Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Telegram: sibac
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Студенческий» № 11(31)

Рубрика журнала: Технические науки

Секция: Архитектура, Строительство

Скачать книгу(-и): скачать журнал часть 1, скачать журнал часть 2, скачать журнал часть 3, скачать журнал часть 4, скачать журнал часть 5, скачать журнал часть 6, скачать журнал часть 7

Библиографическое описание:
Тадевосян Г.Г., Иванова-Ильичева А.М. ТВОРЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ АРХИТЕКТОРА ПЕТРОВА Г.А. В УСЛОВИЯХ ПОСЛЕВОЕННОГО ВОССТАНОВЛЕНИЯ В Г. РОСТОВЕ-НА-ДОНУ 1940- 1950 гг. // Студенческий: электрон. научн. журн. 2018. № 11(31). URL: https://sibac.info/journal/student/31/108848 (дата обращения: 27.02.2024).

ТВОРЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ АРХИТЕКТОРА ПЕТРОВА Г.А. В УСЛОВИЯХ ПОСЛЕВОЕННОГО ВОССТАНОВЛЕНИЯ В Г. РОСТОВЕ-НА-ДОНУ 1940- 1950 гг.

Тадевосян Галина Георгиевна

магистрант кафедры Истории архитектуры и архитектурной реставрации Академия Архитектуры и Искусств ЮФУ,

РФ, г. Ростов-на-Дону

Иванова-Ильичева Анна Михайловна

канд. архитектуры, доц. кафедры Истории архитектуры и архитектурной реставрации Академия Архитектуры и Искусств ЮФУ,

РФ, г. Ростов-на-Дону

Одним из наиболее выдающихся архитекторов, внесших непосильный вклад в послевоенное восстановление города Ростова-на-Дону и в формирование его столь знакомого нам современного облика, является Георгий Алексеевич Петров.

Георгий Алексеевич Петров родился в Нахичевани-на-Дону в 1912 году, окончил советскую трудовую школу и Северо-Кавказский краевой строительный техникум. Годы обучения Г. Петрова в Москве совпали с возрастанием интереса высшей архитектурной школы и Академии архитектуры СССР к изучению архитектуры исторических эпох. Это способствовало обогащению творческой палитры будущих архитекторов, развивало их художественный вкус и навыки гармонизации архитектурной композиции. Изучение наследия Ренессанса, классицизма, неоклассики 1910-х годов оказало исключительное влияние на становление архитектора Г.А. Петрова. Именно в этот период в Москве строится жилой дом на Моховой улице по проекту И.В. Жолтовского  (1934 г.).

Тема большого ордера, примененная в этой постройке, превосходно прорисованные детали в дальнейшем найдут свое выражение в проектах уже зрелого архитектора Г.А. Петрова в его ростовских работах: зданиях цирка и областной партийной школы.

Стоит отметить, что построенный в 1934 году дом явился новизной архитекторской мысли для многих соотечественников И.В. Жолтовского.

По факту его работа является образчиком высокохудожественной архитектурной продукции, плодом большого мастерства, большой архитектурной культуры. При этом исключительно важным является то обстоятельство, что высокое полноценное мастерство реализовано здесь не только в работе над проектом здания, но и в строительном осуществлении проекта: в архитектурный фонд советской столицы вошло новое здание, могущее выдержать самую строгую оценку с точки зрения качества строительства. Этим высоким (и, надо сказать, довольно необычным для строительной практики последнего времени) качественным уровнем новый жилой дом обязан в значительной степени личному активному участию архитектора-автора во всех стадиях работы над возведением здания.

В дальнейшем ряд архитектурных деталей примененные в работах  Г.А. Петрова, явно стали удачным применением замыслов,  использованных в архитектуре дома на Моховой (рис.1).

 

Рисунок 1. Жилой дом на Моховой, арх. И.В. Жолтовский

 

 По окончании работал несколько месяцев техником - строителем, а затем поступил в Московский архитектурный институт. В студенческие годы работал под руководством Ивана Владиславовича Жолтовского, который ещё в дореволюционные годы считался знатоком классической архитектуры.

Через год после окончания института, в 1938-м, он уже вступил в Союз архитекторов СССР и работал в Ростове в «Промстройпроекте».

Отечественная война прервала становление мастера и вычеркнула четыре года из его творческой биографии. В июня 1941 года по сентябрь 1945 г. Г. Петров состоял в рядах РККА, его воинская доблесть отмечена многими правительственными наградами.

В сентябре 1945-го демобилизованный майор Петров возвращается в Ростов, в котором разбирают руины, налаживают движение транспорта, начинают восстанавливать заводы и ремонтировать выстоявшие во время бомбардировок жилые дома. Ему предстояло возглавить реконструкцию исторического центра города; впоследствии он становиться её признанным творческим лидером.

Устремления зодчих тех лет были обращены к советской неоклассике. Поколение победителей, к которому принадлежал Георгий Алексеевич, в конце 1940-х с энтузиазмом вернулось к этому архитектурному стилю, который олицетворял Победу в Великой Отечественной войне.

«В российской истории архитектуры это было третье обращение к классическим формам; первое, начавшись в последней трети ХVIII века, достигло своей зрелости после Отечественной войны 1812 года (ампир); второе, накануне Первой мировой, вылилось в неоклассицизм и неоклассическое направление стиля модерн; третье ярко проявило себя в конце 1940-х – середине 1950-х как советская неоклассика» [2, с. 237]. В Ростове она проявила себя цельно, органично войдя в исторический контекст городской застройки.

Работая в конторе «Ростоблпроект», Петров создавал проекты, участвовал в реконструкции и возведении многих зданий центра города. Примеры – монументальный дом с кондитерской «Золотой колос» (1949–1951) и многоэтажный дом с магазином «Динамо» (1949-1951) на Большой Садовой, Дворец профсоюзов на Ворошиловском проспекте (1947-1949), жилой дом на улице Суворова, 1/9 (1949-1951); Высшая Партийная школа (1952-1956), совместно с Н .Г. Худовердовым, Ростовский цирк (1950-1957), совместно с А. В. Барулиным. Каждое здание, современно трактующее традиционные формы классицизма и ренессанса, – художественно цельный образ, органичный градостроительной структуре Ростова.

Разностороннее образование и опыт практической работы архитектора дают возможность полностью раскрыться его таланту. По проектам архитектора реконструируется и строится целый ряд общественных и жилых построек по ул. Энгельса, Суворова, пер. Халтуринскому, затем по пр. Ленина.

Рассмотрим более подробно вклад архитектора в проектирование жилых домов по ул. Энгельса.

Архитектурные решения Г. Петрова, воплощенные при строительстве жилых домов № 48 по ул.Энгельса и дома "Золотого колоса" представляют собой мастерские воплощения таланта, не смотря на то, что цели при их реконструкции преследовались разные, творческой мысли Петрова было достаточно для воплощения обоих замыслов.

К примеру, дом № 48 встраивается в плоскость уличной застройки, его функция подчиненная - оформление фасада парадной магистрали (рис.2).

 

Рисунок 2. Жилой дом № 48 по ул. Энгельса, примыкающий к ЦУМу

 

Однако функция эта не статическая: восприятие единственного фасада, открытого по ул. Энгельса тем не менее изменяется в процессе движения по улице.

В перспективе границы здания отражаются плоскостью, подчеркивая на расстоянии границы самой центральной улицы, не отвлекая на себя внимание, вливаясь в общую архитектурную композицию. Однако при приближении к зданию открывается особенная архитектурная ценность его деталей, которые особенно украшают здание. Цель стен лоджий и фриза фасадов - выделить конструкцию здания, не перегружая при этом общее убранство центральной улицы города.

Находясь перед фасадом, можно видеть, что архитектурными акцентами фиксируется главная ось симметрии, а также две боковые.

Оси выражены слабо лишь для того, чтобы сгруппировать протяженную композицию фасада в единое целое. Активные акценты сместили бы внимание с оси улицы, по которой осуществляется шествие. В меру активный декор придает дополнительную выразительность фасаду, формирует торжественный и праздничный образ, усиливающий настроение парадного шествия.

 

Рисунок 3. Жилой дом «Золотой Колос». Вид по ул. Ф. Энгельса. 1950-е гг.

 

«Обратимся к зданию напротив - к дому "Золотой колос" (рис.3), роль объема которого поистине уникальна в рамках городского архитектурного ансамбля - она работает в рамках нескольких пространственных уровней:

  1. градостроительный ориентир в радиусе нескольких километров;
  2. объем, организующий перекресток;
  3. художественно детализированная форма, рассчитанная на восприятие человеком при непосредственном нахождении у здания» [4, с.56].

На симметричном относительно оси ул. Энгельса углу предусмотрена парная доминанта ансамбля - над зданием универмага в его угловой части возведена ротонда.

В результате двойного акцента образовались ворота центра и усиление оси ул. Энгельса (ул. Б. Садовая) по отношению к перекрестку с пр. Буденновским.

В целях исключения перегруженности композиции, а наоборот - усиления ее воздействия на жителя без преувеличения и без чувства громоздкости зданий, на другой стороны проспекта были поставлены два сквера (современное расположение у консерватории и дома книги). Скверы дали немного "воздуха", расширив необходимую область пространства для восприятия.

Можно сделать вывод о том, что в данных работах архитектора нашли отражение классицистического градостроительного метода, который предусматривает особую роль отдельного объекта в общей структуре целого.

Таким образом, можно отметить, что планирование и реализация архитектурного замысла, воплощенные архитектором при строительстве жилых домов по современной ул. Б. Садовая, отражают степень его владения пластическим мастерством.

Именно благодаря творческому труду Г.А. Петрова, многоэтажные жилые дома напоминают нарядные палаццо. Здание с кондитерской «Золотой колос» и стоящий напротив ЦУМ, увенчанные изящными ротондами, иногда называют пропилеями города (на одном из них ныне – куранты). Здание Высшей партийной школы (теперь Таможенная академия) на перекрёстке Будённовского проспекта и Московской улицы мастер трактует как храм Просвещения. А Ростовский цирк предстаёт как дворец [1, с. 2].

В целом восстановление цирка является еще одним примером непревзойденного мастерства архитектора и, пожалуй, самой впечатляющей его профессиональной работой, спроектированной им в паре с коллегой А.В. Барулиным.

Решение о восстановлении цирка в Ростове было принято в ещё конце 1940-х годов, но открыли новое здание только 1 августа 1957 года.

Здание рассчитано на 1490 мест и долгое время являлось самым большим цирком в Европе.

Одной из основных задач проекта было вписать зрительный зал цирка диаметром в 32,5 м в сохранившиеся стены старого цирка. Установленный на 24 колоннах купол цирка начинается на высоте 18 м и выполнен из монолитного железобетона. Это был первый в Советском Союзе опыт строительства свода двойной кривизны из такого материала. Для размещения любой нужной для номеров воздушной аппаратуры был применен ещё один, новаторский по тем временам, подход — в центре купола установили колосниковую решетку, состоявшую из 152 колосников, каждый из которых выдерживает вес до 250 килограммов.

В отличие от стандартно используемых сварных металлоконструкций, по предложению инженера Н. Т. Кейда, монолитный железобетон было решено применить и для «гребёнки» амфитеатра — основания, на котором монтируются зрительские кресла. Таким образом зрительный зал представляет собой железобетонную чашу с толщиною стенок в 12 см, внутренняя сторона которой являла собой основание амфитеатра, а внешняя — стену фойе. Для создания правильной акустики в зрительном зале купол сперва был отделан специальным звукопоглощающим картоном — арборитом, а потом обтянут поплином.

По свидетельству современников, Георгия Алексеевича отличали общительность, эрудиция. Он умел отстаивать своё мнение в творческих спорах – и с начальством, и с коллегами, и с учениками, и со строителями.

На мой взгляд, Георгий Алексеевич отличался своим профессионализмом и чувством ответственности по отношению к проекту, за который он брался. На стройплощадке долго не могли подобрать нужный оттенок колера для покраски фасада цирка. Георгий Алексеевич провёл несколько часов с малярами, которые смешивали составляющие, но результат не удовлетворял его. Подбор отложили на завтра. Вернувшись в проектную контору, Петров увидел молодую сотрудницу из соседнего отдела, идущую по коридору. Архитектор застыл от удивления: платье – цвета той благородной охры, который он не мог подобрать! Устремился к женщине, заключил её в объятья. Ошарашенная его напором, она сопротивлялась.

Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР 1955 года «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве», резко изменившее стилистическую направленность и эстетическую систему советской архитектуры, стало причиной кризиса в творческой деятельности Петрова. Он продолжал проектировать здания для Ростова, Новочеркасска, Таганрога, – но возвести такие оригинальные, как в 1950-е годы, уже не мог.

 

Список литературы:

  1. Волошинова Л. Ф. Половину Ростова отстроил! // Донской временник.  2012. № 12.
  2. Есаулов Г., Черницина В. Архитектурная летопись Ростова-на-Дону. Ростов н/Д., 1999. С.237
  3. Текущий архив Ростовской организации Союза Архитекторов России. Личное дело архитектора Г.А. Петрова.
  4. Токарев А.Г. Жилые дома Г.А. Петрова на улице Энгельса в период послевоенного восстановления Ростова-на-Дону. Архитектура устойчивого общества. Материал международ. науч.-практ. конференции, 11-15 октября 2011 г. - Ростов-на-Дону: ИАрхИ ЮФУ, 2011. С .56

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.