Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: XLVII Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 21 ноября 2016 г.)

Наука: Культурология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Сахно Т.С. РОЛЬ М.М. БАХТИНА В СТАНОВЛЕНИИ ТЕРМИНА «ХРОНОТОП» // Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. XLVII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 10(47). URL: https://sibac.info/archive/guman/10(47).pdf (дата обращения: 17.01.2022)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 1 голос
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

РОЛЬ М.М. БАХТИНА В СТАНОВЛЕНИИ ТЕРМИНА «ХРОНОТОП»

Сахно Татьяна Сергеевна

магистрант специальности «Культурология», кафедра культурологии и религиоведения Таврической Академии КФУ имени В.И. Вернадского, г. Симферополь

Научный руководитель Курамшина Юлия Владимировна

кандидат культурологии, доцент, доцент кафедры культурологии и религиоведения Таврической Академии КФУ имени В. И. Вернадского, г. Симферополь

Михаил Михайлович Бахтин (1895-1975) – выдающийся отечественный философ, филолог, культуролог, теоретик европейской и русской культуры и искусства. Исследуя язык, эпические формы повествования и жанр романа, Михаил Михайлович создал новую теорию романа, в том числе концепцию полифонизма (многоголосия) в литературном произведении. Кроме того, на основе художественных принципов романа Франсуа Рабле, М.М. Бахтин развил теорию универсальной народной смеховой культуры. И, что немаловажно, ему принадлежат такие понятия, как полифонизм, смеховая культура, карнавализация, телесный верх и телесный низ, а так же хронотоп. Последнее, впервые было введено А.А. Ухтомским в психологии (работа «Доминанта»), широкое распространение в литературоведении, а затем в эстетике получило благодаря трудам М.М. Бахтина.

Впервые термин «хронотоп» был использован в статье «Формы времени и хронотопа в романе», где подчеркивается: «Хронотоп в литературе имеет существенное жанровое значение. <…> Хронотоп как формально-содержательная категория определяет (в значительной мере)  и образ человека в литературе; этот образ всегда существенно хронотопичен…» [1, с. 122].

Поскольку М.М. Бахтин трактовал «хронотоп» как неразрывную духовно-материальную реальность, в центре которой находится человек, постольку хронотоп индивидуален для каждого смысла. С этой точки зрения художественное произведение – с этой точки зрения – имеет многослойную («полифоническую») структуру и его функция заключается в выражении личностной позиции / конкретного образа. Современные исследования (по мнению отдельных авторов, бахтинологические) позволяют говорить о:

- хронотопичном строении художественного произведения с точки зрения отдельного сюжетного мотива, например: хронотоп дороги, жизненного перелома;

- аспектах жанровой определенности (выделяются жанры рыцарского, биографического, авантюрного романа);

- индивидуальном стиле автора (карнавальное время у Ф.М. Достоевского);

- организации формы произведения, в связи с тем, что категории ритм и симметрия образуют взаимообратимую связь пространства и времени, основанную на единстве дискретного и континуального.

Обращаясь в первую очередь к смыслу художественного произведения, М.М. Бахтин рассматривал полифоничность его внутренних взаимосвязей и указал следующую закономерность: чем многослойней хронотоп, тем сложнее композиция. Анализируя отдельное произведение, затем жанры и виды искусства, Михаил Михайлович переходит к современной культуре в целом, отмечая сложность и многообразие социальных, ментальных и других особенностей, характеризующихся множеством взаимосоотносимых хронотопов.

Уровень современного научного знания позволяет считать, что «хронотоп» (буквально «время-пространство») фиксирует определенный феномен культуры как «единство пространственных и временных параметров, направленное на выражение определенного (культурного, художественного) смысла» [3, с. 909].

Развитие данного понятия в различных отраслях гуманитарного знания привело к тому, что уже к 90-м годам ХХ в. оно приобрело терминологический статус. Эпистемологические возможности хронотопа в культуре позволяют фиксировать: древнегреческий эон; христианский эсхатон; «переднее» и «заднее» (по Д.С. Лихачеву) время русского эпоса; «островное» (по М.М. Бахтину); линейное, циклическое и другие виды опредмечивания временного процесса в конкретном (топос) пространстве культуры [2].

Очевидно, что развитие культуры (будущее) оказывается возможным лишь в меру освоения прошлого: открытия накопленных возможностей, которые, с одной стороны, усиливают потенциал движения вперед, с другой – расширяют культурное пространство.

Представляется обоснованным применить результаты исследования М.М. Бахтина к исследованиям, посвященным изучению жизни и творчества граждан Российской империи, покидавших страну после Октябрьских событий 1917 г., так как в данном случае будет правомерным применить понятие «русский хронотоп». Характерные черты русской культуры, ее специфика выделяются нами в общемировом культурном пространстве на основе работ выдающихся отечественных ученых: Д.С. Лихачева, П.Н. Милюкова, В.О. Ключевского, И.А. Ильина.

В нашей работе исследуется хронотопичность национальной культуры созданной покинувшими Родину (по разным причинам) людьми в ином культурном пространстве, как уникальном явлении в отечественной и мировой истории – Русском Зарубежье ХХ в. Вдали от Родины возникло российское сообщество в изгнании, по сути – «вторая Россия», представленная всеми слоями дореволюционного общества. К трагическому сожалению, бо'льшая часть уехавших не вернулась, однако, подчеркнем, и не интегрировалась в стране проживания. Люди были уверены в скором возвращении и поэтому сохраняли язык, культурные традиции, бытовой уклад. Эмигранты понимали, что являются апатридами («патриотами без отечества»), поэтому судьба изгнанников – вопреки общественным, политическим, экономическим и иным различиям в прежней жизни – укрепляли осознание общности происхождения, принадлежности к одной культуре. Иными словами, этнокультурная самоидентификация стала духовной основой всего Русского Зарубежья, создала особый «мир» без физических и юридических границ. Крушение государства, территориальные изменения не означают потери Отечества: люди, независимо от местонахождения, могут осознавать себя со-отечественниками, представителями одной культуры. Обращаясь к их жизни и творчеству, отметим, что сохранение культурной идентичности стало для них не только способом выживания, но и выполнением исторической миссии сохранения дореволюционных русских традиций грядущей России.

Поскольку в изучении культурных явлений «время» прямо или опосредовано является базовой категорией, то в концепции М.М. Бахтина еще одним важнейшим понятием становится диалог. Он логически выводится автором из полифоничности романов Ф.М. Достоевского. Отсюда вытекает интерес к сложно-диалогической (многоголосно-«полифоничной») природе смысла и понимания его в контексте культуры. Иными словами, смысл раскрывается (проговаривается) в диалоге. Отталкиваясь от концепции М.М. Бахтина, диалог можно соотнести:

- с традицией культуры в целом, с общиной, с «авторитетом» (возможен, прежде всего, как диалог согласия);

- с межличностным как межавторским диалогом, допускающим встречность суждений или их разногласие;

- с межиндивидуальным, основанным на предельном сужении и «закрытости» точек зрения обоих участников;

- с межобщинным, межобщностным (межкультурным), который, впрочем, может быть репрезентирован как межличностный в случае анонимности личности – не-претензии на авторское участие (диалог молчания или, как писал М.М. Бахтин, «диалог мертвых»).

Значимость эпистемологического характера диалога (диалогизма, диалогичности) настолько велика, что сохраняет данный феномен даже в постмодернистской традиции. В частности проблема диалога чрезвычайно важна для современных концепций теологии, начало чему было положено в работах Н. Бердяева, Ф. Эбнера, Ф. Розенцвейга, М. Бубера, К. Барта. Бог раскрывается как абсолютное «Ты», а сама религия рождается не только движением личности к Абсолюту, но и движением от Бога к человеку. Ф. Розенцвейг утверждал новую основу мышления – об очевидности «мыслю, следовательно, говорю», такая мысль – всегда мысль-для-этого-другого. Ф. Эбнер рассматривал всякое «Ты» (в качестве Иного) как отблеск единственного «Ты» Бога, с которым человек ведет непрекращающийся диалог, осознание чего в полной мере – возвращение к истинности мышления. М. Бубер акцентировал внимание на том, что «Ты» различных существ самостоятельны и разнообразны, в то же время он ставил вопрос о сфере «между», в которой (а не в субъектах или вещах) и возникают подлинные смыслы. Диалогизм мощно повлиял на экзистенциализм (Г. Марсель, К. Ясперс), феноменологию (Ж.-П. Сартр, Э. Левинас), герменевтику (Х.- Г. Гадамер, П. Рикер) и во многом определил современный образ культурологической мысли [4].

Таким образом, роль Михаила Михайловича Бахтина в становлении и развитии понятия «хронотоп» существенна: благодаря трудам ученого,  термин введен в научный оборот (к 90-м годам ХХ в. приобрел терминологический статус), получил широкое распространение в литературоведении и эстетике. По нашему мнению, рассмотрение культурного феномена Русского Зарубежья сквозь призму концепции М.М. Бахтина позволит выделить оригинальные черты хронотопа и новые формы диалога культур.

 

Список литературы:

  1. Бахтин М. М. Формы времени и хронотопа в романе. Очерки по исторической поэтике [Текст] // Бахтин М. М. Вопросы литературы и эстетики. – М. : Худож. лит., 1975. – 407 с.
  2. Крымский Сергей Борисович. Эпистемология культуры: Введение в обобщенную теорию познания / С. Б. Крымский, Б. А. Парахонский, В. М. Мейзерский. – Киев : Наукова думка, 1993. – 216 с.
  3. Культурология. Энциклопедия. В 2-х т. Том 2. / Главный редактор и автор проекта С. Я. Левит. – М. : «Российская политическая академия» (РОССПЭН), 2007. – 1184 с.
  4. Постмодернизм: энциклопедия / Сост. и ред. А. А. Грицанов, М. А. Можейко. – Минск : Интерпрессервис : Кн. дом, 2001. – 1038 с.
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 1 голос
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом