Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Студенческий» № 11(31)

Рубрика журнала: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): скачать журнал часть 1, скачать журнал часть 2, скачать журнал часть 3, скачать журнал часть 4, скачать журнал часть 5, скачать журнал часть 6, скачать журнал часть 7

Библиографическое описание:
Караев С.Л., Качмазов О.Х. ОШИБКИ КВАЛИФИКАЦИИ СЛУЖЕБНЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ // Студенческий: электрон. научн. журн. 2018. № 11(31). URL: https://sibac.info/journal/student/31/109498 (дата обращения: 05.08.2020).

ОШИБКИ КВАЛИФИКАЦИИ СЛУЖЕБНЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

Караев Сослан Леванович

магистрант кафедры уголовного права и криминалистика СОГУ им К.Л. Хетагурова.

РФ, г. Владикавказ

Качмазов Олег Хазбиевич

канд. юрид. наук, преподаватель кафедры уголовного права и криминалистики СОГУ им К.Л. Хетагурова.

РФ, г. Владикавказ

Аннотация. В статье анализируется сложившаяся в России правовая ситуация, касающаяся сферы квалификации служебных преступлений. Отмечается недостаточность актов официального толкования норм уголовного закона и отсутствие единого подхода к пониманию основных понятий и правил юридической оценки.  Упомянутые недостатки оказывают прямое влияние на уровень эффективности действий уголовных правил (законов), отрицательно влияют на уровень безошибочности квалификации юридической стороны служебных преступлений.

 

Ключевые слова: служебное преступление, государственная служба, ошибки квалификации преступлений, коррупция, юридическая оценка коррупционных преступлений.

 

В нынешней обстановке одной из главных задач по дифференциации уголовной ответственности, по формированию и реализации антикоррупционной политики становится введение  в нормы уголовного закона ряда квалифицированных составов, регламентирующих ответственность за  служебные преступления.

Реализация уголовно - правовых  норм об ответственности за различные служебные преступления для следственной и судебной практики представляет трудности, связанные с определением сущности признаков составов преступных деяний, квалификацией содеянного  согласно правилам  совокупности и дифференциации смежных составов.

Р. В. Закомолдин справедливо отмечает, что, с одной стороны, необходимо констатировать значительный рост числа преступлений, совершаемых с использованием собственного служебного положения, направленных против интереса различных видов службы; а с другой стороны, при применении соответствующих уголовно-правовых норм нередко случаются коллизии, противоречия, сложности, а, как следствие, разного рода судебные ошибки [6, с. 3].

Анализируя правоприменительную деятельность, получаем свидетельство  наличия неоднозначно разрешаемых в практике и теории вопросов по квалификации преступлений, направленных против интересов государственной службы?государственных органов власти. Смешение категорий.  Подобная ситуация прежде всего обусловлена недостатком официального толкования норм, содержащихся в уголовном законе и отсутствием  единообразного подхода к пониманию основных правил и понятий юридической оценки. Изучая следственную и судебную практику об ответственности за различные служебные преступления, видим, что самую большую сложность здесь представляют оценочность и неясность в большинстве законодательных положений 30-й главы УК РФ, называемой: «Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления». Такое положение за собой влечёт ошибки, как при квалификации указанных выше преступлений, также и при привлечении к уголовной ответственности виновных за их совершение  лиц.

Е. В. Никитин описал наиболее распространённые ошибки, которые совершаются в  правоприменительной деятельности, а также при юридической оценке преступлений, направленных против государственных органов власти, некорректная формулировка интересов текущей государственной службы или же службы внутри органов местного самоуправления.

1. Ошибки, которые связаны с неправильным определением объекта преступления.

К примеру, приговором районного Чкаловского суда Екатеринбурга ошибочно была осуждена следователь, работавшая в следственном отделе при Чкаловском РУВД Екатеринбурга за факт подделки статистических карточек по результатам расследования преступления, а также на лицо, которое совершило преступление. Однако же статистические карточки по форме 1.1-99, 2-2000 имеют информационный характер, в качестве документов первичного учёта преступлений их применяют только при решении ведомственных задач. С учётом таких обстоятельств, указанные выше статистические карточки, не устанавливающие каких-то юридических фактов, не влекущие никаких правовых последствий, неправильно признавать официальными документами (см. приговор районного Чкаловского суда Екатеринбурга 6.09.2001). неверное оформление сноски (см. требования Журнала)

В данном случае правоприменители не учли, что непосредственный объект служебного подлога (ст. 292  УК РФ) - это нормальная деятельность любых государственных органов, как и органов, представляющих местное самоуправление, связанная с документооборотом официальных документов. «Соответственно, предмет преступления - только те из официальных документов, подлог которых указанные выше общественные отношения нарушает» [5]. Другими словами, общественные отношения в области документооборота, который связан с функционированием муниципальных и государственной служб, обусловлен этим уточнением. С этим  необходимо согласиться, поскольку под уголовно - правовую охрану не поставлен оборот документов, которые несут исключительно технические функции.

2. Ошибки, которые связаны с неправильным установлением предмета преступления.

Например, по приговору, вынесенному Уральским окружным военным судом, бывший глава Главного управления МЧС РФ в Свердловской области Д. был осуждён к лишению свободы согласно п. «г» ч. 4 ст. 290  УК РФ и по ч.1  ст.285  УК РФ, а также по ч. 1. ст.  285.1 УК РФ к штрафным санкциям размером 100 000 руб.

В суде было установлено, что Д. подписал платёжное поручение по перечислению 1 700 000 руб., пожертвованных в Главное управление ЗАО «Тургаз» с целью приобретения пожарной специальной техники, для инвестирования строительства в строящемся доме квартиры с последующей её передачей в собственность своему подчинённому Т.

Согласно показаниям на судебном заседании ряда свидетелей, а именно: К. - начальника финансового экономического управления в Главном управлении МЧС Свердловской области, и Ю., исполнявшей данные обязанности в 2004-м, эти денежные средства осели на счетах в качестве внебюджетных средств и в бюджет не включались. Итак, следует признать, квалификация действий Д. по ч. 1 ст. 285.1 УК РФ в качестве расходования должностным лицом бюджетных средств получателя бюджетных средств для целей, не соответствующих условиям получения - ошибочна (Определение Военной коллегии ВС РФ № 3-45/08 от 13.11.08).

3. Ошибки в толковании обязательных признаков объективной стороны  состава  преступления.

Яркая иллюстрация - следующий пример, возникший в судебной и следственной практике: Э., занимавший разные должности внутри управления криминальной милиции по борьбе с экономическими преступлениями в ГУВД Нижегородской обл., признан виновным касательно совершения служебного подлога, а также в превышении им должностных полномочий.

По кассационному представлению, государственный обвинитель приговор просил отменить, а дело направить для нового судебного рассмотрения, считая, что уголовный закон применён неправильно: суд необоснованным образом переквалифицировал действия Э. с п. «б»  ч. 3 ст. 286 УК РФ на ч.1 ст.  286 УК РФ. Так как Э. обвиняли в превышении им должностных полномочий при применении специальных средств, предназначенных для получения негласной информации, судом первой инстанции, согласно мнению государственного обвинителя, было необоснованно посчитано, что смысл этой нормы закона относит к специальным средствам только устройства и приспособления, которыми можно причинить вред жизни и здоровью людей, а также, окружающей среде. Термин «специальные средства» согласно своему содержанию гораздо шире, он включают также средства, которые предназначены для получения информации негласным путём.

Однако суд пришёл к правильному выводу, что специальными средствами применительно к п. «б»  ч. 3 ст. 286 УК РФ являются устройства и приспособления, которыми, как оружием, можно причинить вред жизни и здоровью человека, а также объектам материального мира и окружающей среде. Технические специальные средства, применяемые при оперативной розыскной деятельности, в т.ч. технические средства, что предназначены для получения информации негласным путём, не относятся к специальным средствам (Определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ № 9-О07-9СС 5.03.07). сноска

4. Ошибки, которые связаны с неправильным установлением в составе преступления квалифицирующих признаков.

Так, Щ., являясь доцентом кафедры физкультуры и спорта в государственном университете, получила взятку - подарочную карту из сети магазинов суммой 1000 руб. от студентки Ю. за выставление зачёта по физической культуре и спорту. Действия Щ. судом квалифицированы по 3-й части 290-й статьи УК РФ (по редакции ФЗ 4.05.2011 № 97-ФЗ). сноска

В поданной апелляционной жалобе осуждённая Щ. просила её действия переквалифицировать с ч. 3 ст.  290 УК РФ на  ч. 1 ст. 290 УК РФ. Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда  РФ было принято решение изменить приговор и переквалифицировать действия Щ.  вышеозначенным образом согласно следующих оснований.

Под законным действием (бездействием) следует понимать действия, которые должностные лица правомочны совершать в силу служебных своих полномочий, которые формальным образом соответствуют требованиям, установленным в законодательстве. Собранные доказательства по делу, приведённые в приговоре, в т.ч. должностная инструкция Щ., в которой сказано, что Щ. в качестве преподаватель имела право оценивать уровень подготовки студентов путём выставления зачётов в зачётные книжки, свидетельствуют, что Щ. правомочна совершать вышеуказанные действия (см. Определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ № 58-АПУ13-3). сноска

5. Ошибки, которые связаны с неправильным толкованием уголовно-  правовых понятий, с соотнесением их и установленных фактических обстоятельств дела [7].

Так, судами не всегда правильным образом трактуется понятие «вымогательство взятки» в процессе применения уголовного закона. Показателен в этом смысле пример из  практики областного Смоленского суда. Ж. и У. признаны виновными в получении  взятки в денежной форме за незаконные действие и бездействие для пользы взяткодателя группой лиц согласно предварительному сговору, при наличии вымогательства, в крупном размере.

Из материалов дела видно, что Ж. (и.о. руководителя Управления Росприроднадзора в Смоленской области) вместе с У. (специалист-эксперт в отделе охраны недр и геологического контроля, надзора за земельными и водными ресурсами), действуя в составе группы лиц с предварительным сговором, потребовали взятку крупного размера за незаконное бездействие, конкретно, за непринятие мер Управлением Росприроднадзора по возмещению согласно установленного порядке вреда на сумму 8 431 430 руб. с ЗАО «Угра», а также за незаконные действие и бездействие относительно этого предприятия за последующие три года. В случае отказа передачи взятки Ц. (генеральному директору в ЗАО «Угра») они угрожали действиями, по приостановлению деятельности предприятия ЗАО «Угра». Получив от Ц. часть оговоренной ранее суммы взятки, Ж. был задержан по месту совершения преступления.

Суд достоверно установил (это отражено приговором), что предприятие свидетеля Ц. допустило нарушения законодательства по охране окружающей среды, и нарушения эти за собой повлекли определённый вред государству, установленный в результате проверки предприятия Управлением Росприроднадзора, который подлежал возмещению с виновной стороны.

При такого рода обстоятельствах суд не имел оснований сделать вывод, что при требованиях передачи взятки были затронуты законные интересы Ц.

В результате изложенного Судебная коллегия приговор изменила и исключила из него ссылку на пункт «в»  ч. 4 ст.  290 УК РФ (Определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ за № 36-О100-17). Сноска

Мы полагаем, с целью предотвращения  подобных ошибок, необходимо:

- разработать ряд унифицированных правил квалификации для служебных преступлений различных групп при фактически  сходных обстоятельствах;

- осуществлять официальное толкование для обязательных отдельных признаков в составах преступлений, предусмотренных гл. 30  УК России;

- осуществить уточнение законодательной формулировки признаков у отдельных составов  служебных преступлений.

 

Список литературы:

  1. Приговор районного Чкаловского суда Екатеринбурга от 6.09.2001 [Электронный ресурс]. URL: https://rospravosudie.com// (дата обращения: 10.05.2018).
  2. Определение Военной коллегии ВС РФ № 3-45/08 от 13.11.08 [Электронный ресурс]. URL: https://rospravosudie.com/ (дата обращения: 10.05.2018).
  3. Определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ № 9-О07-9СС от 5.03.07 [Электронный ресурс]. URL: https://rospravosudie.com/ (дата обращения: 10.05.2018).
  4. Определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ № 58-АПУ13-3 [Электронный ресурс]. URL: https://rospravosudie.com/ (дата обращения: 10.05.2018).
  5. Определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ за № 36-О100-17 [Электронный ресурс]. https://rospravosudie.com/ (дата обращения: 10.05.2018).
  6. Закомолдин, Р. В. Служебные преступления / Р. В. Закомолдин. - Самара: Из-во Самарской гуманитарной академии, 2013. -162 с.
  7. Никитин Е. В. Оценка ошибок при квалификации должностных преступлений / Е.В Никитин// Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия: Право. – 2016. - №4. – С. 29 – 35

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом