Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Студенческий» № 39(83)

Рубрика журнала: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): скачать журнал часть 1, скачать журнал часть 2, скачать журнал часть 3, скачать журнал часть 4, скачать журнал часть 5, скачать журнал часть 6, скачать журнал часть 7

Библиографическое описание:
Будылина Т.А. ПОНЯТИЕ, ОСНОВАНИЕ И СОЦИАЛЬНОЕ ЗНАЧЕНИЕ КРАЙНЕЙ НЕОБХОДИМОСТИ // Студенческий: электрон. научн. журн. 2019. № 39(83). URL: https://sibac.info/journal/student/83/160283 (дата обращения: 11.12.2019).

ПОНЯТИЕ, ОСНОВАНИЕ И СОЦИАЛЬНОЕ ЗНАЧЕНИЕ КРАЙНЕЙ НЕОБХОДИМОСТИ

Будылина Татьяна Алексеевна

студент Ульяновского государственного университета

РФ, г. Ульяновск

CONCEPT, BASIS AND SOCIAL SIGNIFICANCE OF EXTREME NEEDS

 

Tatyana Budylina

student of Ulyanovsk State University,

Russia, Ulyanovsk

 

АННОТАЦИЯ

Автор статьи проводит исследования понятия «крайняя необходимость», состояния крайней необходимости. По итогам проведённого исследования автор приходит к выводу, что состоянием крайней необходимости признается- положение лица, при котором для устранения грозящей опасности оно вынуждено причинить менее значительный вред одним охраняемым уголовным законом объектам, во благо спасения других охраняемых уголовным законом объектов, имеющим большую значимость. Основанием для возникновения крайней необходимости является грозящая опасность. Источниками данной опасности являются три группы: природные явления, технические средства, поведение человека.

ABSTRACT

The author of the article studies the concept of “extreme necessity”, the state of extreme necessity. Based on the results of the study, the author comes to the conclusion that the situation of extreme necessity is recognized as the position of a person in which, in order to eliminate an imminent danger, he is forced to cause less significant harm to one of the objects protected by the criminal law, for the benefit of saving other objects protected by the criminal law that are of great importance. The basis for emergencies is imminent danger. Sources of this danger are three groups: natural phenomena, technical means, human behavior.

 

На законодательном уровне понятие крайней необходимости закреплено в разделе 2, главе 8 УК РФ. Согласно ст. 39 УК РФ, не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости [1] .

Мусаев М.Ш. анализировал классический труд Гегеля в «Философии права», приводя в пример одно из его высказываний: «Если, например, жизнь может быть поддержана посредством кражи куска хлеба, то этим правда, поражается собственность человека другого человека, но было бы неправомерно рассматривать как обычное воровство. Если бы человеку, жизни которого угрожает опасность, не было дозволено действовать так, чтобы сохранить ее, он был бы определен, как бесправный и таким образом ему в жизни отрицалась бы вся его свобода. Жить необходимо только теперь, будущее не абсолютно и подвержено случайности. Поэтому только нужда непосредственно настоящего может оправдать неправовой поступок, ибо в его несовершении заключалось бы совершение неправа, причем наивысшего, а именно полное отрицание наличного бытия свободы» [2,с.12] .

Рассуждая над данным высказыванием, можно сделать вывод о том, что законодатель объективно отнес причинение вреда в состоянии крайней необходимости к обстоятельствам, исключающим преступность деяния.

Крайняя необходимость – это устранение опасности, посредством причинения вреда. Такое достаточно узкое и краткое понятие дают нам такие авторы как В.И. Гладких, В.С. Курчеев [3,с.69] .

Крайняя необходимость заключается в вынужденном причинении вреда правоохраняемым интересам для предотвращения неотвратимого в данных условиях иными средствами большего вреда, угрожающего личности, обществу, государству [4,с.125] .

Стоит задуматься о правильности законодателя охарактеризовать ситуацию крайней необходимости термином «состояние». Под состоянием стоит понимать - отвлечённое понятие, обозначающее множество устойчивых значений переменных параметров объекта [5]. В случае, относящемуся, к теме нашего рассуждения, состояние - это обстановка, складывающаяся вокруг лица, которая исходя из степени опасности вынуждает его совершать те или иные действия, причиняющие вред одним общественным интересам во благо других, руководствуясь при этом крайней необходимостью.

Опасность, угрожающая охраняемым уголовным законом интересам общества и государства, причина, которой может являться не только, общественно опасное посягательство, но и техногенная, а также природная катастрофа, поведение животных, действие погодных явлений, все это является ключевыми основаниями для причинения вреда при крайней необходимости.

Важным является тот факт, что вред при этом, может быть причинен не только источнику опасности, но третьим лицам. Это не является нападениям или противоправным поведением со стороны потерпевшего, а относится к стечению обстоятельств, противоречие двух охраняемых интересов – пострадавший и человек, попавший в состояние крайней необходимости и вышедший из этого состояния, путем нанесения вреда интересам иного лица, совершенно не виновного в возникновении опасности.

Еще одним важным элементом для возникновения крайней необходимости является невозможность устранения опасности иными другими способами, кроме тех действий, которые попадают под признаки уголовного деяния.

Что касается вопросов окончания крайней необходимости, то данным моментом считается момент, когда опасность устранена или прекращена. Окончание посягательства, выражающиеся в его пресечении или добровольном отказе, свидетельствует об отсутствии оснований для совершения общественно опасных действий.

Если рассматривать место крайней необходимости в системе обстоятельств исключающих преступность деяния, то, в первую очередь, нам бы хотелось выделить  институт необходимой обороны.

Необходимая оборона – правомерная защита от общественно опасного посягательства, которая осуществляется путем причинения вреда посягающему лицу.

Н.Г. Вольдимарова подчеркивает, что посягательством, создающим право на необходимую оборону, является лишь действие, поскольку бездействие, состоящее в невыполнении правовой обязанности, само по себе не причиняет вреда, а лишь не предотвращает его или ему потворствует. По ее мнению, допустима ситуация, когда бездействующему лицу причиняется вред для того, чтобы понудить его отвратить опасность. При этом она справедливо предлагает квалифицировать это по правилам такого обстоятельства, исключающего преступность деяния, как крайняя необходимости [6,с.4] .

Таким образом, мы можем сделать вывод, что отличием крайней необходимости от необходимой обороны, что источником опасности может быть не только посягательство на охраняемые законом объекты, но и иные источники связанные не связанные с поведением человека.

Крайняя необходимость имеет широкий спектр действий, попадающих под деяние предусмотренные Особенной частью УК РФ (угон, умышленное уничтожение чужого имущества), при необходимой обороне круг таких действий ограничен причинением смерти, тяжкого вреда здоровью и т.д.

При выборе средств и способа защиты при необходимой обороне выбор по усмотрению обороняющейся защиты, в случае с крайней необходимостью - это причинение вреда является единственным способ защиты.

Также социально правовое значение данных обстоятельств направлено на формирование у граждан не безразличного отношения к предотвращению опасности наступления более тяжких последствий нежели тех, наступление которых очевидно.

Подводя итог между сходствами и отличиями крайней необходимости и необходимой обороны можно отметить, что оба данных института являются правом на причинение вреда, выбор о реализации которого остается за каждым из нас.

Институт крайней необходимости существует не только в российском законодательстве. В зарубежном законодательстве в средние века зарождалась теория обосновывающая существование крайней необходимости. За рубежом крайняя необходимость признавалась правомерной при спасении человека любым способом при наличии опасности[7,с.40] .

Крайняя необходимость была законодательно закреплена в XIX веке в уголовных кодексах таких стран как Венгрия, Щвейцария, Норвегия, Польша, Франция, Германия [8,с.58] .

Во Франции с конца XIX века суды стали освобождать от уголовной ответственности лиц, совершивших преступления в состоянии крайней необходимости. При чем следует отметить тот факт, что французы считали, что в деяниях данных лиц отсутствует вина вовсе.

Поликарпов Е.В. приводит следующий практический пример из-за рубежа: решение по делу гражданки Менар, вынесенное в 1898 г. и поддержанное впоследствии Апелляционным судом г. Амьена. По данному делу к уголовной ответственности была привлечена женщина, не имевшая работы, которая украла хлеб, чтобы прокормить себя, свою мать и дочь, не евших в течение нескольких суток [9,с.3] .

Также нормы о крайней необходимости закреплены в уголовных кодексах стран СНГ. Для анализа возьмем ст.38 УК Узбекистана, в которой говорится, что правомерность при крайней необходимости зависит  от характера и степени общественной опасности, реальности и близости ее наступления фактических возможностей лица по ее предотвращению, его душевного состояния в сложившейся ситуации и других обстоятельств дела[10] .

Схожесть с российским законодательством происходит в формулировке признака крайней необходимости: причиненный вред равный или больше чем предотвращенный.

Исходя из вышеизложенного, мы приходим к выводу, что состоянием крайней необходимости признается- положение лица, при котором для устранения грозящей опасности оно вынуждено причинить менее значительный вред одним охраняемым уголовным законом объектам, во благо спасения других охраняемых уголовным законом объектов, имеющим большую значимость. Основанием для возникновения крайней необходимости является грозящая опасность. Источниками данной опасности являются три группы: природные явления, технические средства, поведение человека.

 

Список литературы:

  1. «Уголовный кодекс Российской Федерации» от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 07.03.2017) (с изм. и доп., вступ. в силу с 30.03.2017)// "Собрание законодательства РФ", 17.06.1996, N 25, ст. 2954. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_10699/, свободный.
  2. Мусаев, М.Ш. Крайняя необходимость как одно из обстоятельств, исключающее преступность деяния/ М.Ш. Мусаев.- Государство и право: Теория и практика общественного развития, 2006.- 20с.
  3. Гладких, В.И., Курчеев, В.С. Уголовное право России Общая и Особенная части: Учебник/ В.И. Гладких, В.С, Курчеев. Новосибирк: - Новосибирский государственный универститет, 2015, С.-69.
  4. Чучаев, А. И. Преступления против личности в уголовном праве России, Беларуси и Украины / А. И. Чучаев. – М. : Проспект, 2014. – 680 c.
  5. Толковый словарь [Электронный ресурс]. – Режим доступа : http://slovarozhegova.ru/, свободный. – Загл. с экрана.
  6. Вольдимарова Г.Н. Проблемы уголовно-правовой регламентации института необходимой обороны по законодательству Российской Федерации / Вольдимарова, Г. Н. // Юстиция. – 2008. – №4. – С. 4
  7. Вирясова, Н. В. Исторический аспект крайней необходимости / Н.В. Вирясова // Научно-методический электронный журнал «Концепт». – 2016. – Т. 41. – 45с.
  8. Савинский, А.В. О перечне обстоятельств, исключающих преступность деяния /А.В. Савицкий // Российская юстиция. 2014. № 5. С. – 58.
  9. Поликарпов, Е. В. Специальные нормы уголовного закона о превышении пределов крайней необходимости / Е. В. Поликарпов. // Творческий научный обозреватель. – 2016. – №5(10). – С. 3.
  10. Уголовный кодекс Республики Узбекистан Утвержден Законом РУз от 22.09.1994 г. № 2012-XII Введен в действие с 01.04.1995 г. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://fmc.uz/legisl.php?id=k_ug, свободный.

Оставить комментарий