Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Студенческий» № 36(80)

Рубрика журнала: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): скачать журнал часть 1, скачать журнал часть 2, скачать журнал часть 3

Библиографическое описание:
Глухов П.В. ДИСКУССИЯ О ПРОБЛЕМАХ, ВОЗНИКАЮЩИХ ПРИ ПРОВЕДЕНИИ КОМПЛЕКСНОЙ ПСИХОЛОГО-ПСИХИАТРИЧЕСКОЙ СУДЕБНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ // Студенческий: электрон. научн. журн. 2019. № 36(80). URL: https://sibac.info/journal/student/80/156845 (дата обращения: 27.05.2020).

ДИСКУССИЯ О ПРОБЛЕМАХ, ВОЗНИКАЮЩИХ ПРИ ПРОВЕДЕНИИ КОМПЛЕКСНОЙ ПСИХОЛОГО-ПСИХИАТРИЧЕСКОЙ СУДЕБНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ

Глухов Павел Вячеславович

магистрант 3 курса Калужского института (филиала) Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Всероссийский государственный университет юстиции (РПА Минюста России)»

РФ, г. Калуга

DISCUSSION ON THE PROBLEMS ARISING DURING THE COMPLEX PSYCHOLOGICAL AND PSYCHIATRIC FORENSIC EXAMINATION

 

Pavel Glukhov

undergraduate 3 the Kaluga Institute (branche) of the Federal state budget educational institution of higher education «All-Russian state University of justice (RPA of the Ministry of justice of Russia)»

Russia, Kaluga

 

АННОТАЦИЯ

Несмотря на большое количество исследований, посвященных психолого-психиатрической экспертизе, в данной теме остается множество неразрешенных вопросов. Одним из них является вопрос систематизации уголовного законодательства относительно определения ответственности при различных формах вменяемости физического лица. В данной статье автор обосновывает необходимость изменения уголовного законодательства Российской Федерации в данной части.

ABSTRACT

Despite the large number of studies on psychological and psychiatric examination, this topic remains a lot of unresolved issues. One of them is the question of systematization of criminal legislation regarding the definition of liability in various forms of sanity of an individual. In this article the author substantiates the need to change the criminal legislation of the Russian Federation in this part.

 

Ключевые слова: экспертиза, уголовная ответственность, вменяемость, критерии вменяемости.

Keywords: expertise, criminal liability, sanity, criteria of sanity.

 

Рассмотрим комплексную психолого-психиатрическую экспертизу, поскольку данный вид экспертиз является одним из часто назначаемых по уголовным делам, и имеет решающее значение при установлении возможности подозреваемым, обвиняемым способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, что в последующем определяет вид наказания, назначаемого судом.

Комплексная психолого-психиатрическая экспертиза исследует вопросы, которые находятся на пересечении психологии и психиатрии. Таким образом, можно сделать вывод, что комплексная психолого-психиатрическая экспертиза является одной из разновидностей межродовых комплексных экспертиз. Такое слияние двух наук необходимо для более полной и всесторонней оценке психической деятельности подозреваемых, обвиняемых, потерпевших и т.д.

Психология и психиатрия близкие между собой науки, поскольку изучают особенности психического состояния человека, но исследование данного предмета у рассматриваемых наук происходит с разных сторон.

Психология исследует психику человека, законы порождения и функционирования психического отражения; психические процессы, состояния и свойства личности.

Психиатрия же исследует психические отклонения и заболевания человека, для которых характерно искажение восприятия окружающей действительности.

Однако существуют пограничные состояния психики, что и является зоной пересечения психиатрии и психологии.

Например, существует такое понятие как возраст человека не фактический (по паспорту), а возраст человека, исходя из уровня его умственного развития.

Наиболее часто встречается данная ситуация среди преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы личности. Подростки 12-16 лет, еще не осознающие общественную опасность своих действий совершают насильственные действия сексуального характера, либо изнасилование в отношении своих сверстниц. Наказание за данные преступления более чем суровое.

Именно благодаря проведению комплексной психолого-психиатрической экспертизы в отношении данных лиц, часто устанавливается, что к примеру, у подростка возрастом 14 лет, восприятие окружающей его действительности и уровень психического развития соответствует возрасту 10-12 лет. Таким образом он не может быть привлечен к уголовной ответственности.

Cпектр вопросов, разрешаемых проведением комплексной психолого-психиатрической экспертизы, довольно широк. Остановимся на двух ситуациях, которые не могут быть изучены надлежащим образом посредством проведения однородных психологической или психиатрической экспертизы.

В первую очередь к ним можно отнести  комплексную психолого-психиатрическую экспертизу вменяемых лиц с аномалиями психики. Такие лица имеют пограничную психическую патологию. Согласно ст.22 УК РФ смягчение наказания для лиц, у которых имеются аномалии психики, не предусмотрено, и данное обстоятельство не включено в перечень смягчающих согласно ст. 61 УК РФ.

Основным вопросом, разрешаемым экспертами в таком случае является определение наличия или отсутствия причинной связи между этой патологией и поведением при совершении инкриминируемого подэкспертному деяния. Тем самым необходимо определить влияло ли, и если да, то в какой степени наличие аномалии психики на подготовку, принятие и реализацию решения о совершении преступления. Исходя из ответа на данный вопрос можно сделать вывод о том, было лицо вменяемым в момент совершения деяния или нет.

Отличием действий вменяемого субъекта от невменяемого является наличие осознанных и управляемых им действий, четко выраженная мотивация, которые в совокупности свидетельствуют об их определении психологическими, а не болезненными закономерностями.

Психическое расстройство в рамках вменяемости не означает, что оно каким-то образом повлияло на поведение субъекта в исследуемой в рамках экспертизы ситуации. В каждой конкретной ситуации такие расстройства могут как проявиться, так и не проявиться. Например такие черты, как сниженная эмоциональная устойчивость, наличие эмоциональной возбудимости могут существенно повлиять на совершение субъектом насильственного деяния. Однако те же самые черты обычно никак себя не проявляют при совершении лицом преступления коррупционной направленности.

Тем самым одной из задач комплексной психолого-психиатрической судебной экспертизы является определить способность субъекта к осознанно-волевому поведению на всех этапах поведенческого акта, регулируемого правом, – от постановки цели и выбора способов действий до прогноза и оценки возможных последствий. Сохранность, снижение или отсутствие подобной способности у лиц с психическими аномалиями определяет возможные варианты экспертных выводов.

Относительно того, положительно или отрицательно ответят эксперты на один из нижеперечисленных вопросов:

1. Имелось ли у обвиняемого на момент совершения инкриминируемого ему деяния хроническое или временное болезненное расстройство психики?

2.  Мог ли обвиняемый в момент совершения инкриминируемого ему деяния осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, и, если мог, то в какой мере?

При положительном ответе на первый вопрос устанавливается, так называемый, медицинский критерий вменяемости, который необходим для признания человека невменяемым, однако в отдельности такой критерий не достаточен для такого определения.

Положительный ответ на второй вопрос позволяет сделать вывод о том, что у подэкспертного сохранялась способность к регуляции своих действий в момент совершения им деяния и подлежит уголовной ответственности. В данном случае речь идет о втором обязательном критерии вменяемости – психологическом.

Тем самым положительный ответ на первый вопрос и отрицательный ответ на второй, позволяют сделать вывод о невменяемости подэкспертного. Данный факт является основанием для применения в отношении него ст.21 УК РФ.

В случае, когда имеет место снижение способности субъекта к осознанно-волевому поведению, данное обстоятельство может использоваться для смягчения наказания, а при необходимости для назначения обвиняемому принудительных мер медицинского характера.

Вторым примером, когда ответить на вопросы, поставленные перед экспертом невозможно проведением однородных психологической или психиатрической экспертиз является психолого-психиатрическая экспертиза несовершеннолетних обвиняемых с задержками психического развития.

Как уже приводилось ранее, в случае, когда несовершеннолетний достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность, но по причине отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, во время совершения преступления не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия), либо руководить ими, он не подлежит уголовной ответственности. Данная норма закреплена в ч.3 ст.20 УК РФ.

На практике принято рассматривать вышеуказанную норму как «возрастную невменяемость». Исходя из данной нормы возраст несовершеннолетнего рассматривается с точки зрения его интеллектуального и личностного развития, а также способности к целенаправленному поведению в юридически значимых ситуациях.

Тем самым можно сделать вывод о том, что несовершеннолетний не подлежит уголовной ответственности при наличии у него психологического критерия невменяемости, то есть способности в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий.

Многие исследователи, в том числе Ситковская О.Д., Коченов М.М. сходятся во мнении, что к причинам отставаниям в психическом развитии относятся следующие факторы:

1) Социальные факторы.

К таким относятся отсутствие правильного воспитания, а также обучения в семье и в школе; педагогическая запущенность; изоляция несовершеннолетнего от нормального общения и т.д. Данные факторы в совокупности, или в частности приводят к тому, что у несовершеннолетнего недостаточно развиваются высшие психические функции, такие как память, восприятие, мышление. Тем самым подросток не может в полной мере руководить своим поведением.

2) Наличие сенсорной недостаточности.

В данном случае речь идет о наличии у несовершеннолетнего физических отклонений, таких как слабости зрения, или слуха, которые не были вовремя выявлены и скорректированы, что в свою очередь приводит к искажениям в формировании высших психических функций у подростка.  

Однако не только наличие у субъекта минимально сформированных высших психических функций означает, что он способен осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, но и достижение им определенного уровня развития сознания и самосознания, позволяющего понимать объективное содержание собственных поступков, прогнозировать их возможные последствия, как для себя, так и для окружающих, осуществлять оценку совершаемого с точки зрения моральных, социальных и правовых норм.

Если субъект может свободно выбирать цели поведения и способы их достижения, обладает самоконтролем, то можно говорить, что он способен руководить своими действиями.

Для дачи заключения экспертам необходимо установить не только уровень указанной способности в повседневной жизни субъекта, но и в конкретной исследуемой в рамках экспертизы ситуации, при совершении субъектом определенных действий.

В тех случаях, когда снижение данной способности не связано с психологическим критерием вменяемости, а обусловлено наличием у несовершеннолетнего психического расстройства (олигофрении, органического поражения центральной нервной системы, психическим инфантилизмом), а также отклонениями в психическом развитии, речь идет о наличии медицинского критерия вменяемости. Данное обстоятельство также может учитываться при применении ст. 22 УК РФ.

Отсюда следует вывод, что из-за неточности, допущенной законодателем, одна и та же конструкция «неполной способности к осознанию своих действий и руководству» используется в двух различных правовых нормах (в ч. 3 ст.20 УК РФ и ст. 22 УК РФ) и ведет к совершенно различным правовым последствиям.

Таким образом, две группы несовершеннолетних, которые одинаково характеризуются с точки зрения психического развития, находятся в неравном правовом положении. Однако последствия, вызываемые как психическим, так и медицинским критерием вменяемости у несовершеннолетних приводят к одному знаменатель – неспособности в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий, а также руководить ими.

Такое отведение главенствующей роли различию в детерминации отставания, относительно дальнейшей правовой оценки незаслуженно.

На практике часто социальная и медицинская патология у несовершеннолетнего тесно взаимосвязаны между собой. Для дачи заключения о способности подростка осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими, перед экспертами ставятся следующие вопросы:

1. Страдал ли несовершеннолетний обвиняемый во время совершения инкриминируемого ему деяния психическим расстройством?

2. Имеется ли у несовершеннолетнего обвиняемого отставание в психическом развитии, не связанное с психическим расстройством?

3. Мог ли несовершеннолетний обвиняемый во время совершения инкриминируемого ему деяния в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий?

4. Мог ли несовершеннолетний обвиняемый во время совершения инкриминируемого ему деяния руководить своими действиями, и, если мог, то в какой ли мере?

При даче заключения, в зависимости от ответов на данные вопросы, экспертами делаются следующие выводы:

  1. Имеет место наличие у несовершеннолетнего подэкспертного психического расстройства, которое не позволило ему осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий, а также руководить ими. В таком случае имеется основание для применения в отношении несовершеннолетнего обвиняемого ст.21 УК РФ.
  2. Имеет место наличие у несовершеннолетнего подэкспертного психического расстройства, которое ограничивало его способность осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими при совершении общественно опасного деяния. Такой вывод служит основанием для применения в отношении него принудительных мер медицинского характера в соответствии со ст. 22 УК РФ.
  3. Имеет место наличие у несовершеннолетнего подэкспертного отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством. Тем самым у него имелась ограниченная способность к осознанию фактического характера и общественной опасности своих действий либо руководству ими. Данный факт позволяет применить в отношении несовершеннолетнего ст. 20 ч.3 УК РФ.
  4. Имеет место наличие у несовершеннолетнего подэкспертного психической патологии, либо отставания в психическом развитии, которые не повлияли на способность осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В таком случае несовершеннолетний подлежит уголовной ответственности.

Таким образом, в рамках настоящего исследования было установлено, что комплексная психолого-психиатрическая экспертиза имеет ряд предметных особенностей и является одной из наиболее часто назначаемых экспертиз по уголовным делам. Однако как с законодательной, так и с практической точки зрения данный вид экспертиз имеет ряд существенных проблем, которые подлежат разрешению.

 

Список литературы:

  1. Иванов И.С. Психологические феномены опасности и безопасности в контексте понятия «человек» / И.С. Иванов, А.А. Серегина // Российский следователь. – М. : Юрист, 2013. – № 4. – С. 44–47.
  2. Иванов Р.С. Организационно-методические основы судебно-психофизиологической экспертизы с применением полиграфа / Р.С. Иванов // Юридическая психология. – М. : Юрист, 2013. – № 2. – С. 13–19.
  3. Иванова А.А. Ситуационный подход как средство оптимизации экспертной деятельности (на примере судебно-психологических экспертиз, Судебно-психологическая экспертиза
  4. Иконников В. Проблемы проведения экспертизы по делам экстремистской направленности / В. Иконников // Актуальные проблемы современного уголовного и гражданского права, криминологии и уголовного судопроизводства : мат-лы Межвуз. науч.-практ. круглого стола, приуроченного к 20-летию со дня принятия Конституции РФ (г. Ставрополь, 11 декабря 2013 г: право и справедливость. – Ставрополь: Бюро новостей, 2013. – Вып. 4. – С. 49–52.
  5. Исаева Л.М. Методика составления психолого-криминалистического портрета по тяжким преступлениям против личности / Л.М. Исаева,
  6. Нестерова В.В., О.И. Прокофьев // Психологические аспекты в деятельности органов внутренних дел. – М. : ВНИИ МВД России, 2009.
  7. Исютин-Федотков Д.В. Криминалистическое моделирование личности неустановленного преступника и его преступного поведения : науч.-практ. пособие / Д.В. Исютин-Федотков, О.Г. Каразей, Г.Н. Мухин; под общ. ред.: Г.Н. Мухина. – М. : Юрлитинформ, 2012. – 208 c.
  8. Китаев, Н.Н. О некоторых судебных экспертизах при расследовании преступлений террористической направленности / Н.Н. Китаев, В.Н. Китаева // Актуальные вопросы судебных экспертиз : мат-лы Международ. науч.-практ. конф. – Иркутск : ФГКОУ ВПО «ВСИ МВД России», 2012. – С. 52–56
  9. Трубкина О.В. Роль изучения личности преступника при расследовании мошенничества в сфере страхования, совершенного в отношении материальных интересов страховых компаний / О.В. Трубкина // Деятельность правоохранительных органов в современных условиях : мат-лы Международ. науч.-практ. конф. – Иркутск : Изд-во ФГКОУ ВПО ВСИ МВД России 2012. – С. 178–180.
  10. Усынин В.В. Сфера и порядок применения судебно-психологических экспертиз по гражданским делам / В.В. Усынин // Эволюция государственно-правовых систем : сб. мат-лов науч.-практ. конф., Абакан, 21 марта 2013 г. – Абакан : Изд-во ФГБОУ ВПО «Хакасский ГУ им. Н.Ф. Катанова» 2013. – С. 224–227.

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом