Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Студенческий» № 30(74)

Рубрика журнала: Политология

Скачать книгу(-и): скачать журнал часть 1, скачать журнал часть 2, скачать журнал часть 3

Библиографическое описание:
Агурова А.А., Тихонова А.В. ПОЛИТИЧЕСКАЯ АКТИВНОСТЬ ГРАЖДАН В «ON-LINE» ПРОСТРАНСТВЕ // Студенческий: электрон. научн. журн. 2019. № 30(74). URL: https://sibac.info/journal/student/74/152867 (дата обращения: 24.01.2020).

ПОЛИТИЧЕСКАЯ АКТИВНОСТЬ ГРАЖДАН В «ON-LINE» ПРОСТРАНСТВЕ

Агурова Арина Алексеевна

студент, факультет социально-политических наук, кафедра социально-политических теорий, Ярославский Государственный Университет им. П.Г. Демидова,

РФ, г. Ярославль

Тихонова Анна Вячеславовна

студент, факультет социально-политических наук, кафедра социально-политических теорий, Ярославский Государственный Университет им. П.Г. Демидова,

РФ, г. Ярославль

С появлением современной цифровой реальности привычная активность граждан, в частности политическая, в «off-line» трансформировалась в несколько иной вид, приобретя соответствующую форму. На сегодняшний день принять участие в обсуждении, голосовании, в организации различного рода массовых акций предоставляется возможным за несколько «кликов» мышкой. Многие веб-сайты и новостные платформы интегрировали в свой интерфейс связи с социальными медиаресурсами, такими как Facebook, Vkontakte, Twitter, что позволяет пользователям легко «лайкать», «шерить», комментировать или «твитить» о том, что интересного они увидели в сети Интернет. Таким образом, согласно развивающимся трендам в области цифровых технологий, появляется новый термин для российской общественности – «слактивизм» – транслитерация английского слова «slacktivism», образованного из слов «slacker» (бездельник) и «activism» (активизм).

Существует несколько подходов к пониманию данного термина. Например, как о социальном явлении, о слактивизме впервые заговорили в 1995 году, однако тогда термин не нёс отрицательных коннотаций. В рамках известного американского фестиваля альтернативной христианской музыки «Cornerstone Festival» Дуайт Озард и Фред Кларк назвали молодых людей, которые присутствовали на данном музыкальном мероприятии слактивистами, поскольку их действия не оказывали реального влияния на решение проблем. Термин появился как сокращение от словосочетания «slacker activism», которое относилось к низовой деятельности граждан, пытающихся оказать влияние на общество простыми частными действиями. Таких слактивистов призывали отказаться от акций прямого действия, митингов, демонстраций и забастовок, и заняться более локальными — позаботиться о благоустройстве своего двора, заняться волонтёрством, помочь местному приюту и так далее [5]. Позднее, термин стал употреблять радиоведущий и политический комментатор Дэн Карлин в своих шоу, придавая «слактивизму» негативную окраску.

В средствах массовой информации термин стал появляться с 2001 года в статье Монти Фана, в журнале  «Newsday» [9]  и у Барнаби Федера в журнале «NewYorkTimes» [10], в которых «слактивизм» отождествляют с желанием людей сделать нечто полезное, при этом, не вставая с кресла. Наиболее современное использование понятие получило в работе белорусско-американского журналиста, писателя, политолога, изучающий воздействие технологий на политическую и общественную жизнь - Евгения Морозова под названием  «Сетевой обман: тёмная сторона интернет-свободы» [11]. В этой книге Морозов связывает эффект «слактивизм» с экспериментом Колдинга-Йоргенсена, поставленном в 2009 году. Датский психолог Андерса Колдинг-Йоргенсена. Исследователь создал в Facebook группу, в которой призвал горожан защитить от сноса исторический фонтан в центре Копенгагена. За несколько месяцев число защитников фонтана в группе превысило 27 тысяч человек. При этом в действительности фонтану ничего не угрожало. За всё время эксперимента пользователи не попытались предпринять никаких реальных действий по защите фонтана и, соответственно, даже не выяснили, что сама информация об угрозе — ложная. Евгений Морозов определяет «слактивизм» как политическую и гражданскую активность в Интернете, имеющую пассивный и имитационный характер, которая приносит моральное удовлетворение.

Ушкин С.Г в своей работе «Теоретико-методологические  подходы к изучению сетевой протестной активности: от «умной толпы» к слактивизму», рассматривая подходы к изучению политического протеста через призму современных Интернет-технологии, в частности через социальные сети, выделяет «слактивизм» [7, с. 3]. Таким образом, Ушкин С.Г. рассматривает «слактивизм» как подход к изучению протеста в сети Интернет.

Существует мнение о том, что у молодёжи такая форма активности более популярна, нежели у иных возрастных групп, поскольку реальная ответственность за действия сети ниже, чем в «off-line» пространстве. В сознании общества политика представляется как безопасное «развлечение», в сети активно используются термины «диванный политолог», «диванные войска» и т.д [2, с. 33]. Однако с течением времени в Российской Федерации, законодатель уравнивает «off-line» и «on-line» пространство, и, таким образом, ответственность в сети становится наравне с реальной жизнью. Например, оскорбление в социальных сетях посредством комментария, «лайка» или же «репоста» может повлечь за собой юридическую ответственность, а именно статья 20.3.1 КоАП РФ  «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства» [3]. Если же подобное действие будет совершено повторно, в силу вступит статья 282 УК РФ «Оскорбление по национальному признаку, возбуждение ненависти или вражды», которая распространяется на виртуальное пространство [8]. Таким образом, даже минимальная активность в сети приравнивается к действиям, совершённым в реальной жизни.

Стоить отметить, что с трансформацией новой реальности, политическая борьба может проходить уже не на каналах телевидения, страницах газет, а на форумах, блогах, личных аккаунтах в социальных сетях. Такие действия, как подписание Интернет-петиций, лайки, репосты, вступление в различные Интернет-сообщества, статусы, изменение аватаров, постинг в социальных сетях – все это стало примером нового слактивизма, который заменяет реальные действия и на практике не всегда приводит к изменениям, являющимся целью социальных кампаний [1]. В связи с этим в общественном сознании превалирует скептицизм относительно такого явления, как «слактивизм» [12, с. 813]. Отличительными чертами «слактивизма» служат, во-первых, меньший объём затраченных ресуров на выполнение различного рода действий в «on-line» пространстве, во-вторых, сеть Интернет, в частности социальные сети, позволяет охватить большую аудиторию, нежели традиционные способы мобилизации, в-третьих, время, затраченное на распространение информации посредствам «лайков», «репостов», хэштегов значительно сокращается, в сравнении с «off-line» пространством [12, с. 814]. Поэтому возрастающая популярность слактивизма объясняется вышеизложенными отличиями, доступностью и простотой использования такого ресурса, как Интернет.

Исходя из рассмотренных подходов и, обращаясь к Кэмбриджскому словарю, «слактивизм»  (англ. slack – «лентяй», «бездействие» и activism – «активизм») – это участие в интернет-акции на политическую или социальную тему, которая не требует времени или большого уровня вовлеченности (подписание онлайн-петиций, виртуальная поддержка флешмобов и массовых рассылок, репост сообщений в социальных сетях, обсуждения проблем в комментариях) [8]. В отличие от реального активизма, который требует усилий, временных затрат и зачастую связан с риском, слактивизм имитирует участие и приносит исключительно моральное удовлетворение [4, с. 21].

Предоставляется возможным рассматривать слактивизм в ключе «активизма в сети» или же, иными словами «цифрового активизма», как деятельность заинтересованных пользователей, направленная на решение разного рода проблем, посредствам поступков и действий в виртуальном пространстве. Главное отличие от традиционного активизма, таким образом, наблюдается в самом субъекте и пространстве, используемое для осуществления этими субъектами деятельности. Основным актором активизма «on-line» будет являться именно пользователь как «пользователь» - как аккаунт в сети Интернет (это может быть социальная сеть, блог, форум и так далее). Соответственно, видоизменяются и сами действия, предпринимаемые пользователями в качестве проявления активной гражданской позиции - «лайк» как солидаризация с опубликованной информацией, «репост» (или «шеринг») – как возможность распространить информацию на иные аудитории за границами сообщества, форума или же сайта, «комментарий» - как возможность вступить в «виртуальный диалог» и способность свободно выразить личное мнение по выносимой проблематике.

Исходя из всего вышесказанного, несмотря на то, что слактивизм является актом в виртуальном пространстве и выступает, скорее, как альтернатива реальному участию в решении проблемы, это новая веха в культуре активизма XXI века.

 

Список литературы:

  1. Диванный активизм // Инфосфера - информационный блог. [Электронный ресурс]. URL: https://infosphere.top (дата обращения: 03.05.2019)
  2. Гэлбрейт Дж. Новое индустриальное общество.М.:Прогресс,1969.
  3. «Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» от 30.12.2001 № 195-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 07.01.2002. № 1 (ч. 1).ст. 1. (с послед. изм. и доп.).
  4. Мартынов К.К., От слактивизма к республике: почему интернет революции становятся реальностью // Философско-литературный журнал Логос. – 2012. – №2 (86). – С. 19 – 27
  5. Слактивизм: как лайки и репосты могут решать социальные проблемы. [Электронный ресурс]. URL:  https://te-st.ru/2015/06/08/slacktivism/  (Дата обращения: 20.03.19)
  6. «Уголовный кодекс Российской Федерации» от 13.06.1996 N 63-ФЗ (в ред. от 03.02.2018) // Собрание законодательства РФ. – 01.01.1996. – N 228. – C. 157.
  7. Ушкин С.Г., Теоретико-методологические подходы к изучению сетевой протестной активности: от «умной толпы» к «слактивизму» //Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2015. № 3. С.12
  8. Cambridge International Dictionary of English // Cambridge: Cambridge University Press. 2001. 1773 р., 68 p.
  9. Monty Phan «On the Net, 'Slacktivism'/Do-Gooders Flood In-Boxes», «Newsday»; Feb 27, 2001; page A.08
  10. Barnaby J. Feder «They Weren’t Careful What They Hoped For» «New York Times» May 29 2002
  11. Morozov E. The Net Delusion: The Dark Side of Internet Freedom. – NY: PublicAffairs, 2012. –p.43
  12. Yu Hao Lee, Hsieh G. Does Slacktivism Hurt Activism?: The Effects of Moral Balancing and Consistency in Online Activism // Conference on Human Factors in Computing Systems – Proceedings. – 2013. – С. 811 – 820.

Оставить комментарий