Поздравляем с 23 февраля!
   
Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Telegram: sibac
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: XXIV Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 11 сентября 2014 г.)

Наука: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Животова Т.Ю. КОНСТИТУЦИОННЫЙ ПРИНЦИП СОСТЯЗАТЕЛЬНОСТИ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА И ПРАВА ЛИЧНОСТИ // Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. XXIV междунар. студ. науч.-практ. конф. № 9(24). URL: http://sibac.info/archive/guman/9(24).pdf (дата обращения: 22.02.2024)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

КОНСТИТУЦИОННЫЙ  ПРИНЦИП  СОСТЯЗАТЕЛЬНОСТИ  УГОЛОВНОГО  СУДОПРОИЗВОДСТВА  И  ПРАВА  ЛИЧНОСТИ

Животова  Татьяна  Юрьевна

магистрант  факультета  электронного  образования  ИСОиП  (филиал)  ДГТУ  в  г.  Шахты,  РФ,  г.  Шахты

E-mailDiva_2727@mail.ru

Цечоев  Валерий  Кулиевич

научный  руководитель,  д-р  юрид.  наук,  профессор  кафедры  «УПД»  ИСОиП  (филиал)  ДГТУ  в  г.  Шахты,  РФ,  г.  Шахты

 

В  начале  90-х  годов  в  России  появилась  возможность  устранить  многочисленные  нарушения  прав  личности  в  уголовном  процессе,  уйти  от  обвинительного  уклона  суда,  ликвидировать,  по  сути,  неоинквизиционный  характер  уголовного  судопроизводства.  Для  этого  необходимо  было  коренным  образом  преобразовать  уголовно-процессуальное  законодательство.  И  таким  основным  направлением  его  преобразования  стал  принцип  состязательности,  отвергавшийся  законодателем  в  советское  время.

Принцип  состязательности  означает,  прежде  всего,  такое  построение  уголовного  судопроизводства,  при  котором  суд,  рассматривая  и  разрешая  уголовное  дело,  является  самостоятельным,  независимым  от  каких-либо  лиц  и  органов,  в  том  числе  и  органов  государства.  В  советском  государстве  при  его  командно-административной  системе  управления  независимый  от  государства  суд  существовать  не  мог.  Идеология  классового  характера  государства  и  общества  предопределяла  и  классовый  характер  суда  как  органа  государства.  Поэтому  никакой  независимости  суда  от  советского  государства  быть  не  могло.

Состязательное  построение  уголовного  судопроизводства  и  независимость  суда  от  государства  преподносились  большинством  правоведов  советского  периода  как  некая  уловка,  обман  населения  буржуазных  государств,  как  попытка  завуалировать  истинный  классовый  характер  суда  [1,  с.  109].

Характерно  в  этом  отношении  обсуждение  на  сессии  Верховного  Совета  СССР  в  декабре  1958  г.  проекта  новых  Основ  уголовного  судопроизводства  СССР  и  союзных  республик.  Учитывая  наступившую  политическую  оттепель  в  стране,  некоторые  ученые  предложили  включить  в  Основы  уголовного  судопроизводства  СССР  и  союзных  республик  в  качестве  принципов  презумпцию  невиновности  обвиняемого,  состязательность  уголовного  процесса.  К  этому  времени  названные  принципы  уголовного  судопроизводства  были  уже  закреплены  в  международно-правовых  документах,  которые  Советский  Союз  подписал.  Однако  на  сессии  Верховного  Совета  СССР  председатель  комиссии  законодательных  предположений  заявил  следующее:  «Глубоко  противоречат  сущности  советского  социалистического  права  попытки  внести  в  нашу  теорию  и  практику  обветшалые  догмы  буржуазного  права».  После  такой  аттестации,  естественно,  названные  принципы  уголовного  судопроизводства  не  были  закреплены  в  нашем  законодательстве.

По  УПК  РСФСР  1960  г.  суд  обязан  был  фактически  выполнять  ту  же  роль,  что  и  органы  расследования,  прокуратура.  В  ст.  20  этого  Кодекса  прямо  так  и  предусматривалось,  что  «суд,  прокурор,  следователь  и  лицо,  производящее  дознание,  обязаны  принять  все  предусмотренные  законом  меры  для  всестороннего,  полного  и  объективного  исследования  обстоятельств  дела,  выявить  как  уличающие,  так  и  оправдывающие  обвиняемого,  а  также  смягчающие  и  отягчающие  его  ответственность  обстоятельства».  При  таком  законодательстве  все  государственные  органы  и  должностные  лица,  осуществляющие  производство  по  уголовному  делу,  вели  борьбу  с  преступностью,  но  не  было  того  органа,  который  мог  бы  объективно  оценить  результаты  этой  деятельности.  Суд,  непосредственно  вовлеченный  в  эту  деятельность,  следственный  суд,  конечно,  объективно  оценивать  результаты,  в  том  числе  и  своей  собственной  деятельности,  не  мог.  Такое  построение  уголовного  судопроизводства  было  одной  из  главных  причин  необъективности  суда,  его  обвинительного  уклона,  многочисленных  нарушений  прав  личности  в  уголовном  процессе.

Поэтому  уже  в  Концепции  судебной  реформы  в  Российской  Федерации  1991  года  прямо  указывалось,  что  «уголовный  процесс  нужно  построить  на  началах  подлинной  состязательности».  В  Конституции  Российской  Федерации  это  веление  времени  получило  закрепление  в  ст.  123,  в  которой  говорится,  что  «судопроизводство  осуществляется  на  основе  состязательности  и  равноправия  сторон».

Состязательное  построение  российского  уголовного  судопроизводства  означает,  что  в  нем  четко  разграничены,  отделены  друг  от  друга  основные  функции  уголовного  процесса:  обвинения,  защиты  и  разрешения  уголовного  дела.  При  этом  на  один  и  тот  же  орган  или  одно  и  то  же  должностное  лицо  они  не  могут  быть  возложены  (ст.  15  УПК  РФ).  При  состязательном  уголовном  процессе  на  суд  может  быть  возложена  только  одна  функция  —  функция  разрешения  уголовного  дела.  Суд  освобождается  от  несвойственной  ему  функции  уголовного  преследования,  он  не  выступает  ни  на  стороне  обвинения,  ни  на  стороне  защиты.  Он  обязан  создавать  необходимые  условия  для  исполнения  сторонами  их  процессуальных  обязанностей  и  осуществления  предоставленных  им  прав.

Конституционный  принцип  состязательности  позволил  создать  в  Российской  Федерации  правовую  основу  для  деятельности  независимого  объективного  суда,  исключить  обвинительный  уклон  при  рассмотрении  уголовных  дел.  Без  этого  принципа  не  может  быть  суда,  реализующего  судебную  власть.  Правовая  основа  для  реальной  защиты  прав  и  свобод  граждан  в  Российской  Федерации  создана,  и  закреплена  она  в  Конституции  РФ  и  в  Уголовно-процессуальном  кодексе  РФ  2001  г.

Состязательность  уголовного  судопроизводства  в  том  виде,  как  она  сейчас  закреплена  в  российском  законодательстве,  есть  не  что  иное,  как  использование  общечеловеческих  ценностей,  достижений  мировой  цивилизации  в  уголовном  процессе.  Поэтому  всякие  попытки  отказаться  от  состязательности  судопроизводства,  обязать  суд  наравне  с  обвинением  устанавливать  обстоятельства  уголовного  дела  могут  вызывать  только  досаду  и  осуждения.  В  связи  с  этим  хочется  напомнить  очень  важное,  категорическое  и  абсолютно  правильное  положение  о  том,  что  «совпадение  задач  у  органов,  выполняющих  функцию  обвинения,  и  суда,  призванного  разрешить  дело  по  существу,  ошибочное  определение  целей  юстиции  предопределяют  карательный  уклон  в  деятельности  правоохранительных  органов,  инквизиционный  характер  судопроизводства,  в  котором  нет  реальной  силы,  противостоящей  обвинению».

А  такие  попытки  в  последнее  время  предпринимаются.  Так,  Следственный  комитет  РФ  в  марте  2012  г.  подготовил  проект  федерального  закона  «О  внесении  изменений  в  Уголовно-процессуальный  кодекс  Российской  Федерации  в  связи  с  введением  института  установления  объективной  истины  по  уголовному  делу».  Этот  проект  предусматривает  в  ст.  16.1,  что  «суд,  прокурор,  руководитель  следственного  органа,  следователь,  а  также  орган  дознания,  начальник  подразделения  дознания,  и  дознаватель  обязаны  принять  все  предусмотренные  настоящим  Кодексом  меры  к  всестороннему,  полному  и  объективному  выяснению  обстоятельств,  подлежащих  доказыванию  для  установления  объективной  истины  по  делу».  А  ст.  252  действующего  УПК  РФ  предлагается  дополнить  следующим  содержанием:  «суд  по  ходатайству  сторон  или  по  собственной  инициативе  восполняет  неполноту  доказательств  в  той  мере,  в  какой  это  возможно  в  ходе  судебного  разбирательства,  сохраняя  при  этом  объективность  и  беспристрастность  и  не  выступая  на  стороне  обвинения  или  стороне  защиты.  При  отсутствии  возможности  устранить  неполноту  доказательств  в  судебном  разбирательстве  суд...  возвращает  уголовное  дело  прокурору  для  устранения  препятствий  к  его  рассмотрению».

Как  видим,  этот  проект  не  оставляет,  как  говорится,  «камня  на  камне»  от  состязательности  в  российском  уголовном  процессе.  Предлагается  и  перед  судом,  и  другими  органами  обвинения  восстановить  общую  задачу,  обязанность  доказывания  всех  обстоятельств  дела.  Естественно,  что  в  связи  с  этой  задачей  предлагается  восстановить  и  скомпрометировавший  себя  обвинительный  институт  возвращения  судом  уголовного  дела  на  доследование.  Принятие  этого  проекта  закона,  по  сути,  возвратит  наше  уголовное  судопроизводство  в  советские  времена,  к  неоинквизиционному  уголовному  процессу,  неизбежно  сопровождавшемуся  многочисленными  нарушениями  прав  личности.

Чем  вызвана  такая  инициатива  руководства  Следственного  комитета  РФ?  Очевидно,  прежде  всего,  желанием  улучшить  показатели  работы  комитета,  переложив  часть  обязанностей  следователей  и  государственных  обвинителей  на  суды.  А  то,  что  при  этом  серьезно  пострадают  права  и  законные  интересы  российских  граждан,  так  это  не  столь  и  важно.

Основано  же  предложение  Следственного  комитета  РФ  на  широко  распространенном  ошибочном  понимании  роли  суда  в  состязательном  процессе.  Так,  Председатель  Следственного  комитета  РФ  А.И.  Бастрыкин,  обосновывая  необходимость  принятия  рассматриваемого  законопроекта,  утверждает,  что  «суду  в  сегодняшнем  процессе  отводится  роль  пассивного  наблюдателя,  он  не  должен  проявлять  какую-либо  активность  в  собирании  доказательств».  И  далее:  «Основное  назначение  суда  сведено.  к  оценке  представленных  ими  (сторонами.  —  Ю.Л.)  в  судебном  заседании  позиций.  Из  них  суд  выбирает  наиболее  аргументированную  и  на  основе  ее  правовой  оценки  выносит  решение».

Однако  все  это  не  так  и  противоречит  действующему  уголовно-процессуальному  законодательству.  Суд  в  итоге  судебного  разбирательства  обязан  постановить  законный,  обоснованный  и  справедливый  приговор  (ст.  297  УПК  РФ),  что  обязывает  его  непосредственно  исследовать  все  доказательства  по  уголовному  делу  (ст.  240  УПК  РФ).  Причем  это  не  только  доказательства,  представленные  сторонами,  но  и  те,  которые  дополнительно  получены  в  ходе  судебного  следствия,  в  том  числе  и  по  инициативе  суда.  Достаточно  обратиться  к  законодательству,  регламентирующему  производство  судебных  следственных  действий,  чтобы  убедиться,  что  почти  все  они  проводятся  не  только  по  ходатайству  сторон,  но  и  по  собственной  инициативе  суда  (ст.  281—290  УПК  РФ).  Но  инициатива,  активность  суда  в  собирании  и  исследовании  дополнительных  доказательств  не  должна  подменять  стороны,  не  должна  восполнять  пробелы  в  представленных  сторонами  доказательствах.  Иначе  от  состязательности  судопроизводства  ничего  не  останется  [2,  с.  210].

Эта  активность  суда  имеет  строго  определенную  направленность  и  пределы.  Суд  должен  инициативно  и  активно  проверять  представленные  сторонами  доказательства,  если  они  у  суда  вызывают  сомнения.  А,  как  известно,  проверка  доказательств  осуществляется,  в  том  числе  и  получением  иных  доказательств,  подтверждающих  или  опровергающих  проверяемое  доказательство  (ст.  87  УПК  РФ).  Только  при  такой  роли  суда  он  может  активно  искать  истину  по  делу.  Нелишне  в  связи  с  этим  будет  напомнить,  что  «обвинительный  приговор  не  может  быть  основан  на  предположениях  и  постановляется  лишь  при  условии,  что  в  ходе  судебного  разбирательства  виновность  подсудимого  в  совершении  преступления  подтверждена  совокупностью  исследованных  судом  доказательств»  (ч.  4  ст.  302  УПК  РФ).

Следует  отметить,  что  такое  понимание  активной  роли  суда  в  состязательном  уголовном  судопроизводстве  еще  не  утвердилось  в  российской  науке  уголовного  процесса.  Однако  активность  суда  носит  субсидиарный,  факультативный  характер,  на  первом  месте  должна  стоять  активность  сторон.  В  российском  уголовном  процессе  суд  активен,  а  состязательности,  соответственно,  меньше.

Это  мнение  ошибочно,  так  как  в  основе  его  лежит  представление  о  состязательном  процессе,  в  котором  суд  должен  занимать  в  судебном  следствии  абсолютно  пассивную  позицию.  Еще  раз  хотим  подчеркнуть,  что  не  активность  суда  ограничивает,  умаляет  состязательность  в  нашем  уголовном  процессе,  а  состязательность  ограничивает  активность  суда,  определяет  четкие  рамки  этой  активности.  Суд  вправе  и  обязан  активно  проверять  представленные  сторонами  доказательства,  естественно,  тогда,  когда  они  вызывают  у  суда  сомнения.  Но  это  никакая  не  «субсидиарная  помощь»  сторонам  в  собирании  доказательств.

В  связи  с  развернувшейся  дискуссией  по  поводу  проекта  федерального  закона  о  введении  в  российский  уголовный  процесс  института  объективной  истины  следует  отметить  и  еще  одну  ошибку  —  неверное  понимание  нормативного  закрепления,  выражения  в  уголовно-процессуальном  законодательстве  его  принципов.

Так,  выступая  в  поддержку  законопроекта  Следственного  комитета  РФ,  его  сотрудник  Г.К.  Смирнов  обосновывает  необходимость  закрепления  в  УПК  РФ  в  качестве  принципа  установление  объективной  истины  по  делу  (ст.  16.1  проекта).  При  этом  он  утверждает,  что  «анализ  этого  акта  (УПК  РФ.  —  Ю.Л.)  позволяет  сделать  вывод,  что  он  «насквозь  пронизан»  идеями  объективной  истины»  [3,  с.  401].  Но  если  это  так,  то  следует  обоснованно  считать,  что  положение  об  объективной  истине  закреплено  в  УПК  РФ  в  качестве  его  принципа.  Ведь  одна  общая  формулировка  принципа,  помещенная  в  главу  2  УПК  РФ  «Принципы  уголовного  судопроизводства»,  если  она  не  воплощена  в  уголовно-процессуальном  законодательстве,  не  «пронизывает  насквозь»  его,  не  определяет  порядок  производства  по  уголовному  делу,  превращается  в  пустую  декларацию.  Это,  к  сожалению,  достаточно  распространенное  заблуждение,  не  учитывающее  существующих  форм  нормативного  закрепления,  выражения  принципов  в  праве.

Однако  главное  в  законопроекте  Следственного  комитета  РФ  не  предложение  закрепить  в  качестве  принципа  установление  объективной  истины  по  уголовному  делу,  а  попытка  переложить  обязанность  доказывания  обстоятельств  уголовного  дела  на  суд,  объединить  суд  с  органами  обвинения  общей  задачей.  В  таком  уголовном  процессе  ничего  не  остается  от  принципа  состязательности.

Основное  направление  совершенствования  российского  уголовного  процесса  заключается  в  развитии  конституционного  принципа  состязательности,  а  не  в  его  сворачивании.  Предстоит  еще  немало  сделать  для  его  полного  воплощения  в  нашем  уголовном  судопроизводстве,  в  обеспечении  органически  связанного  с  ним  равенства  прав  участников  уголовного  судопроизводства.

 

Список  литературы:

  1. Александров  А.С.  Принципы  уголовного  процесса  //  Уголовный  процесс  России  /  Под  ред.  В.Т.  Томина.  Юрайт,  2013.  —  279  с. 
  2. Петрухин  И.Л.  Судебная  власть:  контроль  за  расследованием  преступлений.  М.,  2013.  —  306  с.
  3. Смирнов  А.В.  Уголовный  процесс:  учебник  /  А.В.  Смирнов,  К.Б.  Калиновский;  под  общ.  ред.  А.В.  Смирнова.  5-е  изд.,  перераб.  и  доп.  М.:  КНОРУС,  2013  г.  —  654  с.

 

Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.