Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XII Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 24 сентября 2013 г.)

Наука: Культурология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Абросимова Е.В. АНАЛИЗ ЖЕНСКИХ ОБРАЗОВ В ТВОРЧЕСТВЕ ЛОРЕЛ К. ГАМИЛЬТОН В КОНТЕКСТЕ ГЕНДЕРНОЙ ТЕОРИИ // Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. XII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 12. URL: https://sibac.info//archive/humanities/12.pdf (дата обращения: 18.02.2020)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

АНАЛИЗ  ЖЕНСКИХ  ОБРАЗОВ  В  ТВОРЧЕСТВЕ  ЛОРЕЛ  К.  ГАМИЛЬТОН  В  КОНТЕКСТЕ  ГЕНДЕРНОЙ  ТЕОРИИ

Абросимова  Екатерина  Вячеславовна

студент  4  курса,  кафедра  культурологии  ПГГПУ,  г.  Пермь

E-mail: 

Сидорчукова  Любовь  Георгиевна

научный  руководитель,  канд.  истор.  наук,  доцент  кафедры  культурологии,  ПГГПУ,  г.  Пермь

 

Проблема  творчества  и  творящей  личности  —  одна  из  самых  сложных  и  важных  проблем,  занимающих  человеческие  умы  ещё  с  древних  времён.  Творчество  —  это  ведущая  сила  общеисторического  прогресса  и  развития  каждого  человека;  оно  является  созидательным  началом  науки,  техники,  культуры,  искусства,  социальной  и  нравственной  жизни  людей.

Не  смотря  на  широкий  и  давний  интерес  к  проблеме  творчества  вообще,  проблема  женщины  в  искусстве  была  поставлена  сравнительно  недавно.  Проблемой  творчества  занимались  как  зарубежные  исследователи,  такие  как  Г.  Зиммель,  Э.  Сиксу,  Л.  Нохлин,  А.  Маг,  М.  Рюткёнен,  Ю.  Кристева,  Э.  Шоуолтер,  Л.  Иригарэй,  С.  Вайгель,  Т.  де  Лауретис,  Р.  Фельски,  Н.  Миллер;  так  и  отечественные  исследователи:  Н.  Бердяев,  А.  Усманова,  И.  Савкина,  Е.  Шапинская,  Т.  Ровенская,  А.  Альчук,  Н.  Шарандак,  Н.  Коноплёва,  Е.  Гаранина,  М.  Арбатова,  С.  Пономарев,  К.  Парнель,  Т.  Мелешко,  Н.  Габриэлян,  С.  Василенко,  Б.  Сатклифф,  И.  Жеребкина,  М.  Рабжаева  и  др.

В  истории  искусств  творчество,  как  социокультурная  деятельность,  как  культурное  производство,  было  запретной  областью  для  женщины.  Женщина-художник  представлялась  дефективной  и  как  творец,  потому  что  считалась  не  способной  создать  что-нибудь  стоящее,  и  как  женщина,  т.  к.  «творчество  является  замещением  единственно  естественного  для  женщин  инстинкта  деторождения»  [9,  с.  40].  В  истории,  однако,  известны  случаи,  когда  женщину  оценивали  по  достоинству  за  ее  вклад  в  искусство.  Однако  чаще  всего  это  приписывали  наличию  у  женщины  мужского  склада  ума,  общество,  выказывая  уважение  такой  женщине,  считало  ее  мужчиной  в  женском  облике  [9,  с.  39].  Более  того,  сами  женщины  часто  перенимали  мужское  поведение,  например,  женщины  «маскулинизировали»  женский  облик  путем  ношения  мужской  одежды,  вырабатывали  у  себя  мужские  привычки,  назывались  мужскими  именами  (не  только  и  не  столько  из-за  «продвижения»  своего  творчества,  сколько  из-за  определенного  статуса  в  мире  маскулинности,  так  как,  добиваясь  успеха,  женщины  не  меняли  свои  мужские  имена  и  привычки).  Женщины  намеренно  отказывались  от  фемининности.  Перенимая  мужской  образ  жизни,  женщина  перенимает  и  мужской  образ  мысли.

Лишь  в  ХХ  веке  женщине  нет  необходимости  отказываться  от  своей  гендерной  принадлежности.  Творчество  женщины  направлено  на  репрезентацию  мира,  как  его  воспринимает  женщина,  поэтому,  по  мнению  некоторых  исследователей  (например,  Е.  Шапинская  и  И.  Зумбулидзе),  они  начинают  вырабатывать  собственные,  новые  языки  искусства,  т.  н.  женская  проза,  женский  стиль,  чтобы  не  работать  в  рамках  заимствования.

А.  Волков  определяет  женскую  прозу  как  «социокультурный  феномен,  возникающий  в  процессе  освоения  женщинами  публичного  пространства  и  выражающийся  в  появлении  литературных  текстов,  описывающих  мир,  социальный  опыт  и  практики  женщин  глазами  женщин.  Женская  проза  зарождается  в  начальных  фазах  эмансипационных  процессов  в  виде  маргинальных  для  литературоведения  и  истории  литературы  текстов,  описывающих  опыт  социального  маргинала  —  женщины»  [3,  с.  13].

Таким  образом,  женское  авторство  проходит  своё  становление  через  обретение  собственного  «голоса»,  «взгляда»,  который  направлен  на  репрезентацию  женского  мира.  Однако  количество  женщин  в  области  современного  культурного  пространства  не  говорит  о  становлении  новых  гендерных  отношений  в  области  художественной  репрезентации.  Содержащиеся  в  тексте  множественные  смыслы  исходят  не  от  гендерной  принадлежности  автора,  а  от  его  гендерной  установки  [9,  с.  45].  Важно  так  же  отметить,  что  «мужские»  тексты  пишут  и  авторы-женщины  и  авторы-мужчины,  однако  так  называемые  «женские»  тексты  часто  пишутся  только  женщинами.  Женщина  всё  чаще  вторгается  в  маскулинные  социокультурные  сферы  бытия,  в  то  время  как  переход  мужчин  в  традиционно  женские  сферы  практически  не  наблюдается.

В  современной  как  зарубежной,  так  и  отечественной  литературе  мы  всё  чаще  можем  наблюдать  женщин-писателей.  Одной  из  них  является  Лорел  К.  Гамильтон,  анализ  творчества  которой  мы  сейчас  представим.

Американская  писательница  Лорел  К.  Гамильтон,  автор  серии  книг  «Анита  Блейк  —  истребительница  вампиров»,  высказывает  нам  свои  феминистские  взгляды  на  жизнь  через  главную  героиню  —  Аниту  Блейк.  В  этом  отличие  современных  женщин-писателей  от  таковых,  живших  и  творивших,  например,  в  XIX  веке.  У  современных  писательниц  есть  возможность  полностью  передавать  свой  опыт,  своё  мировоззрение,  высказать  своё  мнение  по  тому  или  иному  вопросу.  Женщина  феминистических  взглядов  XIX  века  не  могла  позволить  себе  этого:  на  неё  давили  рамки  патриархальных  норм,  поэтому,  не  зависимо  от  феминистской  направленности  её  взглядов  на  жизнь,  её  героиня  часто  вела  традиционный,  принятый  обществом  (а  именно,  мужчинами)  образ  жизни  и  мыслей  [7,  с.  76—79].

В  первых  девяти  книгах  Анита  стремиться  к  самоутверждению  себя  именно  как  Человека  (и  не  важно,  женщина  она  или  мужчина).  Она  имеет  право  на  такое  же  отношение  к  ней,  как  если  бы  она  была  мужчиной,  и  стойко  и  страстно  отстаивает  его.  Однако  она  не  утверждается  как  женщина,  наоборот  она  ведет  себя  так,  как  мог  бы  вести  себя  мужчина:  она  занимается  расследованием  убийств,  работает  аниматором  в  Аниматорз  инкорпорейтед  (Animators  Inc),  доказывая  окружающим,  что  она  профессиональна  и  компетентна.  В  своём  мире  Анита  известна  как  хладнокровный  убийца  вампиров,  охотник  на  оборотней,  специалист  по  сверхъестественному.  Постепенно  главная  героиня  занимает  всё  более  и  более  высокое  положение  и  статус  по  мере  развития  сюжета,  также  Анита  приобретает  всё  больше  физических  и  метафизических  особенностей.  Автор  ставит  главную  героиню  в  один  ряд  с  окружающими  её  мужчинами  и  даже  возвышает  её  над  ними.  Примечательна  манера  разговора  героини,  а  именно  частое  использование  нецензурной  лексики,  что  говорит  о  желании  главной  героини  влиться  в  коллектив,  который  чаще  всего  является  «неженским».

Таким  образом,  Анита  представляет  собой  женщину  внешне,  но  внутренне  она  мужчина.  Качества  и  мировоззрение,  которые  делают  Аниту  той,  кто  она  есть,  были  приобретены  еще  в  детстве.  Возможно,  так  Л.  Гамильтон  хочет  показать,  что  стереотипные  представления  о  гендерных  свойствах  личности  конструируются  в  процессе  социализации  человека.  У  многих  персонажей  серии  (как  мужских,  так  и  женских)  гендерные  признаки  маскулинности  и  фемининности  размываются,  порой  являя  нам  андрогинистичную  личность.  Чаще  всего  эти  персонажи  росли  в  нетрадиционной,  необычной  (по  мнению  общества)  обстановке. 

Ещё  одной  особенностью  серии  является  полиандрия  главной  героини  (а  также  некоторых  других  героинь,  играющих  весомую  роль  в  серии),  что  говорит  о  нежелании  Аниты  (а  через  неё  и  автора)  ограничивать  себя  рамками  архаичных  патриархальных  норм.  Она  желает  быть  свободной  и  равноправной  во  всех  отношениях.

По  мере  развития  событий  в  книгах  главная  героиня  претерпевает  определенные  изменения,  приходя  к  более  гармоничным  отношениям  с  окружающим  миром,  по  сравнению  с  предыдущим  конфронтационным  отношением.  Также  Анита  становится  более  эмоциональной  и  менее  агрессивной,  возможно  потому,  что  она  понимает,  что  больше  не  одна,  что  у  неё  есть  люди,  которым  может  довериться.  Также  это  можно  объяснить  тем,  что  в  последние  годы,  когда  появляется  всё  больше  книг  об  «истинно  женственной»,  архетипичной  «девушке  в  беде»,  ждущей  своего  принца  на  белом  коне.  Здесь  можно  предположить,  что  общество  (американское,  в  частности)  начинает  уставать  от  образа  «девы-воительницы»,  поэтому  «принцесса»  всё  более  отодвигает  образ  «амазонки».

Данная  модификация  героини  также  объясняется  изменением  обстоятельств  в  личной  жизни  Л.  Гамильтон.  Из  чего  мы  можем  сделать  вывод,  что  трансформация  идеологии,  а  также  состояния  автора  существенно  влияет  на  качественные  изменения  главных  героев,  а  также  содержание  самого  текста.

В  серии  во  всей  социальной  структуре  существует  определенная  иерархия.  Основной  особенностью  её  является  то,  что  прародительницей  сверхъестественных  существ,  Марми  Нуар,  Мать  Всея  Тьмы,  (а  именно,  вампиров  и  оборотней)  является  женщина.  Здесь  явно  прослеживаются  идеи  матриархата  и  древнего  культа  Богини-Матери.  Богиня-Мать  является  воплощением  женского  творческого  начала.  Она  также  дарует  и  отбирает  жизнь,  что  хорошо  прослеживается  в  персонаже  прародительницы.  Марми  Нуар  является  «матерью»,  прародительницей  двух  новых  форм  жизни,  но  в  тоже  время  её  боятся  все,  это  чисто  первобытный  страх  перед  неизвестным.  Марми  Нуар  предстает  перед  нами  именно  с  отрицательной  стороны,  абсолютно  равнодушная  как  к  своим  чадам,  так  и  ко  всему  остальному  миру,  и  даже  ориентирована  на  некоторые  разрушительные  действия  (потому  что  это  хоть  как-то  может  её  развлечь).    Совершенно  справедливо  Анита  называет  её  «чистым»  социопатом.  Марми  Нуар,  по  сути,  как  и  богиня-мать  [5,  с.  167],  не  различает  добра  и  зла,  они  для  неё  не  существуют,  есть  только  её  желания  и  стремления.

Также  можно  попытаться  объяснить,  почему  Марми  Нуар  является  прародительницей  одновременно  и  вампиров  и  оборотней  (ведь  даже  в  самой  серии  книг  современные  сверхъестественные  существа  считают  это  невозможным,  т.  к.  ликантропия  является  болезнью,  которая  подразумевает  невозможность  «заболевания»  другой  разновидностью  неестественной  жизни).  Прародительницей  вампиров  Марми,  возможно,  стала  за  свою  кровожадность  (кровожадностью  и  свирепостью  отличалась  и  богиня-мать).  Прародительницей  ликантропов  же  она  стала  из-за  своей  связи  с  животным  миром,  подобно  богине-матери,  которая  была  покровительницей  охоты,  а  также  являлась  Госпожой  Зверей.  «Великая  Богиня  должна  быть  наделена  всевозможными  животными  свойствами  и  являться  как  животное  или  сопровождаться  животными»  [5,  с.  166].  Марми  Нуар,  в  свою  очередь,  может  обращаться  в  вертигра  (тигра-оборотня),  а  также  полностью  подчинять  своей  воле  данный  вид  ликантропии.

Интересно  также,  что  по  мере  развития  сюжета  главная  героиня  сама  становиться  некой  богиней-матерью,  т.  к.  приобретает  всё  больше  сверхъестественных  способностей,  которыми  не  обладает  (да  и  не  может  обладать)  ни  один  человек  в  мире.  Анита  часто  сравнивает  себя  с  Марми  Нуар,  она  боится,  что  постепенной  становится  такой  же,  как  Мать  Тьмы.  Об  их  сходстве  говорит  также  врожденный  редкий  дар  —  некромантия,  которой  обладала  и  Мать  Тьмы  (во  избежание  конкуренции,  Марми  Нуар  приказала  убивать  всех  некромантов,  однако  Аните  удалось  выжить).  Поэтому  одной  из  причин  полиандрии  главной  героини  является  желание  удержаться  на  грани  безумия  и  кровожадности  с  помощью  близких  и  понимающих  людей,  или,  если  трансформация  всё  же  произойдет,  остановить  её,  спасти  окружающих,  даже  ценой  жизни  самой  Аниты.

Повествование  во  всех  книгах  ведется  от  первого  лица,  это  значит,  что  Л.  Гамильтон  желает  занимать  позицию  субъекта  деятельности,  а  не  объекта,  как  это  бывает  при  описании  образа  женщины  писателями-мужчинами.  «С  помощью  формы  первого  лица  единственного  числа  человек  может  чувствовать  себя  цельным  и  осознающим  субъектом»  [8].

Таким  образом,  автор  высказывает  нам  свои  феминистические  воззрения,  а  также  своё  мнение  по  поводу  существующего  положения  женщины  в  обществе.  По  мнению  Л.  Гамильтон,  женщина  в  современном  мире  имеет  возможность  быть  тем,  кем  ей  хочется  быть,  однако  всё  же  нужно  приложить  чуть  больше  усилий,  чем  мужчине  в  той  же  ситуации,  для  достижения  своих  целей.

Женщина  как  творец  культуры  проделала  очень  сложный  путь  для  признания  себя  как  художника.  Исторически  право  женщины  на  место  в  искусстве,  ее  художественная  дееспособность  обсуждались  и  рассматривались  с  разных  позиций  и  точек  зрения.  Но  в  литературной  критике  преобладает  взгляд,  согласно  которому  «мужчина  подобен  небосклону,  горизонту,  верховной  власти,  которая  одновременно  и  определяет  и  содержит  в  себе  статус  женщины»  [2,  с.  65—66].  Рассматривая  недостатки  или  достоинства  женских  текстов,  критики  всегда,  сознательно  или  бессознательно,  сравнивают  их  с  мужскими.  Точно  подмечено,  что,  отказывая  в  признании  литературе  женской,  подразумевают,  что  «мужская  литература  —  это  литература,  а  женская  —  резервация»  [1,  с.  27].  Женщина  могла  восприниматься  как  творец  в  маскулинно-сконструированной  литературной  истории,  только  если  проявляла  мужские  качества,  отказываясь  при  этом  от  своей  гендерной  идентичности.

Феномен  женской  прозы  до  сих  пор  является  дискуссионным  вопросом.  Современная  же  женская  литература  цветет  пышным  цветом.  Сегодня  женщина  более  не  является  творцом-маргиналом.  Ей  открыты  пути  во  все  области,  которые  ранее  были  доступны  только  мужчинам,  хотя  своё  право  равенства  с  мужчинами  по-прежнему  нужно  отстаивать.  Женщина  как  писатель  отстояла  своё  право  быть  субъектом  творчества.  Женская  проза  выражает  новые  модели  литературного  дискурса,  которые  базируются  на  собственно  женском  опыте  и  переживании.  И.  Зумбулидзе  так  писал  о  женской  прозе:  «Исследование  специфики  женской  прозы  будет  способствовать  ее  дальнейшему  утверждению  и  развитию  в  русле  литературного  процесса»  [6,  с.  23].

 

Список  литературы:

1.Арбатова  М.И.  Женская  литература  как  факт  состоятельности  отечественного  феминизма  //  Преображение,  —  1995.  —  №  3.  —  С.  27.

2.Барт  Р.  Семиотика.  Поэтика.  М.:  Прогресс,  1994.  —  С.  65—66.

3.Волков  А.  Гендерный  аспект  в  контексте  обучения  художественному  переводу  //  General  and  Professional  Education,  2/2012.  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://genproedu.com/paper/2012-02/full_013-019.pdf  (дата  обращения:  20.05.2013).

4.Гамильтон  Л.  Собрание  сочинений.  Анита  Блейк  —  охотница  на  вампиров.  М.:  АСТ,  Изд.  в  2005—2012.

5.Голан  А.  Миф  и  символ.  М.:  Русслит,  1993.  —  С.  167.

6.Зумбулидзе  И.Г.  «Женская  проза»  в  контексте  современной  литературы  //  Современная  филология:  материалы  междунар.  заоч.  науч.  конф.  Уфа:  Лето,  2011.

7.Маг  А.  Эмансипация  под  контролем.  Новая  Ева  и  прежний  Адам  //  Генднерные  исследования,  2004.  №  12.

8.Рюткёнен  М.  Гендер  и  литература:  проблема  «женского  письма»  и  «женского  чтения».  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.a-z.ru/women_cd1/html/filologich_nauki_2.htm  (дата  обращения:  15.05.2013).

9.Шапинская  Е.Н.  Проблема  творчества  в  гендерном  аспекте  //  Обсерватория  культуры,  2004.  №  2.

Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий