Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Студенческий» № 11(31)

Рубрика журнала: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): скачать журнал часть 1, скачать журнал часть 2, скачать журнал часть 3, скачать журнал часть 4, скачать журнал часть 5, скачать журнал часть 6, скачать журнал часть 7

Библиографическое описание:
Круглова А.В. ОСНОВНЫЕ УГОЛОВНО-ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГУЛИРОВАНИЯ ПОСМЕРТНОГО И ПРИЖИЗНЕННОГО ДОНОРСТВА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ // Студенческий: электрон. научн. журн. 2018. № 11(31). URL: https://sibac.info/journal/student/31/110662 (дата обращения: 22.08.2019).

ОСНОВНЫЕ УГОЛОВНО-ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГУЛИРОВАНИЯ ПОСМЕРТНОГО И ПРИЖИЗНЕННОГО ДОНОРСТВА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Круглова Анна Вадимовна

студент, юридический факультет ННГУ им. Н.И. Лобачевского,

РФ, г. Нижний Новгород

Трансплантация – вид медицинской помощи, который включает в себя оказание медицинских услуг и выполнение услуг медицинского характера, направленных на восстановление здоровья реципиента путем пересадки ему органов или тканей донора. Человек же, потенциальный донор, сам должен решать вопрос о том, как ему распорядиться органами и тканями при жизни без вмешательства и давления с чьей-либо стороны.

Нужно понимать, что жизнь и здоровье являются фундаментальными ценностями для всех народов, поэтому они занимают особое место среди объектов уголовно-правовой защиты. Вне жизни и без здоровья права и свободы, как и другие личные блага, являются фикцией.

Незаконный оборот человеческого биоматериала -  проблема отнюдь не локальная, точечная, это проблема мирового масштаба. Россия не является исключением, незаконный оборот человеческих органов и тканей все больше переходит в разряд насущных проблем, требующих незамедлительного решения. Проблема незаконного изъятия и оборота человеческих органов и тканей является частью более широкого круга проблем, связанных с недостаточной урегулированностью оснований и процедур изъятия, хранения и оборота человеческих органов и тканей, и использования таких органов и тканей в целях трансплантации.

Итак, сложные вопросы в области посмертного и прижизненного донорства, требующие скорейшего правового урегулирования, проявляются как в основном Законе «О трансплантации органов и (или) тканей человека» [3], так и в самом Уголовном кодексе Российской Федерации [1]. Правильней бы было в начале рассмотреть именно закон о трансплантации как основополагающий и центральный нормативный акт в этой области.

Нельзя отрицать то, что правовая наука отстает от науки медицинской. Это порождает множество проблем в области трансплантологии. По мнению Министерства здравоохранения, а также главного трансплантолога России Готье С. В. закон о трансплантологии от 1992 года “во многом устарел и стал тормозом развития нашей отрасли” [6, с. 1183]. Закон РФ «О трансплантации органов и (или) тканей человека» определил лишь общие контуры проблемы, касающиеся в основном вопросов забора органов для трансплантации.

В ходе изучения проблемы незаконного оборота человеческого биоматериала, а именно норм, регулирующих посмертное и прижизненное донорство, у нас возникло много вопросов, ответы на которые Закон о трансплантации не дает: не оговаривается, когда и где человек должен заявить о несогласии на использование органов и тканей после смерти (возможно, это следует отразить в завещании, паспорте РФ, водительском удостоверении, военном билете); кого в медицинском учреждении надлежит ставить в известность о воле умершего; или его родственников; или законного представителя; сколько конкретно органов возможно и допустимо пересаживать одному человеку (ведь зачастую один человек нуждается в пересадке сразу двух и более органов); есть ли пределы и ограничения такого количества органов, которые необходимо пересадить одному больному; есть ли разница между взрослым и ребенком, являющимися потенциальными реципиентами органов и тканей [4, с. 60]. Ст.15 закона о трансплантации устанавливает запрет для медицинских учреждений, которые вправе проводить операции по забору и заготовке органов и (или) тканей, на их продажу. Однако УК РФ не содержит ни одной статьи, в которой бы устанавливалась ответственность за подобного рода деяния, что является большим пробелом в законодательстве.

На практике эти вопросы возникают очень часто, что создает еще большие трудности в процедуре законного изъятия и дальнейшей пересадки органов и тканей нуждающемуся реципиенту в столь сложной ситуации постоянного дефицита биокомпонентов. Поэтому законодатель должен дать ответы на рассмотренные выше проблемные вопросы либо в этом же законе о трансплантации, либо в иных нормативных актах Минздрава для упрощения механизма осуществления посмертного и прижизненного донорства в Российской Федерации.

В России действует презумпция согласия на изъятие органов и тканей у человека, которая закреплена в ст. 8 Закона о трансплантации. Презумпция согласия означает, что изъятие органов и (или) тканей у трупа не допускается, если учреждение здравоохранения на момент изъятия поставлено в известность о том, что при жизни данное лицо либо его родственники или законный представитель заявили о своем несогласии на изъятие его органов и (или) тканей после смерти для трансплантации реципиенту.

В соответствии же со ст. 5 ФЗ «О погребении и похоронном деле» [2] волеизъявление лица о достойном отношении к его телу после смерти представляет собой пожелание о согласии или несогласии на изъятие органов и (или) тканей из его тела. Фактически данная норма устанавливает презумпцию несогласия (испрошенного согласия). Здесь правовая коллизия двух правовых актов очевидна. Часто единственным способом разрешения проблемы является мнение руководителя учреждения, в котором осуществляется забор органов и тканей [8, с. 35].

При существующей в данный момент правовой регламентации, когда один закон провозглашает презумпцию согласия, а другой исключает ее (важно то, что оба закона действующие), преодолеть дефицит донорских органов невозможно. Поэтому решение проблемы видится только в дополнении ст.8 Закона о трансплантации, которое указывало бы субъектам правоприменения, что получение согласия на использование органов и (или) тканей умершего в целях трансплантации производится в соответствии с ФЗ «О погребении и похоронном деле» [13, с. 50]. Презумпция несогласия в наибольшей степени будет обеспечивать защиту прав, свобод и законных интересов каждого человека, это обеспечит реальное осуществление волеизъявления умершего лица. Также на введении нормы испрошенного согласия настаивает и Русская Православная Церковь [5, с. 15].

Существует еще одна проблема – проблема возмещения ущерба донорам за изъятие органов и тканей в целях трансплантации, т.е. выплата вознаграждения за предоставляемые медицинскому учреждению или конкретному реципиенту органы (ткани). Есть две противоположные точки зрения по этому вопросу. Законодатель же высказывает отрицательное отношение к возмездному отчуждению фрагментов организма (ст. 12 Закона о трансплантации). Основная цель – уменьшение заинтересованности лица в сдачи биокомпонентов медицинскому учреждению, которое будет осуществлять пересадку органов и тканей. Частичное решение проблемы уголовно-правового обеспечения безвозмездного донорства видится в следующем. Органы и ткани человека относятся к категории предметов, изъятых из гражданского оборота, поэтому общественные отношения в сфере их оборота должны иметь специальное уголовно-правовое регулирование. И по аналогии со ст.ст. 222, 228, 234 УК РФ ввести в УК РФ новую статью «Незаконный оборот органов и тканей человека», диспозиция которой звучала бы следующим образом: «Незаконное приобретение, хранение, перевозка, пересылка в целях сбыта, сбыт органов и тканей, а равно реклама данных действий» [13, с. 128]. Поскольку органы и ткани человека требуют соблюдения особых условий изъятия, хранения, учета и т.д., постольку нарушения этих условий должно влечь уголовную ответственность. Поэтому было бы правильно ввести еще одну статью в Уголовный кодекс РФ следующего содержания: «Нарушение правил изъятия, хранения, учета, использования, перевозки, пересылки, распределения органов и (или) тканей человека, если это деяние совершено лицом, в обязанности которого входит соблюдение указанных правил» [10, с. 44]. Также необходимо дополнить УК РФ статьей, предусматривающей уголовную ответственность за хищение человеческого биоматериала. Введение данных норм в Уголовный кодекс РФ исключит пробельность уголовного закона в сфере охраны отношений, связанных с законным оборотом биоматериала человека.

Уголовный закон в части незаконной трансплантации несовершенен и требует серьезной доработки. Так, средством уголовно-правового обеспечения порядка свободного волеизъявления является ст. 120 УК РФ «Принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации». Но некорректная и двусмысленная формулировка названия и диспозиции ст. 120 УК РФ у правоприменителя вызывает трудности с определением потерпевшего в преступлении. Здесь, считает С.С. Тихонова содержится лингвистическая ошибка «поскольку используется неудачное выражение «принуждение к изъятию органов и тканей человека для трансплантации»» [13, с. 96]. Если буквально толковать данное выражение и воспользоваться словарем С.И. Ожегова, то получится «заставить кого-то взять что-то у кого-то третьего» [7]. Из этого следует, что потерпевшим является лицо, которого принудительно заставляют изымать органы и ткани у донора. Это может быть член бригады по забору органов; человек, имеющий или получающий соответствующее образование, а также любой другoй человек, не имеющий специальных навыков по изъятию органов и тканей человека, но принуждаемый к этому. Такого рода трактовка не соответствует законодательству о трансплантации, где речь идет о согласии донора на удаление у него анатомических сегментов [9, с. 184]. Поэтому было бы логично, как считает С.С. Тихонова, заменить в ч.1 ст.120 УК РФ формулировку «принуждение к изъятию органов или тканей человека» формулировкой «принуждение лица к даче согласия на изъятие его органов и (или) тканей» [13, с. 97].

Изъятие органов и тканей человека (англ. extraction of mans oTgans and tissnes) - по российскому праву допускается только для транс­плантации в соответствии с законодательством РФ [12, с. 5]. Мы считаем правильной позицию С.С. Тихоновой, которая предлагает исключить из формулировки статьи указание на цель изъятия органов и тканей для уточнения смысла и расширения сферы применения уголовно-правового запрета. В этом случае уголовно-правовой потенциал охраны прав и свобод человека будет в значительной мере выше, поскольку позволит квалифицировать по данной статье случаи незаконного воздействия в целях получения согласия на отчуждение фрагментов организма (в том числе, согласие на аборт) для проведения научных экспериментов, изготовления лекарственных препаратов, косметических средств [13, с. 97]. По мнению же В.А. Смирнова, цель изъятия органов и тканей для трансплантации можно оставить, но одновременно норму дополнить фразой «либо иного использования» [11, с. 75], что также имеет место быть.

Следующая проблема заключается в небольшом объеме ч.2 ст.120 УК РФ, поскольку в ней содержится только два квалифицирующих признака, ужесточающих наказание. Преступных же деяний, которые могут повлечь за собой данный состав преступления, как видится, в разы больше. Поэтому мы предлагаем дополнить ч.2 ст. 120 УК РФ следующими квалифицирующими признаками: должностным лицом с использованием своих служебных полномочий; в отношении заведомо несовершеннолетнего; в отношении женщины заведомо для виновного находящегося в состоянии беременности; группой лиц по предварительному сговору; из корыстных побуждений; совершенное с особой жестокостью, с последующим перемещением через границу.

Еще один аспект, на который бы следовало обратить внимание: в УК РФ содержится ряд составов преступления, в которых цель изъятия (использования) органов и (или) тканей не влияет на квалификацию и повышения ответственности не влечет (ст.ст. 112, 115, 126, 127, 128, 140 УК РФ), поэтому необходимо включить данную цель в квалифицирующие признаки данных составов преступления для ужесточения наказания. Это позволило бы улучшить учет подобных совершенных преступлений, способствовало бы изучению данных преступлений и в конечном итоге укреплению законности.

Вышеперечисленные проблемы нельзя решить в короткий промежуток времени, поскольку общественные отношения развиваются, как следствие – появляются новые виды преступлений и это закономерный процесс. Нужно разрабатывать новые эффективные методы решения возникших проблем, что и делают ряд ученых, принимать всевозможные меры для стабилизации ситуации, использовать практику решения аналогичных проблем другими странами. Нужно создать действенную непротиворечивую нормативно-правовую базу в этой области для удобства правоприменения.

В заключении хотелось бы отметить, что ни одна из отраслей современной медицины не зависит в столь значительной степени от законодательной базы, как трансплантология, в связи с чем совершенствование ее правового регулирования представляет собой в буквальном смысле жизненно важную задачу.

 

Список литературы:

  1. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 19.02.2018) // Российская газета. – 1996. -№118.
  2. Федеральный закон от 12.01.1996 N 8-ФЗ (ред. от 07.03.2018) "О погребении и похоронном деле" // "Российская газета". - 1996. - №12.
  3. Закон РФ от 22.12.1992 №4180-1 (ред. от 23.05.2016) «О трансплантации органов и (или) тканей человека» // Российская газета. - 1993. - N 4.
  4. Епанчина М.П. Деонтология трансплантации // Право и современные государства. – 2012. - №1. С. 58 - 63.
  5. Коноплева, Е.Л., Остапенко, В.М. К вопросу о проекте федерального закона "О донорстве органов, частей органов человека и их трансплантации (пересадке)" // Медицинское право. - М.: Юрист, 2015, № 3 (61). - С. 14-19.
  6. Ли А.В. Трансплантология (проблема дефицита донорских органов и альтернативные пути ее решения) // Бюллетень медицинских Интернет-конференций. 2014. Том 4. №11. С. 1183
  7. Ожегов С. И. Словарь русского языка. -М.: Русск.язык, 1989. 750 с
  8. Осипова Л.В., Юдин Е.В. Трансплантация органов (тканей) человека в Российской Федерации: проблемы правового регулирования // Медицинское право. - М.: Юрист, 2016, № 3 (67). - С. 34-38
  9. Савельева О.Ю. Уголовная ответственность за преступления против личности, связанные с изъятием и использованием органов или тканей человека // Вектор науки Тольяттинского государственного университета. Серия: Юридические науки. 2010. №3. С. 183-186.
  10. Смирнов В.А. Система преступлений, связанных с использованием органов и тканей человека // Сибирский юридический вестник. 2004. №1. С. 43-45.
  11. Смирнов В.А. Уголовно-правовая характеристика принуждения к изъятию органов и тканей потерпевшего (ст.120 УК РФ) // Сибирский юридический вестник. 2005. №3. С. 74-77.
  12. Тихомиров, М.Ю. Юридическая энциклопедия /Отв. Ред. М. Ю. Тихомиров. М., 1997. -526 с.5. Переводные материалы.
  13. Тихонова С.С. Прижизненное и посмертное донорство в Российской Федерации: вопросы уголовно - правового регулирования / С.С. Тихонова. СПб, 2002. С. 321.

Оставить комментарий