Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Telegram: sibac
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Студенческий» № 35(79)

Рубрика журнала: История

Секция: Этнография

Скачать книгу(-и): скачать журнал часть 1, скачать журнал часть 2, скачать журнал часть 3, скачать журнал часть 4

Библиографическое описание:
Сыдыгалиев С.М., Кошман Т.В. ОХОТА С БЕРКУТОМ В ТРАДИЦИОННОМ КАЗАХСКОМ ОБЩЕСТВЕ // Студенческий: электрон. научн. журн. 2019. № 35(79). URL: https://sibac.info/journal/student/79/156338 (дата обращения: 18.05.2022).

ОХОТА С БЕРКУТОМ В ТРАДИЦИОННОМ КАЗАХСКОМ ОБЩЕСТВЕ

Сыдыгалиев Сункар Маратулы

студент 2 курса исторического факультета Евразийского национального университета им. Л.Н. Гумилева

Казахстан, г. Нур-Султан

Кошман Татьяна Васильевна

старший преподаватель кафедры археологии и этнологии Евразийский национальный университет имени Л.Н. Гумилева

Казахстан, г. Нур-Султан

АННОТАЦИЯ

В данной статье рассматриваются вопросы, связанные с историческими и культурными особенностями охоты с ловчими птицами на территории Казахстан. Рассмотрены способы разведения, приручения и охоты с ловчими птицами.

 

Ключевые слова: охота, саят, ловчие птицы, бекрут, беркутчи, биялай

 

Среди традиционных видов охоты, с давних времен у казахов сохранилась традиционная охота с ловчими птицами – саят. Опытных ловцов и воспитателей ловчих птиц у казахов называли «беркутчи». Охота с птицей известна с андроновского периода, основываясь на петроглифы бронзового века, так охотились наши предки в евразийских степях около 3 тыс. лет назад [1].

В статье предпринята попытка изучения охоты с ловчими птицами, определение того, что значила такая охота для казаха, кто и как приручал «бога птиц», и почему охота с ловчими птицами является уникальностью кочевой культуры.

Охота с хищными птицами встречается  в петроглифах Алтая. В долине реки Хар-Салаа, была найдена фигура всадника, где четко просматривается изображение, где всадних держит в одной руке сокола или орла. Данная находка датируется XVI—XIV вв. до н. э.[1]. На этом же памятнике изображения двух хищных птиц присутствуют и в другой сцене охоты на оленей. Рисунки, запечатлевшие соколиную охоту, весьма близкие по композиционному построению, встречаются также в петроглифах  Казахстана и Киргизии. Сюжет охоты с прирученной птицей повторяется на отдельных предметах из Средней Азии. Как правило, птица показана сидящей на правой руке человека [1].

Издревле саят, был излюбленным  занятием верхушки общества, что доказывается и археологическими находками. В захоронении «Золотого человека», обнаруженного в ущелье Актобе, был найден золотой орёл. В курганах Жети-Тобе, открытых в ходе археологических раскопок в 2012 году возле Тараза, были обнаружены захоронения людей, возле останков которых находились останки охотничьих птиц.  25 курганов на территории полутора километров являются могилами сакских царей, которые были погребены вместе с ловчими птицами [3].

Охота с ловчими птицами тогда была распространена, и не как развлечение, а с целью добычи мяса зверей и птиц. Гильом Рубрук, совершивший в 1253–1255 гг. путешествие в Западную Монголию, писал, что местные жители “мышей с длинными хвостами отдают птицам: соколам, кречетам, беркутам, которых держат в большом количестве и охотой с ними добывают значительную часть своего пропитания” [4]. Об орлах, специально обученных монголами для охоты, сообщал в XIII в. и известный путешественник Марко Поло: “Много у великого хана... орлов, приученных ловить волков, лисиц, антилоп, ланей...” [5].

Весь процесс приручения и подготовки птицы к охоте занимал достаточно много времени. Это было своего рода искусство, так как довольно сложно было приручить такую сильную и свободолюбивую птицу. И не всегда это удавалось. Но если все же это удавалось, необходимо было еще подготовить и специальное снаряжение для охоты.

Готовясь к охоте, беркутчи должен  облачить ловчих птиц в специальное снаряжение. Чтоб держать птицы возле себя, охотник одевал «биялай» (перчатку) по локоть из плотного овечьего тулупа», а на саму птицу надевали «томага», шапочку из кожи. Птицу привязывают к перчатке специальной веревкой из кожи  - «шыжым» или «балакбау» Для перевозки птиц верхом на коне к седлу приставлялась опора в виде стойки «тугыр».

Кроме того, в юрте у беркута было тоже свое место - специальная подставка  «балдак»  и специальная посуда для кормления - «саптаяк».

Опытные ловцы для охотничьих нужд приручали самого сильного, смелого и умного степного охотника, беркута (степного орла), которого казахские охотники до сих пор называют «птичьим богом». Во многом это связанно с божеством неба «Танир» - «Тенгри», где беркут выступает в качестве хозяина голубого небосвода или верхнего мира. [6].

Сакральное представление о беркуте, как о божестве неба, птиц или верхнего мира, имеет причину в поведении беркута, распространении, в его способе охоты и значимости. Беркут не воспринимает человека как хозяина, он не поддается обычной дрессировке, как при коневодстве, он остается диким хищником, тем самым создает впечатление у кочевника «Бога птиц». Весь набор методов и приспособлений для приручения беркута ориентируется на сложную рефлекторную систему этой птицы.

Беркута тренируют шкуркой лисы «шырга» или куском войлока с двумя крыльями утки «далбай», которых тянут на веревке верхом на коне, поймав мнимую добычу, охотник награждает птицу лакомым кусочком. Постепенно приучают и к томаге (шапочке), закрывающей глаза беркуту, чтобы он не отвлекался во время охоты. Однако, завидев потенциальную добычу, с головы беркута сдергивали томага  и направляли его в сторону убегающей жертвы [7].

Беркут не всегда отдает хозяину добычу добровольно. Настигнув и умертвив ее, беркут, перед тем как приняться за трапезу, в течение некоторого времени сидит нахохлившись, держа добычу в когтях. Удар когтями по своему механизму схож с кинжальным, в частности задний коготь, чаще всего беркут одной лапой хватает жертву за голову, а второй за спину, пытаясь переломить позвоночник. Иногда бьёт дичь в шею острым клювом, разрывая крупные сосуды. В этот момент охотник старается отманить его от жертвы кусочком мяса. Как только ему удается это сделать, и беркут оставляет добычу, охотник тотчас же надевает ему на глаза колпачок. После этого охотник без помех может снять с пойманного животного шкуру, освежевать тушу и т. п.

Также беркутчи проводит обряд «катыр», вонзает шило, так чтобы жертва не мучилась и не смогла повредить когти беркута. Во время охоты первый кусок добычи оставался за птицей, так как ловчая птица должна утолять аппетит и сохранять охотничьи инстинкты.

Отношения беркутчи с беркутом носил партнерский характер. Так как грубой дрессировке дикие птицы не поддаются, поэтому беркутчи важно наладить контакт с птицей с первых дней приручения. Охотясь в холодное время года или в горных районах, птица теряет много сил в преследовании и борьбе с добычей. Принимая во внимание, что для поддержания необходимого уровня физической подготовки и предотвращения прибавки в весе пища птицы не всегда полностью удовлетворяет требованиям метаболизма птицы, опытные беркутчи очень стараются спасти орла от истощения. Поэтому беркутчи одевает на лапы птицы специальный мешок «аяккап», который предохраняет от замерзания конечностей птицы и защищает от укуса зверей, а после охоты птицу осторожно заворачивают в мягкую шерсть «иыккап» и помещают в специальную несущую раму из прутьев молодой ивы, называемую «болеу» или «кундак».

В ходе работы над статьей было выяснено, что охота с беркутом имеет достаточно сложный исторический подтекст, поскольку в кочевых обществах она развивалось около 3 тыс. лет, смогла пережить этнокультурный генезис большинства кочевых  культур. В силу традиционной охоты, наличие определенного багажа знаний о птицах и способности применять их на практике, уметь следить за беркутом, здраво оценивать его возможности, делают этот вид охоты уникальным искусством беркутчи. Помимо того, беркутчи обучал и передавал знания и традиции, участвовал и возглавлял коллективную охоту, обеспечивал пропитанием и материалом людей, также вносил свою дипломатическую роль в поддержании меж государственных отношения, обучаю беркутов и соколов для правителей других государств. По итогу иследования охота с беркутом носило сложное социально-культурное, экономическое и политическое значение в традиционном казахском обществе и в таком виде поддерживалась вплоть до начала ХХ века.

 

Список литературы:

  1. Кубарев В. Д., Забелин В. И. Авифауна Центральной Азии по древним рисункам и археолого-этнографическим источникам// Археология, этнография и антропология Евразии. 2006. №2(26). Новосибирск: Ин-т археологии и этнографии СО РАН, 2006. С. 87–103.
  2. Нурланулы М. Традиционная жизнь в степи»: снаряжение кусбеги // https://e-history.kz/ru/publications/view/1307
  3. Гильом де Рубрук  Путешествие в восточные страны / Перевод А. И. Малеина; Отдел рукописей, редких и старопечатных книг. — М.: Государственное издательство географической литературы, 1957.
  4. Поло М.  Книга о разнообразии мира. – М: Мир книги, 2008. – 288 с.
  5. Симаков Г.Н.  Предметы охоты с беркутом//. Материальная культура и хозяйство народов Казахстана. - Л. Наука, 1978. -  222 с.
  6. Сейдимбек А. Мир казахов: Этнокультурологическое переосмысление. - Алматы: Рауан, 2001. - 576 с.

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом