Телефон: +7 (383)-312-14-32

Статья опубликована в рамках: XC Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 11 июня 2020 г.)

Наука: Психология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Шилова О.А. О ВЗАИМОСВЯЗИ ПРОКРАСТИНАЦИИ И ЛИЧНОСТНЫХ ОСОБЕННОСТЕЙ В РАННЕМ ЮНОШЕСКОМ ВОЗРАСТЕ // Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. XC междунар. студ. науч.-практ. конф. № 6(90). URL: https://sibac.info/archive/guman/6(90).pdf (дата обращения: 29.11.2020)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 2 голоса
Дипломы участников
Диплом Выбор редакционной коллегии

О ВЗАИМОСВЯЗИ ПРОКРАСТИНАЦИИ И ЛИЧНОСТНЫХ ОСОБЕННОСТЕЙ В РАННЕМ ЮНОШЕСКОМ ВОЗРАСТЕ

Шилова Ольга Александровна

магистрант, кафедра психологии образования, Институт психологии и педагогики, Алтайский государственный педагогический университет,

РФ, г. Барнаул

Жизнь современного человека предполагает выполнение множества разнообразных дел, для чего необходимо  владение определенными навыками самоорганизации, планирования своего времени, грамотного расставления приоритетов. Но зачастую человек не справляется с реализацией поставленных перед собой задач, откладывая запланированное на неопределенный срок. Данный феномен откладывания дел на потом известен под термином «прокрастинация» и уже достаточно давно исследуется в зарубежной психологии.

Теоретико-методологический анализ публикаций на данную тему позволяет судить о том, что по данным работ, посвященных изучению обозначенного феномена, устойчивая прокрастинация наблюдается у 15–25% населения планеты. Причем, как показывают лонгитюдные исследования, за последние 25 лет уровень прокрастинации повысился и имеет тенденции к дальнейшему повышению. В условиях современного общества, которое предъявляет серьезные требования к самостоятельности и ответственности личности, актуальность проблемы описываемого явления возрастает.

Согласно Я. И. Варваричевой, прокрастинация – это сознательное откладывание субъектом намеченных действий, несмотря на то, что это повлечет за собой определенные проблемы [1].

Как тенденцию откладывать выполнение необходимых дел на потом», а также «добровольное, иррациональное откладывание намеченных действий, невзирая на то, что это дорого обойдется или возымеет негативный эффект для личности», «промедление в принятии решений, оттягивание и откладывание выполнения различных работ «на потом» рассматривает прокрастинацию П. И. Ильин [3].

Таким образом, данным термином обозначают постоянное, ничем не обоснованное, «хроническое» откладывание важных, актуальных для человека дел «напотом», которое проходит определенный цикл субъективных переживаний, повторяясь раз за разом вопреки осознанию субъектом возникновения негативных последствий и нежеланию переживать снова болезненные эмоциональные состояния [4].

В современной отечественной и западной психологии последних лет прокрастинация  концептуализируется преимущественно как поведенческий паттерн, невротическая форма поведения, дезадаптивная стратегия совладания со стрессом или общая неадаптивная реакция личности на стресс, когнитивное явление (эмоциональное расстройство, связанное с иррациональным мышлением), форма адаптации личности к негативным воздействиям, механизм психологической защиты, устойчивая личностная диспозиция. Однако, исследователи феномена едины в том, что ключевой характеристикой прокрастинации является откладывание выполнения деятельности на неопределенный срок.

Многие работы отечественных исследователей посвящены преимущественно теоретическому анализу исследуемого явления. Однако в последнее время возросло количество эмпирических исследований, посвященных изучению взаимосвязи прокрастинации с такими личностными особенностями, как: локус контроля, восприятие времени, эмоциональный интеллект, перфекционизм;  тревожность, страх неудачи, чувство вины;  несформированность навыков саморегуляции, самоорганизации, учебных навыков, низкая мотивация, ригидность поведенческих паттернов,  неорганизованность, несформированность волевых качеств; низкая концентрация внимания, нейротизм, импульсивность.

Большинство эмпирических исследований прокрастинации реализованы преимущественно на выборке студентов высших учебных заведений. Публикаций, посвященных изучению прокрастинации в школьном возрасте, раннем юношестве, на наш взгляд, недостаточное количество. Проанализированный нами теоретический материал позволяет говорить о связи прокрастинации в раннем юношеском возрасте с такими личностными особенностями, как мотивация и мотивы учебной деятельности, перфекционизм, тревожность [5]. Н. А. Скляр, В. В. Коломенской, И. И. Таран, Я. Л. Кузьминой была выявлена взаимосвязь академической прокрастинации с эмоциональным, познавательным мотивами и мотивом достижения у учащихся десятых и одиннадцатых классов [8]. М. А. Мартынова и другие исследователи говорят о том, что наиболее склонны к прокрастинации молодые люди с характерной для них мотивационной недостаточностью и низкой волевой саморегуляцией [7].

Цель нашего исследования заключается в эмпирическом изучении феномена прокрастинации и определении его взаимосвязи с личностными особенностями учащихся раннего юношеского возраста. Мы предположили, что существует связь между прокрастинацией и такими личностными особенностями учащихся, как мотивация достижения успеха, особенности волевой организации личности и самоорганизации деятельности.

Объектом исследования выступил феномен прокрастинации.

Предмет исследования – взаимосвязь феномена прокрастинации с личностными особенностями учащихся: мотивацией достижения успеха, волевой организацией личности, самоорганизацией деятельности.

Приступая к проведению исследования, мы выдвинули предположения о существовании значимых связей между прокрастинацией и личностными особенностями учащихся, такими как мотивация достижения успеха, волевая организация личности, самоорганизация деятельности; о существовании факторов, характризующих связь прокрастинации и мотивации достижения успеха, волевой организации личности, самоорганизации деятельности.

С целью подтверждения сформулированных нами предположений были использованы методики:

1) опросник прокрастинации (Б. Тукман) [10];

2) опросник самоорганизации деятельности (ОСД) (Е.Ю. Мандрикова) [6];

3) методика изучения волевой организации личности (А. А. Хохлов)[2];

4) тест-опросник мотивации стремления к успеху и мотивации избегания неудач (А. Мехрабиан, модификация М. Ш. Магомед-Эминова) [9].

Выборку исследования оставили 135 учащихся девятых классов средних общеобразовательных организаций г. Барнаула в возрасте 15-16 лет.

По методике Б. Тукмана мы получили следующие данные. Средний показатель по всей выборке составил 44,44 при величине стандартного отклонения σ=9,93, что соответствует низкому уровню прокрастинации или, вероятно, даже ее отсутствию у респондентов. Высокий уровень прокрастинации характерен для 22,96% всех респондентов (31 чел.), что говорит о постоянном, выраженном осознанном откладывании этими учащимися «напотом» заранее намеченных действий, явной склонности к промедлению в принятии решений, выполнении поставленных задач, достижении целей деятельности. У 22,22% (30 чел.) девятиклассников выявлен средний уровень выраженности прокрастинации, или умеренная прокрастинация. Данным учащимся свойственно менее выраженная тенденция к отодвиганию запланированных дел на неопределенный срок, чем респондентам с высоким уровнем, то есть можно сделать вывод, что эти ученики прокрастинируют в меньшей степени, время от времени. Для 54,82% всей выборки (74 чел.), то есть более половины респондентов, характерен низкий уровень прокрастинации. Эти учащиеся не склонны сознательно отодвигать во времени выполнение поставленных перед собой заранее задач, для них характерно более своевременное достижение цели и получение результата запланированного. Таким образом, для большинства девятиклассников в целом по всей выборке не свойственна выраженная прокрастинация, однако наличие учеников с высоким и средним уровнями проявления данного феномена позволяет говорить о существовании, а следовательно, об актуальности данной проблемы у молодых людей в раннем юношеском возрасте и необходимости ее дальнейшего изучения.

Анализируя данные изучения мотивации достижения, полученные с помощью тест-опросника А. Мехрабиан вмодификации М. Ш. Магомед-Эминова, направленного на измерение мотивации стремления к успеху и мотивации избегания неудач, мы получили следующие результаты. Среднее значение показателя мотивации по всей выборке, равное 128,48 (σ=1,41), соответствует выраженному преобладанию мотивации избегания неудачи. Так, для преобладающего большинства респондентов характерна мотивация избегания неудачи – 96,30% (130 чел.). Для этих учащихся свойственна недооценка своих возможностей и способностей, большая привязанность к настоящему, отсутствие или недостаточная способность отсрочить получение удовлетворения или вознаграждения. Такие люди часто имеют неадекватную, завышенную или заниженную самооценку, нереалистичный уровень притязаний, очень быстро расстраиваются при неудачах, достижения объясняют внешними факторами – стечением случайных обстоятельств, а не приложенными усилиями или своими способностями, везением, легкостью выполняемых заданий. В деятельности склонны к выполнению легких или, наоборот, очень сложных задач. Лишь 3,7% (5 чел.) всей выборки свойственна мотивация стремления к успеху. Это значит, что данные учащиеся склонны ориентироваться в своей деятельности на достижение успеха, для них характерны тенденция достижения определенного, конечного результата, склонность к переживанию удовольствия и гордости при его достижении, способность фокусироваться на цели, достижение которой отсрочено во времени. В деятельности отдают предпочтение выполнению задач средней или повышенной сложности. Такие люди способны адекватно оценивать свои возможности, способности, достижения и неудачи. Им свойственны проявление большей настойчивости в достижении поставленных целей, ориентация на большие цели, мобилизация усилий при неудачах, склонность объяснять достижения, успехи в деятельности своими способностями, приложенными усилиями. Полученные результаты свидетельствуют о том, что для современных девятиклассников свойственна в большей степени ориентация на избегание неудачи в деятельности, нежели стремление к достижению успеха.

Анализируя результаты по методике исследования самоорганизации деятельностиН. Фишер, М. Бонд в адаптации Е.Ю. Мандриковой, мы получили среднее значение общего показателя самоорганизации в целом по выборке 105,9 (σ=10,6), что свидетельствует о среднем уровне его выраженности у учащихся. Это говорит о том, что такие учащиеся обладают хорошей способностью грамотного структурирования организации времени своей жизни, сочетая еес такими личностными чертами, как определенная гибкость и спонтанность, а также об умении ценить свое психологическое время в ценности и единстве настоящего с прошлым и будущим.

Общий показатель самоорганизации деятельности. 57,04% респондентов (77 чел.) обладают средним уровнем самоорганизации деятельности, что говорит о их способности структурировать организацию времени своей жизни, при этом сочетая ее  с определенной гибкостью и спонтанностью, а также об умении ценить свое психологическое время в ценности и единстве настоящего с прошлым и будущим. Для 26,67% (36 чел.) учащихся характерен низкий уровень самоорганизации деятельности. Такие люди предпочитают жить спонтанно, не планируя свою ежедневную активность, не прилагая волевых усилий для завершения начатых дел, что в свою очередь несет в себе и позитивный момент, позволяя переключаться на новые виды активности быстро и гибко, не «застревая» на жестком структурировании своей деятельности. Лишь у 16,30% учащихся (22 чел.) выявлен высокий уровень самоорганизации деятельности, который свидетельствует о склонности таких людей планировать свою деятельность, видя цели, ставя их перед собой и достигая, проявляя настойчивость  и волевые качества в ее достижении, прибегая к помощи, в том числе, и внешних средств.  Несмотря на чрезмерную организованность и,  возможно, недостаточную гибкость в некоторых видах деятельности, такие люди, чаще всего могут эффективно структурировать и организовывать свою деятельность.

Исходя из процентного соотношения полученных результатов по уровням шкал самоорганизации деятельности и содержательного их наполнения, следует констатировать тот факт, что наиболее развиты у большинства учащихся девятых классов такие качества самоорганизации деятельности, как, настойчивость (у 82% - высокий и средний уровень) и целеустремленность (79%). В меньшей степени – способность к самоорганизации (69%) и ориентация на настоящее при осознании ценности прошлого и будущего (68%). Менее всего – планомерность (65%) и способность к проявлению гибкости в построении отношений и планировании деятельности (51%). Высокий и средний уровни общего показателя самоорганизации деятельности присущи 73% (99 чел.) всей выборки респондентов.

Полученные данные показателей волевой организации личности, выявленные по результатам применения методики А. А. Хохлова, позволяют судить о среднем уровне развития как отдельных волевых качеств и структурных компонентов воли, так и в целом волевой организации личности у большинства респондентов всей выборки. Так, среднее значение общего показателя волевой организации в целом по выборке равно 77,59 (σ=9,99). Это значит, что в среднем, для респондентов характерно развитие большинства волевых качеств в достаточной мере, что отражает хорошие способности к осознанному целеполаганию, постановке задач деятельности, выбору оптимальных путей и способов достижения поставленных результатов, их последовательной реализации на основе достаточно хорошо сложившейся системы ценностей на данном возрастном этапе развития личности.

Результаты по шкале «общий показатель волевой организации», или «уровень воли» позволяет заключить, что для 82,97% учеников (112 чел.) свойственен его средний уровень, это свидетельствует о том, что волевые качества у данных учащихся развиты в достаточной мере. Такие люди способны к постановке и достижению поставленных перед собой целей, определению путей и выполнению способов их достижения. Однако время от времени при этом существует возможность ослабления волевых качеств. Для 13,33% учеников (18 чел.) характерен высокий уровень общей волевой организации. Для таких учащихся характерна развитая способность определять для себя цели, пути и способы их достижения с высокой степенью осознанности и чувства реальности. У 3,7% учащихся (5 человек) выявлен низкий уровень сформированности волевой организации, что говорит о слабом развитии большинства волевых качеств – структурных компонентов волевой организации, а также о недостаточной осознанности своих целей,следовательно, и о слабой ориентации в выборе путей и способов их достижения. Таким учащимся требуется тренировка и развитие волевых качеств, а также серьезная работа по самовоспитанию. Следует отметить, что выявленный высокий уровень развития отдельных волевых качеств в структуре волевой организации личности свидетельствует об определяющей роли данного качества (или качеств) в структуре волевой организации личности учащихся.

Таким образом, исходя из процентного соотношения полученных результатов по уровням волевых качеств самоорганизации деятельности и содержательного их наполнения, следует констатировать тот факт, что наиболее развиты у большинства учащихся девятых классов такие волевые качества в структуре волевой организации личности, как самообладание (у 97% - высокий и средний уровень), организация деятельности (95%) и самостоятельность (93%). Также у большей части девятиклассников развиты решительность (85%) и настойчивость (84%). Несколько в меньшей степени – ценностно-смысловая организация (80%) Высокий и средний уровни общего показателя волевой организации личности характерны для 96% (130 чел.) всей выборки респондентов.

Проведенный теоретический анализ и полученные эмпирические данные, свидетельствующие о достаточно высоком уровне волевой организации личности большинства респондентов, позволяют объяснить сравнительно низкие показатели уровня прокрастинации, характерные для большинства обследуемых девятиклассников.

Для проверки допущений выдвинутой нами гипотезы и определения наличия связи прокрастинации с такими личностными особенностями, как мотивация достижения успеха, волевая организация личности, особенности самоорганизации деятельности был осуществлен корреляционный анализ  с помощью коэффициента ранговой корреляции Спирмена. Таким образом нами были установлены следующие статистически значимые связи между уровнем прокрастинации учащихся и личностными факторами самоорганизации деятельности (при rКр=0,23 (p≤0,01), rКр=0,17 (p≤0,05)).

Так, прокрастинация связана умеренной обратной связью с общим показателем самоорганизации деятельности (rs=- 0.542).

Выявлена также статистически значимая умеренная обратная связь прокрастинации и таких факторов самоорганизации, как настойчивость (rs=-0,601), целеустремленность (rs=-0,407) и планомерность (rs=-0,352). Это свидетельствует о том, что чем более выражены у человека указанные качества, тем менее, вероятно,  он склонен к прокрастинации, и наоборот.

Наличие слабой умеренной обратной связи выявлено между прокрастинацией и самоорганизацией (rs=-0,245), прокрастинацией и фиксацией (rs=-0,255). Связь между прокрастинацией и ориентацией на настоящее оказалась статистически незначимой (rs=0,023 при rКр=0,23 (p≤0,01), rКр=0,17 (p≤0,05)), что фактически свидетельствует об отсутствии связи как таковой между способностью ориентироваться на «здесь и теперь» при осознании ценности прошлого и ресурсов будущего и тенденцией откладывать дела на потом.

Следует отметить, что в ходе исследования связи между прокрастинацией и волевой организацией личности выявлена умеренно-сильная обратная связь с таким волевым качеством, как настойчивость (rs=-0,659).

Обратная связь умеренной силы выявлена также у прокрастинации с общим уровнем волевой организации личности (rs=-0,605), с организацией деятельности (rs=-0,455), ценностно-смысловой организацией личности (rs=-0,421), с решительностью (rs=-0,378) и с самообладанием (rs=-0,337). Умеренная обратная связь также выявлена между прокрастинацией и мотивацией достижения успеха (rs=-0,395).

В соответствии с критерием Кайзера (λ>1) были выделены 2 главных фактора, объясняющих более 52 % общей дисперсии. Анализ факторной матрицы позволил сделать следующие выводы.

Выделено два фактора, характеризующих связь между прокрастинацией и мотивацией достижения успеха, волевой организацией личности, самоорганизацией деятельности.

Первый фактор  «Ценностно-регулятивная компетентность» (39% общей дисперсии) включает в себя пять показателей самоорганизации деятельности, шесть параметров волевой организации личности и мотивацию достижения успеха. К отрицательной нагрузке данного фактора относятся: с наибольшей факторной нагрузкой – общий показатель волевой регуляции (воля), настойчивость, исследуемая нами по двум методикам (в рамках изучения волевой организации и самоорганизации деятельности), общий показатель самоорганизации, ценностно-смысловая организация личности, а также решительность, самообладание, целеустремленность, организация личности, планомерность и мотивация достижения успеха. К положительной факторной нагрузке относится прокрастинация. Иными словами, чем организованней учащийся, чем более его деятельность осмысленна и обусловлена значимыми для него целями и задачами, чем более развиты такие важные волевые качества, как настойчивость, целеустремленность, решительность и самообладание, чем больше выражено стремление достичь успеха в деятельности, тем в меньшей степени он склонен к промедлению в достижении этих целей.

Второй фактор «Тактико-флексибильная компетентность» (14% общей дисперсии) включает в себя четыре компонента самоорганизации деятельности личности с отрицательной нагрузкой: как общий показатель самоорганизации деятельности, так и непосредственно способность к этой самоорганизации за счет умения использовать внешние организующие деятельность средства, а также фиксацию и планомерность. Данный фактор предполагает, что чем последовательнее человек в реализации ежедневных планов, чем гибче он относится к их корректировке и способен эту корректировку производить в ситуации возникновения непредвиденных обстоятельств, изменений, используя не только внутренние личностные, но и внешние ресурсы и средства, не изменяя при этом следованию своим планам, тем в большей степени о нем можно говорит, как об организованном человеке. А следуя содержанию первого фактора, в структуре которого весомую роль играет самоорганизация, можно говорить и о меньшей вероятности возникновения явления прокрастинации – откладывания деятельности на неопределенный срок.

 

Список литературы:

  1. Варваричева Я.И. Феномен прокрастинации: проблемы и перспективы исследования // Вопросы психологии. – 2010. – №3. – С. 121-130.
  2. Гуткин М.С. Твоя профессиональная карьера: Учеб. Для 8-11 кл. общеобразоват. Учреждений / М.С. Гуткин, Г.Ф. Михальченко, А.В. Прудило и др.; Под ред. С.Н. Чистяковой, Т.И. Шалавиной. – М.: Просвещение, 2000. – 191с. – с.175-182
  3. Ильин Е. П. Работа и личность. Трудоголизм, перфекционизм, лень. М.: Питер, 2011.
  4. Ковылин В.С. Теоретические основы изучения феномена прокрастинации // Личность в меняющемся мире: здоровье, адаптация, развитие. – 2013. – № 2. – С. 22–41.
  5. Малышев И. В. Проявление прокрастинации личности у учащихся старших классов // Пензенский психологический вестник. 2019. №1. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/proyavlenie-prokrastinatsii-lichnosti-u-uchaschihsya-starshih-klassov (дата обращения: 03.05.2020).
  6. Мандрикова Е.Ю. Разработка опросника самоорганизации деятельности (ОСД). Психологическая диагностика, 2010, №2. С. 87 - 111.
  7. Мартынова М.А.  Специфика проявления прокрастинации в старшем школьном и студенческом возрасте и возможности ее преодоления с помощью тайм-менеджмента // Проблемы современного педагогического образования. 2018. №60-3. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/spetsifika-proyavleniya-prokrastinatsii-v-starshem-shkolnom-i-studencheskom-vozraste-i-vozmozhnosti-ee-preodoleniya-s-pomoschyu-taym (дата обращения: 03.05.2020).
  8. Скляр Н.А. Взаимосвязь прокрастинации и учебной мотивации в юношеском возрасте / Н.А. Скляр, В.В. Коломенская, И.И. Таран, Я.Л. Кузьмина // Гуманизация образования. 2016. №4. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/vzaimosvyaz-prokrastinatsii-i-uchebnoy-motivatsii-v-yunosheskom-vozraste (дата обращения: 03.05.2020).
  9. Фетискин Н.П., Козлов В.В., Мануйлов Г.М. Социально-психологическая диагностика развития личности и малых групп. – М. 2002. C.98–102.
  10. Tuckman, B.W. The development and concurrent validity of the Procrastination Scale // Educational and Psychological Measurement. 1991. № 51, P. 473–480.
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 2 голоса
Дипломы участников
Диплом Выбор редакционной коллегии

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом