Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: III Международной научно-практической конференции ««Проба пера» ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 20 декабря 2012 г.)

Наука: История

Секция: Краеведение

Проголосовать за статью
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику


ПОМОРСКИЕ КРЕСТЫ


Шабанов Даниил


класс 7 «Б», школа № 30, г. Череповец


Берзина Ирина Ивановна


научный руководитель, педагог первой категории, преподаватель истории, школа № 30, г. Череповец


 


Введение


С X века на побережье Северного и Баренцева моря селятся пришедшие сюда славяне-русичи. Они смешиваются с местным финно-угорским населением и начинают жить на холодных и неприветливых северных берегах. Поморы, так себя называют потомки этих людей. Они сыграли ключевую роль в освоении северного побережья России, освоении островов Ледовитого океана, первыми пришли на север Сибири. Жизнь этого народа была неразрывно связана с морем. Морем они кормились, на островах и на побережье добывали пушнину, освоили солепромысел. Поморы отваживались заходить в забитое льдом Карское море и дошли до устья Енисея. На своих парусных кочах они посетили острова Новой Земли, дошли до архипелага Шпицберген, основали город Мангазея на севере восточной Сибири. Суровые условия жизни сформировали и характер этих «пахарей» северных морей, — они доверчивы, гостеприимны, дружелюбны и стараются жить в гармонии с природой.


Отличительной особенностью навигации у поморов были своеобразные маяки: поклонные кресты и большие пирамиды из камней. События последнего года. Когда молодые люди по разным причинам, в том числе и из хулиганских побуждений «глумятся над» крестами  определило актуальность нашего исследования.


Места и цели установки крестов


На мысах, на приметных местах, даже около дома поморы ставили большие кресты, на некоторых крестах расположение перекладины точно соответствует сторонам света. Так старинные мореплаватели могли обходиться без компаса. Несколько поклонных крестов даже установил Петр I после того, как попал в бурю на Белом море, и его спасло только умение лоцмана-помора. Вообще-то своеобразный деревянный компас у поморов был, и назывался он «ветромер». Он был без магнитной стрелки, но служил тем же целям — для определения сторон света. А назвали его так потому, что в центре компаса стоял небольшой стерженек, по которому определяли стороны света в зависимости от положения солнца в полдень, но часто из-за туманов компас ориентировали по крестам, приметным береговым ориентирам или господствующим ветрам. Учитывая все эти условия, прокладывали курс. В начале восемнадцатого века у поморов появляются и более серьезные астрономические инструменты: квадранты, градштоки, астролябии. Особой популярностью пользовался градшток, ввиду простоты изготовления и использования поморы его называли по-простому — «палкой».


Функции крестов


Поморская культура, являясь частью русской культуры, как известно, формировалась в особых природных условиях, которые почти не позволяли заниматься земледелием. Основой жизни поморов был лов рыбы и бой морского зверя. Среди промыслов значились также ловля жемчуга и заготовка сена на пожнях. Как вид промыслов рассматривались и торговые каботажные плавания поморов, в том числе и в «Норвегу». Помор, исходя из мировоззренческой позиции «промысла Божьего» любой труд рассматривал как промысел. (Кстати, на этом основании, а не только потому, что основой жизни поморов был лов рыбы и т. д., можно говорить о промысловом характере рассматриваемой культуры.)


Труд поморов, промысел, являясь богоугодным делом, должен был быть освящен. Во многом, это было причиной того, что промысловой деятельности поморов везде сопутствовал важнейший символ христианства — крест.


В отличие от «узкого назначения» крестов как таковых, содержательная нагрузка поморских крестов более многообразна. Из основных функций поморских крестов можно выделить:


1.  «Навигационную» (поморские кресты предназначались для образного картографирования в сознании морехода, своеобразной знаково-аналоговой карты в сознании помора);


2. «Сигнальную» (кресты указывали место прохода судна или возможное место стоянки, или сигнализировали о наличии судоходной опасности; эта функция наглядно проявилась в той особенности, что на побережье и островах часто устанавливались не одиночные кресты, а группы крестов, ориентированных в пространстве и установленных по строго определенной системе;


3.  «Религиозную», или «обетную» (наиболее часто «обетные» кресты ставили промышлявшие в море рыбаки, которые, вернувшись на сушу живыми, ставили обетный крест или на берегу моря, в непосредственной близости от места спасения, или у себя в селении, возле дома; этот обычай нашел отражение в мезенской поговорке: «Кто на море не бывал, тот Бога не маливал»;


4. «Ландшафтно-психологическую», или «знаково-уравновешивающую», проявляющуюся через определение ландшафта как «географического индивидуума»;


5.  «Рефлексивную», показывающую самобытность поморов, чувство их собственного достоинства и глубину самопознания, понимание независимости и индивидуальности человека и одновременно детерминированность его бытия силами природы и «божьей волей». Крест оказывается аналоговым сигналом человеку, что и на краю земли он не одинок, а окружающая его среда, хотя и движима «шевелениями хаоса», может спасти, дать пищу и кров. Русский Север в целом — ландшафтный русский крест во всех перечисленных выше значениях.


Взаимосвязь креста и промыслов в культуре поморов


Поморская культура, являясь частью русской культуры, как известно, формировалась в особых природных условиях, которые почти не позволяли заниматься земледелием. Основой жизни поморов был лов рыбы и бой морского зверя. Среди промыслов значились также ловля жемчуга и заготовка сена на пожнях. Как вид промыслов рассматривались и торговые каботажные плавания поморов, в том числе и в «Норвегу». Помор, исходя из мировоззренческой позиции «промысла Божьего» любой труд рассматривал как промысел. (Кстати, на этом основании, а не только потому, что основой жизни поморов был лов рыбы и т. д., можно говорить о промысловом характере рассматриваемой культуры.)


Труд поморов, промысел, являясь богоугодным делом, должен был быть освящен. Во многом, это было причиной того, что промысловой деятельности поморов везде сопутствовал важнейший символ христианства — крест.


Кроме того, результаты промыслов были очень непостоянными, как говорится, «то густо, то пусто». Они почти не зависели от самих поморов и определялись «Божьим промыслом». В таких неопределенных условиях было естественным желание обратиться за помощью к Богу. Одной из форм такого обращения могла быть установка креста. Его чудесное действие становилось как бы залогом успеха на промысле. Примечательно в этом плане соотношение понятий «крестовый» — «богатый» в среде поморов. В Кандалакше один из коренных рыбаков объяснил нам, что топонимы типа «Крестовый мыс», «тоня Крестовая» и т. д. — это не обозначение места, где есть кресты, хотя они там и могли быть, а свидетельство того, что эти места богаты в промысловом отношении.


О том, что кресты имели непосредственное отношение к промысловой деятельности поморов, говорит тот факт, что большинство из них установлены в местах промыслов или связаны с событиями, происшедшими на промыслах.


Учеными была проведена классификация деревянных «промысловых» крестов на основе пространственно-хозяйственного фактора — кресты, поставленные в местах промысла и безотносительно к ним.


1.  Кресты в местах промысла:


a.   кресты на тонях;


b.  кресты на становищах;


c.   кресты на прочих местах промыслов.


2.  Кресты, поставленные безотносительно к местам промысла:


a.   кресты, поставленные по случаю экстраординарных событий, связанных с промысловой деятельностью поморов;


b.  кресты в местах, считавшихся вехами в маршрутах поморов;


c.   кресты в поморских селах.


Заключение


Помимо церквей и часовен, в северном крае издавна вырезали и ставили под открытым небом деревянные кресты. Деревянные кресты сопутствовали жизни северян: кресты на могилах сельских кладбищ, на перекрестках дорог, посередине деревень и на берегах рек; кресты памятные, обетные, благодарственные, поклонные. Поклонные кресты с религиозными надписями или с вырезанными на них распятиями заменяли собою часовни. Такие кресты еще сохранились в Заозерье, Едоме, Юроме, Кельчемгоре. Их высота достигает очень больших размеров.


Обетные кресты возводились по обету, по «обещанию», в благодарность святым за «услышанные» молитвы или в честь какого-то события. Давался обет, в знак обета-обещания оставлялись символические предметы — жертвовались «на крест» отрез материи, полотенце, платок, куклы, деньги. Обетные кресты ставились при дорогах, в открытом поле, в лесу, на берегу реки или моря. До сих пор обетные кресты можно встретить в пинежских деревнях и в мезенских селениях.


Мезенский район является своеобразным хранителем деревянных крестов. Известны обетные кресты из Кельчемгоры конца XIX века, кимженские кресты, крест из деревне Семжа. По мнению А. Б. Пермиловской, научного сотрудника музея деревянного зодчества «Малые Корелы», возможно на Мезени существовало специализированное ремесленное производство деревянных крестов. Мезенские кресты отличались от крестов других районов Архангельской области.


 



Рисунок 1. Крест у д. Кимжа (Мезенский район)


 


Типичный мезенский обетный крест — это восьмиконечный высокий, собранный из толстых хорошо вытесанных брусьев крест, криптограммы и надписи на нем делались высоким рельефом, а не вырезались в толще бруса. Также на Мезени зафиксирован интересный обычай — наследования крестов.


Кресты устанавливались на видном месте — будь то высокий берег реки, моря, перекресток, въезд в деревню или деревенская площадь — они всегда были видны. Поморские кресты стояли на берегах рек и морей. Массивные, величавые, высотой пять—шесть метров, эти кресты выполняли еще и навигационную роль. Под напором Белого моря некоторые из них перемещались, врастали в землю. Также кресты имели непосредственное отношение к промысловой деятельности поморов — об этом говорит тот факт, что большинство из них установлены в местах промыслов. Эти кресты, выполняя обетную и охранительную функцию, считались в то же время определенными вехами в промысловых маршрутах поморов — по ним поморы прокладывали свой путь вдоль морского берега-от креста к кресту. Кресты обозначались в поморских лоциях упоминались, причем каждый крест имел имя по названию рыболовных тонь, промысловых. Практически все кресты на берегах моря, по наблюдениям Морской Арктической комплексной экспедиции (1999—2000 гг.), сориентированы точно по компасу — верхний конец наклонной перекладины указывает строго на север и таких «промысловых» крестов не коснулся распространенный обычай привязывания к крестам полос материи или вышитых полотенец. Такие кресты имели строго восьмиконечную форму. Иногда на крестах вырезались надписи. Например, на кресте с острова Вайгач присутствует такая надпись: «Крест сей сложен во славу Господен усердием крестьян Пустозерской волости... 1900 г.»


Широко были распространенны на Севере кресты-иконы. Как правило, они располагались в интерьерах церквей и часовен, устанавливались над их входами, размещались в кельях монастырей, являясь личным имуществом монахов, а в крестьянском доме помещались в красном углу в киоте или просто ставились на полку в божнице. В старообрядческой среде вплоть до начала ХХ в. такие кресты врезали в надмогильные столбики — голубцы.


На сельских погостах укрыты соснами и елями столбцы — надмогильные памятники. Все сооружение представляет собой небольшой столб круглого, восьмигранного или прямоугольного сечения, защищает который двускатная небольшая кровля с причелинами, шеломком. В верхней части столба врезалась медная иконка с изображением того святого, имя которого носил умерший. А средняя часть столбца украшена резьбой. Столбцы при своей однотипности не повторяют друг друга.


Кресты, которые на Русском Севере сохранились до нашего времени, в основном датируются XIX веком. Большая часть их расположена на побережье Белого моря, островах Соловецкого архипелага, Новой Земле, Каргополье, по рекам Мезени и Пинеге. Деревянные кресты — это не просто культовое сооружение, это памятник культуры Русского Севера, его архитектуры, письменности, истории.


Деревянным монументальным крестам Русского Севера посвящено достаточно большое число статей и исследований. В литературе неоднократно поднимались вопросы о функции, назначении и роли креста в культуре поморов, были сделаны попытки классификации этого вида памятников.


 


Приложение



Поклонные кресты на Соловках


Рисунок 2.


 


Перед закрытием монастыря в 1920 году на Соловецких островах насчитывалось около 3000 крестов: обетных, поклонных, придорожных, отмечающих памятные события (в Старой Сосновке крестом обозначено место явления иконы Пресвятой Богородицы, получившей позднее наименование «Сосновской»). В духе этой многовековой традиции и решено было воздвигнуть на московском подворье крест в честь новомучеников и исповедников Соловецких. (Н. Копылова. В память о новомучениках и исповедниках Соловецких. Московский журнал, № 4, 04.2001)


 


Список литературы:


1.Бартенев И.А. Архитектурные памятники русского Севера / И.А. Бартенев, Б.Н. Федоров. — [М.; Л.: Искусство, 1968]. — 259 с.: ил. — Библиогр.: с. 243—245.


2.Кондратьева В.Г. Изделия из дерева / В.Г. Кондратьева // Наследие Соловецкого монастыря в музеях Архангельской области. — [Электронный ресурс]/ Режим доступа: URL: http://www.solovky.ru/reserve/collections/nasledie/kondrat/11.html


3.Пермиловская А.Б. Деревянные кресты Русского Севера: к вопросу изучения / А.Б. Пермиловская // Народная культура и музеи под открытым небом. Пути сохранения и возрождения традиционной культуры: материалы международной научно-практической конференции: 18—19 июня 1998 г. — Архангельск, 2000. — С. 32—47.


4.Поклонные кресты: символы веры и знаки поморской культуры // Solovki энциклопедия. — [Электронный ресурс]. Режим доступа: URL: http://www.solovki.ca/history/crosses.php


5.Филин П.А, Фризин Н.Н. Крест в промысловой культуре поморов Русского Севера //Ставрографический сборник /Изд. совет PПЦ; Фед. арх. служба России; РГАДА. — М., 2001. — Кн. 1. — С. 166—198.


6.Филин П.А. Крест в промысловой культуре поморов Русского Севера / П.А. Филин, Н.Н. Фризин // Ставрографический сборник / Изд. совет PПЦ; Фед. арх. служба России; РГАДА. — М., 2001. — Кн. 1. — С. 166—198.

Проголосовать за статью
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

Оставить комментарий

Уважаемые коллеги, издательство СибАК с 30 марта по 5 апреля работает в обычном режиме