Статья опубликована в рамках: XXII Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 03 июля 2014 г.)

Наука: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Остроумов Р.П., Токарев Е.А. К ВОПРОСУ О ПРАВОВЫХ ПОСЛЕДСТВИЯХ ПРИЗНАНИЯ РЕОРГАНИЗАЦИИ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОЙ // Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. XXII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 7(22). URL: http://sibac.info/archive/guman/7(22).pdf (дата обращения: 28.01.2020)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

К  ВОПРОСУ  О  ПРАВОВЫХ  ПОСЛЕДСТВИЯХ  ПРИЗНАНИЯ  РЕОРГАНИЗАЦИИ  ЮРИДИЧЕСКИХ  ЛИЦ  НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОЙ

Остроумов  Руслан  Петрович

студент  4  курса  Юридического  института  Томского  государственного  университета,  РФ,  г.  Томск

E-mailruslanostroumov@mail.ru

Токарев  Евгений  Анатольевич

канд.  юрид.  наук,  доцент  Кафедры  гражданского  права  Юридического  института  Томского  государственного  университета,  РФ,  г.  Томск

 

Серьезной  практической  проблемой  правового  регулирования  деятельности  юридических  лиц  является  определение  правовых  последствий  признания  реорганизации  недействительной.  В  условиях  отсутствия  законодательного  определения  таких  последствий  суды  вынуждены  самостоятельно  искать  пути  решения  данной  проблемы.

Указанная  тема  носит  весьма  актуальный  характер.  Вопрос  о  правовых  последствиях  реорганизации  юридических  лиц  —  это  вопрос,  непосредственно  касающийся  стабильности  гражданского  оборота.  При  определении  таких  последствий  следует  соблюдать  баланс  интересов  лиц,  чьи  права  нарушены,  и  интересов  общества,  государства,  которые  безусловно  заинтересованы  в  стабильности  гражданского  оборота.  Поскольку  в  науке  высказываются  самые  различные  точки  зрения  —  от  обоснования  необходимости  ликвидации  образованных  в  результате  реорганизации  юридических  лиц  до  предложения  установления  запрета  на  оспаривание  реорганизации,  —  постольку  подходить  к  решению  данного  вопроса  следует  максимально  взвешенно.  Как  справедливо  отмечает  Д.И.  Степанов  [9],  при  регулировании  вопросов  признания  недействительными  сделок  законодатель  устанавливает  специальные  механизмы,  которые  призваны  стабилизировать  оборот.  При  этом  степень  вреда,  причиняемого  обороту  при  признании  недействительной  сделки  (юридического  факта),  не  идет  ни  в  какое  сравнение  с  вредом,  причиняемым  обороту  при  признании  недействительной  реорганизации  юридического  лица,  которое  ставит  под  сомнение  существование  субъекта  права.  Как  показывает  судебная  практика,  правовые  последствия  в  разных  делах  могут  быть  диаметрально  противоположными  и  не  всегда  адекватны  нарушениям,  которые  были  допущены  при  проведении  реорганизации  (конкретные  примеры  будут  приведены  далее).

В  целом  в  литературе  можно  выделить  4  основные  точки  зрения  [4]:

1. После  признания  реорганизации  недействительной  юридическое  лицо  (юридические  лица)  должны  быть  ликвидированы.  Сторонники  данной  позиции  ссылаются  на  пункт  2  статьи  61  ГК  РФ,  который  позволяет  ликвидировать  юридическое  лицо  по  решению  суда  «в  случае  допущенных  при  его  создании  грубых  нарушений  закона,  если  эти  нарушения  носят  неустранимый  характер».  Некоторые  исследователи  при  этом  выражают  сомнение  [3],  что  возможно  прямое  применение  данной  нормы,  поскольку  речь  идет  именно  об  учреждении  юридического  лица.  Они  допускают  ее  применение  лишь  по  аналогии.

По  данной  позиции  у  исследователей  возникают  справедливые  возражения  [5].  Ликвидация  вновь  созданных  юридических  лиц  противоречит  целям  кредиторов,  которые  предъявляют  иски,  касающиеся  нарушений  их  прав  при  проведении  процедуры  реорганизации.  Интерес  кредитора  заключается,  прежде  всего,  в  том,  чтобы  восстановить  реорганизованное  юридическое  лицо  в  прежнем  положении  и  удовлетворить  свои  требования  за  счет  его  имущества.  У.Ю.  Мамедов  считает  [8],  что  выбор  ликвидации  юридического  лица  как  единственного  способа  устранения  нарушений  закона  является  ограниченным,  неэффективным  и  допускающим  возможность  злоупотреблений.  Кроме  того,  автор  справедливо  отмечает,  что  в  условиях  действующего  правового  регулирования  в  силу  положений  пункта  3  статьи  61  ГК  РФ  строго  ограничен  круг  лиц,  которые  наделяются  правом  обращаться  в  суд  с  требованием  о  ликвидации  юридического  лица,  образованного  в  результате  реорганизации:  государственный  орган  или  орган  местного  самоуправления.  Стоит  добавить,  что  применение  ликвидации  в  качестве  последствия  признания  реорганизации  недействительной  не  в  полной  мере  отвечает  и  требованиям  стабильности  оборота,  о  которых  говорилось  выше.  Между  тем,  данный  подход  иногда  применяется  судами  [2].

2. При  признании  реорганизации  недействительной  необходимо  произвести  полное  восстановление  положения,  существовавшего  до  нарушения  права.  При  этом  предлагается  два  пути:  проведение  «обратной  реорганизации»  либо  возврат.

Наличие  в  науке  двух  данных  точек  зрения  на  механизм  восстановления  прежнего  положения  обусловлен  различием  взглядов  на  момент,  с  которого  реорганизация  считается  недействительной:  с  момента  регистрации  или  с  момента  признания  ее  таковой.  Исследователи,  которые  основываются  на  позиции  ВАС  РФ,  выраженной  в  Информационном  письме  от  9  июня  2000  г.  №  54  «О  сделках  юридического  лица,  регистрация  которого  признана  недействительной»,  считают,  что  регистрация  должна  считаться  недействительной  не  с  момента  регистрации,  а  с  момента  признания  ее  недействительной.  Таким  образом,  единственным  способом  возврата  прежнего  положения,  по  их  мнению  [6],  является  обратная  реорганизация,  которую  следует  проводить  двумя  способами.  Первый  способ  состоит  в  том,  что  участники  юридических  лиц,  созданных  или  продолжающих  свою  деятельность  в  результате  реорганизации,  принимают  решение  о  новой  реорганизации,  которая  должна  быть  противоположна  проведенной  по  форме  (разделение  —  слияние:  выделение  —  присоединение).  При  этом  данная  реорганизация  носит  самодостаточный,  полноценный  характер.  Более  того,  предлагается  взыскивать  убытки,  причиненные  прекращением  имущественных  прав,  не  подлежащих  передаче,  и  досрочным  исполнением  обязательств  перед  кредиторами,  из  государственной  казны.  Другой  способ  состоит  в  законодательном  закреплении  специальной  упрощенной  процедуры  оборотной  реорганизации,  которая  позволит  восстановить  первоначальный  статус  и  имущественное  положение  реорганизованного  юридического  лица.

Однако  назвать  это  возвратом  в  первоначальное  состояние  сложно.  Во-первых,  как  справедливо  отмечает  Е.В.  Кафтайлова  [3],  в  результате  обратной  реорганизации  возникнут  совершенное  другие  субъекты  права,  нежели  те,  которые  существовали  до  первоначальной  реорганизации.  Имущество,  которое  было  передано  в  процессе  первой  реорганизации,  к  моменту  завершения  обратной  реорганизации  может  попросту  выбыть  из  владения  реорганизуемых  юридических  лиц.  При  этом  согласно  позиции  ВАС  РФ,  выраженной  в  вышеупомянутом  Информационном  письме,  такие  сделки  будут  считаться  действительными.  Во-вторых,  реорганизация  —  это  процедура,  которая  применима  лишь  в  отношении  правомерно  образованных  юридических  лиц.  В-третьих,  принудительная  реорганизация  юридического  лица  допустима  лишь  по  решению  суда  и  лишь  в  случаях,  установленных  законом.  Данный  случай  законом  не  предусмотрен.  Кроме  того,  данная  позиция  подвергается  критике  в  связи  с  тем,  что  автор  не  учитывает  всю  сложность  практической  реализации  данного  подхода.

Альтернативой  обратной  реорганизации  выступает  механизм  возврата,  который  по  сути  аналогичен  двусторонней  реституции.  Механизм  возврата  исходит  из  подхода,  согласно  которому  государственная  регистрация  юридических  лиц,  созданных  путем  реорганизации,  недействительна  с  момента  регистрации,  а  не  с  момента  признания  ее  таковой.  Следовательно,  акт  регистрации  не  влечет  никаких  правовых  последствий:  вновь  созданные  юридических  лица  должны  считаться  несозданными,  а  реорганизованные  —  не  прекращавшими  свою  деятельность.  У.Ю.  Мамедов  предлагает  [8]  исключать  вновь  возникшее  или  существующее  после  реорганизации  юридическое  лицо  из  ЕГРЮЛ  и  восстанавливать  в  Реестре  незаконно  реорганизованные  юридические  лица.

Данный  подход  также  применяется  на  практике.  Например,  в  Постановлении  Президиума  ВАС  РФ  от  20.10.2010  №  5032/10  сказано,  что  признание  судом  недействительной  записи,  внесенной  в  государственный  реестр,  о  государственной  регистрации  юридического  лица,  созданного  путем  реорганизации  в  форме  преобразования,  означает,  что  такое  юридическое  лицо  прекращает  действие.  Это  влечет  за  собой  не  только  аннулирование  записи  о  возникновении  вновь  созданного  юридического  лица,  но  и  восстановление  в  реестре  юридического  лица,  существовавшего  до  преобразования.

В  литературе  отмечается  [4,  3],  что  с  данным  механизмом,  справедливым  по  сути,  можно  было  бы  согласиться,  если  бы  не  трудности  практического  характера,  которые  неизбежно  возникают  при  реализации.  Например,  Д.И.  Степанов  на  примере  слияния  акционерных  обществ  иллюстрирует  [9],  как  бесполезен  и  опасен  такой  подход.  По  мнению  автора,  аннулирование  реорганизации  через  несколько  дней  или  месяцев  не  вызовет  серьезных  затруднений.  Однако,  если  такое  аннулирование  произойдет  позднее,  возникнет  вопрос  о  распределении  прав  и  обязанностей  лица,  которое  подлежит  обратному  разделению:  все  вновь  возникшие  права  и  обязанности,  которые  были  приобретены  новым  лицом,  не  имеют  никакой  связи  с  прежде  существовавшими  лицами.  Как  разделить  эти  права  и  обязанности  (в  том  числе  публичного  характера,  например,  налоговые)?  Как  решить  вопрос  о  том,  кто  станет  акционером  одной  организации,  а  кто  —  другой?  Ведь  состав  акционеров  мог  полностью  поменяться.  Сторонниками  данного  механизма  не  предлагаются  практические  действия,  которые  нужно  совершить  для  возврата  имущества  реорганизованных  юридических  лиц.  Не  определяется  судьба  прав  и  обязанностей  (в  том  числе  налоговые,  таможенные,  трудовые  и  др.),  которые  возникли  после  незаконной  реорганизации  юридических  лиц.  Видится,  что  подобный  механизм  сможет  действовать  только  в  условиях  законодательного  закрепления  обязанности  вновь  возникших  юридических  лиц  (при  реорганизации  в  форме  присоединения  или  слияния)  осуществлять  раздельное  управление  и  вести  обособленный  учет  имущества  до  тех  пор,  пока  не  истечет  срок  предъявления  требований  о  признании  реорганизации  недействительной.

3. Третий  подход  заключается  в  том,  чтобы  минимизировать  возможность  признания  реорганизации  недействительной  и  аннулирования  ее  последствий.  Данной  позиции  придерживается  [9],  например,  Д.И.  Степанов.

Учитывая,  что  аннулирование  последствий  реорганизации  не  только  вызывает  множество  затруднений  при  практической  реализации,  но  и  серьезно  вредит  стабильности  гражданского  оборота,  автор  приходит  к  выводу,  что  необходимо  если  не  отказаться  от  возможности  признания  реорганизации  недействительной,  то  хотя  бы  минимизировать  такую  возможность  и  стараться  найти  другие  способы  восстановления  нарушенных  прав.

Так,  предлагается  установить  сокращенные  сроки  для  заявления  требований  о  признании  реорганизации  недействительной  —  от  3  до  6  месяцев.  Следствием  такого  ограничения,  по  мнению  автора,  станет  отделение  юридической  личности  организации  от  тех  или  иных  фактов,  которые  лежат  в  ее  основании,  если  конкретные  нарушения  оказываются  выявленными  за  рамками  разумных  сроков.  Основанием  для  ликвидации  такого  юридического  лица  могут  выступать  лишь  продолжаемые  или  вновь  допускаемые  грубые  нарушения  закона.  Если  же  юридическое  лицо,  которое  несмотря  на  допущенные  нарушения,  нормально  функционирует,  то  оно  не  может  быть  ликвидировано  лишь  по  той  причине,  что  через  несколько  лет  будет  обнаружено  нарушение  законодательства,  допущенное  еще  на  этапе  его  создания  при  реорганизации.

Автор  поддерживает  подход  ВАС  РФ,  отраженный  в  вышеупомянутом  Информационном  письме,  в  отношении  сохранения  юридической  силы  сделок,  совершенных  юридическим  лицом  до  момента  признания  реорганизации  недействительной,  в  том  случае,  если  все  же  будет  принято  такое  решение.

Таким  образом,  заключает  исследователь,  данный  комплекс  мер  призван  реализовать  идею,  которую  можно  обнаружить  в  зарубежном  законодательстве:  признание  реорганизации  недействительной  должно  рассматриваться  как  финальное,  экстраординарное  средство  защиты,  допускаемое  лишь  в  исключительных  случаях  и  по  решению  суда,  когда  исчерпаны  все  прочие  средства  защиты.

Схожей  позиции  придерживается  П.А.  Марков  [7],  который  считает  необходимым  установить,  что  признание  недействительным  решения  о  государственной  регистрации  реорганизации,  не  влечет  ликвидации  образованных  и  продолжающих  деятельность  юридических  лиц.  По  мнению  автора,  данный  подход  будет  соответствовать  принципу  стабильности  гражданского  оборота.

4. Наконец,  сторонники  четвертого  подхода  считают  [1],  что  следует  запретить  оспаривать  реорганизацию  юридических  лиц.  Данные  исследователи  толкуют  спорность  и  неоднозначность  существующих  точек  зрения,  отсутствие  законодательного  регулирования  по  данному  вопросу  таким  образом,  что  законодатель  вообще  хотел  исключить  возможность  оспаривания  реорганизации  после  ее  завершения.

Заинтересованное  лицо,  оспаривая  регистрацию  реорганизации,  стремится  таким  образом  защитить  свои,  прежде  всего,  имущественные  права.  При  двусторонней  реституции,  возможно,  возвращать  будет  уже  нечего.  Более  того,  данный  процесс  будет  очень  сложным  или  даже  невозможным.  При  принудительной  ликвидации  вновь  возникших  юридических  лиц  будут  нарушены  права  тех  участников  юридических  лиц,  которые  были  согласны  с  реорганизаций  и  которые  будут  лишены  своего  имущества  (акций,  долей).  Кроме  того,  требования  кредиторов  будут  направлены  именно  к  правопреемнику,  а  не  к  реорганизованному  обществу.  Так,  исследователи  ссылаются  на  опыт  ФРГ,  где  регистрация  реорганизации  исцеляет  ее  недостатки,  в  связи  с  чем  ее  дальнейшее  оспаривание  лишено  оснований.  Вместе  с  тем  упускается  из  виду,  что  регистрирующим  органом  в  ФРГ  является  специализированный  суд,  а  сама  процедура  носит  более  тщательный  характер.  В  этой  связи  видится  разумным  согласиться  с  мнением  Е.В.  Кафтайловой,  которая  пишет,  что  полный  отказ  российского  законодательства  от  возможности  оспаривания  регистрации  реорганизации  возможен  только  наряду  с  изменением  порядка  проведения  реорганизации,  ужесточением  требований  к  государственной  регистрации.

Выше  были  приведены  только  основные  позиции  по  данному  вопросу.  При  этом  в  рамках  каждого  из  подходов  существуют  свои  споры  и  точки  зрения.  Разумные  предложения  выдвигаются  сторонниками  всех  подходов.  Наиболее  правильным  видится  подход,  предложенный  Д.И.  Степановым.  Его  положения  следует  использовать  как  основу  для  рассуждений  по  данному  вопросу.  Действительно,  ни  у  кого  не  вызывает  сомнений,  что  общество  и  государство  заинтересованы  в  сохранении  стабильности  гражданского  оборота.  Как  ни  у  кого  не  вызывает  сомнений  и  тот  факт,  что  аннулирование  результатов  реорганизации  вредит  стабильности  оборота,  поскольку  во  многом  последний  зависит  от  стабильности  его  субъектов.  Поэтому  правовое  регулирование  данных  вопросов  безусловно  должно  быть  направлено  с  одной  стороны  на  минимизацию  возможности  аннулировать  результаты  реорганизации,  выполненной  с  нарушением  законов,  а  с  другой  стороны  —  на  защиту  интересов  лиц,  чьи  права  нарушены  такой  реорганизацией.  Видится  неприемлемым  подход,  при  котором  устанавливается  запрет  на  оспаривание  реорганизации.  В  таких  условиях  права  заинтересованных  лиц  остаются  незащищенными.  С  предложением  применять  процедуру  ликвидации  в  отношении  юридических  лиц,  образовавшихся  в  результате  реорганизации  или  продолжающих  деятельности  после  ее  проведения,  так  же  вряд  ли  можно  согласиться,  поскольку,  как  уже  было  отмечено  выше,  такой  подход  не  только  не  отвечает  целям  оспаривания  реорганизации,  но  и  наносит  ущерб  стабильности  оборота.

Пожалуй,  наиболее  справедливым  последствием  признания  реорганизации  недействительной  будет  восстановление  юридических  лиц,  существовавших  до  начала  процедуры  реорганизации.  При  этом  применяться  должен  способ  «возврата»  —  так  называемая  двусторонняя  реституция.  Предложение  о  принудительной  обратной  реорганизации  не  выдерживает  никакой  критики.  Цели,  которые  ставятся  в  рамках  такого  подхода,  в  большей  степени  с  некоторыми  недостатками  могут  быть  достигнуты  в  рамках  «возврата».  Как  уже  было  сказано  выше,  процедура  возврата  на  практике  вызывает  множество  вопросов  и  сложностей.  Вместе  с  тем,  из  всех  предложенных  и  существующих  механизмов  она  видится  наиболее  адекватной  поставленным  целям.  Стоит  добавить,  что  хотя  данный  подход  и  видится  наиболее  подходящим,  применяться  данные  последствия  должны  в  исключительных  случаях.  Необходимо  законодательно  закрепить  максимальное  строгое  и  четкое  регулирование  возможности  оспаривания  реорганизации.  Ограничителями  должны  выступать,  например,  основания  и  сроки  оспаривания.  В  законе  должен  быть  закреплен  исчерпывающий  перечень  оснований  для  признания  реорганизации  недействительной  и  применения  соответствующих  последствий.  При  этом  требования  о  признании  реорганизации  недействительной  должны  заявляться  в  рамках  определенного  срока,  который  не  должен  слишком  большим  (например,  не  более  6  месяцев).  Разумным  видится  предложение  Е.  В.  Кафтайловой  установить  законодательный  запрет  на  государственную  регистрацию  реорганизации  при  наличии  исков  об  оспаривании  документов,  ее  оформляющих,  до  вступления  в  силу  соответствующих  решений  суда,  а  также  установить  аналогичный  запрет  на  государственную  регистрацию  реорганизации  до  истечения  срока  исковой  давности  по  данной  категории  дел.

Нельзя  не  отметить,  что  во  многом  данные  положения  были  в  итоге  восприняты  авторами  Федерального  закона  от  05.05.2014  №  99-ФЗ  «О  внесении  изменений  в  главу  4  части  первой  Гражданского  кодекса  Российской  Федерации  и  о  признании  утратившими  силу  отдельных  положений  законодательных  актов  Российской  Федерации»,  который  вступает  в  силу  1  сентября  2014.  Данным  законом,  в  частности,  ГК  РФ  дополняется  статьями  60.1  и  60.2.  Первая  из  них  посвящена  признанию  решения  о  реорганизации  юридических  лиц  недействительным,  а  вторая  —  признанию  реорганизации  корпорации  несостоявшейся.  При  этом  правовые  последствия,  предусмотренные  данными  статьями,  носят  диаметрально  противоположный  характер.  Если  при  недействительности  образовавшиеся  юридические  лица  не  подлежат  ликвидации  и  действительность  совершенных  ими  сделок  не  ставится  под  сомнение,  то  при  признании  реорганизации  несостоявшейся  применяется  более  жесткий  подход:  восстанавливаются  прежние  юридические  лица,  прекращаются  вновь  созданные,  при  этом  сделки  вновь  созданных  лиц  сохраняют  силу  для  восстановленных  лиц,  которые  становятся  солидарными  должниками  и  кредиторами  по  таким  сделкам,  переход  прав  и  обязанностей  признается  несостоявшимся.  Была  воспринята  предложенная  в  литературе  идея  об  установлении  срока,  в  течение  которого  государственная  регистрация  юридического  лица,  создаваемого  в  результате  реорганизации,  не  допускается  для  обеспечения  возможности  обжалования  решения  о  реорганизации  (ст.  60.1).

 

Список  литературы:

  1. Аиткулов  Т.Д.  Некоторые  аспекты  правового  регулирования  слияний  и  присоединений  акционерных  обществ  в  праве  Российской  Федерации  и  ФРГ  //  Актуальные  проблемы  гражданского  права:  сб.  ст.  М.,  2002.  —  С.  71.
  2. Дивер  Е.П.  Проблемные  вопросы  защиты  прав  кредиторов  при  реорганизации  коммерческих  организаций  //  Юридический  мир.  2002.  №  6.
  3. Кафтайлова  Е.В.  Реорганизация  юридических  лиц  (правовые  основы):  Научно-практическое  пособие  /  Е.В.  Кафтайлова,  О.Ю.  Ручкин,  Ю.В.  Трунцевский.  М.:  Юрист,  2010.  —  116  с.
  4. Мамедов  У.Ю.  К  вопросу  о  признании  судом  недействительной  реорганизации  юридического  лица  и  применении  последствий  такого  признания  в  российском  корпоративном  праве  (практический  аспект)  //  Юрист.  2002.  №  6.
  5. Марков  П.А.  Реорганизация  коммерческих  организаций:  проблемы  теории  и  практики:  монография  /  П.А.  Марков.  М.:  Норма,  Инфра-М,  2012.  —  320  с.
  6. Нуждин  Т.А.  К  проблеме  признания  недействительной  реорганизации  хозяйственных  обществ  в  российской  цивилистической  доктрине  и  судебно-арбитражной  практике  //  Арбитражные  споры.  2012.  №  2.
  7. Постановление  ФАС  Волго-Вятского  округа  от  14.01.2003  №  1254/5;  Определение  ФАС  Западно-Сибирского  округа  от  28.03.2005  №  Ф04-1718/2005(9798-А45-34).
  8. Рихтерман  В.Я.  Правовое  регулирование  принудительной  реорганизации  акционерных  обществ:  дис.  ...  канд.  юрид.  наук.  /  В.Я.  Рихтерман.  М.,  2010.  —  С.  119—120.
  9. Степанов  Д.И.  Аннулирование  реорганизации:  повод  задуматься  над  концептуальными  подходами  в  области  создания  юридических  лиц  //  Закон.  2007.  №  3.

 

Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий