Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Telegram: sibac
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: XLI Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 19 апреля 2016 г.)

Наука: Психология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Хасанова Н.М. ЭТНОПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПРОЯВЛЕНИЯ ФРУСТРАЦИИ // Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. XLI междунар. студ. науч.-практ. конф. № 4(41). URL: https://sibac.info/archive/guman/4(41).pdf (дата обращения: 07.10.2022)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 2 голоса
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ЭТНОПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПРОЯВЛЕНИЯ ФРУСТРАЦИИ

Хасанова Наиля Марселевна

студент 4 курса факультета психологии и педагогики Елабужского института Казанского Федерального университета,

г. Елабуга

Панфилов Алексей Николаевич

научный руководитель,

кандидат педагогических наук, доцент Елабужского института Казанского Федерального университета,

г. Елабуга

Существует огромное количество факторов, вызывающие стресс у человека, в которых личность не всегда имеет возможность или способность справляться со стрессовыми ситуациями. С.Розенцвейг (автор фрустрационной теории) указал два основных направления реакций фрустрации: импульсивность и толерантность (устойчивость). По его мнению организм либо вовлекается в агрессивные действия, направленные на препятствия, либо приспосабливается к фрусрационной ситуации, что проявляется в устойчивости к внешним препятствиям. В основу фрустрационной толерантности входит способность противостоять трудностям, которые возникают на жизненном пути, без утраты своей психологической адаптации, с одной стороны, а с другой – возможность благоприятного выхода из этой ситуации [2, c.69]. Изучение фрустрационной толерантности очень важно в современном мире для того, чтобы формировать у людей способности преодолевать трудности, умение адаптироваться в сложных ситуациях и видеть пути их решения.

Фрустрация (от лат. frustratio – обман, тщетное ожидание) — негативное психическое состояние, которое обусловливается невозможностью удовлетворения тех или иных потребностей. Это состояние проявляется в переживаниях разочарования, тревоги, раздражительности, а так же, отчаянии. Эффективность активной деятельности при этом идет на спад [3, с. 21].

Следует также отметить, что в последнее время устойчивость к фрустрационному воздействию обозначают, как правило, в качестве «фрустрационной толерантности». При этом, кроме того, что личности, обладающие фрустрационной толерантностью, способные рационально анализировать возникшую фрустрационную ситуацию, адекватно оценивать степень ее масштабности и реалистично предвидеть ее развитие, как правило, не склонны к мотивированному риску и сознательно стараются избегать принятия тех решений, которые можно назвать авантюрными. Все это в совокупности позволяет этим личностям, даже в том случае, когда они все же попали в экстремальную ситуацию, сопряженную с наступлением состояния личностной фрустрированности, совершать оптимальный поиск способов выхода из сложившихся обстоятельств, максимально используя и свои внутренние ресурсы, и внешние условия [1, c.90].

По мнению автора фрустрационной теории С.Розенцвейга, существует 11 вариантов простых реакций в ситуации фрустрации. Главным (с точки зрения теории) типом реакции является эго-защитный или ego-defensive (E-D), который тесным образом связан с пониманием С. Розенцвейга смысла фрустрационной толерантности. Данные реакции свидетельствуют о том, что субъектом, эти препятствия воспринимается как внешне активные, т.е. опасные для благополучия его личности. Это, в свою очередь, сигнализирует о неудовлетворенности базовой потребности в безопасности. Далее, не менее важной является тип потребностно-настойчивых, или need-persistive реакций (N-P). Согласно первоначальному варианту фрустрационной теории С. Розенцвейга, реакции этого типа включаются в случае, если не наблюдается активность эго-защитных реакции. Препятствия в данном случае расцениваются как внешне пассивные, которые представляют опасность только косвенно – через неудовлетворение жизненно важных потребностей [3, c.190]. Этот тип реакции С. Розенцвейг напрямую связал с фрейдовским механизмом сублимации (защитным механизмом). Препятственно-доминантные, или obstacle-dominance (O-D), реакция не было в первоначальной теории и была она введены чуть позднее. В ней субъективный акцент на реагирование направлено на само препятствие к удовлетворению потребности. По направлениям фрустрационных реакций выделяют экстрапунитивность (E-реакции), интропунитивность (I-реакции) и импунитивность (M-реакции). E-реакции и I-реакции имеют природу агрессивного характера, но в то же время являются процессом защитных механизмов. Эго-защитный компонент интропунитивной реакции (I) – действие работы механизмов смещения и изоляции аффекта. Агрессия, изначально направленная на внешнее окружение, по причине невозможности непосредственной реакции в силу внешних или внутренних причин становятся аутоагрессией. Импунитивные реакции (M) состоят в отказе от направления аутоагрессии или гетероагрессии и в занятии испытуемым примирительной позиции.

В силу различий в воспитательном процессе у разных национальных групп было проведено исследование в выявлении особенностей проявления фрустрации у представителей русской и татарской этнической группы. Выборка исследования составляла 50 человек, из них 25 русской этнической группы и 25 представителей татарской этнической группы.

При сравнении направлении реакции и типов реакции между татарскими и русскими этногруппами выявились следующие результаты (см. Рис. 1), где E–экстрапунтивная реакция, I – интропунтивная реакция, M – импунтивная, OD – тип реакции «с фиксацией на препятсвие», ED - тип реакции «с фиксацией на защите», NM–«с фиксацей на удовлетворении потребностей».

Рисунок 1. Направление реакций и типов реакций студентов татарской и русской этнической группы.

 

Из рисунка можно увидеть, что по направлению реакции у представителей татарской этнической группы показатели выше, чем у представителей русской этнической группы в экстрапунитивной и интропунитиной реакции. Представители русской этногруппы имеют показатели выше при импунитивной реакции, это значит, что представители татарской этногруппы больше склонны к тому, что бы перекладывать ответственность за фрустрирующую ситуацию на кого-либо другого, чем брать ответственность и вину на себя. Представители русской этногруппы, в свою очередь склонны рассматривать фрустрирующую ситуацию как нечто незначительное и неизбежное, которое разрешиться со временем, если не прикладывать к нему каких-либо усилий.

При сравнении по типу реакции, показатели оказались следующие, представители татарской этнической группы имеют показатели выше, чем у представителей русской этнической группы в препятственно-доминантной и самозащитном типе реакции, а у русских имеются высокие показатели в необходимо-упорствующем типе реакции. Это значит что, татары склонны к активной самозащите своего «Я», уклонению, отрицанию от ответственности и приписывания вины, ответственность при этом не приписывается никому, и так же больше склонны акцентировать ситуации вызывающие фрустрацию, независмо от того, как расценивается они как благоприятные, неблагоприятные и незначительные. Русские стараются в большей степени найти конструктивный выход из конфликтной ситуации, в форме требования помощи от других участников, либо принимают ответственность решения задачи на себя, либо они уверенны в том, что со временем и с ходом других событий ситуация разрешится сама по себе.

Данные исследования этнопсихологических особенностей проявления фрустрационной толерантности и в двух выборках – представителей русской и татарской этнических групп – позволяют проверить значимость выявленных различий. Для этого нами осуществлен расчет t-критерия Стьюдента.

Статистически подтвердились разница в особенностях проявления фрустрационной толерантности у представителей русской и татарской этнической группы по следующим факторам:

-экстрапунитивной реакции при р≤0,01, в таблице мы видим, что показатель по данному фактору у татар выше(33,3), чем у русских (19,9), значит татары имеют более высокую выраженность экстрапунитивной реакции направления;

- импунитивная реакция при р≤0,01, показатель по данному фактору у русских выше (48.78), чем у татар (38.13), значит русские имеют более высокую выраженность импунитивной реакции направления.

Различия в проявлении фрустрационной толерантности могут быть обусловлены разным воспитанием и личным восприятием других людей.

Некоторые люди умеют брать на себя ответственность за свои ошибки, а кто-то наоборот пытается с себя ответственность снять, и переложить на кого-либо другого. Так же и выход из трудных ситуаций может быть у всех людей разный, кто-то при наличии сложностей может проявлять агрессию, а кто-то умеет быть спокойным и рассудительным.

 

Список литературы:

  1. Астапов В.М. Функциональный подход к изучению состояния тревоги. М: Логос, 1992. – 256 с.
  2. Вундт М.В. Проблемы психологии народов. Москва: Либроком, 2010 г. - 144 с.
  3. Данилова Е.Е. Методика изучения фрустрационных реакций у детей// Иностранная психология № 6. – 1996. - 210 с.
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 2 голоса
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом