Статья опубликована в рамках: V Международной научно-практической конференции ««Проба пера» ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 26 февраля 2013 г.)

Наука: История

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Проголосовать за статью
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ОЛЕГ КОНСТАНТИНОВИЧ РОМАНОВ. ЖИЗНЬ, ОТДАННАЯ РОССИИ

Губина Анастасия

класс 11, МБУ «СОШ № 3 с углублённым изучением отдельных предметов» г. Кострома

Серебрянская Ольга Александровна

научный руководитель, канд. пед. наук, педагог высшей категории, преподаватель истории, МБУ СОШ № 3 с углублённым изучением отдельных предметов, г. Кострома

Петрова Наталья Викторовна

научный руководитель,педагог высшей категории, преподаватель русского языка и литературы, МБУ СОШ № 3 с углублённым изучением отдельных предметов, г. Кострома

 

Великий князь Олег Константинович Романов, человек прекрасно образованный, закончивший Царскосельский лицей, увлекался литературой, видел себя в будущем писателем, подавал большие надежды. С детских лет его любимым писателем и примером в творчестве был Александр Сергеевич Пушкин. В качестве подарка лицею он издаёт пушкинские рукописи, носящие общее заглавие «Рукописи Пушкина» и планирует продолжить эту работу. Но традиции Великокняжеского дома, определили другую судьбу Великому князю. Как и все Романов, он идёт по военной стезе, принеся в жертву не только свою мечту, любовь, но и саму жизнь.

Актуальность темы обусловлена недостаточностью исследования жизни и деятельности членов Великокняжеской семьи, отсутствием достоверной информации, о том какой вклад внесли они в культурно-историческое наследие России, и, соответственно, ростом научного и общественного интереса к этой проблематике.

 Целью настоящей работы является исследование, которое должно ответить на вопрос: что заставило блестяще образованного, талантливого, подающего большие надежды Великого князя Олега Константиновича, в самом начале творческого пути, оставить литературное поприще и уйти добровольцем на фронт Первой мировой войны.

Задачи исследования заключаются в следующем: проанализировать факторы оказавшие влияние на формирование и становление личности Великого князя Олега Константиновича, что и определило его жизненный выбор.

Гипотеза исследования состоит в том, что Великий князь Олег Константинович Романов, делает свой жизненный выбор, считая его единственно правильным в сложившихся исторических условиях (Первая мировая война).

В отношении каждого из Романовых, за исключением разве что Петра I, на страницах исторических произведений и научно-популярных изданий использовано столько черной краски, что за ней не видно живых лиц, вместо них действуют какие-то ходульные персонажи, проводившие все свое время в праздности, неге и забавах. Вместе с тем это далеко не так. Были среди Романовых не только великосветские бонвиваны, но и серьезные радетели Отечества, посвятившие свои жизни воинскому служению России, не чуждые литературе, искусству и науке. Прежде всего, эти слова относятся к великому князю Константину Константиновичу Романову и его сыну Олегу Константиновичу [4, с. 21].

Августейший сын Великого Князя Константина Константиновича (1858—1915) и Великой Княгини Елизаветы Маврикиевны (1865—1927), урожденной принцессы Дома Саксен-Альтенбург Элизабеты Августы, Князь Императорской Крови Олег Константинович появился на свет 15 (28) ноября 1892 года в Мраморном Дворце Санкт-Петербурга, в День памяти Святых Мучеников и исповедников Гурия, Самона и Авива [8, с. 190].

В семье было девять детей, князь Олег был четвертым ребёнком. Все обучение и воспитание происходило в домашней обстановке, Великие Князья получали общее классическое образование, и специальное военное, по профилю выбранного кадетского корпуса. Воспитанию в семье уделялось большое внимание. Отец был очень строг, и дети его даже побаивались. Великий князь Константин Константинович развивал в них самостоятельность, и дисциплинированность:— «Не могу» или «не хочу» не должны были существовать. Он старался воспитывать детей в любви ко всему русскому, желал, чтобы первым языком для князей и княжон был русский, не мог терпеть, когда в русскую речь вставляли иностранные слова [4, с. 40].

Воспитание привычки к неустанному труду было положено в основу всей системы воспитания Великокняжеских детей. Почти весь день был посвящен занятиям. День, начинался с того, что в половине седьмого утра, отец приходил к детям читать Евангелие. Семья жила просто, избегая ненужной роскоши, дети получали по 3 рубля в месяц на мелкие расходы, — купить марки, открытки, сделать близким небольшие подарки.

В братской трапезной Сергиевой пустыни хранится письмо Августейших детей Константина Константиновича настоятелю:

«Петербург 6.05.1903 г.

Дорогой Батюшка! Узнав от Дяденьки, что Вы хотите сделать в трапезной каменный пол, мы собрали, сколько могли, из наших карманных денег и просим Вас принять эту лепту и помолиться о болящих Гаврииле и Олеге. Просят Вашего благословения Иоанн, Татиана, Константин, Олег и Игорь».

Это письмо свидетельствует о том, что Великокняжеская семья была глубоко религиозна. Князь Олег и его младший брат князь Игорь были неразлучны. И в игре, и в учебе они были вместе. Вместе с отцом и сестрой Татьяной братья любили кататься на велосипедах, на лыжах по Павловскому парку, воспетому в стихах отца [1, с. 58]

Великий князь Дмитрий Константинович (дядя) был инициатором музыкальных вечеров, спектаклей. В них участвовала не только вся семья, но и педагоги, дети прислуги и дети родственников. Отец, несмотря на свою строгость, был для детей идеалом. Как рассказывала Великая княгиня Елизавета Маврикиевна: — «С детьми он почти не говорил, и они этим часто печаловались. Я его уговаривала говорить с ними, он так хорошо говорил с кадетами, но он всегда отговаривался, что не может говорить со своими детьми, как он откровенно говорил: «Я не умею высказаться». И это отчасти верно. Говорить с ним было трудно. Он редко мог высказать, что думал. Это как-то мало вяжется с его поэтическим талантом, но это было так». Отец мало говорил, а все больше доверял своему дневнику, своему вечному спутнику [1, с. 80].

Так и Олег Константинович, спустя время стал записывать свои мысли в дневник. Он так же мало говорил, но внутри его таился удивительный мир. Именно в дневниках раскрывается сегодня перед нами удивительно чистая и цельная личность Великого князя Олега. С детских лет неуклонно следовал он наставлению отца: «Кому много дано, с того много и взыщется». Князь рос очень одаренным и сознательным юношей. В возрасте девяти лет он завёл записную книжку, первая запись в которой выглядела так: «Я большой и потому имею мужество. Я тут отмечаю, сколько грехов я сделал за весь день.… Отмечаю тут неправду точками, а когда нет неправды, отмечаю крестиками».

Записи в книжке велись в течение примерно двух лет. В книге «Князь Олег», говорится, что кроме указанных символических значков, никаких записей в этой книжке нет. Но, судя по количеству точек, можно думать, что князь Олег внимательно следил за собой и, вероятно, сурово оценивал свои маленькие детские провинности. Позже эпиграфом к одной из своих дневниковых тетрадей он избрал наставление Серафима Саровского: «Каждодневно выметай свою избу, да хорошим веником». У Князя Олега было развитое чувство долга и стремление оправдать свое высокое происхождение и положение [4, с. 33].

Так отец учил своих детей, и князья с княжнами стремились соответствовать своему титулу с самого детства. Князь Олег рано начал задумываться над смыслом своего бытия, своего особого положения. В двенадцать лет, получив разрешение носить медаль императора Александра III, делает запись в дневник: «Первая медаль в жизни. Но заслужил ли я ее? — Нисколько. — Отчего я ее получил? — За то, что я лицо царской фамилии. Значит, я должен за все эти привилегии поработать. Хватит ли у меня на это сил?» [5, с. 15].

Силы придавала, прежде всего, работа над самим собой.

Как-то при встрече с генералом В.А. Шильдером Князь Олег поинтересовался: «А Вы Вашего сына куда готовите? В Корпус?» — «Я его готовлю в хорошие люди, — ответил генерал» Эти слова запали в душу Князя Олега, и потом, когда братья спросили его, кем он думает стать, рассказав им об этом разговоре, ответил: «Так и я. Прежде всего я, хочу быть хорошим человеком». Чувство ответственности, долга заставляли его усиленно думать, как нужно жить, чтобы «сделать много добра родине, не запятнать своего имени и быть во всех отношениях тем, чем должен быть Русский Князь» Природа щедро одарила князя. Это была очень чувствительная, поэтическая натура. С детских лет очинял он стихи и прозу; прекрасно рисовал; постигнув искусство декламации, любил доставлять своим чтением удовольствие домашним и знакомым; участвовал в спектаклях, был отличным музыкантом. Однажды сказал учителю музыки: «Музыка — лучший врач. Когда я чувствую себя несчастным, я сажусь за рояль и обо всем забываю» [4, с. 98].

Летом 1905 г. Князь Олег прочел книгу В.П. Авенариуса «Юношеские годы А.С. Пушкина». «Я так люблю книгу «Юношеские годы Пушкина», — делает он запись в своем дневнике, — что мне представляется, что я также в Лицее». Впечатлительный князь воображает себя лицеистом в кругу друзей. Однако это не простая примерка лицейского мундира. Он много думает о лицейской жизни, об отношениях Пушкина с сотоварищами, размышляет о лицейском творчестве поэта. С двенадцати лет он не расставался с Пушкиным. Поэт стал его кумиром.

В 16 лет князь Олег Константинович напишет стихотворение-молитва:

О, дай мне, Боже, вдохновенье,

Поэта пламенную кровь.

О, дай мне кротость и смиренье,

Восторги, песни и любовь.

О, дай мне смелый взгляд орлиный,

Свободных песен соловья,

О, дай полет мне лебединый,

Пророка вещие слова.

О, дай мне прежних мук забвенье

И тихий, грустный, зимний сон,

О, дай мне силу всепрощенья

И лиры струн печальный звон.

О, дай волнующую радость,

Любовь всем сердцем, всей душой...

Пошли мне ветреную младость,

Пошли мне в старости покой.

Литературой князь Олег занимался серьёзно, в ней видел своё призвание: «Быть писателем — это моя самая большая мечта, и я уверен, убежден, что я никогда не потеряю желания писать» [5, с. 18].

Его стихи пронизаны глубочайшей верой и любовью к Родине:

Гроза прошла... а вместе с ней печаль,

И сладко на душе. Гляжу я смело вдаль,

И вновь зовет к себе отчизна дорогая,

Отчизна бедная, несчастная, святая.

Готов забыть я все: страданье, горе, слезы

И страсти гадкие, любовь и дружбу, грезы

И самого себя. Себя ли?.. Да, себя,

О, Русь, страдалица святая, для Тебя.

Кроме стихов писал молодой князь пьесы и рассказы. Первый рассказ «Запорожец Храбренко» был написан им 12 лет под впечатлением от рассказов о казачестве его воспитателя Максимова. Такая подлинная основа была и у последующих произведений князя. В 1907 году в деревне Олег познакомился с одним священником, личная жизнь и личная драма которого его глубоко заинтересовали. О нём создаётся повесть «Отец Иван». В другой раз ему случилось наблюдать жизнь помещика, вся личность которого очень привлекла Олега, и молодой автор написал рассказ под заглавием «Ковылин». Этот рассказ и несколько стихов стали единственной публикацией князя. Они были напечатаны в 1914 году в журнале «Нива». В 1913 году Олег Константинович написал целый ряд великолепно сделанных очерков, под общим заглавием: «Сценки из собственной жизни» [1, с. 126].

В 1910 году, когда автору было восемнадцать лет, он приступает к большой повести, почти роману, который озаглавливает «Влияния».

Весной 1910 г. князь окончил Полоцкий кадетский корпус и мечтал с осени поступить в Императорский Александровский Лицей для получения высшего образования. Олега поддерживал воспитатель его младших братьев генерал Н.Н. Ермолинский. 18 мая 1910 г. состоялось официальное зачисление князя Олега в Лицей. Государь император разрешил ему ношение лицейского мундира. Олег оказался первым из членов Императорского дома, поступившим до военной службы в высшее гражданское учебное заведение. Чувство огромной радости охватило Олега, когда он впервые надел лицейский мундир и посетил Лицей. «Лицейская неведомая сень давно уж начала к себе меня манить», — пишет он в одном из неоконченных стихотворений. Он поступил в старшие классы Лицея, дававшие университетское образование, став воспитанником 69-го курса. Случилось так, что из-за слабого здоровья первые два года князь Олег не мог учиться в самом Лицее — он должен был слушать лекции на дому, в Павловске. Перейдя на последний курс, Князь Олег больше не учился дома, а ездил на все занятия в Лицей, будучи приходящим. Позволить Князю жить в учебном заведении все же не решались. Он быстро сошелся с товарищами по классу и погрузился во все интересы учебного заведения. Его Высочество было предложено называть по имени и отчеству без титула. Никаких поблажек, скидок на «особенность» лицеиста при оценке его знаний на экзаменах не делалось, тем более что его ответы могли слушать товарищи, и, по воспоминаниям, «много собиралось народу, чтобы послушать его ответы». Преподавателей, занимавшихся с Князем Олегом, поражало его отношение к учебе, которое было выше всякой похвалы. Годы ученичества князя Олега совпали с подготовкой учебного заведения к празднованию столетнего юбилея Лицея. Много думал о юбилейном подарке родному Лицею и Олег Константинович. Он решил ко дню торжества предпринять факсимильное издание рукописей Пушкина, причем издать с такою точностью в передаче всех особенностей оригинала, на какую только способно современное печатное дело. По плану, выработанному Олегом Константиновичем при содействии специалистов, издание пушкинских рукописей, носящее общее заглавие «Рукописи Пушкина», должно было давать воспроизведение рукописей по отдельным хранилищам. В первую очередь было поставлено издание рукописей, собранных в Пушкинском музее Александровского Лицея. Эти рукописи предполагалось воспроизвести в трех выпусках: в первом — стихотворные тексты, во втором — проза, в третьем — письма и документы. Во вторую очередь подлежали воспроизведению рукописи Румянцевского музея. В 1911 г. вышел первый выпуск первой очереди — воспроизведение рукописей стихотворений поэта из лицейского собрания. Издание выполнено с большой любовью. Сохранены по возможности все особенности подлинников: формат, обрез листов, цвет бумаги.

Около ста экземпляров было разослано членам Императорского дома, сотрудникам и знакомым, 890 экземпляров князь пожертвовал Лицею, выразив желание, чтобы продажа была сосредоточена в учебном заведении и все полученные средства поступили в фонд Лицея. Отзывы, появившиеся в печати об этом ценном в историко-литературном отношении труде, были самыми лестными [4, с. 165].

К сожалению, этот выпуск оказался единственным. После гибели Олега Константиновича известный пушкинист П.Е. Щеголев писал о неосуществленном замысле князя: «Будь выполнен до конца этот замысел, мы имели бы монументальное издание факсимиле подлинных рукописей поэта, требует объяснений. Для пушкиноведов, не имеющих в своем распоряжении даже простого описания всех рукописей Пушкина, такое издание было бы неоцененным подспорьем, которое мощно помогло бы делу установления пушкинского текста в окончательной форме». Только спустя почти сто лет замысел князя Олега осуществился: к 200-летию со дня рождения А.С. Пушкина факсимильное издание рабочих тетрадей поэта предпринял Институт русской литературы РАН (Пушкинский Дом). Приближался день окончания Лицея. Князь думает о серьезных занятиях юридическими науками, о военной службе, хотя она мало прельщает его, мечтает стать писателем. Но самое главное, о чем усиленно думает лицеист, каким путем можно «сделать много добра родине». «Нет, прошло то время, — писал он в дневнике незадолго до выпуска, — когда можно было почивать на лаврах, ничего не знать, не делать нам, Князьям. Мы должны высоко нести свой стяг, должны «оправдать в глазах народа свое происхождение». Основную цель своей жизни видит в служении родине. «Боже, как мне хочется работать на благо России», — восклицает он. Из-за болезни на торжественный выпускной акт в Лицее князь не попал. Он окончил Лицей с серебряной медалью, а его выпускное сочинение «Феофан Прокопович как юрист» было удостоено Пушкинской медали. Это особенно порадовало князя, так как Пушкинская медаль присуждалась не только за научные, но и литературные достоинства сочинения. Окончив Лицей, князь думал всерьез заняться юриспруденцией, но этого не произошло, Император произвел князя в корнеты. Надо заметить, что князь Олег был рад такому повороту, он очень хотел служить Родине. С самого детства его воспитывали в любви к ней, в чувстве долга, Олег мечтал быть достойным титула русского князя:

В моей душе есть чувства благородные

Порывы добрые, надежды и мечты;

Но есть в ней также помыслы негодные,

Задатки пошлые, ничтожные черты.

Но я их затопчу, и с силой обновленною

Пойду вперед с воскреснувшей душой.

И пользу принесу работой вдохновенною

Моей Отчизне милой и родной.

31 декабря 1908 г.

Возвращаясь из путешествия по Европе в 1910 году, князь Олег в своем дневнике записал: «Теперь я проезжаю по скучной Германии и должен через час быть в милой России… Да, через час я буду в России, в том краю, где всё хранится что-то такое, чего в других странах нет… Там, где в таинственном полумраке старинных соборов лежат в серебряных раках русские Угодники, где строго и печально смотрят на молящихся тёмные лики Святых. В том краю, где сохранились ещё и дремучие леса, и необозримые степи, и непроходимые болота. Отчего-то мне вдруг припомнилось в связи с этими мыслями стихотворение:

«Приди ты, немощный, приди ты, радостный,

Звонят ко всенощной, к молитве благостной»…

От этих стихов на меня так и пахнуло Русью, так и потянуло к ней. Бывают минуты в жизни, когда вдруг, страстным и сильным порывом, поймёшь, как любишь родину, как её ценишь. В эти мгновения так хочется работать, делать что-нибудь, помочь чем-то своей родине…» [1, с. 146]

Желание князя служить на благо Родины, и высоко нести свой княжеский стяг не оставляли его. «Меня всегда увлекает мечта, что, в конце концов, в Царской семье образуется с течением времени остров. Несколько человек будут проводить в жизнь реакцию по отношению ко всем безобразиям сегодняшней жизни. И мало-помалу опять появятся настоящие люди, сильные и здоровые духом, а во-вторых, и телом. Боже, как мне хочется работать на благо России…». (Дневник князя. 30 марта 1914 года) [1, с. 277]

29 июня 1914 года по поручению Палестинского общества, с разрешения командования, он выезжает в Италию, в город Бари для ускорения сооружения в этих местах православного храма. А затем началась Первая мировая война. Уезжая на фронт, Князь Олег попросил мать вернуть обручальное кольцо своей невесте княжне Надежде Петровне, дочери Великого Князя Петра Николаевича. Они обручились в начале года [6, с. 224].

В Дневнике Олега имеются краткие записи его переживаний в эти знаменательные дни: «Мы все пять братьев идем на войну со своими полками. Мне это страшно нравится, так как это показывает, что в трудную минуту Царская Семья держит себя на высоте положения. Пишу и подчеркиваю это, вовсе не желая хвастаться. Мне приятно, мне только радостно, что мы, Константиновичи, все впятером на войне». В первый же месяц фронтовой жизни Князь Императорской Крови Олег Константинович тяжело был ранен, о чем узнала вся Россия. Преследуя отступающий неприятельский разъезд, князь Олег вынесся далеко вперед на своей кровной кобыле Диане. Вот они настигают отстреливающегося противника, и пятеро немцев валятся, а прочие сдаются; но в это время в князя Олега целится с земли раненный всадник [7, с. 181].

Выстрел, и князь Олег падает с лошади. 30 октября 1914 года князь скончался от полученного ранения. Императорский Дом, в лице юного героя, принес на войну первую жертву родине. Князь Олег Константинович всю свою жизнь мечтал быть писателем. Но жизнь распорядилась так, что его стихи и рассказы обрели читателя только после его гибели на фронте Первой Мировой Войны.

Пророчески звучат строчки из его стихотворения:

Отчизна бедная, несчастная, святая.

Готов забыть я все: страданье, горе, слезы

И страсти гадкие, любовь и дружбу, грезы

И самого себя. Себя ли?.. Да, себя,

О, Русь, страдалица святая, для Тебя.

Наставники, преподаватели и друзья называли его — Светлый князь. В характере Олега воплотились лучшие семейные традиции Константиновичей — глубокая религиозность и теплая любовь к Божьему храму, самоотверженная любовь к России и всему русскому. В сознании священного долга перед Родиной, полный горячей любви к ней, Великий князь Олег прошёл весь свой жизненный путь, павши смертью героя на поле брани за свободу и счастье России [2, с. 404].

Единственной публикацией произведений князя в печати стали стихотворения и рассказ «Ковылин» в сороковом номере журнала «Нива» за 1914 год, стали также в память о князе, его родителями была издана книга «Князь Олег», куда вошли стихотворения, проза, рисунки, письма, а также дневниковые записи.

Заключение

Великий Князь Олег Константинович — представитель династии Романовых, в характере которого воплотились лучшие черты Великокняжеской семьи: глубокая религиозность и теплая любовь к Божьему храму, самоотверженная любовь к России и всему русскому. Человек, наделенный поэтическим талантом, музыкально и артистически одаренный, человек, перед которым лежит большое будущее. Когда начинается Первая Мировая война, он добровольцем вместе со старшими братьями уходит на фронт, где бесстрашно сражается, совершает подвиг и героически погибает Великий Князь отказался от своей мечты — стать писателем. Он без видимой причины расторг помолвку с любимой девушкой. Что заставило двадцатитрехлетнего юношу принести в жертву свою жизнь? Ответить на этот вопрос я попыталась в ходе своего исследования.

На мой взгляд, ключевую роль в формировании личностных качеств Великого Князя Олега Константиновича оказало воспитание в семье. Честность и искренность, благородство и милосердие, трудолюбие и стремление к самосовершенствованию — вот те качества, которые Великий Князь Константин Константинович и его жена старались привить своим детям. Немаловажен также тот факт, что Великий Князь Олег Константинович получил образование в Царскосельском лицее. Ведь, кроме того, что воспитанники лицея получали высшее образование, здесь готовили будущую государственную элиту. Мне думается, что именно поэтому высшую цель своей жизни Князь видит в служении Отечеству.

Великий Князь Олег Константинович Романов прожил очень короткую жизнь, но его дневниковые записи и стихи (из которых при жизни было опубликовано всего 4стихотворения) свидетельствуют: противоречия в том, что молодой человек отказывается от своей мечты — стать писателем, оставляет невесту и отправляется на войну — нет. Конечно, очень жаль, что он погиб. Мы никогда не прочитаем стихов и романов, которые он мог бы написать, если бы остался жив. Но это был его выбор, выбор, продиктованный беззаветной любовью к Родине, к России. И наш долг — помнить об этом.

 

Список литературы:

  1. Великий князь Гавриил Константинович. В мраморном дворце. Изд-во: И.В. Захаров, 2001. 384 с.
  2. Григорян В.Г. Биографический справочник. — М.:АСТ, 2007. 507 с.
  3. Князь Олег. Петроград, 1915 (переиздание — Казань, 1995). 204 с.
  4. Лось М.П. Князь Олег Константинович (1892—1914). Звенигород, 1917. 23 с.
  5. Пахалюк К. Боевые действия в Восточной Пруссии в Первую мировую войну. 2-е изд. Калининград, 2008. 383 с.
  6. Пахалюк К. Романовы в сражениях в Восточной Пруссии в 1914 г. // Рейтар. — 2009. — № 3. — С. 180—191.
  7. Пчелов Е.В. Романовы. История династии. — М.:ОЛМА-ПРЕСС, 2004. 494 с.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

Оставить комментарий