Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: VI Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 06 декабря 2012 г.)

Наука: История

Секция: Краеведение

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Мустафина А.И. КОМИНТЕРН // Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. VI междунар. студ. науч.-практ. конф. № 6. URL: https://sibac.info//archive/humanities/6.pdf (дата обращения: 28.03.2020)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

КОМИНТЕРН

Мустафина Алина Ильфатовна

студент 1 курса экономического факультета БГАУ, г Уфа

E-mail: mustafinaalina94@gmail.com

Семенова Ленара Маузатовна

научный руководитель, канд. ист. наук, доцент БГАУ, г. Уфа

E-mail: sufia2003@rambler.ru

 

Когда фашисты рвались к Москве, многие основные учреждения, наркоматы перемещаются на восток страны. На дворе был октябрь 1941 года. Президиум Исполнительного Комитета Коминтерна и его учреждения были эвакуированы в БАССР (Башкирская Автономная Советская Социалистическая Республика), в село Кушнаренково. С 1941 по 1943 год здесь располагалась школа Коминтерна. Коммунистический интернационал ― международная организация, сплотившая коммунистические партии различных государств. Коминтерну предоставили место в Уфе, в здании авиационного техникума. В октябре 1941 г. в столицу республики прибыли сотрудники Коминтерна. Столица Башкортостана стала периферией мирового коммунистического движения. До мая 1943 г. здесь работали Г. Димитров, Д. Ибаррури, М. Торез, П. Тольятти и остальные видные деятели Коминтерна. Исполком Коминтерна во главе Генерального секретаря Георгия Димитрова проводит всестороннюю антифашистскую работу. Уфа в годы войны приняла более ста тысяч эвакуированных из западных районов государства. Возникли трудности с размещением, организацией питания и т. д. В связи с этим часть сотрудников и семьи коминтерновцев перевели в наше село. В здании лаборатории опытного сада разместили семьи членов Исполкома Коминтерна Долорес Ибаррури и Вальтера Ульбрихта. Остальные поселялись в общежитиях сельскохозяйственного техникума.

Кушнаренково ― село в 60 км к северо-западу от Уфы. Железнодорожного сообщения не было, летом его заменяла пароходная линия, а зимой санный путь. Это было, несомненно, безукоризненное место для политической школы, которая не должна была привлекать интерес, и ученики которой не обязаны были иметь никакой связи с военным миром.

Коминтерновцы прибыли в Кушнаренково вечером 26 октября 1941 года на нескольких большегрузных автомобилях. Для расквартирования разведшколы было выделено здание Кушнаренковского сельскохозяйственного техникума на Девичьей горе. Встречал и размещал коминтерновцев Салий Александр Емильянович, который работал заместителем председателя исполкома райсовета.

Автор мемуаров германский профессор-советолог Вольфранг Леонхард пишет: «Школа Коминтерна была разделена на национальные секции. В 1942 году там находились партработники из тех стран, с кем Советский Союз находился в состоянии войны, это были: немцы, австрийцы, судетские немцы, испанцы, чехи, поляки, венгры, румыны, французы. Только через несколько недель я узнал, что, кроме упомянутых 12 групп, есть еще одна. Несколько в стороне от домов, в которых размещалась школа, находилось небольшое строение, которое было ограждено высоким забором, куда мы не смели заходить. Постепенно просочилась лишь одна информация: в этом здании учатся корейские коммунисты. Они жили там совсем изолированно и никогда не принимали участия в каких-либо общих начинаниях. Причину таких особых мер предосторожности нетрудно объяснить. В школе Коминтерна обучались лишь партработники из тех стран, с которыми Советский Союз находился в состоянии войны, из районов, оккупированных фашистами»… Как известно, с Японией СССР до 1945 года не находился в состоянии войны. Между нашими странами был заключен акт о нейтралитете, и они поддерживали нормальные дипломатические отношения. Таким образом, обучение корейцев, которые, готовились для борьбы с японскими оккупантами, должны держаться в строжайшем секрете.

Автор упоминает:

«Не только студенты, но и учителя имели выдуманные имена, так что я во время пребывания в школе и еще много лет спустя не знал их подлинных фамилий. На третий день пребывания в школе Коминтерна я увидел испанскую девушку исключительной красоты, лицо которой мне показалось знакомым. Оказалось, что и она меня знала. Это была Амайя Ибаррури, дочь Долорес Ибарурри, Генерального секретаря испанской компартии, которая из незаметного партийного работника стала самой известной женщиной республиканской Испании. После поражения испанских республиканцев она приехала с сыном и дочерью в Советский Союз. Ее сын Рубин служил в Красной Армии и погиб в ноябре 1942 года под Сталинградом. Дочь уже училась у нас в школе Коминтерна. Ее здесь звали Майя Руис. Дочь Д. Ибаррури была не единственной видной личностью среди курсантов. В нашей комнате мое внимание привлек товарищ с одной рукой. Он хорошо говорил по-русски и однажды рассказал нам в спальне, невзирая на предписание, что уже сражался на фронте в 1941 году и там потерял руку. Я с ним тоже познакомился: вскоре он мне прямо сказал, что он сын И.Б. Тито. Иосиф Броз Тито ― руководитель Югославской освободительной армии, будущий президент страны» ― пишет В. Леонхард [1, с. 6]. Другим нашим источником по истории разведшколы является Маркус Вольф. Он сын известного немецкого драматурга Фридриха Вольфа. В 1934 году, спасаясь от фашистов, вместе с родителями перебрался в Москву, окончил школу и авиационный институт. Работал журналистом и в этом качестве участвовал в Нюрнбергском процессе. На протяжении трех десятилетий, вплоть до 1986 года, Маркус Вольф возглавлял одну из самых действенных агентурных служб мира ― разведку Германской Демократической республики. Он ― автор целого ряда книг, занял достойное место в международной и политической литературе. После объединения Германии М. Вольфа трижды судили. В 2004 году он побывал в с. Кушнаренково, где когда-то начал самостоятельную жизнь, учился, дружил и любил.

Маркус Вольф пишет, что летом 1942 года они встретились в Кушнаренково. В числе более ста других курсантов были призваны на курсы Коминтерна для участия в бойком деле против гитлеровского фашизма. В немецкой группе обучались: Рудольф Гиптлер, Гельмут Генниз, Теодор Винтер, Вольфанг Лонхард, Кэте Нидеркирхнер, Марианна Вейнерт, Эмми и Эльза Шпинзер, Альфред Кенен и другие. В этой же группе проходили подготовку Пауль Вандель ― министр образования, Герман Матерн ― секретарь ЦК СЕПГ. М.В. Вольф вспоминает, что в их группе учился Альфред Кёнен ― сын одного из активных членов ЦК Германской компартии, который в Кушнаренковоской школе работал преподавателем. Альфред был направлен в сердце Германии ― в Берлин ― для выполнения боевой задачи. Он должен был решить двойную задачу. Основное ― это наладить связь с коммунистическим подпольем в Берлине. Затем выполнить задание советской разведки, установить связь с «Красной капеллой», с представителями подпольной организации «Красная капелла» ― это кодовое название сети антигитлеровского движения. Название было присвоено разведгруппам в Германии. Бельгии, Франции, Швейцарии.

Альфред Кёнен ― один из немногих парашютистов, кому удалось добраться до Берлина. Но ему уже не с кем было выходить на связь. Немецкая контрразведка работала неплохо и фактически все нити, которые должны были привести его к подпольщикам, были уже оборваны. Он оказался в поле зрения нацисткой контрразведки, был арестован и замучен в гитлеровских застенках.

В школе Коминтерна наравне с мужчинами подготовку проходили и женщины. Например. Кэте Нидеркирхнер ― дочь члена ЦК Коммунистической партии Германии. В 1942 году ее переправили в Германию, она хотела добраться до Берлина, потому что это был центр коммунистического сопротивления. Но на пути были очень тщательные проверки, она угодила в руки гестапо. В лагере Ревенсбрюк К. Нидеркирхнер нацистские палачи расстреляли.

Руководство разведки осознало, что нет значения направлять курсантов в глубокий тыл врага в Германию. Их стали распределять по-другому: часть была направлена для политической, пропагандисткой работы с военнопленными, часть для радиопропаганды, кто-то направлен к партизанам в качестве переводчика. Для организации радиопропаганды на государства фашистского блока и оккупированные страны в Уфе была организована радиостанция Коминтерна. К этому времени Уфа являлась одним из главных центров связи всей страны. Радиовещательный узел размещался на улице Ленина в Доме связи. В этом здании были установлены коротковолновые передатчики Коминтерна различной мощности. В 1943 году передачи велись на 18 языках, из двух студий, находившихся на пятом этаже Дома связи. Между ними следовали информационные сообщения на русском языке, начавшиеся словами: «Говорит Москва». Радиостанцией Коминтерна руководил Пальмира Тольятти. Но не всегда в эфир шли отредактированные тексты. Сотрудники радиостанции не пренебрегали и откровенным хулиганством. Узнав заранее о говорящемся выступлении Гитлера, самый мощный передатчик настраивали на частоту, по которой немецкое радио транслировало его речь. Немецкий сотрудник радио Коминтерна одевал наушники и внимательно слушал выступление. Как только между предложениями возникла пауза, нажатием кнопки включал передатчик Коминтерна, посылал в эфир издевательские, оскорбительные, а иногда просто неприличные реплики в адрес Гитлера. После этого отключался до следующей паузы. « Радиохулигана» из Уфы слушала вся Германия. Психологический эффект, по данным советской разведки, был очень сильным. Все студии были загружены работой до предела ― шли передачи Коминтерна, башкирского радио. Действовал строгий график: как только один диктор завершал передачу, студию тут же занимал другой. Особенно критическими были ночные часы. Радиоканалы «Христа Ботев» вещали на Болгарию, «Тадеуш Костюшко» ― на Польшу, «Лайош Кошут» ― на Венгрию, работали также «Свободная Югославия», «Германский народный передатчик» и другие. Руководство Коминтерна в Уфе стремилось превратить каждую радиостанцию в организованный центр, который объединял бы все антифашистские силы внутри соответствующей станы. 1943 год ― это одновременно расцвет, и закат деятельности школы, поскольку Сталин пошел на уступки союзникам и распустил Коминтерн. Но школа не исчезла совсем. Среди курсантов была такая известная личность ― Даян Мурзин. Он ― уроженец Бакалинского района, выпускник Кушнаренковского педагогического училища. Д. Мурзин был командиром партизанской бригады им. Яна Жижки, наводил ужас на фашистов. Его называли «черным генералом» [2, с. 7]

Подводя итоги, можно сказать, что школа Коминтерна ― это история, в которой охватывается история судьбы нашего народа, его достижений и подвигов. Школа научила проявлять и вырабатывать сущность самых важных человеческих качеств.

 

Список литературы:

  1. Ирек Тагиров ― Бойцы невидимого фронта // Авангард. ― 2010 ― № 92 ― 9602 c.
  2. Руслан Байгундин ― Коминтерн вещал из Кушнаренково // Неделя. ― 2003 ― № 8 ― 135 с.
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Уважаемые коллеги, издательство СибАК с 30 марта по 5 апреля работает в обычном режиме