Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Студенческий» № 40(84)

Рубрика журнала: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): скачать журнал часть 1, скачать журнал часть 2, скачать журнал часть 3, скачать журнал часть 4

Библиографическое описание:
Гавря С.С. ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ СВИДИТЕЛЕЙ В СУДЕБНОМ ПРОЦЕССЕ КИЕВСКОЙ РУСИ: КРАТКИЙ ОБЗОР // Студенческий: электрон. научн. журн. 2019. № 40(84). URL: https://sibac.info/journal/student/83/158893 (дата обращения: 27.01.2020).

ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ СВИДИТЕЛЕЙ В СУДЕБНОМ ПРОЦЕССЕ КИЕВСКОЙ РУСИ: КРАТКИЙ ОБЗОР

Гавря Сергей Сергеевич

студент, кафедра теории государства и права, Российский государственный университет правосудия

РФ, г. Ростов-на-Дону

АННОТАЦИЯ

В статье рассмотрено правовое положение свидетеля как участника судебного процесса в Древней Руси. Автором раскрыты виды свидетелей, которые могли принимать участие в процессе и их отличительные признаки.

 

Ключевые слова: судебный процесс, Киевская Русь, Древняя Русь, суд, правовой статус свидетеля.

 

Несмотря на то, что многие элементы современной судебной системы значительно отличаются от институтов судебного процесса более ранних этапов государства, многие из таких институтов до сих пор можно встретить в современном судебном процессе. Так, к примеру, сохранились институты доказательств, в том числе институт свидетельских показаний, который и стал объектом нашего исследования.

Отметим, что в современном судебном процессе понятия свидетеля определяется как в уголовном, гражданском, так и в иных формах судебного разбирательства. Так, к примеру, уголовное законодательство Российской Федерации определяет свидетеля как «лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и которое вызвано для дачи показаний, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законодательством» [5]. В то время как гражданское законодательство определяет свидетеля как «лицо, которому могут быть известны какие-либо сведения об обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела» [1].

Таким образом, можно заключить, что в современном Российском праве свидетель определяется как лицо, которому могут быть известны какие-либо фактические обстоятельства судебного дела. Отметим, что указанное определение не сильно претерпело изменения со времени права Киевской Руси, в котором свидетели также определялись как лица, имеющие какую-либо информацию по рассматриваемой тяжбе. Однако, в то же время, институт свидетелей и свидетельских показаний в Киевской Руси имел ряд уникальных отличительных особенностей, о которых мы поговорим ниже.

Отметим, что ключевой особенностью института свидетельских показаний по Русской правде, важнейшему нормативному акту XI- XV вв., являлось разграничение всех свидетелей на две большие группы: видоков и послухов. При этом большинство исследований в области судебного процесса Древней Руси так и не содержат единого мнения о том, что эти категории представляли собой и как они отличались друг от друга.

Связана такая неопределенность с правовым положением послухов. В то время как видоки, практически во всех исследования определяются как непосредственные очевидцы события, то есть лица, которые видели, что произошло и могли об этом рассказать, правовой статус послухов имел целых два определения.

Так, в ряде работе послухи определялись как лица, которые знали о событии, которое касалось судебного дела, «по слуху», то есть обладали какой-либо информацией по делу, однако не являлись непосредственными очевидцами событий.

В то же время, многие исследователи приходят к выводу, что послухами могли выступать лица с хорошей репутацией, уважаемые в обществе, которые выражали свое мнение относительно обстоятельств рассматриваемого дела и их мнение ложилось в основу свидетельских показаний. Некоторые исследователи (к примеру, Н. Дювернуа) отмечают, что показания послухов не были простыми свидетельскими показаниями. Участие послуха в рассмотрении судебного дела придавало некую юридическую силу действиям, которые без их участия остались бы простым фактом [2].

Подобный вывод основан на положениях норм гражданского права того времени, которое отмечало, что видоком может быть всякий, кто имеет возможность видеть, то есть лицезреть какое-либо юридическое событие, в то время как послухом могло выступать лицо, «ведавшее право», то есть имеющее определенное правовое положение в обществе. В данном ключе правовой статус послухов в гражданском процессе позволяло им, к примеру, свидетельствовать факт заключение сделки, а в рамках уголовного процесса выступать своеобразным прообразом понятных.

Обобщая вышеизложенное, можно прийти к выводу, что правовой статус послуха в судебном процессе Киевской Руси был значительно шире правового статуса видока, в то время как сила их свидетельских показаний определялась примерно равным образом. Особенность правового статуса послуха в судебном процессе также заключалось в том, что в отличие от видока, которым могло быть любое лицо, к послухам предъявлялись более «жесткие» критерии отбора.

Так, согласно тексту Русской правды послухом мог быть только свободный человек. Однако такое правило имело два исключения согласно статье 66 Пространной Русской Правды. В качестве послуха в судебный процесс могли допускаться боярские тиуны (холопы высшего статуса), а также закупы (наемные рабочие), если не хватало показаний послухов – свободных мужей. Еще одним исключением выступали дела, касающиеся непосредственно самих холопов, по которым холопы также могли выступать в роли послухов.

Подводя итог вышесказанному, отметим, что ролью видока в судебном процессе было простое засвидетельствование события, ставшего предметом судебного разбирательства. В то же врем роль послуха была несколько шире: в нее входило подтверждение показаний стороны, его выставившей (послухов могли выставлять как сторона обвинения, так и сторона защиты, при этом количество послухов необходимое для подтверждение доводов стороны прописывалось в рамка Русской правды), какие либо расхождения в словах свидетеля и истца или ответчика не допускались. В отдельных случаях послухи приносили присягу и участвовали в судебных поединках [4].

С некоторыми отличиями решался вопрос об участии свидетелей в судебном разбирательстве по Новгородской судной грамоте, которая также выступала крупнейшим нормативным актом того времени. Так, согласно Грамоте устанавливалось невозможность отклонения одних свидетельских показаний от других, в случае если такое случалось, Грамота требовала от суда истребования дополнительных доказательств.

Более подробный процессуальный статус свидетеля в судебном процессе Древней Руси можно встретить в Псковской судной грамоте. Так, Псковская судная грамота устанавливала категории судебных дел, по которым участие в судебном разбирательстве свидетелей было обязательным (к примеру, дела о причинении вреда здоровью). При этом свое значение сохраняет требование о совпадении свидетельских показаний и показаний стороны, выставившей данной свидетеля.

Как и в тексте Русской Правды, в тексте Псковской судной грамоты встречалось прямое указание на количество свидетелей, которые могли быть привлечены к участию в рассмотрении дела. Их количество зависело от многих факторов: места совершения преступления, характера самой судебной тяжбы, ее участников и т.д.

Отметим, что особые требования Псковская судная грамота предъявляла послухам. В том случае, если Русская Правда требовала лишь совпадения показаний послуха и стороны, которая его привлекла, Псковская судная грамота прямо отмечало, что показания послуха теряли всякую силу, в том случае если он «недоговорит или переговорит» [3].

Обобщая вышеизложенное, отметим, что законодательство Древней Руси, в частности положения Русской правды, Новгородской и Псковской судных грамот, содержало в себе достаточно подробные правила участия свидетелей в рамках судебного разбирательства. При этом правовой статус видоков и послухов имел четкие различия, в то время как первые выступали непосредственными очевидцами события, послухи имели более сложный правовой статус и могли не только свидетельствовать на суде, но и засвидетельствовать совершение какого-либо юридического акта.

 

Список литературы:

  1. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации, от 14.11.2002 № 138- ФЗ // Российская газета, № 220, от 20.11.2002.
  2. Дювернуа Н. Источники права и суд в Древней России. М., 1869. С.100-103.
  3. Куликовский А.П. Правовое положение свидетеля в судебном процессе древнерусских феодальных республик // Регионология. 2012. – С. – 190 – 196.
  4. Ступникова Н.Н., Сорокина Ю.В. Доказательства и процедура доказывания в Древней Руси // Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов. URL: http://jurnal.org/articles/2010/hist11.html#_ftn8
  5. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 19.02.2018) // «Собрание законодательства РФ», 24.12.2001, № 52 (ч. I), ст. 4921.

Оставить комментарий