Статья опубликована в рамках: XX Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 06 мая 2014 г.)

Наука: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Нестеровская Ю.Л. К ВОПРОСУ О ПРЕДЕЛАХ ДЕЙСТВИЯ СТАТЬИ 213 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ // Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. XX междунар. студ. науч.-практ. конф. № 5(20). URL: http://sibac.info/archive/guman/5(20).pdf (дата обращения: 19.10.2019)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

К  ВОПРОСУ  О  ПРЕДЕЛАХ  ДЕЙСТВИЯ  СТАТЬИ  213  УГОЛОВНОГО  КОДЕКСА  РОССИЙСКОЙ  ФЕДЕРАЦИИ

Нестеровская  Юлия  Леонидовна

студент,  кафедра  «Теория  государства  и  права»  Института  сферы  обслуживания  и  предпринимательства  (филиал)  ДГТУ,  РФ,  г.  Шахты

E-mailDiva_2727@mail.ru

Спектор  Людмила  Александровна

научный  руководитель,  канд.  экон.  наук,  доцент,  зав.  кафедрой  «Теория  государства  и  права»  Института  сферы  обслуживания  и  предпринимательства  (филиал)  ДГТУ,  РФ,  г.  Шахты

 

Нормы  уголовного  права  применяются  как  средство  значительного  ограничения  прав  и  свобод  гражданина  только  в  крайнем  случае.  Именно  по  этой  причине  в  диспозиции  уголовно  правовой  нормы  должны  быть  четко  определены  границы  преступного  поведения.  Криминализация  деяния  предполагает  конкретность  и  определенность  уголовно-правовой  нормы,которая  устанавливает  наказуемость  именно  этого,  конкретного  деяния,  т.е.  криминализация  деяния  предполагает  указание  всех  признаков  действия  (бездействия),  необходимых  для  того,  чтобы  признать  лицо  виновным  в  совершении  инкриминируемого  ему  преступления,  предусмотренного  конкретным  составом  преступления  [1,  с.  239].  В  конце  XIX  —  начале  XX  века  в  России  хулиганства  как  преступления  не  было,  и  попытки  внести  его  в  уголовный  закон  натолкнулись  на  сопротивление  судей,  которые  на  Московском  столичном  мировом  съезде  резко  отрицательно  отнеслись  к  такому  законодательному  предложению  из-за  крайней  неопределенности  хулиганства  [2,  с.  25].

Более  90  лет  советское  и  российское  уголовное  законодательство  предусматривает  ответственность  за  хулиганство,  но  единства  мнений  в  определении  объекта  исследуемого  феномена  в  теории  уголовного  права  и  правоприменительной  деятельности  до  настоящего  времени  нет.

На  наш  взгляд,  данное  обстоятельство  обусловлено  рядом  причин:

1.  В  различные  периоды  развития  отечественного  уголовного  законодательства  концептуальные  основы  уголовной  ответственности  за  хулиганство  были  различны  (например,  в  первые  годы  советской  власти  —  это  борьба  с  мародерством,  озорством,  дебошами  и  т.  д.;  в  60-е  годы  прошлого  столетия  —  борьба  с  пьянством  и  алкоголизмом).

2.  В  результате  совершенного  хулиганства  вред  причиняется  нескольким  охраняемым  уголовным  законом  объектам.

3.  Законодательная  конструкция  признаков  хулиганства,  на  протяжении  всех  периодов  развития  этого  преступления,  подчас  затрудняет  определение  объекта  посягательства.

4.  До  настоящего  времени  среди  ученых  ведется  полемика  о  месте  хулиганства  в  системе  Особенной  части  УК  РФ.

5.  Различное  понимание  понятий  «общественный  порядок»  и  «общественная  безопасность»,  их  соотношение  и  содержание  порождают  не  прекращающиеся  споры  об  объекте  хулиганства.

6.  Сложность  определения  объекта  хулиганства  определяется  соотношением  родового,  видового  и  непосредственного  объекта  исследуемого  феномена.

Норма,  предусматривающая  уголовную  ответственность  за  хулиганство,  расположена  в  главе  24  УК  РФ  «Преступления  против  общественной  безопасности»  раздела  IX  «Преступления  против  общественной  безопасности  и  общественного  порядка».  Непосредственный  объект  преступления  должен  всегда  находиться  в  сфере  своего  видового  объекта,  в  противном  случае  имеет  место  быть  расширительное  толкование,  которое  ведет  к  различному  толкованию  содержания  понятий  «общественный  порядок»  и  «общественная  безопасность».  Законодатель  декларативно  приравнивает  эти  понятия  и  даже  отождествляет  их.  Поэтому  решение  поставленных  задач  необходимо  начать  с  анализа  понятий  «общественная  безопасность»  и  «общественный  порядок».  В  этой  части  можно  согласиться  с  С.В.  Борисовым,  который  утверждает,  что  эти  понятия  отличаются  по  содержанию  и  не  могут  подменять  друг  друга.

На  наш  взгляд,  именно  через  определение  понятия  «общественный  порядок»  необходимо  определять  формы  опасного  поведения.  Установленный  порядок  в  существующем  обществе  направлен  в  первую  очередь  на  поддержание  свободы,  чести,  достоинства  и  неприкосновенности  личности.  В  противном  случае  задачи  УК  —  простая  фикция.  Поэтому  в  уголовно-правовых  нормах  должны  содержаться  опасные  формы  поведения,  которые  направлены  на  охрану  конкретных,  охраняемых  уголовным  законом  общественных  отношений,  т.е.  через  эти  запреты  обеспечивается  конкретное  благо.  Нормы,  направленные  на  охрану  общественного  порядка,  должны  обеспечивать  «здоровое  состояние  этого  общества».

Общественный  порядок  —  это  сложившиеся  общественные  отношения  в  существующем  обществе,  которые  определяются  традициями,  нормами  права,  морали,  правовыми  нормами  и  направлены  для  поддержания  чести,  достоинства,  нравственности  и  неприкосновенности  всех  членов  этого  общества.

Из  всей  совокупности  общественных  отношений  возможно  выделить  группу  отношений  людей  между  собой  и  с  обществом  в  целом,  в  основе  которых  находится  взаимное  отношение  к  жизни,  здоровью,  телесной  неприкосновенности  и  свободе  каждого  человека,  вытекающее  из  норм  морали  и  права  и  состоящее  в  заинтересованности  уважать,  оберегать  и  развивать  указанные  условия  существования  и  нормального  функционирования  членов  общества.  Условиями  существования  человека  в  обществе  являются  соблюдение  и  охрана  общественного  порядка  в  том  числе,  которые  могут  осуществляться  через  посягательство  на  членов  этого  общества.

Общепризнанные  нормы  и  правила  поведения  нарушаются  и  тогда,  когда  потерпевшему  причиняют  вред  не  в  общественном  и  не  в  публичном  месте,  это  обоснованно  отмечает  Б.В.  Волженкин  [3,  с.  24].  Любое  преступление  несет  в  себе  определённые  последствия,  оно  причиняет  политический  вред  государству  и  психический  вред  обществу,  который,  как  правило,  выражается  в  возникновении  состояния  тревожности  у  граждан.  В  настоящее  время  уголовным  законодательством  хулиганством  признаются  действия,  грубо  нарушающие  общественный  порядок,  выражающие  явное  неуважение  к  обществу,  совершенные  по  мотивам  политической,  идеологической,  расовой,  национальной  или  религиозной  ненависти  или  вражды  либо  по  мотивам  ненависти  или  вражды  в  отношении  какой-либо  социальной  группы,  и  это  позволяет  привлечь  к  уголовной  ответственности  за  самые  разнообразные  действия.  Так  участницы  панк-группы  Pussy  Riot,  устроившие  танцы  в  храме  Христа  Спасителя,  осуждены  за  совершение  хулиганства  [4,  с.  12].  Не  трудно  догадаться,  что  отмеченные  действия  посягают  на  социальную  нравственность,  и  санкция  за  их  совершение  должна  быть  предусмотрена  в  отдельной  статье  Особенной  части  УК  РФ.  Ранее  сказанное  подтверждается  тем,  что  в  Госдуму  РФ  внесен  законопроект  о  дополнении  УК  РФ  ст.  243.1,  устанавливающей  наказание  за  публичное  оскорбление,  унижение  богослужений,  других  религиозных  обрядов  и  церемоний  религиозных  объединений,  а  также  за  осквернение  объектов  и  предметов  религиозного  почитания  (паломничества),  мест,  предназначенных  для  совершения  богослужения,  других  религиозных  обрядов,  а  равно  повреждение  и  (или)  уничтожение  таких  предметов  (мест)  [5,  с.  34].

Ещё  одним  пробелом  законодательства  можно  признать  неопределённое  понятие  такого  деяния,  как  грубое  нарушение  общественного  порядка,  совершенное  с  применением  оружия  или  предметов,  используемых  в  качестве  оружия.  Отметим,  что  действия,  направленные  на  использование  оружия  либо  свидетельствующие  о  намерении  его  применить,  не  могут  считаться  применением  оружия  [6,  с.  25]. 

В  настоящее  время  Верховный  Суд  необоснованно  широко  трактует  понятие  «применение  оружия  или  предметов,  используемых  в  качестве  оружия»,  как  конструктивный  признак  хулиганства,  позволяя  относить  к  хулиганству  размахивание  на  улице  незаряженным  охотничьим  ружьем.  Учитывая,  что  все  преступления  нарушают  общественный  порядок  и  нет  единого  понимания  общественного  места  как  обязательного  признака  объективной  стороны  хулиганства,  в  теории  предложено  его  декриминализировать,  дополнив  ст.  117  УК  РФ  квалифицирующим  признаком  —  «совершенным  из  хулиганских  побуждений»  [7,  с.  54—61].

Видится,  что  этот  состав  все  таки  надлежит  оставить,  указав,  что  хулиганство  —  создание  опасности  жизни  и  здоровью  граждан  посредством  применения  или  попытки  применения  оружия  или  предметов,  используемых  в  качестве  оружия.  При  всем  при  этом  необходимо  возвратиться  к  старой  трактовке  формулировки  которая  содержалась  в  Постановлении  Пленума  Верховного  Суда  РФ  от  24  декабря  1991  г.  №  5  «О  судебной  практике  по  делам  о  хулиганстве»:  под  применением  или  попыткой  применения  при  совершении  хулиганства  огнестрельного  оружия,  любых  ножей,  кастетов  или  иного  холодного  оружия,  а  равно  других  предметов,  специально  приспособленных  для  нанесения  телесных  повреждений,  следовало  понимать  не  только  нанесение  с  помощью  указанных  предметов  телесных  повреждений,  но  и  использование  указанных  предметов  в  процессе  хулиганских  действий,  что  создавало  реальную  угрозу  для  жизни  или  здоровья  граждан.  Эта  формулировка  проводила  четкую  границу  между  преступлением  и  административным  правонарушением,  предусмотренным  ст.  20.13  КоАП  РФ,  устанавливающей  наказание  за  стрельбу  из  оружия  в  не  отведенных  для  этого  местах.  Представим  две  ситуации.  Первая  заключается  в  том,  что  человек  из  охотничьего  оружия  стреляет  по  лампочке  на  фонарном  столбе,  стоящем  на  пустыре,  когда  его  действия  следует  квалифицировать  по  ст.  20.13  КоАП  РФ.  И  вторая  ситуация  —  человек  стреляет  в  лампочку  на  фонарном  столбе,  стоящем  рядом  с  многоэтажным  домом,  таким  образом,  что  поражающие  элементы  заряда  могут  попасть  в  окно  этого  дома,  либо  человек  стреляет  в  собаку,  которая  бегает  рядом  с  людьми,  т.  е.  создает  угрозу  причинения  вреда  здоровью  граждан.  Тем  самым  виновный  совершает  преступление,  предусмотренное  ст.  213  УК  РФ.

Предложенная  редакция  ст.  213  УК  РФ  позволит  квалифицировать  как  уголовно  наказуемое  хулиганство  такие  действия,  как  стрельба  из  травматического  оружия  в  автобус,  в  котором  находятся  люди  [8,  с.  23],  а  также  бросание  петард  и  файеров  на  поле  во  время  проведения  футбольных  матчей,  даже  когда  вред  здоровью  человека  причинен  не  был.  Такое  понимание  применения  оружия  или  предметов,  используемых  в  качестве  оружия,  обосновывается  тем,  что  если  вред  здоровью  причинен  не  был,  то  виновного  нельзя  привлечь  к  уголовной  ответственности  за  покушение  на  причинение  вреда  здоровью  вследствие  сложности  установления  прямого  умысла.  При  предлагаемой  формулировке  понятия  уголовно  наказуемого  хулиганства,  правоприменителю  достаточно  будет  лишь  установить,  что  виновный,  применяя  оружие  или  предметы,  используемые  в  качестве  оружия,  сознавал,  что  своими  действиями  создает  реальную  угрозу  для  жизни  или  здоровья  граждан,  и  позволит  исключить  из  хулиганства  такие  деяния,  как  демонстрация  оружия.  При  этом  объектом  хулиганства  (ст.  213  УК  РФ)  будет  выступать  не  общественный  порядок,  а  общественная  безопасность. 

 

Список  литературы:

  1. Борзенков  Г.Н.  Проблемы  квалификации  преступлений  против  жизни  и  здоровья,  совершенных  из  хулиганских  побуждений  //  Законность.  2013.  №  5.
  2. Волженкин  Б.В.  Постановление  Пленума  Верховного  Суда  о  судебной  практике  по  уголовным  делам  о  хулиганстве  и  иных  преступлениях,  совершенных  из  хулиганских  побуждений  //  Уголовное  право.  2013.  №  10.
  3. Егоров  И.  Под  прицелом.  Первое  дело  хулигана,  стрелявшего  по  автобусу,  ушло  в  суд  //  Российская  газета.  2012.  26  октября.
  4. Иванов  Н.Г.  Хулиганство  как  преступление:  критический  взгляд  //  Гос.  и  право.  2009.  №  6.
  5. Козлов  А.П.  Соучастие:  традиции  и  реальность:  Монография.  Красноярск,  2000.
  6. Основания  уголовно-правового  запрета.  Криминализация  и  декриминализация.  М.:  Наука,  2000.
  7. Отзыв  Московского  столичного  съезда  о  министерском  законопроекте  о  мерах  борьбы  с  хулиганством.  М.,  1913.
  8. Шкель  Т.  В  небе  и  на  земле.  Депутаты  решили  защищать  религиозные  чувства  верующих  не  только  словом,  но  и  делом  //  Российская  газета.  2012.  27  сентября.
  9. Яковлева  Е.  Крестовый  подход  //  Российская  газета.  2012.  14  марта.

 

Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий