Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Студенческий» № 36(80)

Рубрика журнала: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): скачать журнал часть 1, скачать журнал часть 2, скачать журнал часть 3

Библиографическое описание:
Бирюкова К.Д. ПРОБЛЕМНЫЕ МОМЕНТЫ СПЕЦИАЛЬНЫХ ВИДОВ ОСВОБОЖДЕНИЯ ОТ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ // Студенческий: электрон. научн. журн. 2019. № 36(80). URL: https://sibac.info/journal/student/80/157040 (дата обращения: 20.01.2020).

ПРОБЛЕМНЫЕ МОМЕНТЫ СПЕЦИАЛЬНЫХ ВИДОВ ОСВОБОЖДЕНИЯ ОТ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Бирюкова Ксения Дмитриевна

магистрант, юридический факультет ФГБОУ ВО «Саратовский национальный исследовательский государственный университет имени Н.Г. Чернышевского»,

РФ, г. Саратов

Несмотря на редактирование ч.2 ст.75 УК, по-прежнему остаются актуальными многие теоретические и практические моменты существования специальных видов освобождения от уголовной ответственности.

При правоприменении специальных видов освобождения от уголовной ответственности правоохранительные органы нередко сталкиваются с рядом проблем, вызванных по большей части погрешностями в соблюдении правил юридической техники.

Первая проблема касается категорий преступлений.

Условия об освобождении по ч.1 ст.75 относятся к преступлениям небольшой и средней тяжести. Условия ч.2 ст.75 УК РФ относятся к преступлениям "иной категории", т.е. к тяжким и особо тяжким преступлениям.

Однако, анализируя нормы- примечания об освобождении, выясняется, что они предусматривают возможность освобождения не только за тяжкие и особо тяжкие преступления, но и за преступления небольшой и средней тяжести, о которых говорит ч.1 ст.75 УК РФ.

Например, примечание к ст.222 "Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов" содержит условие освобождения, применяемое ко всем частям статьи в целом, в том числе и к ч.1 ст.222, преступление по которой относится к преступлению средней тяжести.

Объективно возникает вопрос: ч.1 или ч.2 ст.75 УК РФ следует руководствоваться правоприменителю в случае, если нормы- примечания Особенной части содержат условия об освобождении за преступления небольшой или средней тяжести? Применять ли все условия деятельного раскаяния либо только те его элементы, которые непосредственно указаны в самом примечании?

Пленум Верховного Суда РФ в п.7 Постановления №19 дает следующее разъяснение: "Освобождение от уголовной ответственности за преступление небольшой или средней тяжести в случаях, специально предусмотренных примечаниями к соответствующим статьям Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, производится по правилам, установленным такими примечаниями. При этом выполнения общих условий, предусмотренных частью 1 статьи 75 УК РФ, не требуется" [3, с. 3].

Действительно, примечание к ст.222 УК РФ говорит "Лицо, добровольно сдавшее предметы, указанные в настоящей статье, освобождается от уголовной ответственности по данной статье" [4, с. 43]. Исходя из буквального толкования нормы, лицу, в чьих действиях содержится состав преступления по ст.222, для освобождения от уголовной ответственности достаточно сдать в правоохранительные органы огнестрельное оружие, его основные части, боеприпасы, а не выполнять всю совокупность условий института деятельного раскаяния.

В целях избежать путаницы относительно применения специальных видов освобождения к преступлениям небольшой и средней тяжести предлагается исключить из ч.2 ст.75 словосочетание "иной категории":

"Лицо подлежит освобождению от уголовной ответственности также в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части настоящего Кодекса" [4, с. 24].

Другая проблема касается неправильного толкования словосочетания "если в действиях лица не содержится иного состава преступления", которое содержится в нормах - примечаниях.

Например, подобную формулировку можно встретить в примечании к ст.206 "Захват заложника": "Лицо, добровольно или по требованию властей освободившее заложника, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления" [4, с. 25].

Исходя из буквального толкования данного словосочетания, законодатель имел в виду то обстоятельство, что если лицо, добровольно совершит необходимые для освобождения от уголовной ответственности позитивные посткриминальные действия, то оно будет освобождено от ответственности за данный состав преступления. Однако если в его преступных действиях содержались иные составы преступлений, то такое лицо не освобождается от уголовной ответственности за их совершение.

Состав же преступления, по которому лицо не подлежит ответственности, при этом ему не вменяется в вину.

Однако некоторые авторы (А.В.Павликов в своей диссертационной работе) ошибочно полагают, что при наличии словосочетания "если в действия не содержаться иные составы преступлений" необходимо вменять в вину как сам состав со специальным видом освобождения, так и иной состав преступления, совершенного данным лицом [2, с. 29]. В таком случае специальные виды освобождения от уголовной ответственности утратили бы всякий смысл своего существования, нарушался бы принцип справедливости при вменении лицу того, за что закон освобождает.

Р. Соловьев писал, что "оговорка "если в его действиях не содержится состава иного преступления" понимается таким образом, что если иной состав преступления есть, то он "перечеркивает" и позитивное посткриминальное поведение" [1, с. 31].

Вследствие такого рода путаницы А.А. Гладких назвал такую оговорку "неудачной формулировкой законодателя" [1, с. 32].

Именно в связи с проблематикой в толковании данной оговорки правоохранительными органами и соответствующих трудностей на практике Пленум Верховного Суда РФ в п.8 Постановления от 27.06.2013 №19 "О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности" дает однозначный ответ на проблемный вопрос: "В тех случаях, когда условием освобождения от уголовной ответственности в соответствии с примечанием к статье Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации является отсутствие в действиях лица иного состава преступления, судам следует иметь в виду, что применение примечания допускается и в случае совершения лицом совокупности преступлений (например, освобождению лица, добровольно прекратившего участие в незаконном вооруженном формировании и сдавшего оружие, от уголовной ответственности в соответствии с примечанием к статье 208 УК РФ не препятствует привлечение его к ответственности за совершение убийства в составе незаконного вооруженного формирования)" [3, с. 4].

Стоит обратить внимание и на вопрос возможного количества раз освобождения от уголовной ответственности по нормам- примечаниям.

В примечании к ст.127.1 "Торговля людьми" данный вопрос решается однозначно: лицо может быть освобождено только однажды, когда совершит преступное деяние впервые. Это единственная норма-примечание с ограничением количества возможных освобождений от уголовной ответственности. Думается, это связано не столько с тем, что это преступление относится к категории тяжких, сколько с самой аморальностью характера состава.

Однако в Особенной части УК есть нормы - принципы, освобождающие от уголовной ответственности и за не менее серьезные составы преступлений.

Скажем, освобождение по ст.126 "Похищение человека" или ст.228 "Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов..." не имеет ограничений по освобождению. Отсюда вытекает, что лицо может сколько угодно раз похищать человека или приобретать наркотические средства после очередного освобождения от уголовной ответственности.

В связи с этим законодателю следовало бы включить в формулировку некоторых норм-примечаний в качестве обязательного условия освобождения условие о совершении преступления впервые в целях превенции подобных действий одним и тем же лицом.

Помимо спорных вопросов, оказывающих влияние на затрудненность деятельности правоохранительных органов, много проблем и чисто теоретического характера.

Одним из них является несоответствия некоторых норм - примечаний и  самому институту деятельного раскаяния.

В частности, особого внимания заслуживает норма-примечание об освобождении к ст. 122 "Заражение ВИЧ-инфекцией": "Лицо, совершившее деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, освобождается от уголовной ответственности в случае, если другое лицо, поставленное в опасность заражения либо зараженное ВИЧ-инфекцией, было своевременно предупреждено о наличии у первого этой болезни и добровольно согласилось совершить действия, создавшие опасность заражения" [4, с. 41].

В данном случае лицу, чтобы избежать уголовной ответственности, необходимо выполнить следующее условие - своевременно предупредить другое лицо о наличии у него ВИЧ - инфекции.

Если по общему правилу применения института деятельного раскаяния лицо в целях освобождения от уголовной ответственности должно повершить активные позитивные действия уже после совершения им преступного деяния, то в данном случае лицо должно осуществить предупреждение еще до момента совершения преступления, то есть примечание к ст.122 носит предпреступный характер.

К тому же, законодатель не вменяет действия по уведомлению о наличии ВИЧ- инфекции  обязательно самому носителю данной инфекции. Это видно из содержания самого примечания к статье. Потерпевший мог быть предупрежден о возможном заражении и другими лицами. В таком варианте не приходиться говорить даже о позитивных предпреступных действиях самого правонарушителя.

Вследствие этого относить норму - примечание к ст.122 к институту деятельного раскаяния было бы ошибочно. Раскаяться можно лишь в том, что уже сделано, а не должно произойти.

 Таким образом, поощрительная норма - примечание к ст.122 - это  специфический вид освобождения от уголовной ответственности, идущий параллельно с институтом деятельного раскаяния.

Стоит обратить внимание на примечания к ст.308 "Отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний" и ст.316 "Укрывательство преступлений". В данном случае лицо не выполняет ни одного условия института деятельного раскаяния, а реализует собственное право на защиту самого себя, своего супруга или близкого родственника.

Примечание к ст.322 "Незаконное пересечение Государственной границы РФ"  освобождает от уголовной ответственности иностранного гражданина или лица без гражданства, нарушивших правила пересечения границы, но прибывающих в РФ с целью получения политического убежища. Говорить о деятельном раскаянии здесь не представляется возможным. Государство, руководствуясь принципом гуманизма, идет на компромисс  лицам, стремящимся в ускоренном порядке покинуть страну, где существует угроза их жизни или здоровью.

Примечание к ст.337 "Самовольное оставление части или места службы", содержащие одно-единственное условие для освобождения лица по данному составу преступления от уголовной ответственности - стечение тяжелых обстоятельств.

То же касается и примечания к ст.338 "Дезертирство".

Фактически лицу, движимому глубокими внутренними переживаниями или внешним негативным давлением, тяжело поставить в условие обязанность раскаяться. Следовательно, примечания к данным статьям не совпадают с институтом деятельного раскаяния.

Таким образом, в перечисленных случаях (ст.ст.122, 308, 316, 322, 337, 338) говорить об институте деятельного раскаяния не представляется возможным. Нормы-примечания данных статей не содержат ни одного условия, подпадающего под деятельное раскаяние. В связи с этим их можно назвать самостоятельными видами освобождения от уголовной ответственности, идущими параллельно со ст.75 УК. Законодателю в отношении указанных статей в силу их особой правовой сущности следовало бы разместить условия об освобождении по данным составам в отдельной статье Общей части УК РФ.

В некоторых статьях существует рассогласованность между ее частями и примечанием к ней, которая легко устраняется логическим путем, но тем не менее говорит о необходимости законодательной корректировки.

Например, п. "в"ч.3 ст.126 "Похищение человека" или ч.3 ст.206 "Захват заложника" говорят соответственно о похищении и захвате потерпевшего, повлекшие его смерть.

Нормы - примечания же говорят об освобождении лица, если оно отпустит потерпевшего, и по сути распространяют свое действие на всю статью 126 и 206. Однако естественно, что в данном случае они не применяются, поскольку потерпевший погиб и отпускать уже некого. Лицо будет нести уголовную ответственность.

Вследствие подобного рода несоответствия предлагается указывать в примечаниях на изъятие тех или иных пунктов или частей данной статьи из правила об освобождении.

 

Список литературы:

  1. Гладких А.А. Специальные виды освобождения от уголовной ответственности // Известия Иркутской государственной экономической академии. - 2002. - № 4.- С.102-105.
  2. Ендольцева А.В. Институт освобождения от уголовной ответственности: Автореф. дис. канд. юрид. наук. -М., 2005. - 50 с.
  3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.06.2013 г. №19 "О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности" // URL: https://base.garant.ru/70404388 (дата обращения 07.11.2019)
  4. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ // URL: https://base.garant.ru/10108000 (дата обращения 07.11.2019)

Оставить комментарий