Телефон: +7 (383)-312-14-32

Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Студенческий» № 37(81)

Рубрика журнала: История

Секция: Краеведение

Скачать книгу(-и): скачать журнал часть 1, скачать журнал часть 2, скачать журнал часть 3, скачать журнал часть 4, скачать журнал часть 5

Библиографическое описание:
Арсентьева А.А., Салахова Л.М. 70-Е ГГ. XX В. В ВОСПОМИНАНИЯХ ЖИТЕЛЕЙ СЕЛЬСКОГО ПОСЕЛЕНИЯ ТУТУРЫ ЖИГАЛОВСКОГО РАЙОНА ИРКУТСКОЙ ОБЛАСТИ // Студенческий: электрон. научн. журн. 2019. № 37(81). URL: https://sibac.info/journal/student/81/157989 (дата обращения: 26.10.2020).

70-Е ГГ. XX В. В ВОСПОМИНАНИЯХ ЖИТЕЛЕЙ СЕЛЬСКОГО ПОСЕЛЕНИЯ ТУТУРЫ ЖИГАЛОВСКОГО РАЙОНА ИРКУТСКОЙ ОБЛАСТИ

Арсентьева Анастасия Андреевна

студент, кафедра истории и методики, Педагогический институт, Иркутский государственный университет,

РФ, г. Иркутск

Салахова Лариса Марсовна

канд. ист. наук., доцент кафедры истории и методики, Педагогический институт, Иркутский государственный университет,

РФ, г. Иркутск

70-S XX CENTURY IN THE MEMOIRS OF THE INHABITANTS OF R. TUTURA, ZHIGALOVSKY DISTRICT, IRKUTSK REGION

 

Anastasia Arsenteva

student of Pedagogical Institute of Irkutsk State University, Department of history and methodology, history profile,

Russia, Irkutsk,

Larisa Salakhova

candidate of Historical Sciences, Associate Professor at the Department of history and methodology, Pedagogical Institute of Irkutsk State University,

Russia, Irkutsk

 

АННОТАЦИЯ

В работе раскрываются отдельные стороны повседневной жизни сельских жителей Байкальской Сибири в 70-е гг. XX в., показаны мотивы выбора той или иной стратегии повседневного бытования в условиях продовольственного дефицита и прихода в село научно-технических достижений.

ABSTRACT

The paper reveals some aspects of everyday life of rural residents of Baikal Siberia in the 70s of the XX century, shows the motives for choosing a strategy of everyday life in the conditions of food shortage and the arrival of scientific and technical achievements in the village.

 

Ключевые слова: сельское пространство, архивы респондентов, история повседневной жизни, устная история.

Keywords: rural space, respondents archives, history of everyday life, oral history.

 

История общества представляет собой повседневную жизнь человека, включающая не только стиль и образ жизни, но и его досуг, модели поведения на работе и в быту, каждодневные занятия, проблемы и заботы, а также обыденное сознание.

Цель публикации  сосредоточится на проблемных полях, которые можно раскрыть через обращения к следующим источникам: письменным (законодательные акты и делопроизводственные материалы) и устным. Воспоминания непосредственных участников событий позволяют нам увидеть региональные и локальные особенности общих процессов, развернувшихся в стране в 1970-е гг. В качестве основных источников выступают устные воспоминания жителей с. Тутура Жигаловского района Иркутской области.

В науке нет единого подхода к определению понятия «повседневность». В русском языке синонимы слова «повседневность» - будничность, ежедневность, обыденность - указывают на привычность, «ничем не примечательно, имеет место изо дня в день». [12, с. 162] Как отмечает Н. Л. Пушкарёва, доктор исторических наук: «история повседневности - это новая отрасль исторического знания, предметом изучения которой является сфера человеческой обыденности во множественных историко-культурных, политико-событийных, этнических и конфессиональных контекстах». [10, с. 9]

Таким образом, знание повседневной жизни позволяет нам изучить устройство общества, условия жизни, труда и отдыха, а также факторы, которые влияют на формирование поведения, сознания, эмоциональных переживаний и реакции людей на происходящие изменения.

Тутура - старинное сибирское село образовано в 1632 г. Расположено на левом берегу р. Тутура, вблизи места впадения её в р. Лену в Жигаловском районе, в пяти километрах к юго-востоку от районного центра, п. Жигалово.

Хронологические рамки исследования охватывают 70-е гг. XX в. Для первой половины 70-х гг. XX в. характерна определенная стабильностью и планомерное развитие повседневной жизни, как для второй половины 70-х гг. XX в. – нарастание «трудностей» социально-экономического развития.

В 1970-е гг. население с. Тутуры кроме колхоза могло работать в образовательных (школе, детском саду, интернате), медицинских и административных (Сельский совет) учреждениях, в магазинах, ДРСУ (дорожно-ремонтном строительном управлении), на маслозаводе и на судоверфи. Таким образом, социальный состав жителей был неоднородным.

Особенностью организации деятельности колхозов стало их укрупнение. В 1960-х - первой половине 80-х гг. был завершен процесс монополизации государством собственности в сельском хозяйстве. По имеющимся данным, за 1954 — 1985 годы 27 962 колхозов, или почти одна треть их общего числа, были преобразованы в совхозы. [13, с. 32] Но в Жигаловском районе процесс создания совхозов не получил широкого распространения, однако был запущен процесс укрупнения колхозов. Так, ещё в конце 1950-х гг. был организован  колхоз им. В.В. Куйбышева [3], который объединил колхозы в деревнях Головновка, Орловка, Кузнецовка, Наумовка и Новопашино.

В исследуемый период в с. Тутура не было колхозного хозяйства, и население могло работать в находившихся рядом колхозах. В основном жители работали в колхозе им. Куйбышева, так как он находился рядом.

Колхоз представлял собой многоотраслевое хозяйство. На полях выращивали зерновые культуры, картофель, капусту и другие овощи. Важное место в структуре сельского хозяйства занимали сенокосы и пастбища. Определенная часть работ в колхозе в исследуемый период была механизирована, но большая часть выполнялась вручную ввиду отсутствия необходимого количества техники. И поэтому практически вся работа была физически очень тяжелой.

В 1970-е гг. техническая и энергетическая оснащённость сельского хозяйства возросла. Повысился уровень механизации работ в полеводстве и животноводстве. Н. П. Нечаев, тракторист, рассказывает: «Агропарк был оснащен тракторами марки Т-54, Т-74, Т-25,Т-16, Казак, Казак-2, Казак-80, Казак-82, Казак-82\2. За техникой следили сами, на весь колхоз было два механика. Работали в 2 смены». [4]

Кроме того в хозяйствах постепенно стали выделятся ведущие отрасли.

Стало успешно развиваться животноводство и птицеводство. В д. Кузнецовке был размещен птичник. А. Х. Шестакова, птичница, вспоминает: «Держали 4 тысячи кур. Яйцом снабжали весь Жигаловский район. Всё было вручную». [5] «В колхозе было два коровника, телятник и родильник. Свиней не разводили» - рассказывает тракторист колхоза Н. П. Нечаев. [4]

С середины 1960-х гг. доля оплаты труда колхозников и рабочих совхозов в совокупном денежном доходе начинает повышаться. Новые условия хозяйствования в колхозах получили отражение в новом Примерном Уставе колхозов, принятом в ноябре 1969 г. в Москве на III съезде колхозников СССР. Новый устав закреплял права колхозников на гарантируемую зарплату и пенсионное обеспечение.[9] Например, об этом свидетельствует воспоминания А.Х. Шестаковой, которая в 1970-е гг. работала птичницей в колхозе: «В колхозе зарплаты были вовремя. Я получала 120 рублей – это были большие деньги». [5]

Для обеспечения потребностей семьи и получения дополнительного дохода большая часть населения имела личное подсобное хозяйство.

В исследуемый период состав личного подсобного хозяйства двора колхозника регламентировался Примерным Уставом колхозника (1969). Согласно статье 42 Устава, размер приусадебной земли личного хозяйства должен был находиться до 0,50 га, включая землю, занятую постройками. Приусадебный участок семье колхозника (колхозному двору) предоставляется по решению общего собрания членов колхоза, его размеры устанавливаются с учетом количества членов семьи колхозника (колхозного двора) и их трудового участия в общественном хозяйстве колхоза.

В целом в исследуемый период развития колхозно-кооперативной собственности характеризуется новыми подходами к планированию и материальному поощрению работников сельскохозяйственного производства.

Успешно работали две построенные еще до революции судоверфи: Чупановский (в п. Жигалово, 1912) и Соляновский (в д. Кузнецовка, 1907) затоны. В 1933 г. затон был переименован в Жигаловскую судоверфь.

1970-е гг. стали пиком развития судоверфи, о чем свидетельствует такие события как, большое жилищное строительство для семей судостроителей, строительство кафе-столовой. Заводчане оказывали огромную шефскую помощь району. С их участием велось строительство телевышки, Жигаловской средней школы №1, осуществлялось шефство над колхозом «Труженик».  В эти годы со стапелей верфи уходили в плавание десятки теплоходов различных проектов. 

Таким образом, Жигаловская судоверфь являлась единственным значительным промышленным предприятием в районе.

Некоторые жители трудились в ДРСУ, которое выполняло работы по строительству дорог. Например, как рассказывает Н. П. Нечаев: «В 1976 году ушёл из колхоза и устроился в Дорожное строительство. На бульдозере работал, гравий толкал. Получал 480 рублей». [4]

Итак, в результате исследования можно утверждать, что жители с. Тутура имели выбор для осуществления трудовой деятельности. Кроме того, если один член семьи работал в колхозе то, семья имела возможность содержать личное подсобное хозяйство. В лучших условиях находились семьи, члены которых кроме колхоза работали на судоверфи или ДРСУ. Таким образом, имели высокую фиксированную заработную плату, что позволяло приобретать «дефицитные» товары, обучать детей в вузах и техникумах г. Иркутска.

Устные воспоминания, фотографии из семейных альбомов позволяют констатировать, что в 1970-е гг. произошли значительные перемены в укладе жизни советской  сибирской деревни.

Ещё в 1950-х гг. во многих избах не было кроватей, спали на печке, скамьях, полатях. Обстановка самая простая: печь, стол, скамьи и минимальный набор мебели кустарного производства, вместо холодильника продукты хранили в погребах и ледниках. Меняется обстановка деревенского дома. Колхозники совершенствовали обстановку в домах: это металлические кровати, шифоньеры, диван, столы разного назначения, стулья фабричного производства (в основном  Качугской мебельной фабрики), люстра, окна украшали шторы, а стены и пол – ковры. Обстановка нам может «рассказать» о достатке, социальном статусе и увлечениях хозяев.

В конце 1960-х - начале 1970-х гг. с. Тутура частично электрифицировано.

С появлением электричества и улучшением материального положения появилась возможность использовать электрооборудование. В домах жителей появляются бытовая техника и промышленные товары. А.Х. Шестакова вспоминает: «Первую стиральную машинку мы купили в 1975 году». [5]

На партсобрании Тутурской партийной организации в 1968 г. ставился вопрос о работе Тутурской электростанции. П. А. Самаруков, начальник Тутурской электростанции говорил: «Мы работаем по расписанию, а утром не включаем, потому что из-за двух часов включать не стоит».

Член парторганизации Я. Г. Аксаментов: « Из-за не своевременного света народ поднимает много разговоров. У многих имеется приемники, стиральные машины, утюги и другие электрические приборы, а пользоваться ими приходится мало. Народ требует своевременного освещения…». [1]

Таким образом, вплоть до середины 1970-х гг. в с. Тутура были перебои с электричеством. Это затрудняло использование бытовых электроприборов, поэтому приходятся сохранять механические бытовые приспособления.

В исследуемый период на территории села был детский санаторий, комбинат, детский сад, фельдшерский пункт, отделение связи, клуб, библиотека, средняя школа с интернатом, магазин Жигаловского сельпо. На протяжении 1960-1970-х гг. население села принимало участие в благоустройстве и озеленению территории. Так, например, в протоколах партийной организации с. Тутура за 1966 г. отмечалось, что нужно провести определённые работы по благоустройству и озеленению села.

Таким образом, на данном этапе с. Тутура преобразуется с появлением электричества и социальной инфраструктурой.

После тяжелого трудового дня каждый человек стремится заполнить разнообразными занятиями свое свободное время. Многие его проводили за чтением книг. В селе работала библиотека, где можно было почитать или взять книгу домой. Массовое чтение книг, журналов и газет  во второй половине ХХ в. стало на селе обычным повседневным явлением.

В 1976 г.  в п. Жигалово  появилось телевидение. Вечер у телевизора стал любимой формой досуга и неотъемлемой частью быта. ТВ-программу скрупулезно изучали все члены семьи, и кто-то один обычно обводил время показа любимой телепередачи. В эфире показывали такие программы, как «Клуб кинопутешествий», «Кинопанорама», «Очевидное - невероятное», «Международная панорама». Главная новостная программа «Время» выходила ежедневно. Трансляции международных спортивных соревнований.

Респонденты вспоминают о приобретении телевизора: «Телевизор появился в 1978 году черно-белый, а потом цветной»,  [6] «Телевизор у нас появился где-то в 79-80 годах. Покупали в Жигалово». [3]

Также существовала практика ходить друг другу в гости, чтобы посмотреть телевизор, так как в некоторых семьях не было телевизора, или цветного, а ближайший кинотеатр находился в соседней деревне, в Рудовке (7км от с. Тутуры).  

Повседневной и неотложной потребностью людей является питание.

«Продажа продовольственных товаров возросла более чем на 30%. Улучшилась структура питания за счет увеличения в 1.5-2 раза потребления мяса, молока, молочных продуктов, яиц, рыбы, растительного масла, фруктов и овощей, одновременно снизились показатели продаж хлеба и картофеля. Однако около 40% с/х продукции поступало с приусадебных участков крестьян через «колхозные рынки»». [8, с.189] Выросла калорийность пищи.

«Обычно сельское население пользуется несколькими источниками получения продовольствия. Важнейшие высококачественные продукты питания колхозное крестьянство по-прежнему получает из личного подсобного хозяйства. По сути, это основной источник, дающий сельскому населению мясо, сало, молоко и молочные продукты, сливочное масло, яйца, овощи и картофель. Другой важный источник – это магазин. В сельском магазине покупают хлеб, муку, колбасу, частично сливочное масло и др.». [7, с. 256.]

«Многие продовольственные товары поступали в сельские магазины в ограниченном количестве, а, следовательно, значительной части сельского населения малодоступны». [7, с. 253.]

Изредка на прилавках магазина появляются новые товары. Например, А.Х. Шестакова рассказывала: «В 70-е годы уже были шампуни. Но можно было купить, если был большой блат». [5]

Значительная часть магазинов не отвечала требованиям торгового обслуживания. Население Тутуры жаловалось на узкий ассортимент как продовольственных, так и промышленных товаров.

Г.Г. Кузнецова, жительница д. Орловка, работник торговли вспоминала о ситуации конца 1970-х гг.: «Всё продавали. Трепьё было, водка. Товарами снабжал райсоюз, возила сама с базы. Очереди были, как в Мавзолей, отовсюду бежали: из Тутуры, Кузнецовки. Давали килограмм сахара на месяц…По талонам всё было, но людям давала больше. А колбасу не давали, говорили, что у вас мясо есть, если только тогда, когда кто-нибудь умрет, на поминки. Шапку, сапоги было не купить. Доставали по блату…Автолавки к нам не приезжали». [2]

Очевидно то, что повседневность сибирской деревни начала значительно меняться с середины 1970-х гг. Согласно официальной статистике, к концу 1980-х гг. практически в каждой семье был не только минимальный набор мебели, но также телевизор, стиральная машина и холодильник отечественного производства. И это несмотря на жизнь в условиях дефицита. Жители ленских деревень, таким образом, не выбиваются из общего статистического ряда.

Таким образом, 70-е гг. XX в., так называемая эпоха «застоя» является периодом наибольших преобразований сельской жизни. Для сибирских деревень модернизационные проекты 1960-х гг. стали ощутимы во второй половине 1970-х гг. Уникальностью с. Тутура является то, что жители могли выбрать, где работать. Кроме того, во многих семьях один член работал на промышленном предприятии, другой – в колхозе, и такой тендем жил хорошо, это был феномен ленских деревень. И это, безусловно, повлияло на уровень жизни  жителей с. Тутура.

 

Список литературы:

  1. ГАНИИО. Ф. 1355. Оп. 1. Д. 23. Л. 6.
  2. Интервью Кузнецова Г.Г. // Архив Устной истории Байкальской Сибири, кафедра истории и методики ПИ ИГУ. Материалы ИЭЭ 2016.
  3. Интервью Лысиковой Л.Д// Архив Устной истории Байкальской Сибири, кафедра истории и методики ПИ ИГУ. Материалы ИЭЭ 2016.
  4. Интервью Нечаева Н.П.// Архив Устной истории Байкальской Сибири, кафедра истории и методики ПИ ИГУ. Материалы ИЭЭ 2016.
  5. Интервью Шестаковой А.Х.// Архив Устной истории Байкальской Сибири, кафедра истории и методики ПИ ИГУ. Материалы ИЭЭ 2016.
  6. Интервью Уваровой Г.Ф.// Архив Устной истории Байкальской Сибири, кафедра истории и методики ПИ ИГУ. Материалы ИЭЭ 2016.
  7. КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференции и пленумов ЦК. М.,1987. Т.13.
  8. Крестьянство и сельское хозяйство Сибири. 1960-1980 гг. Новосибирск: Наука, Сиб. Отд-ние,1991. - 489 с.
  9. Примерный Устав колхоза принят Третьим Всесоюзным съездом колхозников 27 ноября 1969 г. и утвержден Центральным Комитетом КПСС в Советом Министров СССР 28 ноября того же года.
  10. Пушкарева, Н. Л. История повседневности: предмет и методы / Н. Л. Пушкарева // Социальная история. Ежегодник. 2007. М., 2008. С. 9-54.
  11. Российская повседневность: вторая половина XIX - начало XXI века: учеб. пособие. Под ред. Л. И. Семенниковой. – М.: КДУ, 2009. – 243 с.
  12. Словарь русского языка: в 4 т. – Т. 3. – М., 1983.
  13. Тюрина А.П. Советская деревня на путях обновления. М., 1989.

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом