Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: LXVII Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 16 июля 2018 г.)

Наука: Психология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Талаева О.С., Алферова М.А. ОБРАЗ МИРА В ПСИХОСЕМАНТИКЕ И КАРТИНА МИРА В КОГНИТИВНОЙ ЛИНГВИСТИКЕ И ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИИ КАК РЕПРЕЗЕНТАЦИИ ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ // Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. LXVII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 7(67). URL: https://sibac.info/archive/guman/7(67).pdf (дата обращения: 04.12.2021)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 1 голос
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ОБРАЗ МИРА В ПСИХОСЕМАНТИКЕ И КАРТИНА МИРА В КОГНИТИВНОЙ ЛИНГВИСТИКЕ И ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИИ КАК РЕПРЕЗЕНТАЦИИ ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ

Талаева Ольга Сергеевна

бакалавр лингвистики, кафедра романо-германской филологии, Дальневосточный федеральный университет,

РФ, г. Владивосток

Алферова Мария Андреевна

бакалавр психологии, Департамент психологии и образования, Дальневосточный федеральный университет,

РФ, г. Владивосток

Человек реализует себя биологически как индивид, психологически как личность и социально как участник общественных отношений. Исследования взаимопереходов этих уровней, имеющих место в процессе развития, позволяют рассматривать человека как единую систему, способную к сознаванию окружающего мира в целом и осознаванию себя в частности. Успешное решение фундаментальных задач подобного многоаспектного исследования возможно при условии качественного обобщения динамических связей субъекта, порождающих психическое отражение реальности в мозге человека. Междисциплинарный подход, актуализированный в сфере гуманитарных наук, предоставляет возможность объединить усилия по выработке научного знания о человеке.

Примером воплощения такого междисциплинарного подхода может считаться сопоставление понятий «образ мира» в психосемантике и «картина мира» в когнитивной лингвистике и лингвокультурологии. Мы предполагаем, что данные понятия репрезентируют различные стороны одного и того же явления психики, близкого по уровню организации с личностью, по особенностям функционирования – с сознанием. Когнитивная лингвистика и лингвокультурология отражают содержательные и гомеостатические (консервативные) характеристики явления, а психосемантика – структурные и стеничные характеристики, наделяя его описание особой специфичностью вследствие фокусировки на различных предметах исследования.

Надлежит осветить сущность основных понятий, вынесенных на обсуждение. Образ мира в психосемантике представляет собой интегральный идеальный продукт процесса сознания, получаемый путем постоянной трансформации чувственной ткани сознания в значения, который можно рассматривать как процесс в пределах его изменяемости [7, с. 91].  Образ мира формируется в ходе наполнения образа реальности личностно значимыми элементами опыта протекающей в обществе деятельности – признаками предметов, чувствами, представлениями, нормами – и в дальнейшем определяет индивидуальное восприятие мира. Картина мира в когнитивной лингвистике описывается как результат когниции действительности [6, с. 4–5]; в лингвокультурологии – трактуется как система образов, которые характерны для отдельно взятой культуры.

Картина мира в лингвистике в целом рассматривается как отражение мира в голове человека, система образов, возникающих в процессе познавательной деятельности человека, относимых к той или иной культуре. На ее формирование влияют язык, обычаи, традиции народа, социальные факторы – обучение и воспитание [5, с. 64]. Когнитивная лингвистика, сосредоточенная на изучении процессов осмысления, классификации и категоризации мира, а также систем, лежащих в основе работы с информацией, в рамках поля своей деятельности выделяет концептуальную и языковую картины мира, причем языковая картина мира является частью концептуальной и вербализирует последнюю. Концептуальная картина мира описывается как целостное представление отдельно взятого человека о мире, которое реализуется через язык, но также закрепляется в психике посредством других ментальных образований – схем, образов, картинок. Для лингвокультурологии, занимающейся взаимосвязью языка и культуры, релевантной является не только уже упоминавшаяся ранее языковая картина мира, но и ценностная картина мира, где сосуществуют значимые для какой-либо отдельно взятой культуры ценностные доминанты. Она находит свое проявление не только в коллективном сознании, но и в индивидуальном [2, с. 5].

И концептуальную, и ценностную картины мира можно упрощенно представить, как сетку концептов. В когнитивной лингвистике под концептом понимается квант знания, оперативная единица памяти, ментального лексикона, концептуальной системы и языка мозга, всей картины мира [3, с. 90–92], тогда как в лингвокультурологии концепт есть единица, используемая для репрезентации культуры, «сгусток культуры в сознании человека, «пучок» представлений, понятий, знаний, ассоциаций, сопровождающий слово» [9, с. 14].

С одной стороны исследователями отмечается, что концепт не обладает четкой структурой, с другой – многие ученые придерживаются полевой модели его построения, состоящей из ядра и периферии. Ядро представляет собой конкретное содержание понятия, образующего концепт, а периферия –интерпретационное поле, инвариантные смыслы. К формированию поля в лингвокультурологии подходят с помощью создания выборки из словарного состава языка; в когнитивной лингвистике, помимо этого, используется еще и конструирование ассоциативного поля в результате опроса респондентов. Предпримем попытку обобщить современные представления о признаках и свойствах концепта:

  1. организован послойно, состоит из двух и более слоев, однако не может содержать в себе все слои разом;
  2. не имеет жесткой структуры, лишен симметрии;
  3. в основе возникновения и существования концепта находится идея, к которой этот концепт отсылает, которая наделяет его смыслом и расширяет концепт новыми сложносвязанными элементами;
  4. развивается нелинейно в силу пересечений с другими идеями, порождающими другие концепты (что обуславливает сложность связей между составными частями концепта);
  5. концепт есть гетерогенезис, упорядочение составляющих по смежности; содержание понятия, присутствующее во всех его элементах [1, с. 27];
  6. схож с неким чистым событием, не совпадающим с состоянием предметов, в котором происходит его осуществление [1, с. 27];
  7. требует материальной репрезентации.

Итак, важным различием в определении термина «концепт» между когнитивной лингвистикой и лингвокультурологией можно считать следующее: когнитивная лингвистика уделяет большее внимание индивидуальному, системной организации концептов, их связям и типам, где каждому слову можно найти соответствующий концепт, а лингвокультурология относит к концептам только культурно значимые единицы (лингвокультурологический концепт образуется вокруг культурной ценности: например, концепт «success» – «успех» в английском языке). Существенно и то, что рассмотрение концепта только с точки зрения когнитивной лингвистики или лингвокультурологии может привести к однобокости, неполноте выводов исследования, из чего логично следует, что концепты необходимо изучать и описывать, выходя за рамки вышеназванных дисциплин.

Психосемантическое понятие образа мира обладает большим потенциалом описания специфики межуровневых связей человеческой самореализации. Динамика развития субъективного образа мира является не чем иным, как моделью слияния в одном психическом акте процесса, образа и реальности, а доступный исследованию результат – индивидуализированная культурно-историческая основа восприятия [7, с. 88; 8, с. 17]. Можно сказать, что образ мира стеничен в контексте осуществления человеком деятельности – он и предшествует текущему восприятию, и предоставляет субъекту уникальную прогностическую модель будущего в виде внутреннего плана действий [8, с. 19].

Для более полного раскрытия содержания понятия обратимся к одной из самых подробных моделей образа мира – трехслойной функциональной [7, с. 93]. Личностные смыслы составляют в ядерном слое образа мира амодальный целемотивационный комплекс, где чувственная ткань сознания максимально конвертирована в значения. Собственно смыслы в семантическом слое образа мира интегрируют отношения субъекта к объектам перцептивного мира в их целостность, создавая переход между глубинным и поверхностным уровнями [7, с. 96]. Предсмыслы в перцептивном, модальном слое образа мира строятся путем упорядочивания в сознании образов внешних объектов и отношений к ним; содержание слоя структурировано слабо и испытывает влияние нижележащих уровней. Неравномерность, обратимость и непоследовательность ещё раз указывают на субъективность образа мира и актуальность междисциплинарных гуманитарных исследований в этой области.

Вернемся к сравнению понятий «образ мира» в психосемантике и «картина мира» в когнитивной лингвистике и лингвокультурологии. Эти конструкты могут быть сличены относительно их структуры, динамики функционирования и общего уровня организации.

Образ мира в психосемантике, как уже было установлено, складывается из трех слоев; картина мира в лингвистике – из сложноорганизованной сетки концептов. Любопытно то, что, судя по композиции изучаемых конструктов, концептуальная картина мира в когнитивной лингвистике соотносится с совокупностью семантического и перцептивного слоев образа мира, а ценностная картина мира в лингвокультурологии – с ядерным слоем образа мира в психосемантике (освобожденные от чувственной ткани значения принадлежат обществу и культуре).

Аналогичным образом могут быть сопоставлены компоненты образа мира и картины мира. Значения преломляют окружающий мир в сознании человека; в них представлена преобразованная и свернутая в языке идеальная форма существования предметного мира, его свойств, связей и отношений, раскрытых совокупной общественной практикой; личностные смыслы, формируемые работой мотивации различного происхождения, создают субъективную значимость объектов восприятия [4, с. 103, 108]. Если сравнить структуры значения и личностного смысла с конфигурацией концепта, то становится ясным, что значение с психологической точки зрения в общих чертах сходно с полным концептом, а личностный смысл подобен отдельно взятому конкретному ядру концепта, лишенному периферии за ненадобностью.

Как было выяснено в ходе теоретического обзора, образ мира в психосемантике представляется стеническим психическим явлением, активно участвующим в процессах восприятия; с другой стороны, картины мира в когнитивной лингвистике и лингвокультурологии мыслятся в большей степени в качестве гомеостатических, накапливающих феноменов, используемых человеком как инструмент коммуникации.

Из сказанного можно заключить, что все три обсуждаемых конструкта функционируют в сфере сознания и сходны по уровню организации с личностью. Именно поэтому в качестве основного синтетического вывода мы видим то, что образ мира в психосемантике и картина мира в когнитивной лингвистике и лингвокультурологии репрезентируют одно и то же явление психики – психическую реальность. В пользу наших предположений говорит и антитезис: отнести описываемое единое явление к одному из частных классов – процессов, состояний и свойств – без утери ключевых аспектов его содержания практически невозможно.

Итак, человек в течение своей жизни не перестает создавать собственную психическую реальность; гуманитарные науки с различных сторон подходят к изучению содержания этой реальности. Синергизация научного труда может привести к снижению вероятности возникновения дублирующей терминологии и возрастанию темпов открытия нового научного знания.

 

Список литературы:

  1. Алефиренко, Н.Ф. Лингвокультурология. Ценностно-смысловое пространство языка / Н.Ф. Алефиренко. – М.: Флинта, 2010. – 288 с.
  2. Карасик, В.И. Культурные доминанты в языке / В.И. Карасик // Языковая личность: культурные концепты: сб. науч. трудов. – 1996. – С. 3–16.
  3. Краткий словарь когнитивных терминов / Под ред. Е.С. Кубряковой, В.З. Демьянкова, Ю.Г. Панкраца, Л.Г. Лузиной. – М.: Филол. ф-т МГУ им. М.В. Ломоносова, 1997. – 245 с.
  4. Леонтьев, А.Н. Деятельность. Сознание. Личность / А.Н. Леонтьев. – М.: Смысл, 2005. – 352 с.
  5. Маслова, В.А. Лингвокультурология: / В.А. Маслова. – М.: Академия, 2010. – 208 с.
  6. Попова, З.Д., Стернин, И.А. Очерки по когнитивной лингвистике / З.Д. Попова, И.А. Стернин. – Воронеж, 2002. – 477 с.
  7. Серкин, В.П. Методы психологии субъективной семантики и психосемантики / В.П. Серкин. – М.: Пчела, 2008. – 382 с.
  8. Серкин, В.П. Пять определений понятия «образ мира» / В.П. Серкин // Вест. МГУ. Сер. 14. Психология. – 2006. – №1. – С. 11–19.
  9. Степанов, Ю.С. Константы: словарь русской культуры / Ю.С. Степанов. – М.: Академический проект, 2004. – 991 с.
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 1 голос
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом