Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XXIV Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 11 сентября 2014 г.)

Наука: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Бойко И.Г. ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНОЕ МЕСТО: ПОНЯТИЕ И МЕСТО В СИСТЕМЕ ОХРАНЫ КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ // Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. XXIV междунар. студ. науч.-практ. конф. № 9(24). URL: http://sibac.info/archive/guman/9(24).pdf (дата обращения: 19.11.2019)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНОЕ  МЕСТО:  ПОНЯТИЕ  И  МЕСТО  В  СИСТЕМЕ  ОХРАНЫ  КУЛЬТУРНОГО  НАСЛЕДИЯ

Бойко  Иван  Геннадиевич

магистрант  факультета  электронного  образования  ИСОиП  (филиал)  ДГТУ  в  г.  Шахты,  РФ,  г.  Шахты

E-mailDiva_2727@mail.ru

Кириленко  Виктория  Сергеевна

научный  руководитель,  канд.  юрид.  наук,  доцент  кафедры  «УПД»  ИСОиП  (филиал)  ДГТУ  в  г.  Шахты,  РФ,  г.  Шахты

 

В  правовом  аспекте  становления  понятия  «достопримечательное  место»  в  европейской  системе  охраны  культурного  наследия  наиболее  важными  документами  являются  Резолюция  Комитета  Министров  Совета  Европы  от  14  апреля  1976  г.  №  76  «Об  адаптации  законодательства  и  нормативных  правовых  актов  к  требованиям  комплексного  сохранения  архитектурного  наследия»,  а  также  Конвенция  об  охране  архитектурного  наследия  Европы  (г.  Гранада,  3  октября  1985  г.,  ETS  №  121)  [3],  [5].

Согласно  Резолюции  Комитета  Министров  Совета  Европы  от  14  апреля  1976  г.  №  76,  достопримечательные  места  это  «четко  ограниченные  зоны,  творения  природы  или  совместные  творения  человека  и  природы,  представляющие  собой  ценность  в  связи  с  красотой  или  интересом  с  точки  зрения  истории,  археологии,  этнологии  или  антропологии»  [5].

А  Гранадская  конвенция  Совета  Европы  1985  г.  под  «достопримечательным  местом»  понимает  совместные  творения  человека  и  природы,  являющиеся  частично  застроенными  характерными  однородными  и  четко  локализуемыми  зонами,  представляющими  явный  интерес  с  точки  зрения  истории,  археологии,  искусства,  науки  и  техники,  социальной  культуры  [3].

Как  видим,  в  Конвенции  определение  понятия  достопримечательного  места  более  обобщено  по  сравнению  с  Резолюцией,  но  и  здесь  сохранен  его  основной  отличительный  от  иных  видов  наследия  признак  «зональности». 

На  наш  взгляд,  официальный  перевод  Конвенции,  выполненный  Министерством  иностранных  дел  СССР,  не  в  полной  мере  соответствует  терминологии  в  сфере  охраны  культурного  наследия  и  содержит  ряд  неточностей.

Так,  Закон  РСФСР  от  15  декабря  1978  г.  «Об  охране  и  использовании  памятников  истории  и  культуры»  не  содержал  положений,  собственно  определяющих  понятие  достопримечательного  места,  а  оперировал  лишь  определением  «памятное  место,  связанное  с  важнейшими  историческими  событиями  в  жизни  народа,  развитием  общества  и  государства,  революционным  движением,  Великой  Октябрьской  социалистической  революцией,  гражданской  и  Великой  Отечественной  войнами,  социалистическим  и  коммунистическим  строительством»,  т.  е.  не  учитывал  аспекты  социальной  культуры,  градостроительного  искусства  [2].

Правда,  ст.  37  Закона  делала  попытку  ввести  «территориальный  признак»  в  сферу  охраны  культурного  наследия,  путем  определения  заповедных  мест  —  отдельных  участков  городов  и  других  населенных  пунктов,  имеющих  особую  историческую,  научную,  художественную  или  иную  культурную  ценность,  а  также  памятных  мест,  связанных  с  важнейшими  историческими  событиями.

Правда,  заповедных  мест  (территорий)  в  РСФСР  практически  не  возникло.  Фактически  в  законодательстве  советского  периода  понятие  «заповедное  место  (территория)»  было  тождественно  понятию  «зоны  охраны  памятников  истории  и  культуры»,  которые  устанавливались  в  целях  обеспечения  охраны  недвижимых  памятников  истории  и  культуры. 

Федеральный  закон  от  25.06.2002  №  73-ФЗ  «Об  объектах  культурного  наследия  (памятниках  истории  и  культуры)  народов  Российской  Федерации»  попытался  гармонизировать  понятийный  аппарат  сферы  охраны  недвижимых  памятников  истории  и  культуры  с  действующими  международными  договорами  Российской  Федерации  и  также  пересмотрел  видовую  принадлежность  объектов  культурного  наследия  [7].

Согласно  ст.  3  Федерального  закона  к  объектам  культурного  наследия  народов  Российской  Федерации  могут  быть  отнесены  объекты  недвижимого  имущества,  представляющие  собой  ценность  с  точки  зрения  истории,  археологии,  архитектуры,  градостроительства,  искусства,  науки  и  техники,  эстетики,  этнологии  или  антропологии,  социальной  культуры.

Закон  установил  три  вида  объектов  культурного  наследия:  памятник,  ансамбль  и  достопримечательное  место. 

Вместе  с  тем,  согласно  Гражданскому  кодексу  Российской  Федерации  к  недвижимым  вещам  (недвижимое  имущество,  недвижимость)  относятся  земельные  участки,  участки  недр  и  все,  что  прочно  связано  с  землей,  т.  е.  объекты,  перемещение  которых  без  несоразмерного  ущерба  их  назначению  невозможно,  в  том  числе  здания,  сооружения,  объекты  незавершенного  строительства.

Следует  отметить,  что  в  пояснительной  записке  к  тексту  Гранадской  конвенции  указывалось,  что  страны-участницы  Конвенции  должны  при  присоединении  адаптировать  понятийный  аппарат  своей  правовой  системы.

Как  мы  видим,  российские  разработчики  понятийного  аппарата  базового  Федерального  закона  «Об  объектах  культурного  наследия  (памятниках  истории  и  культуры)  народов  Российской  Федерации»  имели  весьма  отдаленные  представления  о  действующих  международных  договорах,  участницей  которых  Россия  является  с  начала  90-х  годов  XX  в.

Известно,  что  в  ландшафтоведении  выделяют  три  основных  элемента  ландшафта:  фация,  урочище  и  местность  [4].  Местность  —  это  закономерное  сочетание  урочищ,  обусловленное  особенностями  топографического  положения,  морфологическим  единством,  однородностью  хозяйственного  использования.  Именно  местность  является  той  целостной  территориальной  единицей,  которая  характеризуется  закономерным  и  типическим  повторением  одних  и  тех  же  взаимосвязанных  и  взаимообусловленных  сочетаний  расчлененности  (скульптурности)  рельефа  и  зеленых  насаждений,  имеющих  особое  эстетическое  выражение.  На  наш  взгляд,  именно  местность  как  элемент  культурного  ландшафта  в  наибольшей  мере  тождественна  понятию  «достопримечательное  место».

Собственно  понятие  «site»  вошло  в  употребление  в  Италии  в  XVI  в.  и  означало  «живописное  место,  воспринимаемый  ландшафт,  панораму».  Позднее,  в  начале  XIX  в.,  термин  укоренился  во  Франции  и  Англии.  К  примеру,  первым  достопримечательным  местом,  поставленным  во  Франции  на  государственную  охрану  по  настоянию  группы  художников-пейзажистов  Барбизонской  школы,  стал  в  1861  г.  «Лес  Фонтенбло»  (общей  площадью  около  20  тыс.  га).  Уже  тогда  большинство  исследователей  указывали  на  принципиальное  отличие  терминов  «site»  (достопримечательное  место)  и  «situation»  (место,  местоположение),  заключающееся  в  том,  что  территория  первого  полностью  абстрагируется  от  ближайшего  окружения,  а  второго  —  всегда  взаимосвязана  с  окружающей  средой  [4].

Важность  четкого  определения  понятия  «достопримечательное  место»  в  системе  охраны  культурного  наследия  объясняется  тем,  что  почти  вся  специфика  российского  законодательства  об  объектах  культурного  наследия  основана  на  историко-культурной  ценности  некоего  объекта  недвижимого  имущества.  Собственно  концепция  особого  вида  недвижимости  является  основной  для  правовой  охраны  памятников  истории  и  культуры  и  законодательства  об  объектах  культурного  наследия.

Очевидно,  что  упомянутый  Федеральный  закон  нуждается  в  серьезной  доработке,  и,  прежде  всего,  в  понятийной  части,  во  многом  определяющей  современную  стратегию  охраны  и  сохранения  памятников  истории  и  культуры.

Прежде  всего,  отсутствие  в  Федеральном  законе  «Об  объектах  культурного  наследия  (памятниках  истории  и  культуры)  народов  Российской  Федерации»  научных  признаков  достопримечательного  места  является  серьезным  недостатком  и  порождает  крупную  правовую  проблему  в  части  выявления,  учета  и  обеспечения  сохранности  данного  вида  объектов  культурного  наследия.

Необходимо  четко  определить,  какие  объекты,  представляющие  собой  ценность  с  точки  зрения  истории,  археологии,  архитектуры,  градостроительства,  искусства,  науки  и  техники,  эстетики,  этнологии  или  антропологии,  социальной  культуры,  могут  быть  отнесены  к  достопримечательным  местам.

Если  следовать  нормам  Гранадской  конвенции,  то  к  достопримечательным  местам  следует  относить  четко  локализуемую,  достаточно  однородную  и  характерную  (отличительную)  территорию,  ценную  с  точки  зрения  истории,  археологии,  искусства,  науки  и  техники,  социальной  культуры  [3].

Важным  признаком  достопримечательного  места,  отличающим  его  от  единичного  памятника  или  ансамбля,  является  частичная  застроенность  его  территории,  несущая  явные  черты  освоения  природного  ландшафта  человеком.

Собственно  юридически  термин  «Cultural  landscape  areas»  (культурный  ландшафт)  в  Европе  окончательно  сформировался  лишь  в  начале  90-х  годов  XX  в.,  когда  Комитетом  министров  Совета  Европы  были  приняты  Рекомендации  о  комплексном  сохранении  культурных  ландшафтов  как  части  программ  территориального  планирования  (R  (95)  N  9)  [6].

Статья  1  Рекомендаций  определяет  культурный  ландшафт  как  «четко  локализуемые  особые  участки  ландшафта,  сформированные  из  различных  сочетаний  деятельности  человека  и  природы,  фиксирующей  эволюцию  во  времени  и  пространстве  человеческого  общества,  его  характерных  черт,  социально-культурная  ценность  которых  признана  ввиду  наличия  в  них  материальных  остатков  культуры,  отражающих  традиционные  способы  землепользования,  технические  навыки  и  традиции,  а  также  служит  основой  для  легендарных,  исторических,  художественных  произведений».

Как  видим,  данное  определение  достаточно  полно  отражает  все  аспекты  выделения  культурного  ландшафта  как  особого  природно-территориального  комплекса.

Федеральный  закон  «Об  объектах  культурного  наследия  (памятниках  истории  и  культуры)  народов  Российской  Федерации»  в  2002  г.  отнес  к  достопримечательным  местам  творения,  созданные  человеком,  или  совместные  творения  человека  и  природы,  в  том  числе:

·     места  бытования  народных  художественных  промыслов;

·     места  совершения  религиозных  обрядов;

·     центры  исторических  поселений  или  фрагменты  градостроительной  планировки  и  застройки;

·     памятные  места,  культурные  и  природные  ландшафты,  связанные  с  историей  формирования  народов  и  иных  этнических  общностей  на  территории  Российской  Федерации,  историческими  (в  том  числе  военными)  событиями,  жизнью  выдающихся  исторических  личностей  [7].

Недостатком  данного  определения  является  включение  в  него  «мест  бытования  народных  художественных  промыслов  и  мест  совершения  религиозных  обрядов»,  поскольку  это  затрудняет  идентификацию  недвижимой  составляющей  объекта  и  не  позволяет  обеспечивать  сохранение  в  рамках  правового  поля  данного  Федерального  закона.

При  внимательном  рассмотрении  ст.  3  Федерального  закона  «Об  объектах  культурного  наследия  (памятниках  истории  и  культуры)  народов  Российской  Федерации»  несет  в  себе  элементы  понятийного  аппарата  Закона  РСФСР  от  15  декабря  1978  г.  «Об  охране  и  использовании  памятников  истории  и  культуры»,  объединяющего  элементы  недвижимых  объектов,  движимых  культурных  ценностей  и  нематериального  наследия  и  в  котором  к  «памятникам  истории  и  культуры  относились  и  сооружения,  и  памятные  места,  и  предметы,  связанные  с  историческими  событиями  в  жизни  народа,  развитием  общества  и  государства,  то  есть  объединялись  произведения  материального  и  духовного  творчества»  [2],  [7].

На  наш  взгляд,  юридически  значимым  отличительным  признакам  достопримечательного  места  соответствуют:

·     в  городских  населенных  пунктах  —  фрагменты  градостроительной  планировки  и  застройки;

·     в  сельских  населенных  пунктах  и  на  межселенных  территориях  —  памятные  места,  культурные  и  природные  ландшафты,  связанные  с  историей  формирования  народов  и  иных  этнических  общностей  на  территории  Российской  Федерации,  историческими  (в  том  числе  военными)  событиями,  жизнью  выдающихся  исторических  личностей.

Кроме  того,  критериям  достопримечательного  места  также  соответствуют  отнесенные  Федеральным  законом  к  ансамблям  произведения  ландшафтной  архитектуры  и  садово-паркового  искусства  (сады,  парки,  скверы,  бульвары).

Разъяснение  в  Федеральном  законе  терминов  и  понятий  имеет  серьезные  правовые  последствия,  т.  к.  их  последующее  использование  в  тексте  порождает  правоотношения,  обязанности  и  права  участников  охраны  и  сохранения  объектов  культурного  наследия.

При  конструировании  юридического  понятия  достопримечательного  места  для  разграничения  (дифференциации)  различных  отраслей  законодательства  в  сфере  культурного  наследия,  безусловно,  необходимо  исключить  из  этого  термина  движимую  и  нематериальную  составляющие.

Таким  образом,  прежде  всего,  следует  изменить  редакцию  ст.  3  Федерального  закона  и  закрепить  определение  достопримечательного  места,  аналогичное  Гранадской  конвенции.

Кроме  того,  необходимо  внести  изменения  в  ряд  статей  Федерального  закона,  определяющих  особенности  государственного  учета  объектов  культурного  наследия  и  их  государственную  охрану,  принимая  во  внимание  территориальный  (зональный)  признак  достопримечательного  места.  Документы,  необходимые  для  ведения  единого  государственного  реестра  объектов  культурного  наследия  (памятников  истории  и  культуры)  народов  Российской  Федерации,  упомянутые  в  ст.  17  Федерального  закона,  в  общих  чертах  соответствуют  требованиям  по  государственному  учету  и  регистрации  единичного  объекта  культурного  наследия  —  памятника.  Что  касается  учета  и  регистрации  достопримечательных  мест,  то  Руководство  рекомендует  национальным  органам  охраны  памятников  истории  и  культуры  для  их  учета  использовать  аппарат  и  возможности  геоинформационных  систем.

Подводя  итог  сказанному,  необходимо  еще  раз  подчеркнуть,  что  в  системе  охраны  культурного  наследия  правовое  понятие  «достопримечательное  место»  должно  иметь  точный  и  определенный  смысл,  базироваться  на  структурных  элементах,  составляющих  его  содержание.  В  противном  случае  правоприменение  погружается  во  мрак  неких  фикций,  лишенных  как  правового,  так  и  здравого  смысла.

Совершенствование  понятийного  аппарата  Федерального  закона  «Об  объектах  культурного  наследия  (памятниках  истории  и  культуры)  народов  Российской  Федерации»  путем  применения  общих  европейских  правовых  стандартов  будет  являться  наилучшим  способом  обеспечения  интеграции  России  в  европейское  правовое  пространство  в  сфере  культурного  наследия.

 

Список  литературы:

  1. «Гражданский  кодекс  Российской  Федерации  (часть  первая)»  от  30.11.1994  №  51-ФЗ  (ред.  от  05.05.2014,  с  изм.  от  23.06.2014),  (с  изм.  и  доп.,  вступ.  в  силу  с  01.07.2014)  //  «Собрание  законодательства  РФ»,  —  05.12.1994,  —  №  32,  —  ст.  3301.
  2. Закон  РСФСР  от  15.12.1978  (ред.  от  25.06.2002)  «Об  охране  и  использовании  памятников  истории  и  культуры»  //  «Свод  законов  РСФСР»,  т.  3,  —  с.  498.
  3. Конвенция  об  охране  архитектурного  наследия  Европы  (г.  Гранада,  3  октября  1985  г.,  ETS  №  121).  //  Собрание  постановлений  Правительства  СССР.  Отдел  второй.  —  1991.  —  №  4.  —  Ст.  7.
  4. Мамай  И.И.  Динамика  ландшафтов:  Методика  изучения.  М.:  Моск.  ун-та,  1992.  —  168  с.
  5. Резолюция  Комитета  Министров  Совета  Европы  «Об  адаптации  законодательства  и  нормативных  правовых  актов  к  требованиям  комплексного  сохранения  архитектурного  наследия».  //  Сборник  международных  договоров  СССР  и  Российской  Федерации.  Вып.  XLVII.  М.,  1994.  —  С.  430—437.
  6. Рекомендации  о  комплексном  сохранении  культурных  ландшафтов  как  части  программ  территориального  планирования.  //  Сборник  международных  договоров  СССР  и  Российской  Федерации.  Вып.  XLVII.  М.,  1994.  —  С.  430—437.
  7. Федеральный  закон  от  25.06.2002  №  73-ФЗ  (ред.  от  23.07.2013)  «Об  объектах  культурного  наследия  (памятниках  истории  и  культуры)  народов  Российской  Федерации»  (с  изм.  и  доп.,  вступающими  в  силу  с  01.01.2014)  //  «Российская  газета»,  №  116—117,  29.06.2002.

 

Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

//используется не только как пиксел, но так же в голосовании и поделиться