Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Студенческий» № 22(42)

Рубрика журнала: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): скачать журнал часть 1, скачать журнал часть 2, скачать журнал часть 3, скачать журнал часть 4

Библиографическое описание:
Сенюков А.Н. РОЛЬ МЕЖУНАРОДНОГО ДОГОВОРА В НАЦИОНАЛЬНЫХ ПРАВОВЫХ СИСТЕМАХ // Студенческий: электрон. научн. журн. 2018. № 22(42). URL: https://sibac.info/journal/student/42/122421 (дата обращения: 22.08.2019).

РОЛЬ МЕЖУНАРОДНОГО ДОГОВОРА В НАЦИОНАЛЬНЫХ ПРАВОВЫХ СИСТЕМАХ

Сенюков Антон Николаевич

студент юридического факультета ВГУ,

РФ, г. Воронеж

В современных условиях глобализации, процесса всемирного объединения, получившего свое развитие во второй половине XIX века, роль международного договора как источника права все больше возрастает. Указанный процесс признается различными странами и является установленным фактом: в Венской Конвенции о праве международных договоров, заключенной в Вене 23 мая 1969 года, содержится положение о том, что государства – участники Венской Конвенции, учитывая важнейшую роль договоров в истории международных отношений, признают все возрастающее значение договоров как источника международного права и как средства развития мирного сотрудничества между нациями, независимо от различий в их государственном и общественном строе. В указанной Конвенции международный договор определяется как международное соглашение, заключенное между государствами в письменной форме и регулируемое международным правом, независимо от того, содержится ли такое соглашение в одном документе, в двух или нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования [1].

Целями заключения международных договоров являются образование правовой основы межгосударственных отношений, содействие поддержанию всеобщего мира и безопасности, развитию международного сотрудничества в соответствии с целями и принципами Устава Организации Объединенных Наций, защита основных прав и свобод человека, обеспечение законных интересов государств [9].

Согласно ст. 27 Венской конвенции «Внутреннее право и соблюдение договоров» участник не может ссылаться на положения своего внутреннего права в качестве оправдания для невыполнения им договора. Однако принцип верховенства международного права, как он изложен в ст. 27 Венской конвенции, применим лишь в рамках международно‑правового порядка; сам по себе он не является определяющим во внутригосударственном праве [1].

Порядок и способы взаимодействия национального права и международных договоров определяются каждым государством самостоятельно. Традиционно выделяются два способа реализации государствами своих международных обязательств: инкорпорация и трансформация. Различие между ними состоит в том, что инкорпорация означает автоматическое включение международного права в национальное право, в то время как трансформация предполагает необходимость принятия государством для такого включения специального (трансформационного) акта.

Так, в Великобритании международный договор, даже должным образом ратифицированный и вступивший в силу, не становится частью национального права и не подлежит применению национальными судами, покуда он не имплементирован в национальное право отдельным законом. После этого он имеет силу обычного закона, который может быть изменен последующим законом. В Нидерландах международный договор сразу после принятия имеет приоритет над национальными законами, а в некотором смысле даже и над конституцией (это уникальный случай) [6]

Если международные договоры включаются в национальную правовую систему в качестве составной ее части, возникает необходимость определить положение, которое они занимают в этой системе. Ответ на вопрос, какое место занимают международные договоры в иерархической системе источников внутригосударственного права, необходимо искать не только в конституциях, но и в законодательстве и судебной практике государств.

Рассмотрим роль международных договоров в иерархической системе национальной правовой системы на примере России. В соответствии с Конституцией РФ (ч. 4 ст. 15), международные договоры Российской Федерации наряду с общепризнанными принципами и нормами международного права являются составной частью ее правовой системы. Они представляют собой существенный элемент стабильности международного правопорядка и отношений России с зарубежными странами, функционирования правового государства. Также согласно Конституции РФ (ч. 1 ст. 15) Конституция имеет высшую юридическую силу. Ей не должны противоречить законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации [2]. Если международный договор содержит правила, требующие изменения отдельных положений Конституции, принятие решения о согласии на его обязательность для Российской Федерации возможно лишь в особом порядке: в форме закона только после внесения соответствующих поправок в Конституцию или пересмотра ее положений (ст. 22 Федерального закона "О международных договорах Российской Федерации") [3].

Международные договоры РФ заключаются: от имени РФ (межгосударственные договоры), от имени Правительства РФ (межправительственные договоры), от имени федеральных органов исполнительной власти (договоры межведомственного характера). Решения о подписании договоров принимаются: в отношении межгосударственных договоров – Президентом РФ, а по вопросам, относящимся к ведению Правительства – Правительством РФ, в отношении межправительственных договоров – Правительством РФ. Ратификация международных договоров РФ в соответствии Конституцией РФ производится в форме федерального закона [5].

Стремление использовать иерархическую систему источников внутригосударственного права в качестве основы для разрешения коллизий между нормами внутригосударственного права и нормами международных договоров было отражено в позиции Верховного Суда РФ по данному вопросу [4]. Из нее следует, что приоритетом в применении в отношении федеральных законов обладают только те международные договоры, решения о согласии на обязательность которых были приняты в форме федерального закона, в то время как международный договор, решение о согласии на обязательность которого было принято не в форме федерального закона, имеет приоритет в применении лишь в отношении подзаконных нормативных актов, изданных органом государственной власти, заключившим данный договор. В результате суды общей юрисдикции ориентированы на то, чтобы в случае коллизии между национальным законодательством и международными договорными обязательствами решения ими принимались в соответствии с правилами акта, занимающего более высокое положение в иерархической системе источников внутригосударственного права, независимо от того, является ли этот акт внутригосударственным правовым актом или международным договором.

Следует проводить различие между положением, которое занимают в иерархической системе источников внутригосударственного права международные договоры на стадии принятия международных договорных обязательств, и особым положением, которое отведено в национальной правовой системе вступившим в силу для государства международным договорам в процессе реализации международных договорных обязательств [7].

В качестве условий приоритетного применения международных договоров перед законами можно выделить следующие: 1) ратификация международного договора с предварительной санкции парламента, выраженной в законе, вступление международного договора в силу для государства и его официальное опубликование; 2) отсутствие противоречий международного договора с конституцией; 3) невозможность согласовать норму закона с соответствующими положениями международного договора; 4) более высокий статус между‑ народных договоров по сравнению с законами; 5) отсутствие последующей нормы внутригосударственного законодательства, устанавливающей иные правила по сравнению с предшествующим международным договором (для государств, в которых договор имеет силу ординарного закона и превалирует только в отношении предшествующих законов); 6) отсутствие в последующей норме внутригосударственного законодательства, устанавливающей иные правила по сравнению с предшествующим международным договором, явного намерения заменить договорное положение этой нормой; 7) самоисполнимость соответствующих договорных положений; 8) для отдельных государств — применение международного договора другой стороной [8].

Однако практика государств свидетельствует, что они предпочитают не подменять национальное право нормами международных договоров, а заблаговременно обеспечивать приведение национального законодательства в соответствие с международными договорными обязательствами. И лишь в том случае, если после принятия международных договорных обязательств тем не менее обнаружится, что существуют нормы национального законодательства, расходящиеся с положениями международного договора, то при соблюдении вышеперечисленных условий договорные положения имеют приоритет перед противоречащими нормами национального законодательства и должны быть применены для регулирования соответствующих отношений вместо таких норм.

 

Список литературы:

  1. Венская Конвенция о праве международных договоров принята 23 мая 1969 года // Ведомости Верховного Совета СССР. - 1986 г. - N 37. -  ст. 772.
  2. Конституция Российской Федерации принята всенародным голосованием от 12 декабря 1993 г (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // Собр. законодательства Рос. Федерации. – 2014. - № 31. - Ст. 4398.
  3. Федеральный закон от 15 июля 1995 г. № 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» // Собрание законодательства. – 1995. - N 29. - ст. 2757.
  4. Постановление Пленума ВС РФ от 10 октября 2003 г. № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» // Российской газета. – 2003. - N 244
  5. Бирюков, П. Н. Международное право в 2 т. Том 1 : учебник для академического бакалавриата / П. Н. Бирюков. — 8-е изд., пер. и доп. — М. : Издательство Юрайт, 2016. — 365 с. — Серия : Бакалавр. Академический курс/
  6. Будылин С.Л. Конвенция или Конституция? Международное право и пределы государственного суверенитета // Закон. 2013. № 12. С. 64-80.
  7. Осминин Б. И. Заключение и имплементация международных договоров и внутригосударственное право. М., 2010. С. 236—237.
  8. Осминин Б. И. Приоритетное применение международных договоров в национальной правовой системе: условия и последствия // Журнал российского права. – 2017. - № 12.
  9. Ремизова Н.С., Вагина О.С. Международные договоры РФ в правовой системе РФ // APRIORI. Cерия: Гуманитарные науки. – 2015. – № 4. – С. 37.

Оставить комментарий