Статья опубликована в рамках: LXXI Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 19 ноября 2018 г.)

Наука: Культурология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Фесик К.А. СМЕШЕНИЕ ОБРАЗОВ ЛЯГУШКИ И ЖАБЫ В МИФОЛОГИИ НАРОДОВ МИРА // Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. LXXI междунар. студ. науч.-практ. конф. № 11(71). URL: https://sibac.info/archive/guman/11(71).pdf (дата обращения: 20.09.2019)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 24 голоса
Дипломы участников
Диплом Выбор редакционной коллегии

СМЕШЕНИЕ ОБРАЗОВ ЛЯГУШКИ И ЖАБЫ В МИФОЛОГИИ НАРОДОВ МИРА

Фесик Кристина Александровна

студент 1 курса, социально-гуманитарный факультет, НТГСПИ (ф) РГППУ,

РФ, г. Нижний Тагил

Научный руководитель Олешкова Анна Михайловна

канд. ист. наук, доцент кафедры гуманитарных и социально-экономических наук, НТГСПИ (ф) РГППУ,

РФ, г. Нижний Тагил

В повседневном мире образы лягушки и жабы часто смешиваются. С первого взгляда может показаться, что эти существа выглядят одинаково. Но при внимательном рассмотрении увидеть отличия не составит труда. Начнём хотя бы с того, что сами понятия «лягушка» и «жаба» во многих языках пишутся по-разному. К примеру, в английском языке лягушка – frog, а жаба – toad, в немецком – frosch и kröte [3, c.35], в китайском – 青蛙 (qīngwā) и 蟾蜍 (chánchú) [4, с. 199, 112]. Однако в некоторых странах для жабы нет отдельного слова, как, например, на Филиппинах – palaka [14, с. 230] или в арабском языке ضفدع  (dafadae) [16, с. 53, 91]. Поэтому и «жаба», и «лягушка» там звучат одинаково.

Если разница в произношении очевидна, то морфологические различия лягушек и жаб обычному человеку мало заметны. Лягушки, например, имеют длинные ноги для прыжков, а у жаб короткие ноги для ходьбы; кожа лягушки влажная и гладкая, а жабы – сухая и неровная; у лягушек есть зубы на верхней челюсти, а у жаб нет зубов совсем. Мы видим, что лягушка и жаба имеют много различий, однако, в мифологии их образы часто имеют сходные значения. Под образом в данном контексте стоит понимать художественный образ-символ, который имеет иносказательный смысл, основанный на сходстве явлений жизни.

Лягушка – хотя и маленькое, но в символическом плане вызывающее большой интерес существо. В Древнем Китае лягушка ассоциировалась с водой, дождём, символизируя плодородие и богатство. Поскольку считалось, что лягушачья икра падает на землю вместе с дождём или росой, лягушек ещё называли «небесные курицы» («тьен-чи»), что соотносилось по мифологическим взаимосвязям с Луной. В древних текстах Китая также сообщается, что одна из двух душ человека представляет собой по форме лягушку [5, с. 156].

Лягушкам также находилось и практическое применение. Дальневосточная лягушка – важный компонент китайской народной медицины. Применение бурого жира лягушек позволяет значительно повысить иммунитет организма, икра применяется как мощное бактерицидное средство [18, с. 40], а мясо – при расстройстве желудка и болезни почек [23, с. 44].

Жабы, равно как и лягушки, в медицине Древнего Китая имели большое значение. Порошок, изготовленный из шкур жаб, применяли при водянке и для улучшения сердечной деятельности, а наружно – в виде лепешек как средство от зубной боли, воспаления придаточных пазух носа и кровоточивости десен. Разумеется, целители Древнего Китая не имели возможности изучить химический состав яда, но опытным путем установили, что жабий яд обладает широким спектром физиологической активности и кардиостимулирующим воздействием. Однако, жабий яд опасен  в больших количествах – передозировка им ведёт к развитию психозов и появлению галлюцинаций. Ядовитые жабьи выделения, вероятно, использовались как средства воздействия на сознание [18, с. 39].

Как символические животные жабы рассматриваются преимущественно негативно из-за своего малопривлекательного вида и едких кожных выделений. В Китае жабы ассоциируются с жадностью и скупостью. Существует миф о том, как красавица Чан Э украла у мужа траву бессмертия, стала легче пушинки и улетела на Луну. Там она превратилась в трехногую жабу и сидит под деревом, тоскуя о земном счастье [8, с. 175-179]. В Древнем Китае трёхногая жаба была символом Луны. Считалось, что во время лунных затмений жаба заглатывала Луну. Из-за её скрытого и любящего влажность существования её также связывали с тёмным началом – инь [5, с. 84].

Трёхлапая жаба также является эмблемой наживания денег в Китае. Слова «деньги» (钱 – qián) [4, с.93] и «жаба» (蟾蜍 – chánchú) [4, с.112] в китайском языке близки по звучанию. По народной легенде бессмертный Люй Дунбинь однажды опустил свой пояс с привязанной на конце золотой монетой в колодец и велел Лю Хаю удить в колодце жабу. Это был враг Лю Хая, переродившийся в жабу и бывший в прежней жизни стяжателем. Жаба закусила монету, и Лю Хай вытащил её из колодца. Вот почему он всегда изображался с трёхлапой жабой [10, с. 225].

В культуре и искусстве Древнего Китая тоже находилось место лягушкам и жабам. В погребениях аньяновского комплекса была найдена серия небольших каменных изваяний из белого мрамора, среди которых присутствовала лягушка. Фигуры жабы и лягушки обнаружены и в монументальной скульптуре Китая. Они представляли собой валуны, на поверхности которых едва намечены резными контурными линиями очертания животных. При этом фигура жабы выполнена из явно подобранного для нее камня – темно-зеленого оттенка и испещренного прожилками [13, с. 133, 236].

Несмотря на то, что лягушка и жаба были одинаково важны для медицины и верований Древнего Китая, их символические значения чётко делили на положительное и отрицательное: лягушка – богатство, плодородие; жаба – скупость, жадность.

В Древнем Египте лягушка была также почитаема, как в Китае. Она почиталась из-за своей плодовитости (что символизировало плодородие); ей приписывалась власть над разливами рек, от которых зависел урожай. Кроме того, в Египте существовало поверье, будто лягушка обладает способностью самозарождения, поэтому она связывалась с загробным культом и воскресением после смерти, символизировала возникающую и постоянно обновляющуюся жизнь. Иногда лягушку рисовали под Ладьей Ра. В образе лягушки или с лягушкой на голове изображалась богиня Хекет. Подобное изображение находится на стене храмового комплекса в Дендере. Хекет несла ответственность за формирование зародыша в чреве матери, на что указывает значение иероглифа, изображающего лягушку, который считался в Древнем Египте символом человеческого зародыша [21].

С головой лягушек также представляли четыре божества Гермопольской космогонии, олицетворяющих стихии, - Хух (Бесконечность), Нун (Вода), Кук (Темнота) и Амон ("Невидимый", т. е. Воздух) [19, с. 6].

На электронных ресурсах [20; 17], в книгах, посвящённых мифологии Древнего Египта [19] и в словаре египетских иероглифов [1, с. 118] жаба либо не упоминается вообще, либо её мифическое значение совпадает со значением лягушки. Но на основе Пятикнижия можно предположить, что жабам приписывались негативные свойства.

В книге Исход описывается десять казней египетских, одна из которых – нашествие жаб. «И сказал Господь Моисею: скажи Аарону: простри руку твою с жезлом твоим на реки, на потоки и на озера и выведи жаб на землю Египетскую. Аарон простёр руку свою на воды Египетские; и вышли жабы и покрыли землю Египетскую.»  [6]

Интересно, что древнееврейское «צפרדע», как и старославянское «жаба», в действительности означают лягушку [9]. Получается, жабу и лягушку не разделяли уже тогда.

Лягушка у славян была популярным хтоническим зооморфным персонажем, связанным с человеческой душой, которой присуща женская или детская символика. Лягушки – это души детей, умерших неокрещенными. В виде лягушек существовали на земле и ещё не родившиеся дети. Кашубы объясняли детям, что аист вылавливает в болоте лягушку, несёт к дому, где ожидается появление ребёнка, и бросает в печную трубу, а уже пролетая через дымоход, лягушка оборачивается новорожденным младенцем. У кашубов же зафиксировано выражение по отношению к беременной женщине – «объелась лягушек». Отголоском связи лягушек с атмосферными процессами и погодными явлениями (что тоже характеризует лягушку как воплощение души умершего) является их широко известная роль в обрядах вызывания дождя.

С лягушкой у славян было связано множество, не всегда хороших, легенд. В противовес истории с аистом, было поверье, что нельзя оставлять на ночь открытой трубу в доме, где есть женщина на сносях, так как в неё может залететь ведьма, похитить плод из материнской утробы, а вместо него положить лягушку.

Жаба в мифологии славян была практически неотличима от лягушки. Однако она имела только негативное значение. Согласно многочисленным славянским поверьям, через еду в человека могли проникать незримые духи, которые лишь в утробе человека принимали вид «разных гадов» - змей, жаб, лягушек [7, с. 295].

В славянской мифологии жаба предстаёт в демоническом воплощении, являясь одним из магических обликов ведьмы [7, с. 238]. Образ лягушки же неоднозначен. С одной стороны, она исполняла функцию домашнего покровителя и связи с родовыми предками [7, с. 92], с другой, - считалась носителем демонологических признаков, наряду с волками, змеями и летучими мышами [7, с. 27].

Между образами жабы и лягушки в мифологиях рассматриваемых народов есть как несомненные сходства, так и различия. К примеру, в Китае и Египте лягушка символизировала плодородие, а у славян и египтян – плодовитость. Во всех трёх мифологиях лягушка ассоциировалась с росой, дождём, управляла погодой и разливами рек. В облике лягушки египтяне и славяне изображали богинь (Хекет, Лада) [2]. Вместе с тем, у славян лягушке приписывали ещё и негативные, демонические качества, приравнивая её к жабе. Жаба, наоборот, у всех народов воспринималась однозначно. Представляя собой тёмное начало, она являлась олицетворением жадности, алчности и демонического воплощения ведьм.

Почти на всех языках слова «лягушка» и «жаба» звучат по-разному, имеют морфологические различия, их места обитания, способы питания и передвижения также отличаются друг от друга. С древних времён люди воспринимали лягушку положительно, как символ плодородия египтян или Царевну-лягушку у славян, а жабе приписывались отрицательные черты и свойства, такие как скупость, связь с тёмными силами. Если попросить обычного человека отличить жабу от лягушки, он скажет, что жаба – это уродливое, бородавчатое существо, лягушка же скорее всего не вызовет столь негативной реакции.

Несмотря на множество различий, образы лягушки и жабы всё же неразделимы. Специалистам известно, что в широком смысле термин «лягушка» относится ко всем представителям отряда бесхвостых, поэтому, говоря «лягушка», они имеют в виду и жабу [16; 11]. Однако, процент специалистов среди всех людей очень мал. Образ лягушки в разных мифологиях имеет положительное значение, символизируя плодородие. Жаба, как правило, ассоциируется с силами зла и жадностью. И, тем не менее, слова «лягушка» и «жаба» в разного рода литературе довольно часто используют как синонимы, подтверждение чему удалость найти как в бумажных [5, с. 156; 12, с. 881; 22 с. 109] так и в электронных источниках [20; 17].

 

Список литературы:

  1. E. A. Wallis Budge. Egyptian hieroglyphic dictionary. London: John Murray, Albemarle street. 1920. 592 p.
  2. Абрашкин А. А. Прародина русской души. М.: Эксмо. 2017. – 320с.
  3. Ананьева Н. Б.. Пятиязычный словарь названий животных. Амфибии и рептилии. Латинский-русский-английский-немецкий-французский. М.: Рус. яз., 1988. – 560с.
  4. Баранова З. И., Котов А. И.. Русско-китайский словарь. Ок.40 000 слов. М.: Рус. яз., 1990. – 566с.
  5. Бидерманн Г. Энциклопедия символов: Пер. с нем. / Общ. Ред. И предисл. Свенцицкой И. С. – М.: Республика, 1996. – 335 с.: ил.
  6. Ветхий завет. Исход // «РПЦ. Официальный сайт Московского Патриарха» [Электронный ресурс] – URL: http://www.patriarchia.ru/bible/ex/ (дата обращения: 20.09.2018).
  7. Виноградова Л. Н. Народная демонология и мифо-ритуальная традиция славян. – М.: «Индрик», 2000. – 432с.
  8. Гурьян О. Повесть о Великой стене, о Чжен-Ване и Цзин Кэ, о двух сестрах и о том, как поднялась буря. М.: Детгиз. 1959. - 240с.
  9. Десять казней египетских // «Википедия» [Электронный ресурс] – URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/Десять_казней_египетских. (дата обращения 12.09.2018).
  10. Ежов В. Мифы древнего Китая. М.: Астрель. 2003. – 496с.
  11. Жабы // «Большая советская энциклопедия» [Электронный ресурс]. – URL: http://bse.sci-lib.com/article038261.html (дата обращения 12.09.2018).
  12. Кононенко А. А. Энциклопедия славянской культуры, письменности и мифологии. Харьков. Фолио. 2013. – 1920с.
  13. Кравцова М. Е. Мировая художественная культура. История искусства Китая: Учебное пособие. – СПБ.: Издательства «Лань», «ТРИАDА», 2004. – 960с.
  14. Крус М., Игнашев С. П.. Тагальско-русский словарь. Ок. 20 000 слов. Москва. Государственное издательство иностранных и национальных словарей. 1959. – 388 с.
  15. Кузнецов Н. С., Никишин А. А. Русско-арабский словарь по естественнонаучным дисциплинам. М.: Рус. яз., 1986. – 220 с.
  16. Лягушка // «Животные в мифологии» [Электронный ресурс] – URL: http://myfhology.info. (дата обращения 28. 08. 2018).
  17. Лягушки // «Большая советская энциклопедия» [Электронный ресурс] – URL: http://bse.sci-lib.com/article072144.html. (дата обращения 12.09.2018).
  18. Маслова И., Кузьмин С. Земноводные российского Дальнего Востока. Москва. Товарищество научных изданий КМК, 2005. –  434с.
  19. Рак И.В. Мифы Древнего Египта. СПб: Петро-РИФ, 1993. – 270 с.
  20. Рептилии в древних религиях. [Электронный ресурс] – URL: www.livejournal.com.  (дата обращения: 28. 08. 2018).
  21. Ромах О.В. Культурфилософский анализ культов жизнесохраняющих богинь Древнего Египта / О.В. Ромах, М.С. Стерликова // «Аналитика культурологи. – 2011. – № 20» – 2011. – № 20 [Электронный ресурс] – URL: http://analiculturolog.ru/journal/archive/item/714-analysis-of-the-cult-kulturfilosofsky-zhiznesohranyayuschih-goddess-of-ancient-egypt.html (дата обращения: 28.08.2018).
  22. Хлыстова А. В. Образ лягушки как символ внутренней трансформации героя в русском и немецком фольклоре. 2014. С. 107-115
  23. Шэнь Чжоу. Китайская кулинария: секреты восточного долголетия. Минск: Современный литератор, 2002. – 352с.
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 24 голоса
Дипломы участников
Диплом Выбор редакционной коллегии

Оставить комментарий