениях,  а  также  дел,  по  которым  отсутствует  потерпевший,  поэтому  судьи  довольно  активно  следует  данной  практике  в  своей  судебной  деятельности  при  прекращении  уголовных  дел.

Среди  ученых  по  поводу  указанной  проблемы  получили  распространение  два  различных  мнения.  Первое  —  о  необходимости  четкого  определения  круга  деяний,  по  которым  возможно  примирение  сторон;  о  запрете  прекращения  уголовных  дел  в  случае,  когда  объектом  преступного  посягательства  явились  публичные  интересы.  Приверженцы  другой  точки  зрения  считают  невозможным  введение  подобного  ограничения  [4;  с.  56].

Однако  если  в  ситуации  с  возможностью  примирения  по  делам  о  преступлениях,  объектами  которых  являются  общественный  порядок,  здоровье  населения,  экологическая  безопасность,  безопасность  движения  и  эксплуатации  транспорта  и  т.п.,  можно  так  или  иначе  прийти  к  единому  решению,  то  в  случае  примирения  сторон  по  уголовным  делам  о  преступных  деяниях,  предусмотренных,  например,  по  части  1  статьи  318  УК  РФ  (применение  насилия,  не  опасного  для  жизни  или  здоровья,  либо  угроза  применения  насилия  в  отношении  представителя  власти  или  его  близких  в  связи  с  исполнением  им  своих  должностных  обязанностей),  возникает  более  серьезная  проблема  (в  том  смысле,  что  решение  в  данном  случае  найти  намного  сложнее).

На  наш  взгляд,  ответ  на  поставленный  вопрос  вытекает  из  положений  закона.  Согласно  статьям  25  УПК  РФ  и  76  УК  РФ  при  наличии  указанных  в  них  условий  уголовные  дела  могут  быть  прекращены  в  связи  с  примирением  по  заявлению  потерпевшего  или  его  законного  представителя.  Таким  образом,  прекращены  могут  быть  только  такие  дела,  по  которым  имеется  потерпевший  и  преступные  действия  совершены  непосредственно  против  него  и  его  прав.  В  тех  случаях,  когда  преступное  посягательство  обращено  на  иной  защищаемый  законом  объект,  по  роду  которого  указанные  преступления  расположены  в  соответствующих  главах  УК  РФ,  а  потерпевший  при  этом  выступает  лишь  как  дополнительный  объект  этого  посягательства,  примирение  с  потерпевшим  не  устраняет  вред,  нанесенный  основному  объекту  преступного  посягательства.  Значит,  в  этом  случае  преступление  в  целом  не  теряет  своей  общественной  опасности  и  уголовное  дело  в  отношении  лица,  его  совершившего,  не  может  быть  прекращено.

Вместе  с  тем  представляется,  что  если  по  делам  о  «двухобъектных»  преступлениях  посягательство  на  основной,  приоритетный  объект  в  силу  малозначительности  может  быть  признано  формальным,  а  с  потерпевшим  достигнуто  примирение,  то  и  они  также  могут  быть  прекращены  за  примирением  сторон.  Однако  признавать  или  не  признавать  посягательство  малозначительным,  будет  решать  лицо,  в  производстве  которого  находится  уголовное  дело.  Данное  решение  суд,  следователь,  дознаватель  должны  будут  мотивировать  в  постановлении.

На  наш  взгляд,  примирение  возможно  всегда,  когда  преступление  обращено  против  частных  интересов  потерпевшего,  т.  е.  в  случае  причинения  вреда  конкретному  потерпевшему.  Если  же  речь  идет  о  «двухобъектных  преступлениях»,  а  вред  причиняется  не  только  потерпевшему,  но  и  обществу,  суду  необходимо  оценивать  объем  вреда,  причиненного  интересам  общества.  Мы  полагаем,  что,  если  объем  значительный,  примирение  состояться  не  может.

Среди  проблем  института  примирения  с  потерпевшим,  поднимаемых  в  научной  литературе,  существует  и  вопрос  о  том,  возможно  ли  примирение  сторон  в  случае  гибели  потерпевшего.  Казалось  бы,  в  данном  случае  не  должно  возникать  каких-либо  вопросов.  Часть  8  статьи  42  УПК  РФ  четко  закрепляет,  что  по  уголовным  делам  о  преступлениях,  последствием  которых  явилась  смерть  лица,  права  потерпевшего  переходят  к  одному  из  его  близких  родственников.  Выходит,  что  законный  представитель  потерпевшего  также  может  изъявить  желание  примириться  с  лицом,  совершившим  преступление.  Однако  решение  данной  проблемы  носит  не  столь  однозначный  характер.  Статья  25  УПК  РФ  именуется  «Прекращение  уголовного  дела  в  связи  с  примирением  сторон».  Обратимся  к  уголовно-процессуальным  понятиям,  закрепленным  в  статье  5  УПК  РФ.  Пункт  45  статьи  5  УПК  РФ  закрепляет,  что  сторонами  в  уголовном  процессе  являются  участники  уголовного  судопроизводства,  выполняющие  на  основе  состязательности  функцию  обвинения  (уголовного  преследования)  или  защиты  от  обвинения.  Таким  образом,  во-первых,  законный  представитель  (представитель),  так  же  как  и  потерпевший,  относится  к  одной  из  сторон  уголовного  процесса  —  стороне  обвинения  (пункт  47  статьи  5  УПК  РФ).  Во-вторых,  часть  3  статьи  45  УПК  РФ  наделяет  законных  представителей  и  представителей  потерпевшего  теми  же  процессуальными  правами,  что  и  потерпевшего.  В-третьих,  согласно  части  1  статьи  42  УПК  РФ  потерпевшим  является  физическое  лицо,  которому  преступлением  причинен  физический,  имущественный,  моральный  вред,  а  также  юридическое  лицо  в  случае  причинения  преступлением  вреда  его  имуществу  и  деловой  репутации.  Решение  о  признании  потерпевшим  оформляется  постановлением  дознавателя,  следователя  или  суда.  Как  уже  говорилось,  согласно  части  8  статьи  42  УПК  РФ,  если  последствием  преступления  является  смерть  лица,  то  права  потерпевшего  переходят  к  одному  из  его  близких  родственников.  В  таком  случае  близкий  родственник  погибшего  приобретает  процессуальный  статус  потерпевшего.  Таким  образом,  близкому  родственнику  лица,  погибшего  в  результате  совершенного  преступления  (например,  в  случае  нарушения  лицом,  управляющим  автомобилем,  правил  дорожного  движения,  повлекшего  по  неосторожности  смерть  человека  —  часть  2  статьи  264  УК  РФ),  признанному  постановлением  дознавателя,  следователя  или  суда  потерпевшим  либо  его  представителем,  закон  позволяет  являться  одной  из  сторон  примирения  по  уголовному  делу  [7;  с.  18].

Однако  справедливо  ли  подобное  положение  вещей,  допустимо  ли  с  морально-этической  точки  зрения?  На  наш  взгляд,  нет.  Поэтому  предлагаем  ввести  ограничение  на  применение  статьи  25  УПК  РФ  в  случае  гибели  потерпевшего.  Подобные  предложения  уже  поступали  к  законодателю.  Так,  в  феврале  2011  года  в  Государственную  Думу  Российской  Федерации  поступила  инициатива  «ограничить  возможность  уйти  от  уголовной  ответственности  тем,  кто  убил  человека  за  рулем».  В  качестве  своих  аргументов  инициаторы  изменений  приводят  примеры  из  практики  по  ряду  уголовных  дел,  вызвавших  широкий  общественный  резонанс,  прекращенных  производством  за  примирением  сторон.  «Возможность  примирения  без  уголовного  дела  —  это  довольно  удобный  способ  откупиться  от  наказания.  Однако  зачастую  он  оказывается  спорным.  На  каком  основании  родные  идут  на  примирение  с  убийцей,  кто  им  дал  право  прощать  или  не  прощать,  если  пострадавший  погиб?  В  практике  применения  норм  о  примирении  лица,  совершившего  преступление,  с  потерпевшим  часто  встает  еще  один  вопрос:  нужно  ли  привлекать  лицо,  совершившее  преступление,  в  качестве  обвиняемого  или  допустимо  примирение  сторон,  минуя  данное  процессуальное  действие?  Статья  25  УПК  РФ  допускает  прекращение  уголовного  дела  в  связи  с  примирением  сторон  в  отношении  лица,  подозреваемого  или  обвиняемого  в  совершении  преступления.  Статья  76  УК  РФ  вообще  не  говорит  о  процессуальном  статусе  лица,  освобождаемого  от  уголовной  ответственности  в  связи  с  примирением  с  потерпевшим.  На  мой  взгляд,  правильнее  было  бы  закрепить  обязанность  органов  следствия  привлекать  лицо  в  качестве  обвиняемого,  прежде  чем  прекращать  уголовное  дело  в  связи  с  примирением  сторон.  Подобная  точка  зрения  разделяется  многими  учеными.  Ни  уголовно-правовые,  ни  уголовно-процессуальные  нормы  не  закрепляют,  возможно  ли  прекращение  уголовного  дела  за  примирением  сторон  в  случае,  если  лицо,  совершившее  преступление,  уже  участвовало  в  примирительной  процедуре  ранее,  по  другому  уголовному  делу.  Статьи  25  УПК  РФ  и  76  УК  РФ  говорят  о  лице,  совершившем  преступление  небольшой  или  средней  тяжести  впервые.  Но  что  означает  «совершение  лицом  преступления  впервые»?  Согласно  п.  20  Постановления  Пленума  Верховного  Суда  РФ  от  11.01.2007  №  2  «О  практике  назначения  судами  Российской  Федерации  уголовного  наказания»,  впервые  совершившим  преступление  небольшой  или  средней  тяжести  следует  считать  лицо,  совершившее  одно  или  несколько  преступлений,  ни  за  одно  из  которых  оно  ранее  не  было  осуждено,  либо  когда  предыдущий  приговор  в  отношении  его  не  вступил  в  законную  силу.  Таким  образом,  даже  если  данный  обвиняемый  уже  проходил  через  процедуру  примирительного  правосудия  и  был  освобожден  от  уголовной  ответственности,  но  потом  вновь  совершил  преступное  деяние  небольшой  или  средней  тяжести,  он,  тем  не  менее,  может  вновь  примириться  с  потерпевшим,  загладить  причиненный  ему  вред  и  уголовное  дело  в  отношении  его  будет  снова  прекращено. 

Однако  даже  если  будут  решены  все  вышеобозначенные  проблемы,  потерпевший  примирится  с  лицом,  совершившим  преступление,  последний  загладит  причиненный  ему  ущерб,  это  еще  не  означает,  что  дело  будет  прекращено  за  примирением  сторон.  Довольно  часто  ставится  на  обсуждение  вопрос  о  том,  вправе  или  обязан  государственный  орган  принять  решение  об  освобождении  лица,  впервые  совершившего  преступление  небольшой  или  средней  тяжести,  от  уголовной  ответственности  в  случае  примирения  его  с  потерпевшим.  Как  уголовное,  так  и  уголовно-процессуальное  законодательство  России  закрепляет  за  судом,  следователем,  дознавателем  право  на  основании  заявления  потерпевшего  или  его  законного  представителя  прекратить  уголовное  дело  в  отношении  лица,  подозреваемого  или  обвиняемого  в  совершении  преступления  небольшой  или  средней  тяжести,  в  случаях,  предусмотренных  статьей  76  УК  РФ,  если  это  лицо  примирилось  с  потерпевшим  и  загладило  причиненный  ему  вред.  Таким  образом,  окончательное  решение  по  прекращению  дела  остается  за  властными  органами,  которые  могут  посчитать,  что  заявление  пострадавшего  о  примирении  с  лицом,  преследуемом  в  уголовном  порядке,  не  является  достаточным  основанием  для  прекращения  процедуры  уголовного  преследования.  В  таком  случае  производство  по  делу  будет  продолжено  так,  словно  потерпевший  и  не  подавал  никакого  заявления.

Законодательство  РФ  не  содержит  четких  критериев,  по  которым  должна  оцениваться  допустимость  освобождения  от  ответственности  лица,  совершившего  преступление,  и  прекращения  в  отношении  его  уголовного  преследования  в  связи  с  примирением  с  потерпевшим.  По  сути,  стороны  конфликта,  порожденного  преступлением  (потерпевший  и  обвиняемый),  если  и  могут  что-то  изменить  в  движении  процесса  во  благо  себе,  то  лишь  при  условии,  что  государство  позволит  им  это.  С  одной  стороны,  у  потерпевшего  и  обвиняемого  имеется  юридическая  возможность  путем  достижения  примирения  прекратить  не  только  имевший  место  между  ними  криминальный  конфликт,  но  и  преодолеть  каждый  для  себя  негативные  последствия  последнего.  Но,  с  другой  стороны,  эта  возможность  для  них  ограничена  тем,  что  итоговое  решение  о  дальнейшей  судьбе  дела  по  достигнутому  примирению  остается  именно  за  правоприменителем.  Как  уже  говорилось  выше,  в  последнее  время  процент  уголовных  дел,  прекращенных  за  примирением  сторон,  по  отношению  к  общему  количеству  прекращенных  уголовных  дел  остается  на  довольно  высоком  уровне  —  около  80  %.  Органами  внутренних  дел  юга  Ростовской  области  за  примирением  сторон  в  2010  г.  прекращено  41,3  %  по  отношению  к  общему  количеству  прекращенных  уголовных  дел.  При  этом  всего  было  прекращено  уголовных  дел:  в  2008  г.  —  567,  в  2009  г.  —  553,  в  2010  г.  —  564.  При  ежегодном  уменьшении  общего  количества  прекращенных  уголовных  дел  в  органах  внутренних  дел  количество  уголовных  дел,  прекращенных  по  ст.  25  УПК,  остается  примерно  одинаковым.  Таким  образом,  следует  вывод:  примирение  сторон  —  наиболее  распространенное  основание  прекращения  уголовных  дел  (как  в  судах,  так  и  в  органах  внутренних  дел).

Надлежащее  оформление  прекращения  уголовного  дела  за  примирением  сторон,  на  наш  взгляд,  предполагает:

·     наличие  заявления  потерпевшего  о  прекращении  уголовного  дела,  о  примирении  с  обвиняемым  (подозреваемым)  и  заявление  обвиняемого  о  том,  что  он  примирился  с  потерпевшим  и  не  возражает  против  прекращения  уголовного  дела;

·     проверку  следователем  добровольности  подачи  потерпевшим  такого  заявления  (например,  с  помощью  проведения  допроса,  путем  изучения  личности  потерпевшего  и  обвиняемого  (подозреваемого),  характер  их  межличностных  отношений);

·     наличие  факта  возмещения  ущерба  подтверждается  соответствующими  документами  (квитанцией,  распиской).

Обобщение  материалов  судебной  практики  показывает,  что  в  судах  не  сложилось  единого  механизма  прекращения  уголовных  дел  в  связи  с  примирением  сторон.  Всевозможные  нарушения,  допущенные  судами,  полярно  различные  позиции  по  многим  моментам  свидетельствуют  о  необходимости  подробной  регламентации  процедуры  примирения  по  уголовным  делам.

Институт  примирения  сторон  имеет  большой  потенциал,  он  мог  бы  стать  весьма  эффективным  способом  решения  конфликтной  ситуации,  порожденной  преступлением.  Однако  существующая  редакция  статьи  25  УПК  РФ  вызывает  множество  спорных  моментов.  Законодателю  стоит  прислушаться  к  рекомендациям  правоведов  и  практиков,  воспользоваться  предложениями  по  совершенствованию  нормы  о  примирении  сторон  и  принять  новую  редакцию  статьи  25  УПК  РФ.

 

Список  литературы:

  1. Артеменко  Н.В.,  Минькова  А.М.  Спорные  вопросы  применения  нормы  об  освобождении  от  уголовной  ответственности  в  связи  с  примирением  с  потерпевшим  //  Рос.  судья.  2007.  №  6. 
  2. Белоусов  В.,  Анастасов  С.  Реализация  потерпевшим  права  на  отказ  от  уголовного  преследования  //  Уголовный  процесс.  2007.  №  4. 
  3. Восканян  М.  Примирение  сторон  портит  статистику  правоохранителей  //  Адвокат.  газета.  2009.  №  9. 
  4. Куприянов  А.А.  Освобождение  от  ответственности  за  примирением  обвиняемого  с  потерпевшим  по  части  1  статьи  318  УК  РФ  //  Уголовный  процесс.  2008.  №  4. 
  5. Малышева  О.А.  О  критериях  оценки  деятельности  органов  предварительного  расследования  //  Проблемы  современного  состояния  и  пути  развития  органов  предварительного  следствия  (к  15-летию  образования  следственного  аппарата  в  России):  Сб.  материалов  Всерос.  науч.-практ.  конф.:  В  3  ч.  М.:  Акад.  управления  МВД  России,  2010.  Ч.  1. 
  6. Чурилов  Ю.Ю.  Использование  примирительных  процедур  в  уголовном  судопроизводстве  вопреки  интересам  сторон  //  Уголовное  судопроизводство.  2009.  №  2. 
  7. Шамардин  А.А.  Примирение  сторон  и  отказ  от  поддержания  обвинения  должны  утверждаться  судом  //  Рос.  юстиция.  2011.  №  2.

 

Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий