Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Студенческий» № 10(30)

Рубрика журнала: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): скачать журнал часть 1, скачать журнал часть 2, скачать журнал часть 3, скачать журнал часть 4, скачать журнал часть 5, скачать журнал часть 6

Библиографическое описание:
Половинкина К.А. ОСОБЕННОСТИ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ВРЕД, ПРИЧИНЕННЫЙ ВСЛЕДСТВИЕ ПРАВОМЕРНЫХ ДЕЙСТВИЙ ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ // Студенческий: электрон. научн. журн. 2018. № 10(30). URL: https://sibac.info/journal/student/30/108473 (дата обращения: 05.04.2020).

ОСОБЕННОСТИ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ВРЕД, ПРИЧИНЕННЫЙ ВСЛЕДСТВИЕ ПРАВОМЕРНЫХ ДЕЙСТВИЙ ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ

Половинкина Ксения Андреевна

студент, юридический факультет РАНХиГС,

РФ, г. Екатеринбург

Известно, что значительная часть совершаемых преступлений – преступления умышленные, но не только этот аспект является важным для изучения умышленной вины. На практике нередко бывает сложно установить субъективные признаки преступления, а их неверное понимание зачастую приводит к грубым ошибкам, которые влияют на судьбы людей. Поэтому доскональное изучение и точное решение в уголовном праве проблемных вопросов умысла требует особого внимания.

Умысел – это распространенная в теории и практике форма вины. Из десяти преступлений около девяти совершается умышленно. «Понятие умысла и его видов определено в статье 25 Уголовного Кодекса РФ: умысел как психическое отношение, при котором лицо осознавало общественную опасность действий или бездействия, предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их или сознательно допускало наступление этих последствий».

Содержание умысла – это отображение психикой виновного противоправного характера деяний. Между тем, не следует осознание противоправности сопоставлять с осознанием запрета совершения деяния нормами Уголовного кодекса РФ.

Составляющие элементы вины – это сознание и воля, которые в совокупности представляют собой психологическое содержание вины. В российском законодательстве можно выделить некоторые проблемные вопросы регулирования умышленной вины. Первый вопрос будет о признаке осознания общественной опасности действия (бездействия). В конструкции умысла, которая закреплена законодательно, говорится об осознании действия (бездействия), но ни слова не говорится о субъективном отношении лица, которое совершило преступление, к иным обстоятельствам совершения преступления (место, способ, время и др.).

По данной проблеме учеными предлагались различные варианты решения. Самым подходящим решением, мы считаем, является следующее: произвести замену слов «своих действий (бездействия)» на «своего деяния» [6, с. 228]. Термин «деяние», как известно, используется не только как общая характеристика действия и бездействия, но и как синоним преступления в целом.

Считаем, что такое изменение способствует более четкому законодательному определению умысла, а также позволит устранить сложности при его толковании. Необходимо заметить, что в теории уголовного права отсутствует единственное понимание того, какие признаки должны осознаваться виновным. Мы считаем, что наиболее объективной является точка зрения о том, что «осознаваться должны объективные обстоятельства, которые могут являться элементами состава».

Считаем, что субъективные признаки состава в осознание включать нецелесообразно, так как они «либо характеризуют лицо, совершающее преступление (если речь идет о специальном субъекте), либо мотивы и цели, которыми руководствовалось виновное лицо» [4, с. 114].

Второй проблемный вопрос – это волевой элемент косвенного умысла. Некоторые ученые считают, что определение в ч. 3 ст. 25 Уголовного кодекса РФ косвенного умысла является неверным. Так, Проценко С. В. полагает, что лицо в вине сознает факт совершения преступного деяния, но при этом не желает его общественно опасных последствий. Получается, что оно действует вопреки своим желаниям, что с психологической точки зрения невозможно из-за отсутствия мотивации к данному поведению [3, с. 19].

Косвенный умысел, хотя и имеет законодательную конструкцию, сформулированную в ч. 3 ст. 25 УК РФ, проблематичен и как теоретическое понятие, и как часть предмета доказывания на практике.

По нашему мнению, верно следующее: умысел - это сугубо предметная категория и определяется в отношении конкретных обстоятельств. Если, например, умысел предметно охватывает какие-либо обстоятельства, но не конкретизирован в отношении их, то в этом отношении можно говорить о косвенном умысле, но не о прямом.

В соответствии с ч. 3 ст. 25 УК РФ косвенный (эвентуальный) умысел имеет место тогда, когда лицо, совершившее преступление, осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично. "Признак "не желало, но сознательно допускало эти последствия" следует рассматривать как единый" [2, с. 79].

По существу, при косвенном умысле "субъект скорее склонен согласиться с последствиями, чем отказаться от совершения деяния при взвешивании возможных вариантов" [5, с. 115].

По мнению Кудрявцевой А. В., Сутягина К. И., давших развернутую характеристику эвентуального умысла, "преступное последствие включается в волевой акт субъекта следующим образом: а) оно учитывается при принятии решения действовать, б) оно охватывается планом действий субъекта, в) оно сознательно вызывается деянием субъекта. И нежелаемое может быть волимым" [1, с. 103].

В отдельных случаях лицо, совершающее преступление с косвенным умыслом и не желающее наступления побочных вредных последствий от своего деяния, надеется на какие-то неконкретизированные, абстрактные обстоятельства, которые, по его мнению, могут предотвратить их наступление (на удачу, судьбу, удачно складывающиеся обстоятельства и т.д.).

Можно заключить, что косвенный умысел, как правило, доказать труднее, чем иные формы вины. Уголовно-правовая оценка обстоятельств, свидетельствующих о наличии косвенного умысла, должна быть подтверждена достаточной совокупностью объективных доказательств, убедительно свидетельствующих о том, что вероятность наступления инкриминируемых последствий была очевидна для виновного в момент возникновения у него решимости к действию и учтена им при осуществлении своего решения.

Мы считаем, что волевой элемент косвенного умысла необходимо истолковывать так: во-первых, поведение вменяемого лица всегда наделено волей, а во-вторых, направлено на достижение определенной цели.

На основании вышеизложенного считаем, что при совершении преступления с косвенным умыслом лицо предвидит наступление последствий, одно из которых будет представлять собой тот самый результат, которого и стремится достичь виновный. Другие последствия являются для виновного лица нежелательными, однако он сознательно допускал наступление этих последствий либо относился к ним безразлично. Термин «не желал» в ч. 3 ст. 25 Уголовного кодекса РФ не означает, что лицо, которое совершает преступление с косвенным умыслом, действует наперекор своим желаниям, наоборот, его воля направлена на то, чтобы совершить задуманное преступление, он желает наступления определенных последствий, которые являются по своей сути целью преступления.

 

Список литературы:

  1. Кудрявцева, А. В., Сутягин, К. И. Судебный штраф [Текст] / А. В. Кудрявцева, К. И. Сутягин // Уголовное право. -2016. - № 6. - С. 102 – 110.
  2. Новиков, С. А. Доказывание в современном уголовном процессе России [Электронный ресурс] : актуальные проблемы и новые подходы / С. А. Новиков // Научная школа уголовного процесса и криминалистики Санкт-Петербургского государственного университета и современная юридическая наука : сборник статей по материалам Международной научно-практической конференции. - СПб., 2016. -С. 77 – 88.
  3. Проценко, С. В. О субъективной стороне и субъекте преступления как элементах состава преступления [Текст] / С. В. Проценко // Российский следователь. -2016. - № 14. - С. 18 – 23.
  4. Решетников, А. Ю. Вина и вопросы квалификации неоконченных преступлений, связанных с нарушением специальных правил [Текст] / А. Ю. Решетников //Библиотека уголовного права и криминологии.-2017. - № 4. - С. 150 – 159.
  5. Смолькова, И. В. Признание обвиняемым своей вины : доказательственное и правовое значение : монография / И. В. Смолькова. - М: Юрлитинформ, 2017. -432 с.
  6. Унтеров, В. А. Вина в системе субъективной стороны преступлений против жизни и здоровья, совершаемых в исправительных учреждениях [Текст]: аналитический обзор / В. А. Унтеров // Пробелы в российском законодательстве. -2016. - № 8. - С. 227 – 230.

Оставить комментарий

Уважаемые коллеги, издательство СибАК с 30 марта по 5 апреля работает в обычном режиме