Телефон: +7 (383)-312-14-32

Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Студенческий» № 14(34)

Рубрика журнала: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): скачать журнал часть 1, скачать журнал часть 2

Библиографическое описание:
Кваша А.С. СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ АНТИКОРРУПЦИОННОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА В ИСТОРИИ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА (ОТ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ДО РЕФОРМ НИКОЛАЯ I) // Студенческий: электрон. научн. журн. 2018. № 14(34). URL: https://sibac.info/journal/student/35/115642 (дата обращения: 23.10.2020).

СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ АНТИКОРРУПЦИОННОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА В ИСТОРИИ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА (ОТ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ДО РЕФОРМ НИКОЛАЯ I)

Кваша Арина Сергеевна

студент факультета экономики и права Нижегородского института управления – филиала РАНХиГС,

РФ, г. Нижний Новгород

В качестве основного способа познания диалектики развития правового регулирования борьбы с коррупцией в Российском государстве на всем протяжении формирования и совершенствования отечественных государственно-правовых институтов нам представляется оправданным применение метода исторического анализа. Предметом исследования репре­зентированы нормы позитивного права, регулировавшие процесс борьбы и профилактики кор­рупционных преступлений на соответствующем этапе развития российской государственности.

За последние годы в российском обществе тема коррупции и борьбы против нее стала особенно актуальной. На бытовом уровне она повсеместно обсуждается рядовыми гражданами [9, с. 263]. На сегодня каждый четвертый россиянин лично сталкивается с коррупционными рисками, когда какой-нибудь чиновник нагло и спокойно вымогает у него неофициальное вознаграждение (взятку) за исполнение своих служебных обязанностей [10, с. 113]. В России научное осмысление и исследование коррупции как социально-экономического и правового феномена, в контексте разъедающего устои общества порока, а не исключительно взяточни­чества, началось только в последнем десятилетии XX века [7].

Вместе с тем, отрицательное влияние коррупции на социальные процессы отмечены еще в Библии, а ее детальное изучение встречается уже у авторов эпохи эллинизма. Античные публицисты описали сговор властей и торговцев в Греции для покупки металла, необходимого для производства оружия и доспехов, по завышенным ценам за счет государ­ственной казны [11, с. 13].

Античные авторы (Полибий) и антиковеды нового времени (Моммзен) отмечали, что коррупция является одним из существенных признаков слабости государства и подмены публичных интересов – частными, главным образом корыстными. Древнегреческие философы (Платон, Аристотель) спекулятивно обнаружили главный из признаков коррупции – образование олигархии, которая, формально, являясь верхушкой государства, игнорировала, тем не менее, интересы граждан, лоббируя свои коммерческие внутриклановые цели.

Европейский опыт борьбы с коррупцией, кратко проанализированный в работе Д. Чифальди и Т.А. Югай, позволяет сделать вывод об имманентности развития и дифференциации коррупционных правонарушений усложнению и совершенствованию государ­ственного аппарата и законодательства [19, с. 39]. Сравнивая историю антикоррупционной борьбы в средневековой Европе с формированием законодательной позиции неприятия и искоренения коррупции на Руси, авторы указанной статьи приходят к справедливому выводу об уникальности российского исторического опыта в исследуемой сфере.

Коррупция, как негативный правовой феномен, неразрывно связана с противодействием государству личных корыстных интересов, приобретающих форму антисоциальной конку­ренции между потребностями общества и собственническими инстинктами частных лиц. Поэтому слабо сформированные органы государственного управления Древней Руси выступали питательной средой для развития коррупции. Однако преимущественно родоплеменные отношения и пережитки военной демократии в государственном устройстве домонгольской Руси не позволяют в полной мере назвать запреты на подкуп судей, установленные в Русской Правде, первыми антикоррупционными мерами, в условиях существования внегосударствен­ного правосудия и возможности откупиться от обвинения в совершении преступления, заплатив пострадавшему или его родственникам [16, с. 683].

Коррупция как средство достижения политических целей возникла на Руси в период ордынского ига. Как известно, завоеватели установили обязанность князей получать в Орде ярлык на княжение. Монголо-татары, умело используя междоусобные конфликты русских правителей, фактически торговали ярлыками, тем самым заставляя правящую верхушку Руси участвовать в коррупционных отношениях. Такая разновидность коррупции была распростра­нена в Византии, где должности провинциальных наместников продавали, и получивший государственный пост, стремился в максимально сжатые сроки, вернуть потраченные деньги, путем поборов с подчиненного населения.

Необходимо отметить, что в Византийской империи коррупция, как форма злоупотребления властью была признана преступлением и перечислялась в Дигестах как основание для привлечения к ответственности [12, с. 13; 13, с. 67].

После освобождения от монголо-татарского ига в основу управления русским государством была положена система кормлений, сущность которой, как известно, заключалась в раздаче волостей по родственному, как правило, признаку. Наместник имел право на получение «корма» для себя и своей администрации, а также получал часть сборов от торговли, а также вознаграждение за осуществление судопроизводства.

Отмена местничества, произошедшая в ходе земской реформы в 1555 году, привела к криминализации коррупционных проявлений [5, с. 179]. В Судной грамоте 1561 года устанавливалась смертная казнь для судей, которые выносили решения в интересах лиц, предложивших вознаграждение [15, с. 201].

Судебником 1589 года были предприняты попытки защиты от произвола чиновников – присяга выборных служащих при вступлении в должность, предоставлялось право подачи исков от потерпевших к выборным служащим, а также подсудность выборных служащих судьям, которые также назначались путем выборов [1, с. 6].

Здесь необходимо отметить, что благоприятной средой для развития коррупции были имущественные отношения, предметом которых были товары, представляющие государствен­ную важность, как металл в Древней Греции, либо имевшие повышенный потребительский спрос, оборот которых регулировался государством. Так, проникновение на Русь метода приготовления спирта в конце XIV века и распространение производства крепких алкогольных напитков в XV веке, привели, с одной стороны, к необходимости государственного контроля за оборотом спирта, а с другой – породили высоко коррумпированную отрасль народного хозяйства [14, с. 486].

Распространившийся в России табак так же, как и спирт, стал предметом незаконного промысла, существование которого, обеспечивалось за счет покровительства со стороны чиновников.

Законодатель отреагировал на криминогенную ситуацию и принятое в 1649 году Соборное уложение, включило норму, устанавливающую санкцию за подкуп государственных чиновников со стороны «корчемников» и «табатчников».

Следует отметить, что Астанин В.В. в качестве одной из причин принятия Соборного уложения и инкорпорации антикоррупционных норм в него, называет Соляной бунт, прогремевший в 1648 году, ставший, как известно, реакцией на произвол чиновников, использовавших свое должностное положение в корыстных целях. Одним из методов борьбы с коррупцией, закрепленных в Соборном уложении, стало ограничение пребывания в должности государственных чиновников, осуществляющих контрольные полномочия за производством спиртного и табачных изделий сроком на один год [17, с. 396].

Таким образом, в условиях отсутствия доктринальных криминологических разработок в сфере борьбы с коррупцией, древнерусский законодатель, на интуитивном уровне определил и закрепил в позитивном праве один из наиболее действенных методов борьбы с коррупцией – ротацию государственных служащих, в полномочия которых входили коррупциогенные полномочия.

Следующим значимым этапом в борьбе с коррупцией в России необходимо признать правление Петра Великого и его реформы. Стремление Петра I вестернизировать Россию и упорядочить все сферы российского быта, гипертрофировало извечный порок России – взяточничество и казнокрадство, которые в годы его правления достигли небывалого размаха [8, с. 180].

Преобразования, проводимые Петром Великим, задействовали наиболее коррупциогенные отрасли экономики – строительную и военно-промышленную, поэтому взяточничество и хищения из казны во времена правления Петра I, как и ужесточение мер борьбы с ним, развивались одновременно. С криминологической точки зрения законодательство петровской эпохи более совершенно, чем уложения допетровской России, поскольку в нем различалось взяточничество в форме мздоимства, то есть принятия незаконного вознаграждения за совершение действий, входящих в должностные обязанности чиновника и лихоимство, под которым понималось совершение действий, выходящих за пределы его полномочий. Кроме того, Указом Петра I от 23 августа 1713 года вводилась уголовная ответственность как за получение, так и за дачу взяток [18, с. 591].

Император Петр I создал не только совершенный для России того времени бюрократи­ческий аппарат, но и обеспечил нормативной базой его беспрепятственное функционирование, запретив волокиту и несправедливость при рассмотрении дел чиновниками, а также установил строгую исполнительскую дисциплину для государственных служащих [3, с. 10].

После смерти Петра I борьба с коррупцией потеряла приоритетное значение. Екатерина I провела реформу государственного аппарата, результатом которой стало сокращение его финансирования и жалование за счет казны выплачивалось только тем чиновникам, которые получали его до 1700 года, остальным же было позволено «довольствоваться от дел», то есть получать вознаграждение от тяжущихся и заявителей [6, с. 201].

В эпоху фаворитизма коррупция перестала быть явлением, порицаемым властью и превратилась в способ формирования российской политической элиты. Продажа государ­ственных должностей и так называемые откупы, на наиболее выгодные промыслы и товары, стали одним из основных источников дохода государства.

По свидетельству историков, коррупция поразила верхушку Российской империи. Императрица Елизавета и Петр III «собирали возможно более денег и держали их при себе, ничего не употребляя на нужды империи» [2, с. 205]. Просьбы о выдаче жалования армии или об оплате неотложных государственных нужд из полученных императорами денег, с негодованием отвергались под предлогом принадлежности их исключительно государям.

Екатерина II, первый монарх эпохи фаворитизма, попытавшийся изменить сложившуюся ситуацию. Через три недели после воцарения, императрица обнародовала манифест о лихоимстве, содержавший поразившие царицу факты злоупотребления полномочиями чиновниками и обещания бороться с этим пороком во благо подданных. Тем не менее, несмотря на содержавшиеся в манифесте угрозы смертной казнью, адресованные взяточникам, документ в целом не выходил из контекста эпохи и «исправить зла не мог» [2, с. 213].

Несколько изменить ситуацию с коррупцией в Российской империи Екатерина II смогла значительно позднее, проведя реформы государственного аппарата. Следует отметить, что Екатерина Великая боролась с коррупцией, осознавая институционный источник коррупции – неотделимость финансов государства от частных денежных средств, в данном случае от личных денег монарха. В связи с этим, Екатерина на заседании Сената заявила, что поскольку она сама принадлежит государству, то все, что принадлежит ей – также принадлежит государству [2, с. 205].

Окончание эпохи фаворитизма связывают с воцарением Александра I. Император в первые годы своего правления принимал меры по созданию нормативной базы, регулирующей противодействие коррупции. В 1802 году был издан Указ «Об искоренении лихоимства», а через 10 лет после него – Указ «О воспрещении приносить подарки начальникам губерний и другим чиновникам» [4, с. 2]. Однако антикоррупционные начинания самодержца, по свидетельству историков, не были чем-то отличным от предыдущих монархов и не стали новой вехой в российской борьбе с казнокрадством.

Наиболее важным этапом в хронологии российской борьбы с коррупцией стало царствование императора Николая I. Глава VI Уложения о наказаниях уголовных и испра­вительных 1845 года (далее – Уложение) придерживалось традиционной классификации коррупционных преступлений – лихоимства и мздоимства. Однако криминологическая характеристика деяний значительно усложнилась: появилась ответственность за соучастие во взяточничестве, устанавливалось наказание за вымогательство незаконного вознаграждения. Определялись смягчающие ответственность обстоятельства – своевременное сообщение о подкупе начальству, а также обстоятельства, исключающие ответственность – возврат предмета взятки, не позднее трех дней с момента ее получения. Законодательно был определен и сам предмет взятки, что стало несомненным прогрессивным моментом.

Очевидным достоинством Уложения, на наш взгляд, следует признать наличие в нем превентивных мер, направленных на борьбу коррупцией. Чиновникам запрещалось совершать сделки, используя свое служебное положение для извлечения из них выгоды.

Вместе с тем, в обществе преобладало достаточно толерантное отношение к коррупции, выражавшееся, например, в традиции подношения чиновникам так называемых праздничных денег – подарков к различного рода праздникам. Традиция, вызывавшая крайне негативную реакцию в криминалистической литературе того времени и осуждавшаяся именитыми юристами, как несомненный социальный порок.

Подводя итог краткому исследованию, необходимо отметить, что коррупция осознавалась в качестве угрозы государственному строю на всем протяжении существования российской истории. Вместе с тем, восприятие коррупции, как многовекторного криминологического феномена и формирование государственной правовой позиции в нормах объективного права в России заняло достаточно длительное время. Становление отечественного антикоррупцион­ного законодательства прошло этапы от толерантного отношения к коррупционной деятельности и фактического ее поощрения до построения рациональной нормативной базы, направленной не только на осуждение лиц, виновных в совершении указанного рода преступлений, но и применения превентивных мер, позволявших предупредить распростра­нение коррупционных преступлений и минимизировать причиненный ими ущерб.

 

Список литературы:

  1. Астанин В.В. Борьба с коррупцией в России XVI – XX веков: развитие системного подхода. М.: Российская криминологическая ассоциация, 2003. - 92 с.
  2. Бильбасов В.А. История Екатерины Второй. Т. 2., Берлин: Изд. Фридриха Готтгейнера, 1900. - 830 с.
  3. Варфоломеева Н.П. Исторический опыт борьбы с коррупцией // Основы экономики, управления и права. 2013. № 5 (11). - с. 8–13.
  4. Вородюхин С.Е. Развитие законодательства о противодействии коррупции в Российской империи XIX века // Научный вестник Крым. 2017. № 5 (10). 2017. с. 1-6.
  5. Зимин А.А. «Приговор» 1555-56 г.г. и ликвидация системы кормлений в русском государстве // История СССР. 1958. № 1. с. 178-182.
  6. Каменский А.Б. От Петра I до Павла I - реформы в России XVIII века, М., 2001. - 575 с.
  7. Кирпичников А.И. Взятка и коррупция в России. СПб. 1997. - 350 c.
  8. Ключевский В.О. Терминология русской истории. М.: Правда, 1989. Т. 4. - 280 с.
  9. Коннов И.А., Зеленин Н.И. Проблемы коррупции в России и пути их решения // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. 2014. № 9. с. 262-269. 
  10. Коннов И.А., Зеленин Н.И. Актуальные проблемы противодействия коррупции в органах государственной власти и управления // В книге: Повышение эффективности государственного и муниципального управления и совершенствование системы подготовки кадров для органов власти на региональном и муниципальном уровнях. Материалы Межрегиональной научно-практической конференции. 2015. c. 111-122.
  11. Кузовков Ю. Мировая история коррупции. М.: Анима-Пресс, 2010. Т. 1. – 544 с.
  12. Памятники римского права. Законы XII таблиц. Институции Гая. Дигесты Юстиниана. М.: Зерцало, 1997. - 608 с.
  13. Першина Ю.В. Наказания за должностные и воинские преступления в римском уголовном праве // Научно-методический электронный журнал «Концепт». – 2016. – № 3 (март). - с. 66–70. [Электронный ресурс] - Режим доступа. - URL: http://e-koncept.ru/2016/16052.htm. (Дата обращения 12.07.2018).
  14. Рогатко С.А. Развитие винокурения на Руси с древнейших времен до начала XVIII века // История продовольствия в России с древнейших времен до 1917 года. Русская панорама, 2014. с. 484-488.
  15. Российское законодательство X-XX веков / Под общ.ред. А.И. Чистякова, М.: Юридическая литература, 1985. Т. 2. - 520 c. 
  16. Селдушева О.В. Становление антикоррупционного законодательства на примере древнерусского права как начало стратегического развития борьбы с коррупцией. // Юридическая техника. 2015. № 9. -с.683 - 687.
  17. Соборное уложение 1649 года. Текст. Комментарии. Ленинград: Издательство «Наука». 1987. - 448 с.
  18. Соловьев С.М. История России с древнейших времен. Т. 14. Кн.7. М., 1983. - 704 с.
  19. Чиффальди Дж., Югай Т.А. Коррупция сквозь века: от Римской и Российской империй до наших дней. // Национальные интересы и безопасность. 2015. № 22 (307). - с. 39-52.

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом