Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Студенческий» № 8(8)

Рубрика журнала: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): скачать журнал часть 1, скачать журнал часть 2

Библиографическое описание:
Тимченко Я.И., Финогенов Н.А. ПРОБЛЕМЫ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ОДОРОЛОГИИ // Студенческий: электрон. научн. журн. 2017. № 8(8). URL: https://sibac.info/journal/student/8/79636 (дата обращения: 27.01.2020).

ПРОБЛЕМЫ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ОДОРОЛОГИИ

Тимченко Ярослава Игоревна

студент, Институт прокуратуры РФ ФГБОУ ВО «СГЮА»

РФ, г. Саратов

Финогенов Николай Александрович

канд. юрид. наук, доц., доц. кафедры криминалистики СГЮА

РФ, г. Саратов

Криминалистическая одорология как отрасль криминалистической техники представляет собой систему научных приемов и технических средств по обнаружению, анализу, изъятию и хранению запаховых  следов для их последующего использования на предварительном следствии в целях установления конкретного человека и принадлежащих ему предметов, вещей, документов и иных объектов по индивидуальному запаху[5].

Нельзя не отметить, что нaряду с эволюцией криминaлистических методов выявления и работы со следами произошла эволюция преступного поведения. До недавнего времени преступниками на месте преступления, как правило, оставлялись такие традиционные следы, как следы рук, ног, обуви и т.п., сегодня же такие следы встречаются органами, осуществляющими уголовное преследование, в минимальном количестве или не встречаются вообще. Это является показателем осведомлённости преступников о методах работы правоохранительных органов, рaзрaботке собственных «систем» по сокрытию следов преступления. На практике можно встретить случаи, когда на месте совершения преступления остаются лишь запаховые следы человека и этих следов впоследствии бывает достаточно для изобличения виновных лиц в совершении конкретного преступления. Обнaруженный запах может и должен быть использовaн для устaновления субъекта совершения преступления по оставленным им на месте преступления следам биологического происхождения. Эта задача реализуется в ходе производства судебно-одорологической экспертизы[11].

Однако, несмотря на многолетнюю положительную практику применения одорологических методов в расследовании и раскрытии преступлений, до сих пор можно говорить о существовании ряда вопросов возникающих в процессе их применения на практике.

Во-первых, говоря об использовании в ходе расследования по уголовному делу одорологических методов, необходимо чётко разграничивать понятия «кинологическая выборка» и «судебно-биологическая экспертиза запаховых следов человека». Приходится констатировать, что у некоторых практических работников органов внутренних дел и прокуратуры до сих пор отсутствует представление о различиях экспертно-криминалистического исследования запаховых следов человека и оперативно-розыскного мероприятия - кинологической выборки с использованием служебно-розыскных собак [8].

Кинологическая выборка имеет ряд существенных отличий от экспертного исследования пахучих следов человека:

– кинoлoгическая выбoрка провoдится либo в качестве самостоятельного, но непроцессуального действия, либо как методический прием, используемый в экспертном исследовании пахучих следов;

– в экспертно-криминалистическом исследoвании пахучих следов решаются как следственные, так и оперативно-розыскные задачи; тогда как кинологическая выборка используется только в оперативных целях;

– в лабораторном анализе исследуются пахучие пробы, полученные с изъятых предметов-носителей пахучих следов, и специально подготовленные сравнительные образцы, полученные из крови и с предметов одежды проверяемых лиц, а в кинологической выборке используются сами изъятые предметы, люди и принадлежащие им вещи;

–непосредственным субъектом в исследовании является не сoбака-детектор, а специалист. Животными не выявляются сами криминалистические признаки исследуемых oльфакторных образцов, «они как биоприборы-индикаторы служат инструментом в руках экспертов, наблюдающих за их реакциями»[1], тогда как роль участников кинологической выборки ограничена наблюдением за действиями применяемoй сoбаки.

– от выполняющего кинологическую выборку специалиста, прежде всего, требуются познания в области кинологии; от экспертов же требуются криминалистические познания в области исследования пахучих следов человека, они обязаны владеть комплексом методик лабораторного анализа определяющих их признаков;

– результат кинологической выборки определяется, в основном, качеством выучки применяемой собаки, а в экспертизе – полнотой исследования особенностей пахучих следов человека с изъятых предметов-следоносителей.

Во-вторых, предметом острых споров до сих пор является вопрос о процессуальном статусе результатов указанных выше мероприятий.

Несмотря на высокую эффективность использования такого вида криминалистической идентификации как кинологическая выборка, ее результаты не могут иметь самостоятельного доказательственного значения.

Ее статус в качестве непроцессуального оперативно-розыскного мероприятия, определяется:

– невозможностью восприятия запаховых следов непосредственно самим следователем, понятыми и другими участниками проводимого мероприятия;

– незакреплённостью в уголовно-процессуальном законодательстве такого доказательства, как указание собаки-ищейки на определённое лицо или место, либо такого процессуального документа, как справка о проведении кинологической выборки;

– отсутствием гарантий достоверности поведения собаки при указании ею определённого лица или места.

Так, например, в работе Н.Г. Алишунаст-Левиной и В.И. Шиканова был приведен пример экспериментальной проверки показавшей, что служебно-розыскные собаки не способны надежно идентифицировать людей по запаху и действуют по принципу наибольшего сходства: при отсутствии человека, от которого взята показанная собаке «запаховая проба», собака выбирает другого человека, схожего по запаху[2]. 

Относительно недопустимости доказательственного использования результатов кинологической выборки в разное время высказывались такие учёные-криминалисты как Р.С. Белкин, М.С. Стогович, В.И. Шиканов, Н.Н. Тарантаев.

Наиболее остро своё неприятие выразил А.Л. Протопопов, : «оформление выборки в виде акта экспертизы (заключения эксперта) не только сомнительно, но и противозаконно»[7]. Здесь справедливо сделать оговорку о том, что она по-сути и не оформляется в данном качестве, ее результаты закрепляются соответствующей справкой, однако как нам представляется таким образом А. Л. Протопопов в первую очередь хотел сказать о невозможности ее оформления в качестве процессуального документа используемого наравне с экспертным заключением.

С другой стороны известны мнения таких учёных как А.И. Винберг и В.Д. Арсеньев. Данные деятели науки предлагали признать справку о действиях собаки в качестве средства доказывания, говоря о том, что действия собак являются доказательственным фактом, связанным с установлением обстоятельств по делу, т.е. относящемся к фактическим данным, на основе которых  должны устанавливаться обстоятельства дел.  При этом и А.И. Винбергом, и В.Д. Арсеньевым, а также другими сторонниками одорологического метода в доказывании неоднократно подчеркивалось, что, как и любое доказательство, действие собаки, подлежит оценке в совокупности с другими доказательствами. Однако необходимо заметить, что в соответствии с действующим уголовно-процессуальным законодательством все доказательства имеют равную силу, но с позиции необходимости учета судом экспериментально доказанной вероятности совершения собакой ошибки данные высказывания не выдерживают критики.

Исходя из всего вышесказанного, необходимо констатировать, что кинологическая выборка может быть использована лишь в качестве ориентирующие информации, либо в качестве методологического приёма используемого в судебной экспертизе запаховых следов человека, но не как самостоятельное средство доказывания.

А.М. Ларин писал: «Ни справки, ни заключения эксперта, устанавливающие идентичность личности по запаху, недопустимы в качестве доказательств по соображениям, относящимся не к их процессуальной форме, а к  содержанию. Ибо в данном случае под видом использования достижений науки предлагаются манипуляции, лишенные научной основы»[4].

Соглашаясь с первой частью высказывания, справедливо было бы сказать о том, что скептицизм, высказанный по поводу использования в доказывании заключений эксперта, на наш взгляд  имеет чисто эмоциональные основания.

На данный момент не приходится сомневаться в достоверности информации полученной в ходе проведения данного вида экспертиз, погрешность при ее проведении равна погрешности характерной для экспертизы ДНК, в доказательственном значении которой не имеется никаких сомнений. К тому же креагенно–вакуумный метод, используемый при ее проведении, позволяет сохранить на предмете - следоносителе иные (незапоховые) следы необходимые для проведения других видов экспертиз.

Глава 27 УПК РФ устанавливает возможность проведения и говорит об определенном порядке использования результатов судебной экспертизы,  в том числе и экспертизы запаховых следов человека. Так, в случае получения экспертного заключения по исследованию соответствующих следов человека в нарушение требований УПК, суд в порядке, установленном ст. 234 и 235 УПК РФ, прокурор, следователь, дознаватель по ходатайству подозреваемого, обвиняемого или по собственной инициативе вправе признать такое доказательство недопустимым. Заключение эксперта в случае признания такового в качестве недопустимого доказательства включению в обвинительное заключение или обвинительный акт не подлежит (ст.75 УПК РФ).

Надо выделить, что результаты судебной экспертизы запаховых следов человека приобретают доказательственное значение лишь в случае выполнения следователем и экспертами целого комплекса  проводимых правовых, организационных и методических мероприятий [9].

В-третьих, дискуссионным является вопрос о возможности отнесения судебной экспертизы запаховых следов человека к криминалистической экспертизе. Так, например, Н. В. Бурвиков, говорит о том, что отнесение данной экспертизы к криминалистической, с точки  зрения  обоснованности  и  общих  принципов  и оснований построения классификаций является неверным, утверждая, что она относится к самостоятельному классу судебно-биологической экспертизы. Аргументируя свои выводы тем, что,  несмотря на возможность  проведения  в  ее рамках  индивидуальной  идентификации,  как  отличительного  признака криминалистической  экспертизы, в ходе её проведения нельзя говорить о применении лишь криминалистических методов[3].

Экспертиза запаховых следов человека должна рассматриваться как судебная экспертиза, проводимая биосенсорным ольфакторным методом, относящуюся к классу – судебно-биологических экспертиз, роду – экспертиз тканей и выделений человека, виду – экспертиз запаховых следов человека, с характерными для нее предметом, объектом, методиками, а так же необходимыми экспертными знаниями. В настоящее время свое отражение в перечне родов (видов) судебных экспертиз, производимых в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел Российской Федерации, нашел именно данный вид классификации запаховых следов человека[6].

Однако в рамках нашего исследования мы всё же исходим из позиции определения одорологической экспертизы как одного из видов криминалистической т.к.:

– Она возникла как следствие поиска инструментальных средств и методов решения традиционных криминалистических задач;

– Она проводиться исключительно в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел Российской Федерации;

– Методика ее проведения разрабатывается специалистами на базе ЭКЦ МВД России.

Исходя из всего вышесказанного, мы считаем мнение о необходимости ее отграничения чрезмерно категоричным. Отнесение одорологической экспертизы к приведённой выше классификации не исключает возможности приведения ее в качестве одного из видов криминалистических экспертиз наряду с криминалистическим исследованием документов, трасологической, баллистической и иными традиционными криминалистическими экспертизами.

В ходе изучения научной литературы по данной теме нами было замечено заявление многим авторами в качестве одной из существующих проблем – неполную разработанность методики одорологического исследования (т.е. отсутствие конкретного перечня действий, которые необходимы в ходе исследования). Однако в ходе ее проработки был сделан вывод о неактуальности заявленной проблемы. В частности данная методика содержится, например, в таких работах К.Т. Сулимовой., А.В. Старовойтова, П.В. Панфилова, А.В. Саламатина, как «Выявление запаховых следов человека (как биологического вида) на предметах следоносителях», « Идентификация субъекта по запаховым следам из его пота и крови» и т.д., разработанные на базе ЭКЦ  МВД России и используемые в качестве обязательных рекомендаций [10].

Подводя итог проведенному исследованию, можно сделать вывод, что криминалистика на данном этапе своего развития не может игнорировать возрастающую тенденцию к использованию мероприятий по работе с запаховыми следами, что находит своё отражение в увеличивающемся количестве как научных, так и сугубо прикладных трудов различных ученых.  Подтверждённая многолетним опытом эффективность использования кинологической выборки и судебной экспертизы запаховых следов человека, в 21 веке получила, помимо прочего, достойное научное обоснование, что не оставляет повода для сомнений в целесообразности их  проведения в ходе расследования по уголовному делу. Бесспорным является тот факт, что отказ от их проведения, несомненно, негативно отразится на показателях работы следственно-судебного аппарата.

 

Список литературы:

  1. Аверьянова Т.В., Белкин Р.С, Корухов Ю.Г., Российская Е.Р. Криминалистика: учебник для вузов / под ред. Р.С. Белкина. 3-е изд., перераб. и доп. -  М., 2007.
  2. Алишунаст-Левина Н.Г., Шикарнов В.И. Об использовании собак-ищеек в следственной работе// Вопросы борьбы с преступностью. -  Иркутск, 1970.
  3. Буровиков Н.В. Проблемы построения отдельных классов, родов и видов судебных экспертиз// Известия тульского государственного университета. Экономические и юридические науки. –  2004. -  №1-2. – С. 59-66.
  4. Ларин А.М, Стецовский Ю.И. Конституционный принцип обеспечения обвиняемому права на защиту. – М., 1988.
  5. Понятие, научные основы и объекты криминалистической одорологии// Криминалистика: учебник/ под ред. Е.П.  Ищенко. – М.: Юристъ, 2000.
  6. Приказ МВД России от 29.06.2005 N 511 (ред. от 18.01.2017) «Вопросы организации производства судебных экспертиз в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел Российской Федерации» (вместе с «Инструкцией по организации производства судебных экспертиз в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел Российской Федерации», «Перечнем родов (видов) судебных экспертиз, производимых в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел Российской Федерации») (Зарегистрировано в Минюсте России 23.08.2005 N 6931) // http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_55315/ (дата обращения 04.06.2017).
  7. Протопопов А. Л. Ложный путь криминалистики //Законность. - 1999. - №10.
  8. Старовойтов В.И., Панфилов П.Б. Кинологическая выборка и судебная экспертиза запаховых следов человека // Вестник МВД России. – 2002. -  №5 (64).  - С. 45-48.
  9. Старовойтов В.И., Шамонова Т.Н. Запах и ольфакторные следы человека. - М., 2003.
  10. Сулимов К.Т., Старовойтова А.В., Панфилова П.В., Саламатина А.В. Выявление запаховых следов человека (как биологического вида) на предметах следоносителях. Идентификация субъекта по запаховым следам из его пота и крови // Типовые экспертные методики исследования вещественных доказательств/ под ред. А.Ю. Семёнова.  – М., 2012. – С. 124-155.
  11. Терентьева Я.О., Воронин С.Э. Проблемы использования результатов судебной одорологии в уголовном судопроизводстве // Сборник трудов международной научно-практической конференции/ под. ред. В.Ф. Забуга – Красноярск. - С. 331-333.

Оставить комментарий