Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XVIII Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 20 марта 2014 г.)

Наука: Экономика

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Сенькова О.Н. НАДЕЖДА НА ЧУДО: ДА ИЛИ НЕТ? // Научное сообщество студентов XXI столетия. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. XVIII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 3(18). URL: http://sibac.info/archive/economy/3(18).pdf (дата обращения: 29.03.2020)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

НАДЕЖДА  НА  ЧУДО:  ДА  ИЛИ  НЕТ?

Сенькова  Оксана  Николаевна

Юсыпчук  Олеся  Ивановна

студенты  3  курса  ,  кафедра  финансы  и  кредит  ДВФУ,  РФ,  г.  Владивосток

E-mail:  2011-2012.1993_9@mail.ru

E-mailolesya_93@mail.ru

Рубинштейн  Евгения  Даниэльевна

научный  руководитель,  канд.  экон.  наук,  доцент  ДВФУ,  РФ,  г.  Владивосток

 

Китайская  банковская  система  —  довольно  сложный  механизм,  практически  полностью  базирующийся  на  государственных  капиталах  или  так  или  иначе  выросший  из  государственного  сектора.

Практически  вся  китайская  банковская  система  родилась  путем  модернизации  системы  Народного  Банка  Китая.  В  1983  были  созданы  четыре  крупнейших  китайских  государственных  банка,  которые  вплоть  до  сегодняшнего  дня  составляют  основу  всей  кредитно-финансовой  и  банковской  системы  КНР,  так  называемая  «большая  четверка»  —  Банк  Китая,  Китайский  строительный  банк,  Сельскохозяйственный  банк  Китая  и  Индустриальный  и  коммерческий  банк  Китая.

Другую  важнейшую  часть  китайской  финансовой  системы  составляют  акционерные  банки,  среди  которых  крупнейшими  являются  Банк  коммуникаций  и  Китайский  торговый  банк.  Пожалуй,  сегодня  это  наиболее  динамично  развивающийся  банковский  сектор,  причем  рост  их  активов  почти  в  два  раза  превосходит  рост  активов  «большой  четверки».  Помимо  этого  существует  множество  локальных  банков  (в  основном  городских),  число  которых  сегодня  приближается  к  двумстам.  Причем  влияние  этих  банков  достаточно  высокое.  Местные  правительства  именно  через  них  финансируют  свои  проекты  и  держат  там  свои  доходы,  а  если  принять  во  внимание  рост  экономики  в  отдельных  городах  Китая,  то  несложно  понять,  насколько  серьёзную  финансовую  силу  составляют  городские  банки.  Первоначально  предполагалось,  что  городские  банки  могут  участвовать  только  в  проектах,  проводимых  в  городе,  где  он  расположен.  Государство  выступало  против  расширения  их  деятельности,  но  с  2004  г.  им  было  разрешено  действовать  за  пределами  своих  городов,  в  результате  чего  некогда  городские  банки  (например,  Банк  Пекина,  Банк  Шэньчжэня,  Банк  Нинбо)  стали  полноценными  игроками  финансового  рынка,  другие  же  исчезли  в  результате  слияния  и  поглощения.

Характерной  чертой  в  развитии  банковской  системы  Китая  является  доминирующая  роль  государства  в  его  управлении.  Государство  —  основной  кредитор  всей  банковской  системы,  осуществляющий  жесткий  контроль  над  кредитной  политикой  и  взаимоотношениями  банков  между  крупными  предприятиями  со  средним  бизнесом.

Все  развитие  современной  китайской  банковской  системы  проходило  по  четкому  плану,  а  руководство  КНР  не  дало  стихии  рынка  подчинить  себя  банковской  основе  существования  страны.  Но,  не  смотря  на  постоянный  контроль  государства,  на  сегодняшний  день  возникла  серьезная  проблема,  пошатнувшая  банковский  сектор  Китая.  В  июне  2013  года  в  Китае  произошло  «схлопывание  мыльного  пузыря»  —  так  аналитики  прозвали  случившийся  кризис  ликвидности.

Причиной  этому  послужил  резкий  рост  «теневого»  банковского  сектора.  В  Китае  этот  сектор  весьма  разнообразен:  по  форме  —  хедж-фонды,  фонды  прямых  инвестиций,  фонды  денежного  рынка  и  узкоспециализированные  страховщики;  по  наполнению  —  Wealth-Management  Products  (продукты  по  управлению  достатком),  сделки  с  обратным  выкупом  активов,  необеспеченные  инструменты  и  др. 

Отследить  размеры  теневых  сделок  практически  невозможно,  учитывая  схемы  обратного  выкупа  и  схемы,  позволяющие  убрать  с  баланса  те  или  иные  активы.

Первые  предпосылки  банковского  кризиса  в  Китае  наметились  еще  в  2011  году,  о  чем  тогда  сообщило  рейтинговое  агентство  Fitch.  Причиной  тому  стала  агрессивная  политика  небольших  финансовых  компаний  по  продвижению  самых  различных  финансовых  продуктов.  Значительная  часть  из  них  квалифицировалась  как  управление  активами,  хотя  по  ряду  признаков  многие  из  них  ничем  не  отличались  от  обычных  финансовых  пирамид.  Массовое  распространение  получил  такой  инвестиционный  продукт,  как  wealth  management  products.  В  Китае  существует  частичная  монополия  государства  на  сбережения  —  долгое  время  у  населения  было  лишь  четыре  доступных  инструмента  сбережений:  банковские  депозиты,  недвижимость,  золото  и  внутренний  фондовый  рынок.  Однако  в  последнее  время  нарастающей  популярностью  стали  пользоваться  альтернативные  инвестиционные  продукты,  предлагающие  5—7  %  процентов  годовых,  что  существенно  выше  стандартных  ставок  по  депозитам.  В  последней  декаде  июня  подлежали  к  погашению  купоны  на  Wealth  Management  Products  подлежали  к  погашению  на  общую  сумму  1,5  трлн.  юаней  [4].  Общий  объем  этих  теневых  продуктов  составляет  порядка  16%  всех  депозитов  коммерческих  банков  Китая,  или  13  трлн.  юаней  [8].  Причем  наибольший  прирост  привлечения  вкладчиков  по  этой  статье  наблюдался  среди  мелких  финансовых  компаний  и  банков,  которым,  в  отличие  от  крупных  государственных  банков,  сложнее  проводить  выплаты  по  своим  продуктам.  А  значит,  в  случае  оттока  средств  риск  их  банкротства  резко  возрастает.

По  данным  рейтингового  агентства  Fitch,  в  2012  году  общий  объем  выданных  банками  кредитов,  включая  «теневые»,  составил  198  %  китайского  ВВП.  Какая  именно  доля  приходится  на  «теневые»  кредиты,  не  уточняется;  известно  лишь,  что  она  весьма  существенна  и  соизмерима  с  объемом  "белого"  кредитования. 

За  последние  2  года  «теневой  »  сектор  вырос  на  67  %  [7].  И  эта  цифра  продолжает  расти  опережающими  ВВП  темпами.

Это  можно  объяснить  неудачной  попыткой  китайских  властей  реализовать  модель  «кредитного  роста».  Кредитные  средства  вкачивались  абсолютно  во  все  предприятия,  включая  даже  нежизнеспособные.  Таким  образом,  банковская  система  оказалась  доверху  загружена  балластом  невозвратных  кредитов.

Другой  проблемой  стало  реформирование  сельских  кредитных  кооперативов  Китая.  На  сегодня  это  важнейшая  часть  финансового  механизма  КНР,  по  своей  форме  это  паевые  кредитно-финансовые  учреждения.  Для  развития  городских  предприятий,  особенно  смешанного  типа  собственности,  существуют  аналогичные  городские  кредитные  кооперативы.  Сельские  кредитные  кооперативы  начали  активно  создаваться  на  уровне  уездов  в  2005  году,  а  с  начала  2010  года  начался  очередной  этап  их  реформирования,  направленный,  прежде  всего  на  расширение  спектра  их  услуг.  Они  ведут  активную  политику  льготного  кредитования  и  сами  жестко  следят  за  своевременным  возвратом  кредитов.  Причем  выдача  кредитов  максимально  упрощена,  нередко,  особенно  в  периоды  активных  сезонных  сельскохозяйственных  работ,  такие  кредиты  могут  выдаваться  в  день  обращения.  Проверка  кредитора  также  максимально  упрощена,  учитывая,  что  вся  операция  чаще  всего  проходит  в  рамках  одного  уезда.  Примечательно,  что  если  подобные  кредитные  кооперативы  начинали  с  крайне  небольших  кредитов,  то  сегодня  они  поддерживают  своим  финансированием  крупнейшие  предприятия  в  сельской  местности,  а  получение  кредита,  эквивалентного  нескольким  десятков  миллионов  долларов  не  является  особой  проблемой.  В  некоторых  развитых  районах,  особенно  на  юге  Китая,  общая  сумма  кредитов  может  достигать  $  250  млн.  лишь  по  одному  виду  продукции  (например,  выращивание  чая).

Но  именно  здесь  и  начинаются  сложности.  Формально  кооперативы  сами  решают,  кому  выдавать  кредит,  и  нередко  оказывается,  что  кредиты  выданы  государственным  компаниям,  а  не  частному  бизнесу.  Дело  в  том,  что  в  этом  случае  гарантом  выступает  само  государство,  поэтому  даже  в  случае  финансового  провала  проекта  государство  будет  вынуждено  закрыть  долги  перед  кооперативами.  В  целом  проблемы  связаны,  прежде  всего,  с  тем,  что  кредитные  кооперативы  все  же  не  являются  полноценными  банковскими  учреждениями,  из-за  роста  числа  кредитов  система  проверок  заемщиков  перестала  справляться  со  своими  задачами,  увеличивается  число  безвозвратных  кредитов.

И  последним  фактором  является  спекулятивная  покупка  недвижимости,  взвинтившая  цены  на  жилье,  несмотря  на  активные  меры  государства  по  сдерживанию  цен.  Есть  серьезные  основания  полагать,  что  в  последнее  время  межбанковские  заимствования  стали  источником  финансирования  спекулятивной  покупки  недвижимости.  Недоступность  жилья  является  одной  из  основных  причин  социальной  напряженности  в  стране,  что  сделало  обуздание  цен  на  недвижимость  приоритетной  задачей  правительства.

Инвесторы  крайне  негативно  восприняли  эту  ситуацию,  поскольку  похожая  картина  наблюдалась  в  США  сразу  после  краха  Lehman  Brothers  в  2008  г.

Поэтому  китайское  правительство  решило  бороться  с  этой  проблемой,  что  и  стало  толчком  к  схлопыванию  «мыльного  пузыря».  Правительство  решило  поднять  процентные  ставки  по  межбанковским  кредитам.  В  июне  они  достигли  рекордных  показателей  —  10  %,  а  в  отдельные  краткосрочные  пики  они  достигали  30  %.  Второй  шаг  —  это  сокращение  объема  средств  для  межбанковского  заимствования.  И  это  несмотря  на  колоссальные  резервы  —  на  конец  июня  золотовалютные  запасы  Китая  составили  $3,5  трлн.

Проведение  этих  мер  совпало  с  праздниками  в  Китае  и  сезонным  пиком  сбора  налогов,  когда  людям  особенно  требуется  наличность.

В  итоге  сложилась  катастрофическая  ситуация,  когда,  24  июня  2013  года,  банки  не  могли  расплатиться  по  кредитам,  а  Народный  Банк  отказался  влить  недостающую  наличность,  тем  самым  давая  понять,  что  банки  не  должны  рассчитывать  на  помощь  государства.  Около  недели  Народный  Банк  не  принимал  никаких  действий,  что  повлекло  к  распространению  слухов  о  дефолте.  Слухи  оправдались,  когда  ситуация  вышла  из-под  контроля  и  China  Everbright  Bank  не  смог  расплатиться  по  коротким  кредитам  с  Industrial  Bank  на  сумму  в  6  млрд.  юаней.  Иными  словами,  произошел  дефолт  по  кредитным  обязательствам.

Дефолт  со  стороны  China  Everbright  Bank,  в  свою  очередь,  осложнил  финансовую  ситуацию  для  China  Industrial  Bank,  так  как  в  последнем  рассчитывали  получить  6  млрд  юаней  для  обеспечения  собственных  нужд  в  ликвидности.  Ряд  трейдеров  в  Шанхае  отметили,  что  дефолт  привел  к  цепной  реакции  на  межбанковском  рынке  Китая  и  в  результате  роста  процентных  ставок  пострадали  многие  банки. 

Например,  из-за  проблем  с  низкими  уровнями  ликвидностью  пострадал  и  Agricultural  Development  Bank  of  China.  Банк  рассчитывал  выручить  20  млрд.  юаней  в  результате  размещения  своих  облигаций  со  сроком  погашения  в  течение  6  месяцев  с  купонной  ставкой  7  %,  однако  в  итоге  ему  удалось  разместить  свои  бумаги  лишь  на  сумму  11,51  млрд.  юаней.

Сейчас  у  банков,  чрезмерно  зависимых  от  краткосрочного  финансирования,  есть  2  пути  выхода  из  ситуации:  сократить  свои  резервы,  чтобы  больше  активов  финансировалось  из  депозитов,  или  найти  более  стабильные  источники  финансирования.

Второй  способ  также  включает  в  себя  2  направления:  долгосрочные  займы  или  привлечение  еще  большего  количества  акций  иностранных  инвесторов.  Но  обращение  к  этим  более  дорогим  источникам  финансирования  урежет  чистую  процентную  маржу  банков,  снижая  прибыльность.

Народный  банк  Китая,  судя  по  всему,  предпочитает  уменьшение  долговой  нагрузки.

НБК  намерен  заставить  банки  и  другие  финансовые  институты,  такие  как  фонды,  брокеров  и  управляющих  активами,  снизить  задолженность.

Но  пока  это  только  намерения,  а  последствия  не  заставили  себя  долго  ждать,  инвесторы  отреагировали  моментально  на  случившиеся  события.  Они  начали  немедленно  сбрасывать  свои  ценные  бумаги,  уверенные,  что  кредитная  модель  Китая  стремительно  разваливается.  Учитывая  роль  и  значимость  экономики  Китая  на  мировом  уровне,  возникают  все  большие  опасения,  что  ее  возможный  кредитный  крах  подстегнет  новый  виток  глобального  кризиса.  Пока  же  эксперты  констатируют  ожидаемое  снижение  темпов  роста  экономики  самой  КНР.  Так,  банком  Goldman  Suchs,  в  связи  с  опасениями  кризиса  ликвидности,  прогноз  роста  китайской  экономики  пересмотрен  сторону  понижения  на  2013  г.  до  7,4  %  с  7,8  %.

Малообещающие  прогнозы,  шаткая  ситуация  в  стране  —  все  это  стало  сигналом  для  правительства  Китая:  экономика  нуждается  в  реструктуризации.  Для  решения  этой  проблемы  8  ноября  был  созван  3  Пленум  ЦК  КПК,  пленум  проходил  за  закрытыми  дверями  в  течение  4  дней,  и  весь  мир  застыл  в  ожидании  его  итогов.  Этот  пленум  был  призван  составить  специальный  документ,  содержащий  в  себе  реформы  по  реструктуризации  в  экономике,  социальной  и  политической  сферах.

Впервые  в  документе  обозначены  сроки  завершения  реформ  —  2020  год.  Согласно  требованиям  пленума,  именно  к  этому  сроку  «в  важнейших  сферах  и  по  ключевым  направлениям  должны  быть  достигнуты  решающие  результаты,  сформирована  целостная  и  эффективная  система».

Очень  широким  мазком  в  коммюнике  говорится  о  роли  рынка  в  китайской  экономике.  Документ  утверждает,  что  «необходимо  четко  определить  отношения  между  правительством  и  рынком,  рынок  должен  играть  определяющую  роль  в  деле  размещения  ресурсов».  Под  эту  фразу  в  принципе  попадают  практически  все  экономические  реформы,  о  необходимости  которых  говорит  Китай.  Это  и  ликвидация  монополий  госкомпаний,  и  обеспечение  равного  доступа  к  кредитным  и  иным  ресурсам  для  предприятий,  и  повышение  конкуренции,  и  заявительный  принцип  регистрации  бизнеса.

Инвесторы,  ожидавшие  более  радикальных  изменений,  остались  недовольны  его  результатами.  Они  считают,  что  этот  документ  не  содержит  в  себе  реформ,  которые  смогут  перенаправить  экономику  Китая  в  новое  русло.  Документ  является  таким  же  противоречивым  и  туманным,  как  и  сама  ситуация  в  стране.

Однако  то,  что  инвесторы  считают  эти  реформы  непонятными  и  расплывчатыми,  вполне  соответствует  китайским  традициям.  Например,  преобразования  Дэн  Сяопина,  которыми  мерят  всех  китайских  лидеров,  в  свое  время  не  казались  такими  уж  радикальными.  Великое  значение  им  придала  лишь  последующая  история.  и  как  говорил  великий  философ  Лао  Цзы  :«Тот,  кто  слишком  торопится,  ничего  не  достигнет».

 

Список  литературы:

  1. Вахрушин  И.В.  Рынок  ценных  бумаг  КНР:  состояние,  развитие,  перспективы:  Дис.  канд.  экон.  наук:  08.00.10.  М.,  2009.
  2. Рейтинг  стран  по  росту  «теневого»  банковского  сектора  /  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  https://www.moodys.com/pages/default_ee.aspx/(дата  обращения  1.12.13).
  3. Рубцов  Б.Б.  «Финансовый  рынок  КНР»,  журнал  «Портфельный  инвестор»,  №  10,  2008  год.
  4. Статистика  погашения  долговых  обязательств  /  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.fitchratings.ru/(дата  обращения  1.12.13).
  5. Статья  «Зомби  заполонили  Китай»/  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://rbcdaily.ru/world/562949985915723/(дата  обращения  29.11.13).
  6. Статья  «Пленум:  перспективы  и  противоречия»/  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://quote.rbc.ru/topnews/2013/07/10/33984534.html/(дата  обращения  5.12.13).
  7. Статья  «Банки  бьют  тревогу»/  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.asiareport.ru/(дата  обращения  25.11.13).
  8. Экономическая  статистика  Китая  /  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  www.financialstabilityboard.org/  (дата  обращения  1.12.13).

 

Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Уважаемые коллеги, издательство СибАК с 30 марта по 5 апреля работает в обычном режиме