Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Студенческий» № 13(33)

Рубрика журнала: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): скачать журнал часть 1, скачать журнал часть 2, скачать журнал часть 3

Библиографическое описание:
Ильгов Е.В. УСЛОВИЯ, ПРИЧИНЫ СОВЕРШЕНИЙ И МЕРЫ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЙ ПРЕСТУПЛЕНИЯ, СВЯЗАННЫХ С ОРГАНИЗАЦИЕЙ ПРОВЕДЕНИЕМ АЗАРТНЫХ ИГР // Студенческий: электрон. научн. журн. 2018. № 13(33). URL: https://sibac.info/journal/student/33/112483 (дата обращения: 21.09.2019).

УСЛОВИЯ, ПРИЧИНЫ СОВЕРШЕНИЙ И МЕРЫ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЙ ПРЕСТУПЛЕНИЯ, СВЯЗАННЫХ С ОРГАНИЗАЦИЕЙ ПРОВЕДЕНИЕМ АЗАРТНЫХ ИГР

Ильгов Евгений Валериевич

студент заочной формы обучения, Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Российский государственный университет правосудия» Крымский филиал,

РФ, г. Симферополь

1. Причины и условия, связанные с совершением преступления предусмотренных ст. 171.2 УК РФ

Конституцией Российской Федерации, каждому гарантирована судебная защита его прав и свобод, обвиняемый считается не виновным, пока его виновность не будет доказана и установлена судом. [1]

Прямой умысел принадлежит только проведению незаконных азартных игр, с получением доходов в крупных размерах. При определении характеристик субъективной стороны преступлений, предусмотренных ст. 171.2 Уголовного кодекса, необходимо установить намерение лица получить доход превышающей 1млн. 500000 рублей. Особо важно, если такая прибыль не получается виновным по причинам, не зависящим от него, поскольку в таком случае следует покушение на преступление. Если лицо имеет альтернативный намерении с точки зрения ориентировочного дохода (при условии, что он все равно хотел получить доход менее, а также и более 1 500000 рублей), относится также к покушению на преступление. [2]

Причиной и условием комплекса социальных явлений, совокупные действия которых порождают преступление (детерминанты преступлений), осуществляемых в сфере игорного бизнеса:

- политический:

  1. слияние преступлений в игорном бизнесе с представителями государственных подразделений;
  2. не участие населения в борьбе с такого типа преступностью;

- экономический:

  1. возможность бесконтрольного получения прибыли в значительных размерах;
  2. завуалированние незаконного игорного бизнеса;
  3. наличие спроса среди населения на услуги игорного бизнеса;
  4. неоправданно высокий процент налогообложения игорного бизнеса;
  5. небольшое количество игорных зон и их неравномерность распределения;

- организационно-управленческая:

  1. пассивная деятельность правоохранительных органов на федеральном, так и на региональном уровнях в борьбе с преступлениями, совершенными в сфере азартных игр;
  2. несоответствующий уровень профессионализма служащих правоохранительных органов;

- организационно-правовая:

- многочисленность пробелов и коллизий в законодательстве РФ, регулирующем деятельность игорного бизнеса;

- социально-психологическая:

  1. толерантность общества к незаконному игорному бизнесу, вызванное внешней и внутренней ситуацией в РФ способствует общему упадку морали в обществе, и как следствие стремление значительной ее части к незаконному обогащению;
  2. отсутствие пропаганды из-за крайне негативного воздействия на здоровье азартных игр и общественную мораль;
  3. природная склонность человека с минимальными затратами получить максимальную выгоду.

Главным мотивом, побуждающим человека, который выполняет административные функции, осуществляя предпринимательскую деятельность умышленно нарушать требования Федерального закона от 29.12.2006 г., является личная нажива. Организация и проведение азартных игр с использованием игорного оборудования вне игровой территории субъект руководствуясь мотивами, которые составляют мотивацию незаконного обогащения: 1) необходимость привлечения как можно большего количества участников азартных игр, и 2) сокрытие реальных доходов от налогообложения.

При организации игорного бизнеса с использованием информационных и телекоммуникационных сетей, включая сеть Интернет, а также средства связи, включая мобильную связь, мотивация обогащения обусловлена: 1) осознание возможности завуалировать игорный бизнес под интернет-кафе, интернет клуб и т.д.; 2) осознание возможности игорного бизнеса без образования юридического лица; 3) понимание отсутствия необходимости приобретения дорогостоящих игровых автоматов.

Когда преступление совершается по средствам осуществления деятельности при отсутствии разрешения то мотив совершенного преступления, не всегда может быть корыстным. К примеру, при открытии игорной деятельности до даты, с которой организатор может начать такую деятельность, субъект может руководствоваться желанием увеличить доходы компании и своевременно выполнить долговые обязательства.

При продолжения игорного бизнеса, после окончания разрешения, некорыстным причинам можно отнести желание сохранить предприятие (если находится в сложной финансовой ситуации) и коллектив (за неимением денег для расчета по заработной плате и т.п.).

Данные преступления, преследуют единственную цель в получение максимальных доходов при минимизации затрат, осуществляя свою деятельность. В случаях, когда лицом движут не корыстный мотив, цель преступления должна определяться на основе мотивов в каждой конкретной ситуации.

Таким образом, полагаем необходимо ввести в редакцию ст. 171.2 Уголовного кодекса Российской Федерации квалификационный признак «использование служебного положения при совершение преступления», что в свою очередь связано со слиянием игорного бизнеса с представителями властных структур, обеспечивающих «крышевание» противозаконной деятельности.

Наличие и распространенность на незаконном рынке азартных игр или услуг при использовании современных коммуникаций и связи определяет выделение как квалифицирующего признака в ст. 171.2 Уголовного кодекса Российской Федерации действия об организации и проведении азартных игр с применением информационных и телекоммуникационных сетей, Интернета, а также коммуникаций, включая мобильные.

На сегодняшний момент, назревает необходимость установления уголовной ответственности на юридические лица за совершение преступлений в сфере азартных игр, что обусловлено степенью вреда, причиненного действиями юридических лиц; неэффективность принимаемых административно-правовых мер; сложно установить все обстоятельства совершенного деяния в пределах административного судопроизводства; по расширению возможности возмещения вреда совершенного преступления организацией и тому подобное.

Согласно, представленным данным ВЦИОМ, 12 % россиян подтверждают, что в непосредственном кругу общения с ними находятся игроки. По информации РАН, «приблизительно 700 000 россиян страдают от азартных игр» [10, с. 26]. Одной из основных проблем распространения азартных игр в обществе является безразличием нашего общества. Например, общество категорически не принимает наркоманию или алкоголизм, однако игры, по мнению большинства граждан, выглядят не такими опасными.

Уголовное законодательство некоторых зарубежных стран предусматривает наказание, устанавливающие ответственность за подобные социально опасные действия. Таким образом, организация и проведение азартных игр под запретом в Федеративной Республике Германия, Азербайджанской Республике, Республике Узбекистан, Киргизской Республике, Республике Корея и других странах. По данным зарубежной статистики, среди наркозависимых успешная реабилитация может быть достигнута у 20-30 % больных, а среди игроков - только 1-2 % зависимых.

Азартные игры особенно опасны для несовершеннолетних. Подростки втрое чаще, чем у взрослых, демонстрируют тенденцию к игре. «Согласно медицинским исследованиям, к азартным играм именно в подростковом возрасте было вовлечено около 65 % мужчин и 25 % женщин с патологи расположенных к азартным играм» [7, с. 67-74]. Подростки, которые привержены к азартным играм, являются группой риска для незаконного поведения не только из-за постоянного поиск материальных средств для продолжения игровых действий, но также для серьезных изменений психики, которые могут выступать в качестве обстоятельства, нарушающие регулирование правового поведения.

Лудомания - игровая зависимость, игромания, гэмблинг-зависимость (игра на деньги), патологическая склонность к играм. Состоят из повторяемых эпизодах участия в играх, которые превалируют в жизни человека и приводят к ухудшению профессиональных, социальных, семейных и материальных и ценностей: у такого лица отсутствует должное внимание к своим обязанностям в названных сферах. МКБ -10 присвоен код F63.0 в системе закодированных болезней.

За последнее время проблема азартных игр стала чрезвычайно важной благодаря широкому распространению кассовых игорных автоматов, открываемым различным казино. Которые вызывающе украшены, что усиливает суггестивный эффект от быстрой возможности выигрыша в кратчайшее время. Игорные автоматы уже давно заполонили весь мир.

Повышенная опасность игровой зависимости для здоровья общества приводит к выводу о необходимости криминализировать действия, связанные с азартными играми, независимо от возраста пострадавшего. Несовершеннолетний возраст должен выступать как квалификационный признак, который определен результатом исследований психиатров, установивших, что «подростки имеют высокую степень быть вовлеченными, из-за игр среди родителей и друзей». [18, с. 768]

Необходимо предусмотреть привлечение, несовершеннолетнего в азартные игры, совершенные отцом, учителем или другим лицом, в отношении которого законодательство несет ответственность за воспитание несовершеннолетнего. Эти аргументы подтверждают необходимость введения определенных изменений в ныне действующий Уголовный кодекс, призванного защитить несовершеннолетних от вредного влияния азартных игр.

Глава 25 Уголовного кодекса требует дополнения специальной правовой нормой, предусматривающей ответственность за участие в азартных играх, такой как признать квалификационным признаком несовершеннолетний возраст потерпевшего. За втягивание несовершеннолетнего в азартные игры, совершенное отцом, учителем или другим лицом, в отношении которого законодательство оно несет ответственность за воспитание несовершеннолетнего, необходимо предусмотреть как особый квалифицирующий признак (статья 150, статья 151 Уголовного кодекса Российской Федерации).

В целях обеспечения выполнения Федерального закона от 29.12.2006 года, а также предотвращения по привлечению несовершеннолетних к азартным играм, необходимо установить уголовную ответственность за создание условий для участия несовершеннолетних в игорном бизнесе.

По мнению, Короленко Т.П., Дмитриевой Н.В. «есть факторы, подтверждающие расположение к игровой зависимости» [12, с. 460]:

  • неправильное родительское воспитание;
  • участие родителей и знакомых в играх;
  • желание играть с детства (домино, карты, монополии и т.д.);
  • вещизм мания;
  • переоценка материальных ценностей;
  • фиксированная внимание к финансовым возможностям;
  • зависть более богатых родственников и знакомых;
  • убеждение, что все проблемы можно решить с помощью денег.

Американским исследователем А. Пастернаком (1997), в свою очередь, определены факторы риска, а именно:

  • «принадлежность к этническому меньшинству;
  • отсутствие семейного положения;
  • депрессия;
  • разные вариации от химических зависимостей» [20].

Биологи Кентуккского университета считают, что некоторые животные имеют определенную основу поведения или даже биологический механизм, вызывающий появление мании. Например, «голуби предпочитают нерегулярной, но обильной пищи, невзирая на малые дозы повседневного рациона в общем на 60% больше, чем случайные добычи». [20]

Таким образом, учитывая изложенное можно сделать следующие выводы:

минимизация причин и искоренение условий, предусмотренных ст. 171.2 УК РФ являются специальные криминологические профилактические мероприятия, среди которых:

- организационно-управленческая:

  1. качественное повышение профессионального уровня работников правоохранительных органов;
  2. обязательное проведение криминологической экспертизы нормативно-правовых актов, регулирующих азартные игры и их проекты;
  3. идентификация интернет-ресурсов, при помощи чего организовывается доступ к азартным играм, требует ограничения такой информации подписчикам на Интернет-сайты, предоставляющие эти услуги;
  4. «горячие» линии, организованные в правоохранительных органах;

- правово-организационная:

  1. незамедлительное усовершенствование законодательства, регулирующего отношения в сфере игорного бизнеса;
  2. создание отечественной программы борьбы с незаконным игровым бизнесом;
  3. установление на законодательном уровне положений о финансовом поощрении для лиц, которые предоставили информацию правоохранительным органам о действующих игровых заведениях;

- социально-психологическая:

  1. привлечь средства массовой информации к выявлению, показу и озвучиванию негативных последствий, из-за деятельности заведений игорного бизнеса, а также положительные тенденции, положительные результаты работы правоохранительных органов, поощрения и привлечение граждан к сотрудничеству в противостоянии этому негативному явлению;
  2. проведение прямых эфирах людей, страдающих игрозависимостью или избавившихся него;
  3. информирование населения о возможных негативных последствиях при чрезмерном увлечении азартными играми;
  4. проведение превентивных бесед с несовершеннолетними, включить в общеобразовательные программы положения о негативных последствиях азартных игр;
  5. создание круглосуточной «телефон доверия», согласно которой люди, страдающие от игромании, а также их родственники могут получить бесплатные консультации соответствующих специалистов.

2. Меры и средства предупреждения преступлений, связанных с организацией и проведением азартных игр

После введения, статьи 171.2 Уголовного кодекса, неоднократно в литературе по Уголовному праву выражались мнения о несовершенстве, указывалась необходимость корректирования соответствующих законодательных мер. Итак, для преодоления трудностей применения уголовно-правового положения об ответственности за незаконную организацию и азартные игры, ряд авторов предложили восстановить институт «административного предупреждения» в уголовном законодательстве Российской Федерации. Например, Лихолетов A.A., не согласен с исключением признака как доход в крупном размере из состава преступления (часть первая статьи 171.2 Уголовного кодекса), предложил включить факт(ы) привлечения лиц к административной ответственности. По его мнению, это обеспечит реальную возможность для правоохранительных органов «успешно противостоять незаконному игровому бизнесу». [14, с. 135-136] В теории российского уголовного права неоднократно критиковались идеи построения норм с «административными предупреждениями». Согласно, Н.Ф. Кузнецовой: «общественно опасными деяниями являются преступления, и напротив не имеют преступной общественной опасности административные правонарушения, хоть и являются антисоциальными, количество не перейдет в качество преступления, как сто кошек не станет тигром». [13, с. 83]

Принципиальной позицией ведущих ученых заключается в существенной разнице между преступлениями и административными правонарушениями во многом привела к тому, что российский законодатель полностью отказался от построения норм уголовного права с так называемыми административными преюдициями, при принятии Уголовный кодекс Российской Федерации в 1996 году.

Возникновение противоположной тенденции в доктрине уголовного права само по себе не ново. Анализируя фактические проблемы применительной практики и обсуждая необходимость по решению назревших значимых социальных задач, плеяда специалистов постоянно выражают свое мнение и считают целесообразным «использовать положений Уголовного кодекса в совокупности административными преюдициями» [5; 8; 11; 15] в определенном смысле эта идея была поддержана Президентом РФ В.В. Путиным в своем обращении в конце 2015 года Федеральному Собранию Российской Федерации.

Такую позицию разделяет и законодатель, который все больше обращается к конструкции соответствующих составов преступлений, дополняет Уголовный кодекс новыми нормами. Они введены в 2011 году, статьей 151.1 Уголовного кодекса Российской Федерации «Розничная торговля несовершеннолетним алкогольными напитками», а также ст. 264.1 «Нарушение правил дорожного движения, лицо, подвергнутому административному наказанию» (введены в 2014 году).

В то же время нельзя не признать очевидный факт: основой уголовной ответственности при использовании признака «административное преюдиции» является не повторное совершенное админнарушение не отличающиеся от предшествующего (общественная опасность деяния), а личность правонарушителя – «преступность незаконного поведения»; и совершение идентичного административного правонарушения.

В отличие от сторонников внедрения уголовно-правовых норм об ответственности за нелегальную организацию и азартные игры с административными преюдициями, мы не считаем, что в таком случае достигнуты значительные результаты в борьбе против незаконных игр.

На самом деле такая диспозиция ст. 171.2 УК означает некую отсрочку уголовной ответственности. Кроме того, применение признака административного как преюдициального в такой статье приведет на иной уровень существующей и теперь практики использования поставных лиц как неких руководителей организации, после того, как они были привлечены к административной ответственности в соответствии со статьей 14.1.1 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации (с поправками от 22 декабря 2014) были бы просто подменены другими лицами.

Правильным было бы, установить в части 1 статьи 171.2 УК наказание за сдачу помещений для незаконной организации по проведению азартных игр, одновременно внесения соответствующих изменений в статью 14.1.1 Административного кодекса Российской Федерации Российская Федерация.

На первый взгляд такое предложение имеет смысл, если учесть, ч.1 ст. 232 УК РФ устанавливает за систематическое предоставление помещений уголовную ответственность таких как потребления наркотических, психотропных и их заменителей, и в части 1 ст. 241 УК - регулярное обеспечение помещением для занятия проституцией.

Однако, нельзя не обратить внимание, установив административную ответственность из-за предоставления лицу помещений для незаконной организации проведению игр как условий привлечения к уголовной ответственности рецидив этих действий (административные преюдиции), приведет к конфликту между нормами уголовного и административного законодательства. Таким образом, предоставление лицу помещений для незаконной организации и / или проведению азартных игр, фактически способствует совершению преступлений в силу 1 ст. 171.2 Уголовного кодекса Российской Федерации, при этом будет рассматриваться как административное правонарушения в соответствии с частью 1 статьи 14.1.1 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации. Можно признать схему преступления в статье Особенной части Уголовного кодекса, признавая само по себе оказания помощи отдельным преступлением (статья 205.1 Уголовного кодекса Российской Федерации), но с точки зрения деяния в теории уголовного права не позволяет привлечь по административному правонарушению, по действующему уголовному кодексу формирует соучастие в преступлении в форме пособничества.

Для повышения эффективности борьбы с незаконными азартными играми некоторые авторы предложили уменьшить размер дохода, при получении которого «должен быть криминализированным за нелегальную организацию проведение азартных игр». [16, с. 32] Предложения установить специальной (уменьшенной) суммы доходов по статье 171.2 Уголовного кодекса Российской Федерации вряд ли может быть отвергнута. По сравнению с общим подходом, Уголовный кодекс Российской Федерации имеет исключения, установленные примечанием в статье 186 (примечания к статьям 178, 185 – 185.6, 191.1, 193, 194, 198, 199 и 199.1 УК).

Такое предложение поставила ряд вопросов. Например, оставалось непонятным, каким образом, по каким основаниям, каким критериям должен быть этот размер, это следует определить. Кроме того, если вы согласны с такой коррекцией правовой нормы, то какова причина нераспространения этого положения к иным экономическим преступлениям, а главное, к преступлениям в сфере деятельности предпринимателей? А.А. Лихолетов считает, что такая мера «будет сопутствовать только усилению секретности нелегальной деятельности и ускоренного движения за пределами игорных заведений извлеченной общего дохода». [14, с. 132]

Несмотря на это, законодатель наоборот упразднил из диспозиции статьи 171.2 признаком доходов в крупном размере Федеральным законом № 430- ФЗ «О внесении изменения статьи 171.2 Уголовного кодекса Российской Федерации и статей 14.1 1 и 28.3 об административных правонарушениях Кодекса Российской Федерации от 22 декабря 2014». Таким образом, основной состав преступления без каких-либо оговорок относительно его конструкции стал формальным. Следует отметить, что в литературе существовало «подобная пропозиция» [6, с. 36], однако вместе с этим исключение из диспозиции статьи 171.2 Уголовного кодекса признак суммы незаконно полученного дохода подверглись критике со стороны ряда специалистов, изучавших проблему «борьбы с нелегальной организацией и азартными играми». [14, с. 133]

Казалось бы, имеются веское основание: явно такое решение противоречит всем правилам построения большей части составов преступлений экономической деятельности, в значительной степени общественная опасность определяется масштабами незаконной деятельности, формально выраженными в законе четко определена (крупная) размером дохода. По нашему мнению, если и возможно говорить об исключении такой функции, то только в отношении незаконной организации и проведения азартных игр вне игровых зон, включая использование информационных, Интернета, средства мобильной связи.

Как мы уже отмечали, невозможно установить ответственность за азартные игры вне игровых зон, а также осуществление такого вида деятельности без получения разрешения в игровой зоне в рамках одного состава преступления.

По нашему мнению, две уголовно-правовые нормы должны быть закреплены в уголовном законодательстве:

  1. ответственность за незаконные азартные игры, как преступление хозяйственной деятельности;
  2. ответственность за незаконные азартные игры как преступление, оказывающие влияние на общественную нравственность через психическое здоровье людей.

Эта позиция обусловлена двойственным характером диспозиций Федеральный закон от 29.12.2006 N 244-ФЗ (ред. от 27.11.2017) «О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации». Поскольку, его положение запрещают азартные игры в большей части государства, другая - устанавливает требования к порядку этого вида деятельности на территориях, на которых это разрешено. Существующие подходы к дальнейшему совершенствованию норм уголовного законодательства об ответственности за незаконную организацию азартных игр, а также связанные с введением уголовного наказания юридических лиц и изменением квалифицирующих признаков.

Уголовная ответственность юридических лиц за незаконные азартные игры коснулось нас при рассмотрении признаков предмета преступления. Мы подчеркиваем, что такая проблема, требует решения в комплексе: согласование правил ответственности юрлиц по принципам российского уголовного права, институтов вины, соучастия, незавершенного преступления, множественности преступлений, наложение наказания, определение круга, состав преступлений, должны быть применимы юридическим лицам и т.п. Без разрешения этих фундаментальных проблем попытка рассмотреть криминализацию конкретных действий, совершенных юридическими лицами, включая нелегальную организацию и азартные игры, является бесполезной. Однако мы полагаем, что в случае положительного решения вопроса уголовной ответственности юр.лиц, то оправдано распространять его на деяния, предусмотренные ст. 171.2.

Научная литература уголовного права дает предложения по системе квалификационных признаков состава, к примеру, Р.А. Севостьянов и Е.В. Просвирин квалифицирующим признаком такого преступления предлагает определить совершение действия в «общественном месте». [17, с. 149]

По нашему мнению, это предложение является противоречивым. Прежде всего трудно понять общую доступность определенного мест (помещения, территории и др.). Конкретно говоря, незаконный игорный бизнес расположены в месте, что легко доступные для общественности. Организаторы незаконного проведения азартных игр, заинтересованы в привлечении максимального количества посетителей, и до недавнего времени вообще не стремились разместить теневые игровые заведения поодаль от проживания людей, хотя было очевидно, для привлечения потенциальных клиентов не используется наружной рекламы. Однако замаскированный вход в незаконное игорное заведение (наличие безопасности, отсутствие «непроверенных» клиентов и т.п.) может привести к выводу, что нет признаков доступности, и поэтому квалификация такого деяния будет вменяться без ссылок на этот факт. На сегодняшний момент, по очевидным причинам доступ посетителей нельзя рассматривать как возможность абсолютно свободного доступа клиентов к незаконному игровому заведению (без отсеивания охранниками). Отсюда возникает вопрос: какова причина использования рассматриваемого квалификационного признака, призванного выделить повышенную степень социальной опасности деяния?

Таким образом, мы считаем, что квалификационный признак в форме общей доступности незаконного игорного заведения не может быть в полной мере признан соответствующий требованию определенности и единства терминологии уголовного права, который считает Злобин Г.А., а также в соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации «чрезвычайно важно для норм уголовного права». [19]

Вместе с тем, Лихолетов А.А. Иванчин А.В. предложили дополнить ст.171.2 УК РФ, квалифицирующим признаком, «судимостью за такое преступление». [8, с. 44; 14, с. 130] Они считают, что законодатель, исключив рецидив из квалифицирующего признака, поступил опрометчиво.

В то же время эти авторами не раскрывается необходимость правового последствия рецидивов, предусмотренных Общей частью Уголовного кодекса. Конечно, мы можем предположить, что особый рецидив в случаях нелегальной организации и проведению азартных игр требует гораздо сурового наказания.

Однако, должно основываться на результатах отдельного исследования, поскольку такой эффект специального рецидива может автоматически распространяться на все умышленные преступления. По нашему мнению, не имеется оснований для такого вывода, через который законодатель сохранял общее значение для рецидива, признавая это как обстоятельство, отягчающее наказание (пункт «а» части 1, статья 63 Уголовного кодекса РФ Российская Федерация).

Ранее было отмечено, что определение отягчающих обстоятельств как отягчающих обстоятельств для незаконного ведения бизнеса, совершаемого преступления по предварительному сговору группой лиц полностью не согласуются по юридически обоснованным критериям для создания квалифицированного состава преступления. Как правило, незаконный игорный бизнес, предусматривает групповую природу незаконной деятельности.

Не случайно не упоминается и квалификационный признак по аналогичным составам преступлений, установленный статьями 171, 171.1, 172, и предлагается отказаться от него в ряде преступлений в сфере экономической деятельности, поскольку почти невозможно совершить такие преступления одному лицу. Конечно, нельзя утверждать, что человек не может организовать нелегальное казино дома и лично играть как крупье. Однако такая ситуация не только не является общепринятой, но по ряду причин она не очень реальна по своему характеру. Условия, существующие в незаконных казино, намного привлекательнее для посетителей, чем в домашних квази-казино, и поэтому те, организуемые физическими лицами (индивидуалы), вряд ли будут распространяться.

Таким образом, наличие квалифицирующего признака в части 2 статьи 171.2 как преступление, совершенное по предварительному сговору группой лиц становится необоснованным, поскольку на самом деле это приводит к исключению возможности по применению основного состава, предусмотренного частью первой настоящей статьи. В связи с этим, на наш взгляд, пункт «а» часть 2 ст. 171.2 УК РФ является излишним.

Исключив из Федерального закона от 22 декабря 2014 № 430-ФЗ диспозицию ст. 171.2 признак доход в крупном размере, приведет к возможности признания нелегальной организации и (или) проведение азартных игр как незначительного деяния (часть 2 статьи 14). Данное положение является универсальным, и не имеет формальных препятствий применения совершая определенные преступные деяния.

С учетом, действующего законодательства игорным оборудованием может выступать любое устройство или аппараты, используемые в азартной игре, возникают правомерные вопросы: существует ли в действиях лица состав преступления, который организовав для друзей дома, например, игру карты за деньги? Или в этом случае такое деяние незначительно, в силу части 2 статьи 14, при условии, если организатор игры участвует в нем, не получая доходов от организации такого отдыха.

Формально, исходя из буквального толкования положений части 1 статьи 171.2 Уголовного кодекса Российской Федерации, можно признать наличие состава преступления в таких действиях. Однако это ли деяние, привело законодателя к необходимости установления уголовных преследования? Совершенно очевидно, что сначала был принят Федеральный закон от 29.12.2006 N 244-ФЗ (ред. от 27.11.2017) «О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации», и соответственно также нормы уголовного закона, направленные упорядочить деятельность, которые систематизированы и организованны, а противодействие незаконному игорному бизнесу, то есть незаконное предоставление услуг неограниченному кругу клиентов (населения), а не отдельных лиц (друзей, знакомых). В связи с этим, по нашему мнению, необходимо четко разграничить организацию и проведение азартных игр как формы домашнего досуга и нелегальных социально-опасных мероприятий, направленных (как цель) на регулярный доход за счет ставок, сделанных многочисленными клиентами игорных учреждений. Первый из них вполне может рассматриваться как незначительное деяние, формально содержит признаки преступления, предусмотренного частью первой статьи. 171.2 УК, но не социально опасны, поэтому подпадает под ч.2 ст. 14 УК РФ.

Посему, в предложенной нами правовой норме ответственность за незаконную организацию проведение азартных игр используя игровое оборудование вне зоны игорного бизнеса или использования информационных и телекоммуникационных сетей, включая сеть Интернет, а также средства связи, включая мобильный связь, необходимо указать на особую цель – «извлечение прямо или опосредованно финансовых или иных материальных благ».

Учитывая изложенное выше, статью 171.2. Незаконные организация и проведение азартных игр мы пришли к выводу о необходимости изложить в редакции:

«Статья 171.2. Незаконные организация и проведение азартных игр»:

1. Незаконные организация и (или) проведение азартных игр с использованием игрового оборудования вне игорной зоны, либо с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети «Интернет», а также средств связи, в том числе подвижной связи, либо без полученного в установленном порядке разрешения на осуществление деятельности по организации и проведению азартных игр в игорной зоне -наказываются штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо ограничением свободы на срок до четырех лет, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. Те же деяния, сопряженные с использованием телекоммуникационных сетей, сети «Интернет», средств связи, как и без полученного разрешения на осуществление деятельности азартных игр в игорной зоне - наказываются штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет либо без такового.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они:

а) совершены организованной группой;

б) сопряжены с извлечением дохода в особо крупном размере;

в) совершены лицом с использованием своего служебного положения, -

Наказываются штрафом в размере до пяти миллионов рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо лишением свободы на срок до десяти лет со штрафом в размере до трех миллионов рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до десяти лет либо без такового и с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет либо без такового.

Примечание: применение более мягкой меры или освобождение от уголовного наказания в отношении признанного виновным лица считается его активное участие в расследовании преступления или указание на организатора(ов) незаконной организации и проведению азартных игр».

Исходя предлагаемых положений уголовного законодательства, необходимо привести в соответствие с законодательством положения Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации, с учетом изменений к статье 14.1.1 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации нового правила внести ответственность юридических и физических лиц за незаконное занятие игорным бизнесом в сфере азартных игр за территорией отведенной для игорного бизнеса в законодательно установленном порядке.

 

Список литературы:

  1. Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.)(с поправками 2018 год) [Электронный ресурс] Режим доступа: Система ГАРАНТ: http://base.garant.ru/10103000/#ixzz4gqxC8T2V.
  2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63 ФЗ. (изм.от 28 апреля 2017 г.) [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://ivo.garant.ru/#/ document/10108000/paragraph/2:0.
  3. Федеральный закон «О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» от 29.12.2006 № 244 ФЗ (от 28.03.2017  N 44ФЗ, вступающих в силу с 01.04.2017) [Электронный ресурс]. Режим доступа:http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_90231/1974b3a3c6f6888e53e5053927090cd34af99f64/#dst100017.
  4. Федеральный закон от 22.12.2014 N 430-ФЗ «О внесении изменений в статью 171.2 Уголовного кодекса Российской Федерации и статьи 14.1.1 и 28.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» https://www.consultant.ru/search/?q=%D0%A4%D0%B5%D0%B4%D0%B5%D1%80%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%BE%D0%B3%D0%BE+%D0%B7%D0%B0%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D0%B0+%D0%BE%D1%82+22+%D0%B4%D0%B5%D0%BA%D0%B0%D0%B1%D1%80%D1%8F+2014+%E2%84%96+430-%D0%A4%D0%97+.
  5. Безверхов А.Г. «Административная преюдиция» в уголовном праве России // Вопр. правовой теории и практики. Вып. 7. Омск, 2012.
  6. Бондаренко В., Терехин А. Надзор за соблюдением законодательства об организации и проведении азартных игр // Законность. 2011. № 7.
  7. Зайцев В. В., Евдокимов В. И. Патологическая склонность к азартным играм: методология, распространенность, диагностика и лечение // Медико-биологические и социально-психологические проблемы безопасности в чрезвычайных ситуациях. 2008.№ 2.
  8. Иванчин АВ Конструирование составов преступлений с административной преюдицией: pro et contra//Вестн. Ярослав. гос- ун. им. П.Г. Демидова. 2012. №3;
  9. Иванчин А.В. О совершенствовании уголовно-правовых и отраслевых средств борьбы с незаконной организацией азартных игр в России // Вестн. Ярослав. Гос. ун-та им. П.Г. Демидова. 2013. № 1.
  10. Карпов А.А. Социально-психологическое содержание отношение к игре среди зависимых игроков: авторская диссертация. Кандидат юридических наук, Ярославль, 2011.
  11. Колосова ВИ Административная преюдиция как средство предупреждения преступлений и совершенствования уголовного законодательства // Вестн. Нижегород. ун-та. им. Н.И. Лобачевского. 2011. № 5.
  12. Короленко Ц.П Дмитриева Н.В. Социодинамическая психиатрия. М. Академический проект, 2000, С.460.
  13. Кузнецова Н.Ф. Цели и механизм реформы Уголовного кодекса // Сов. государство и право. 1992. № 6.
  14. Лихолетов А.А. Уголовно-правовые и криминологические проблемы противодействия незаконному игорному бизнесу: дис. канд. юрид. наук. Саратов, 2013.
  15. Малков В.П. Административная преюдиция: за и против // Вестн. Акад. Ген. прокуратуры Рос. Федерации. 2011. № 3.
  16. Осипов Н. Теллин Д., Привлечение к уголовной ответственности организатора незаконных азартных игр // Законность. 2012. № 8.
  17. Просвирин Е.В. Севостьянов Р.А., Уголовно-правовое регулирование незаконного игорного бизнеса. М., 2015.
  18. Руководство по аддиктологии. СПБ, 2007.
  19. Постановление Конституционного Суда РФ от 29 июня 2004 г. № 13-П, от 06 декабря 2011 г. № 27-П, от 14 мая 2013 г. № 9-П, от 31 марта 2015 г. № 6-П.
  20. Membrana (15 октября 2010). Проверено 17 октября 2010. Архивировано 10 сентября 2017 года. http://www.membrana.ru/particle/4526 (дата обращения:29.10.2017).

Оставить комментарий