Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Студенческий» № 19(63)

Рубрика журнала: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): скачать журнал часть 1, скачать журнал часть 2, скачать журнал часть 3, скачать журнал часть 4

Библиографическое описание:
Михайлов В.С., Ерохина Е.В. СПОР О ВОСПИТАНИИ ДЕТЕЙ // Студенческий: электрон. научн. журн. 2019. № 19(63). URL: https://sibac.info/journal/student/63/141277 (дата обращения: 19.09.2019).

СПОР О ВОСПИТАНИИ ДЕТЕЙ

Михайлов Вадим Сергеевич

студент, кафедра уголовного права ОГУ,

РФ, г. Оренбург

Ерохина Елена Васильевна

канд. юрид. наук, доцент, кафедра гражданского права и процесса ОГУ,

РФ, г. Оренбург

Аннотация. В нашем государстве существуют такие отношение, как «брак» между мужчиной и женщиной в результате брачного союза, возможно появление ребенка.

 

Статья 54 Семейного кодекса Российской Федерации, говорит нам о том, что ребенком признает лицо, которое не достигло совершеннолетия, то есть восемнадцати лет.

В научных работах и семейном законодательстве РФ часто говорится о большом количестве споров связанных с детьми различных категорий. Большая часть из этих споров связанна с воспитанием детей. В Постановлении Пленума Верховного суда Российской Федерации от 27 мая 1998 года № 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров связанных с воспитание детей» [2], что споры могут быть разделены в зависимости от субъектного состава, на такие как:

- споры между родителями одним из них и близкий родственниками ребёнка об устранении препятствии к общению с ним

- споры о лишение родительских прав, об ограничении родительских прав, о восстановлении, а родительских правах. Споры между родителями о месте жительства ребенка при разделении проживания родителей, об у осуществления родительских прав родителей проживающим отдельно от ребенка.

- споры между родителями о месте жительства ребенка при разделении проживания родителей, об у осуществления родительских прав родителей проживающим отдельно от ребенка.

- споры между родителями (лицами их заменяющими) и третьими лицами, незаконно удерживающими несовершеннолетнего ребенка без законных оснований, о его возврате.

Когда встает вопрос об осуществлении родительских прав родителем, который проживает отдельно от ребенка, а также о разрешении места жительства детей при раздельном проживании родителей, суды в большинстве случаев применяют Федеральный закон от 24 июля 1998 г. № 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации». В постановлении Пленума Верховного суда РФ от 27 мая 1998 года № 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей», содержатся основные разъяснения по применению законодательства, регулирующего семейные правоотношения. Анализируя судебную практику, мы можем увидеть, что в большинстве случае суды верно определяют законодательную базу, которая подлежит применительно к спорным отношениям и учитывают правовую позицию Конституционного Суда Российской Федерации и разъяснения Пленума Верховного суда, которые содержаться в вышеупомянутом постановлении от 27 мая 1998 года № 10.

Спорные моменты, которые связаны со статьей 67 Семейного кодекса РФ, а именно с отказом родителей от предоставления родственникам ребенка возможности общаться с ним, будут иметь уголовную подведомственность, а если родители не подчиняются решению органа опеки и попечительства, то близкие родственники ребенка имеют право обратиться в суд. Данные положения могут трактоваться судами неоднозначно и вариативно. Так, например Апелляционном определении Оренбургского областного суда от 10 февраля 2017 года, было указано, что «требования статья 67 не носят императивного характера, а содержат лишь указание на то, что в случае отказа родителей (одного из них) от предоставления близким родственникам ребенка возможности общаться с ним, орган опеки и попечительства может обязать родителей (одного из них) не препятствовать этому общению». В тоже время Ленинский районный суд города Чебоксары возвратил исковое заявление об устранении препятствий к общению с ребенком его бабушки по причине того, что истица не представила достаточных доказательств своевременного предварительного обращения в органы опеки и попечительства для того, чтобы решить данный вопрос.

Концепция по совершенствованию семейного законодательства [2] отмечает нецелесообразность дифференциации процедур обращения в суд для близких родственников ребенка, для которых предусматривается двухступенчатая форма защиты их законных прав и интересов (орган опеки и попечительства, далее суд) и для других родственников, для которых предусмотрена одноступенчатая форма защиты законных прав и интересов (суд). При всем этом, в статье 67 Семейного кодекса РФ нет четкого регулирования порядка защиты интересов других родственников, из за того, что в частях 2 и 3 названной статья речь идет только о близки родственниках (братья и сестры, дедушки и бабушки). Путем постоянного и систематического толкования статей 67 и 8 Семейного кодекса Российской Федерации, можно прийти к выводу о том, что защита права на общение с ребенком других родственников, возможно только в судебном порядке. Поэтому движение в сторону унификации норм определяющих подведомственность споров о реализации права на общение с ребенком имеет достаточное логическое и практическое обоснование. Мы считаем, что более целесообразным было бы распространить досудебную процедуру обязательного характера, которая бы давала возможность обращения в орган опеки и попечительства для всех родственников ребенка, дав более точную формулировку статьи 67 Семейного кодекса РФ [1]. Данная процедура будет способствовать формированию единообразной судебной практики, которая относится к данной категории дел.

Можно отметить неопределённость процессуального положения ребенка в подобных спорах как в законодательстве, так и судебной практике и теории, не смотря на то, что ребенок в принципе является главным действующем лицом в спорах о детях. Эта проблема прежде всего связана с тем, что ребенок во многих спорах о детях фактически выступает «одушевленным» объектом спора, одновременно являясь субъектом семейных отношений.

О обозреваемой судебной практике разрешения судами споров, которые связаны с воспитанием детей, обращается внимание на то, что достаточно часто мнение ребенка достигшего десятилетнего возраста, выясняется опосредованно через органы опеки и попечительства в даваемом ими заключении, что в корне не согласуется и не соответствует статье 12 Конвенции о правах ребенка, статье 57 Семейного кодекса РФ и статье 67 Гражданского процессуального кодекса РФ. Одновременно Верховный Суд Российской Федерации считает, что право ребенка быть заслушанным в ходе любого судебного разбирательств, которое затрагивает его интересы, носит приоритетный характер. По мнения Верховного Суда РФ, процесс выяснения мнения ребенка необходим во всех случаях, даже тех, которые не названы в статье 57 Семейного кодекса РФ. Так, Судебной коллегией Верховного Суда РФ были отменены судебные постановления судов первой и апелляционной инстанции и дело направлено на новое рассмотрение в связи с тем, что судом не было учтено мнение ребенка, достигшего 10 лет, по вопросу определения его места жительства с матерью или с отцом, хотя он заявлял о своем желании проживать с матерью как педагогу-психологу, так и в ходе судебного заседания.

Нужно признать необходимость и важность переориентации судов с косвенного выяснения мнения ребенка в спорах о детях посредством предоставления органом опеки и попечительства заключения воспитателей, педагогов и инспекторов по делам несовершеннолетних на непосредственное выяснений намерений и желаний несовершеннолетнего ребенка. Такое правило должно носить обязательный характер для детей, которые достигли возраста десяти лет, особенно в тех случаях, когда суд не может принять решение без согласия ребенка. Для детей, которые не достигли возраста 10 лет, личное присутствие в суде должно быть возможно при условии положительного заключения об этом органа опеки и попечительства, а так же специалиста в области детской психологии и педагогики.

В пункте 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 мая 1998 года № 10 с учетом положений пункта 3 статьи 65 Семейного кодекса РФ имеются разъяснения о том, какие обстоятельства необходимо учитывать при разрешении спора об определении места жительства ребенка не достигшего совершеннолетнего возраста [2].

К таким обстоятельствам относят:

- возраст ребенка;

- существующие отношения между ребенком и каждым из родителей;

- уровень привязанности ребенка к каждому из родителей, братьям, сестрам;

- возможность создания ребенку условий для развития и воспитания (учитывая режим работы родителей, их род деятельности и семейное и материальное положение каждого из родителей, а также состояние их здоровья).

Во время определения места жительства ребенка суды должны правильно применять пункт 3 статьи 65 СК РФ, при этом обязательно учитывая обстоятельства, указанные в данной норме, а также иные обстоятельства, которые влияют на правильное разрешение этих споров. К ним можно отнести:

- социальное поведение родителей;

- климатические условия жизни ребенка, проживающего с родителем, при проживании родителей в разных климатических поясах;

- проявление одним из родителей большего внимания и заботы к ребенку;

- морально-психологическая обстановка, которая сложилась в месте проживания каждого из родителей;

- состояние на учете в наркологическом или психоневрологическом диспансерах;

- удобство расположения образовательных учреждений, спортивных клубов и учреждений дополнительного образования, которые посещает ребенок, а также возможность создания каждым из родителей должных условий для посещения ребенком таких дополнительных занятий.

Для исследования дела со всех сторон и максимального учета всех обстоятельств, которые касаются дела, судами могут запрашиваться характеристики на родителей от участковых инспекторов, психоневрологических и наркологических диспансеров, а также характеристики из ОВД.

Отдельно стоит обратить наше внимание на так называемую процедуру медиации. Законодательно данная процедура определяется как способ урегулирования споров при содействии медиатора на основе добровольного согласия сторон в целях достижения ими взаимоприемлемого решения. Основными принципами процедуры медиации являются принципы конфиденциальности, сотрудничества, добровольности и равноправия сторон. На законодательном уровне урегулированы вопросы, которые связаны с заключением соглашения о проведении данной процедуры, условия применения процедуры, установлен ряд требований для медиаторов, в том числе для тех, которые осуществляют свою деятельность на профессиональной основе, а также определены субъекты медиативной процедуры. Данная процедура не носит так называемого характера тяжбы и основывается на том, что конфликтующие стороны должны достигнуть консенсуса и прийти к соглашению.

Предусматривается возможность применения процедуры медиации как в рамках судебных разбирательств, так и во внесудебном порядке. Стоит отметить, что медиатор не является представителем интересов какой-либо стороны спора, не является посредником между сторонами или арбитром, а так же не обладает правом принимать решение по спору. Основная задача медиатора заключается в том, что он помогает сторонам спора выявить их истинные потребности и интересы, а также найти решение проблемы в ходе рассуждений и дискуссий, что однозначно способствует урегулированию спора.

В итоге мы можем отметить, что нынешнее семейное, гражданско- процессуальное законодательство, которое регулирует порядок рассмотрения споров с участием ребенка несовершенно и требует доработки. Особенно это касается той области, в которой определяется процессуальное положение ребенка в вышеупомянутых спорах и необходимости привлечения к участию в деле ребенка. Этот вопрос, часто умалчивается как в актах толкования правовых норм высшей инстанцией суда, так и в научных, исследовательских работах, которые посвящены спорам о детях. Некоторые предложенные варианты решений проблемных моментов, которые были обозначены в статье, являются поводом для продолжения дискуссии, точку в которой должны поставить либо правоприменители, которые рассматривают данные категории дел, либо законодательные органы власти. Права и интересы ребенка, охраняются многими нормативными правовыми актами, в том числе и международными. Это говорит не просто о важности привнесения каких-либо изменений в законодательную базу нашего государства, а о качественном и эффективном дополнении законодательства, в том числе и нормативно-правовыми актами исполнительных органов власти с целью оптимизации и упрощения некоторых процессуальных моментов, на которые мы обращали внимание выше, в ходе написания данной работы.

 

Список литературы:

  1. Данилова, И.С. Реформирование внесудебного порядка защиты прав детей в России / И.С. Данилова // Право, правосудие, исполнение наказаний: отечественный и зарубежный опыт. — Владимир, 2014. — С. 78- 81.
  2. О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.05.1998 № 10 // Бюллетень Верховного Суда РФ. — 1998. — № 7. — С. 2-16.

Оставить комментарий