Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Студенческий» № 13(33)

Рубрика журнала: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): скачать журнал часть 1, скачать журнал часть 2, скачать журнал часть 3

Библиографическое описание:
Томичев С.С. КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЛИЧНОСТИ ОСУЖДЕННЫХ, СОВЕРШИВШИХ ПРЕСТУПЛЕНИЯ В МЕСТАХ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ // Студенческий: электрон. научн. журн. 2018. № 13(33). URL: https://sibac.info/journal/student/33/114395 (дата обращения: 22.09.2020).

КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЛИЧНОСТИ ОСУЖДЕННЫХ, СОВЕРШИВШИХ ПРЕСТУПЛЕНИЯ В МЕСТАХ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ

Томичев Сергей Сергеевич

студент, факультет истории и права СмолГУ,

РФ, г. Смоленск

Необходимой предпосылкой профилактики преступного поведения является изучение личности преступника. На данный момент учеными-криминологами разработано множество определений личности преступника.  Если попытаться обобщить типичные особенности и свойства, повторяющиеся во многих определениях авторов и учесть свою точку зрения, то можно прийти к следующему собирательному понятию. Личность преступника — это социализированный тип личности, совершающий преступления в силу выгодности, перспективности и безнаказанности, а также в силу приобретенных антиобщественных взглядов, привычек и установок, под воздействием криминогенных ситуаций, психологических и биологических аномалий индивида.

Личность любого человека, в том числе и преступника, обусловлена конкретным содержанием тех или иных отношений и связей, т.е. социальной микросреды, в которой он живет и формируется. Влияние среды на человека в местах лишения свободы обусловлено некоторыми особенностями в силу того, что в закрытых коллективах имеется строгая неофициальная иерархия, негласные нормы поведения, определяющие взаимоотношения как отдельных лиц, так и групп. Длительное пребывание в таких условиях приводит к деформации личности и наделению ее комплексом специфических качеств. Именно поэтому следует согласиться с мнением тех ученых, которые рассматривают личность пенитенциарных преступников как особый социальный тип, обладающий определенным набором черт, свойственным преступному поведению именно в местах лишения свободы [13, с. 8].

Криминологический анализ личности преступника предполагает выявление и анализ совокупности свойств и качеств, которые характеризуют его как лицо, совершившее то или иное преступление. При характеристике личности преступника наиболее распространено выделение следующих элементов:

  1. социальный статус (так называемые социально-демографические признаки);
  2. социальные функции (социальные роли);
  3. нравственно-психологические свойства (установки).

Учитывая специфику рассматриваемого вида преступности целесообразно выделить также такие элементы, как уголовно-правовая и уголовно-исполнительная характеристика осужденных, которые составляют сведения о поведении осужденного во время отбывания наказания (сведения о нарушениях дисциплины и иных злостных правонарушениях). Уголовно-правовая же характеристика включает данные о наличии прежней судимости, количестве судимостей и видах преступлений, за совершение которых лицо было судимо ранее.

Социально-демографические признаки – это пол, возраст осужденного, его семейное положение, образование, трудоспособность и некоторые другие признаки, которые влияют на его исправление и дифференцируют процесс исправительного воздействия. Их изучение в совокупности с нравственно-психологическими особенностями личности позволяют понять, какие меры необходимы для профилактики преступности в местах лишения свободы.

Статистические данные, собранные ФСИН РФ, демонстрируют определенные тенденции относительно личности пенитенциарных преступников. Так, подавляющее большинство преступников, содержащихся в исправительных учреждениях – мужчины, доля женщин составляет порядка 7 %, что объясняется социальными ролями и исторически обусловленным местом женщины в системе общественных отношений. Доля несовершеннолетних среди лиц, совершивших преступления в воспитательных колониях составляет порядка 14 %. Возраст лиц, совершивших преступления в колониях, соответственно распределяется следующим образом: до 18 лет - 14%, 19-30 лет – 41 %, 31-50 – 32 %, свыше 50 лет – 13 %. В плане криминальной активности более всего отличаются лица, относящиеся к возрастной группе 24-30 лет [14]. В исправительных учреждениях осужденные совершают чаще всего такие преступления, как побеги, уклонения от наказания, незаконные операции с наркотиками, кражи, хулиганство, изнасилование, насильственное мужеложство, причинение телесных повреждений.

Наличие семьи у осужденного занимает важное место в криминологической характеристике, поскольку именно в семье закладываются необходимые условия для формирования интересов, идеалов и ценностных ориентиров. Практика показывает, что более 70 % осужденных, совершивших преступления в исправительных учреждениях, считают сдерживающим фактором в различных конфликтных ситуациях наличие зарегистрированного брака. Однако более 60 % из них в браке никогда не состояли или были разведены, многие воспитывались в неполных семьях или детских домах [3].

Существует также проблема обеспеченности осужденных работой. До поступления в места лишения свободы лишь небольшой процент осужденных, совершивших пенитенциарные преступления, имели трудовой стаж. Труд осужденных принудителен, он не имеет элементов добровольности. Отсутствие работы в построенной таким образом системе отбывания лишения свободы выступает в качестве криминогенного фактора. Многие осужденные не заняты трудом, значительное их число устроены на низкоквалифицированные и малооплачиваемые работы. Несоответствие роста заработной платы осужденных к их расходам и сокращение помощи от родственников способствовало обострению проблемы обеспечения их различными продуктами и другими товарами первой необходимости.

В социально-демографической характеристике осужденных большое значение имеет и образование. Низкий его уровень облегчает восприятие тюремной идеологии и субкультуры. Так, в соответствии со статистическими данными около 80 % осужденных не имели даже полного среднего образования [3]. Таким образом, преступления, совершаемые осужденными в исправительных учреждениях наиболее характерны для осужденных молодого и среднего возраста. Данная группа подвержена стремлению к самоутверждению, что зачастую приводит к конфликтам, также ослаблено влияние социальных связей на формирование личности, продолжается становление личности в целом.

Личности осужденных, в силу социальной идентификации в сообществе, присущи следующие типичные особенности:

  1. акцентуация (которая не проявлялась в условиях свободы);
  2. усиление тех свойств личности, которые формировались у осужденных в процессе асоциальной деятельности;
  3. формирование и усиление социально-групповых качеств [9, с. 34].

Места лишения свободы обладают определенной самоорганизацией осужденных, которая характеризуется иерархией, навязыванием традиций и обычаев, а также взаимным криминальным «заражением» осужденных. Довольно значительное число преступлений, совершаемых осужденными, является проявлением неформальных санкций за нарушение тюремных законов (73 %) [3]. В среде, где имеется криминальная субкультура, для личности меняется субъективная привлекательность мер исправительного воздействия. Осужденный, в зависимости от членства в той или иной группе, может изменить свой потенциал на противоположный. Например, помещение в штрафной изолятор за совершение проступка повысит его престиж в глазах асоциальной группы, а участие в самодеятельных мероприятиях или содействие администрации зачастую приводит к падению статуса осужденного.

Насилие лежит в самой сущности мест лишения свободы. Прежде всего, причина в том, что на ограниченном пространстве в небольшом коллективе для проживания и работы сосредоточены отрицательные в нравственном плане люди одного пола. Причем для этих людей преступление является уже свершившимся фактом и способом решения своих жизненных проблем, и некоторые из них делали это неоднократно. Сфера общения осужденных ограничивается, противоречия между формальной и неформальной нормативно-ценностной системами углубляются, соответственно, конфликты становятся острее. Нормальные отношения между участниками конфликта восстанавливаются редко, к тому же увеличивается их латентный период. В таких условиях сложно контролировать происходящие конфликты. На практике при помощи администрации в воспитательных колониях и колониях общего режима разрешается около половины конфликтов, а в учреждениях строго вида режима – 20-25 %. Стоит отметить, что многие осужденные считают, что порядок было бы проще поддерживать, если бы начальник отряда был бы более независим как от руководства колонии, так и от коллектива осужденных [7, с. 135].

Специфической чертой пенитенциарных учреждений является наличие такого феномена, как насильственное мужеложство. Сексуальные эксцессы наносят физический и моральный вред здоровью граждан, являясь фактором повышенной криминогенности для совершения осужденными различных преступлений. Если недооценивать степень важности борьбы с гомосексуальным насилием в исправительных учреждениях, это приведет к возникновению конфликтных ситуаций, которые будут разрешаться осужденными путем противоправных действий. Как правило, рассмотрение фактов насильственного мужеложства, работа по выявлению, учету и профилактике девиантной и противоправной активности среди осужденных поводится на достаточно формальном уровне. В исправительных учреждениях должным образом не взаимодействуют отделы по надзору и лечению лиц с психическими нарушениями сексуального характера, девиантными формами поведения. За насильственное мужеложство осужденные привлекаются к уголовной ответственности крайне редко, несмотря на то, что количество насильственных преступлений сексуального характера достаточно велико.

Что касается жертв гомосексуального насилия, то они довольно часто пытаются противостоять создавшейся ситуации, тем самым повысив свой социальный статус, мстят обидчикам. Это приводит к совершению новых преступлений – убийства, побеги и т.п. По данным практики, примерно в 30 % случаев убийствам и причинениям тяжкого вреда здоровью, совершаемых осужденными в местах лишения свободы, предшествовало конфликтное или противоправное поведение самого потерпевшего, одной из разновидностей которого является реальная угроза сексуального насилия [14].

Что касается уголовно-правовой характеристики, то согласно статистическим данным, 30 % из числа осуждённых, совершивших преступления в исправительных учреждениях, привлекались к уголовной ответственности, дважды – 18 %, три и более раз – 32 % [14].

На основании вышеизложенного можно сделать следующий вывод.

Личностные свойства пенитенциарного преступника являются специфическим фактором, который предопределяет поведение преступника в процессе его противоправной деятельности. Характер и проявление личностных свойств осужденного в большей мере обусловлен спецификой обстановки, существующей в исправительных учреждениях.

Степень устойчивости преступного поведения и подверженность осужденных влиянию ситуации влияет на выделение типов пенитенциарных преступников: последовательно-криминогенный, ситуативно-криминогенный, ситуативный.

 

Список литературы:

  1. Абаджян А.В. Проблемы пенитенциарной преступности. — М.: ВНИИ МВД России, 2001. – 51 с.
  2. Бортник Л.Ю., Девяшин Д.Г. Исполнение наказания в виде лишения свободы: учебное пособие. –Томск: Изд-во Том. пед. ун-та, 2005. – 207 с.
  3. Доклад о результатах и основных направлениях деятельности на 2013 - 2014 годы Федеральной службы исполнения наказаний. [электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://fsin.su/structure/inspector/iao/Doklad/DROND%202013-2014.pdf. (дата обращения 20.03.2018).
  4. Епифанов С.С. Технические средства в противодействии пенитенциарной преступности: требования к системе // Юридическая наука и правоохранительная практика. 2014. № 3.
  5. Иншаков С.М. Криминология: учебник. — М.: Юриспруденция, 2000. – 426 с.
  6. Крутских А.Я., Сухарев, В.Е. Большой юридический словарь. – М.: Инфра-М, 2003. – 348 с.
  7. Меркурьев В. В. Мотивация насильственных преступлений, совершаемых осужденными к лишению свободы // Актуальные проблемы исполнения уголовных наказаний: Материалы научно-практ. семинара памяти Н. А. Стручкова. – Рязань: Академия ФСИН России, 2005. – 35- 86 с.
  8. Миронов В.О. Уклонение от наказания // Уголовно-исполнительное право. 2006. № 2.
  9. Старков О.В. Криминопенология: учебное пособие. М.: Экзамен, 2004. – 34 с.
  10. Уваров И.А. Пенитенциарная профилактика преступлений: учеб. Пособие. – Ставрополь: «Ставропольсервисшкола», 2006. – 72 с.
  11. Филиппова О.В. К вопросу о детерминантах преступности в местах лишения свободы // Государство и право. 2011. № 7.
  12. Хлыстов А.Н. Противодействие проявлениям организованной преступности в местах лишения свободы (криминологический и уголовно-правовой аспекты). — Самара, 2006. – 51 с.
  13. Хохрин С.А. Некоторые аспекты пенитенциарной преступности // Вестник Пермского института ФСИН России. 2015. № 1.
  14. Число преступлений, совершенных отдельным категориями лиц // Официальный сайт ФСГС РФ. [электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http//www. gks.ru/free_doc/new (дата обращения 20.03.2018).

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом