Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Студенческий» № 10(30)

Рубрика журнала: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): скачать журнал часть 1, скачать журнал часть 2, скачать журнал часть 3, скачать журнал часть 4, скачать журнал часть 5, скачать журнал часть 6

Библиографическое описание:
Ситенева А.Н., Полуда О.Н. АКТИВНАЯ РОЛЬ СУДА В ПРАВОТВОРЧЕСТВЕ В КОНТЕКСТЕ ВЗГЛЯДОВ С.А. МУРОМЦЕВА // Студенческий: электрон. научн. журн. 2018. № 10(30). URL: https://sibac.info/journal/student/30/108315 (дата обращения: 23.09.2019).

АКТИВНАЯ РОЛЬ СУДА В ПРАВОТВОРЧЕСТВЕ В КОНТЕКСТЕ ВЗГЛЯДОВ С.А. МУРОМЦЕВА

Ситенева Асель Нурболатовна

студент, кафедра истории государства и права ФГБОУ ВО "Саратовская государственная юридическая академия", Институт юстиции,

РФ, г. Саратов

Полуда Оксана Николаевна

канд. юрид. наук, доц. кафедры истории государства и права, ФГБОУ ВО "Саратовская государственная юридическая академия",

РФ, г. Саратов

Динамика общественных отношений вызывает изменения в соответствующих правоотношениях и приводит к появлению новых юридических норм. Поэтому необходимо, чтобы государство в лице его органов своевременно реагировало на требования времени. Одним из таких органов власти является по мнению известного юриста, представителя русской юриспруденции на рубеже XIX – XX веков С.А. Муромцева является суд.

Сегодня же суд осуществляет важнейшую правоприменительную функцию по разрешению каждого конкретного дела путем приложения к нему большого количества нормативных правовых актов. Применяя тот или иной нормативный акт к определенному делу, судья тем самым осуществляет одновременно и правоприменительную и правотворческую функций. На основе судебной практики тот же Верховный Суд Российской Федерации осуществляет правотворчество, основанное на толковании закона, в рамках последнего и на его основе. Правотворчество Верховного Суда РФ, как и любое судебное правотворчество «есть побочный продукт правосудия» [1, с. 121].  Как известно, современное процессуальное законодательство предоставляет суду широкий круг полномочий, в частности, путем закрепления таких понятий как «внутреннее убеждение» и «усмотрение». К примеру, ст. 67 Гражданского процессуального кодекса РФ устанавливает оценку доказательств судом по своему внутреннему убеждению.

Вопрос судебного правотворчества неразрывно связан с проблемой судебного прецедента как источника права в российском правовом пространстве. На сегодняшний день вопрос о рассмотрении судебной практики как источника права не разрешен и является объектом споров многих ученых-юристов. К данному вопросу обращались и видные представители отечественной юриспруденции второй половины XIX – начала XX века.

Так, о влиянии судебного толкования, судебного правотворчества  и правоприменения писал представитель социологического подхода к праву, русский правовед и известный адвокат второй половины XIX века Сергей Андреевич Муромцев. На становление его как ученого-юриста оказал Рудольф Иеринг, лекции которого Муромцев слушал в Лейпцигском университете в 1873 году. С.А. Муромцев активно поддерживал учение  Р. Иеринга об образовании права, согласно которому процесс этот [образования юридических норм] есть результат взаимодействия двух деятелей: жизни народа, творящей потребности в нормах и мыслительной способности всего народа вообще, и сословия юристов в частности, направленной к отысканию средств удовлетворения этих потребностей [3, с. 3]. Данное учение, исходя из трудов Муромцева, отдает предпочтение воздействию каждой отдельной личности на образование права. Отражение этого, а также взгляд ученого на правотворческую деятельность суда мы видим в статье С.А. Муромцева «Суд и закон в гражданском праве», опубликованной в 1881 году в Юридическом вестнике. Интересно то, что указанная статья является отдельным выводом из учения об образовании права, поскольку в ней приводится и критикуется господствующее на тот момент учение о пассивном подчинении суда закону посредством приведения взгляда Р. Иеринга на толкование права, а также примеров из истории римского права.

О роли судьи в правотворческой и правоприменительной деятельности государства С.А. Муромцев отмечает следующее: «Судья не только является пассивным органом законодателя, но наравне с ними творит право, вводить в жизнь новые, до того неизвестные и неиспытанные юридические нормы, подчиняет жизнь тому порядку, который сочла наилучшим его судейская совесть, в отличие от закона или обычая»[6, с. 112]. Данная мысль указывает на критику учения о пассивном подчинении суда и раскрывается в статье «Суд и закон в гражданском праве», где С.А. Муромцев указывает на происхождение такого учения в связи с особыми историческими условиями, или причинами, отмечая их случайными и побочными.

Первым условием он называет рецепцию римского права, поскольку длительное применение и заимствование римского права не способствовало развитию самостоятельного права в континентальной Европе, что в итоге означало отсутствие самостоятельного творчества в европейской юриспруденции. В труде «Рецепция римского права на Западе» 1886 года Муромцев отмечает характерные принадлежности римского права в виде индивидуализма и учреждения его в виде суда по совести и справедливости. Муромцев утверждал следующее: «Эти принадлежности права не усваиваются путём заимствования или подражания; они вырастают только при широком развитии самостоятельного судебного творчества. Римские юристы мыслили своё право как живой порядок жизни, как известное сочетание множества казусов; самые нормы их имели характер казуальных решений»[7, с. 78]. Исходя из данного утверждения, справедливый суд возможен путем применения им закона к отдельным случаям, то есть толкование закона в таком случае является казуальным.

Следующее условие – влияние теории разделения властей, которая защищалась от произвола судебной власти посредством требования независимости суда от других ветвей власти и строгом подчинении суда закону, что связано с «низким уровнем суда в качественном отношении», и, следовательно, здесь отрицается судебное правотворчество.

Последним условием происхождения учения о пассивном подчинении суда Муромцев связывает с влиянием философского объективизма, согласно которому право определялось как непосредственное проявление духа народа, который выражается как в обычном праве, так и в законе. Юридическое творчество в таком случае не допускалось и рассматривалось как посягательство на «глубины народного духа». С развитием абсолютизма философский объективизм стал его опорой, а власть требует подчинения суда закону, ограничивая тем самым свободную самодеятельность суда. Следует отметить, что в своей статье С. А. Муромцев указывает на то, что в интересах правящей власти не допускать свободное отношение суда и администрации к законам, поскольку это может поспособствовать упадку самой власти, для предотвращения чего к судье предъявляется требование пассивного подчинения закону.

Устранение описанных условий происхождения учения о пассивном подчинении суда закону способствует изменению отношений судьи и законодателя. Муромцев указывает на взаимодействие суда и законодателя, указывая на существование областей, где суд не сможет обойтись без содействия законодателя, но вместе с тем есть области в гражданском праве, в которых развитие возможно только путем судебного творчества. Муромцев в статье «Суд и закон в гражданском праве» приводит факт того, «что на первоначальных ступенях развития в гражданском правосудии акт применения права всегда совпадает с актом его творчества». При отсутствии закона суд одновременно и творит, и применяет юридическую норму по поводу каждого отдельного случая. По мнению Муромцева, деятельность законодательства вовсе не подавляет активную роль суда и в случае занятия законом роли, образующей гражданское право. Ученый соотносит закон и суд следующим образом: «закон сам по себе вовсе не противен такой (активной) деятельности (суда). Закон содержит общую норму, в противоположность казуальным решениям. Он является пособником судебной практики. Авторитетом высшей власти он освещает движение, наступившее в мире судебного творчества»[4, с. 380].  Из данного суждения следует, что пассивное подчинение судьи закону связано лишь с характером и требованиями правящей власти. Взятый в отдельности закон взаимодействует и одновременно обеспечивает деятельность суда. Аналогичную с позицией Муромцева С.А. позицию занимал и известный русский цивилист И.А. Покровский, который  писал: «Закон и суд не две противоборствующие силы, а два одинаково необходимых фактора юрисдикции. Оба они имеют одну и ту же цель - достижение материально справедливого; закон для этого достижения нуждается в живом дополнении и сотрудничестве судьи» [9, С. 94 - 95.].

Каким же образом закон является пособником судебной деятельности? С.А. Муромцев доказывает это  посредством рассмотрения развития римского гражданского права. Так, Законы XII таблиц закрепили сложившийся прежде обычай, а позднейшая разработка гражданского права осуществляется путем судебного творчества, в частности посредством использования интерпретации законов, то есть постепенного, длительного их преобразования путем судебного толкования. В связи с этим следует отметить, что одним из компонентов разработки гражданского права Муромцев в своих трудах выделяет судебное творчество посредством указания пример развития римского гражданского права.

Также Муромцев указывает на успешное развитие формальных принципов лишь посредством судебной деятельности, поскольку они, являясь общим правилом, получают жизнь путем их приспособления судом к каждому отдельному случаю. С.А. Муромцев как цивилист в первую очередь обращает внимание на влияние судебного творчества на развитие гражданского права, так как, в частности, в торговой сфере растут обычаи, требуя соответствующей регламентации. Суд наиболее быстро отвечает данным потребностям, чем законодатель.  

Стоит обратить внимание, что С.А. Муромцев указывает на  особенное влияние суда и его творчества именно в мирные периоды развития гражданского права, поскольку во вновь сложившемся гражданском обществе в результате политической и социальной борьбы создаются новые принципы, над преобразованием которых трудится суд. Преобразование как принципов, так и права в целом связано со стремлением общества к идеалу, справедливому разрешению споров, возникающих между гражданами. Справедливость С.А. Муромцев понимает как «порядок желательный», право же как «порядок действительный». Данные понятия находятся в постоянной борьбе. В статье «Право и справедливость» 1898 года Муромцев определял такую борьбу как форму, которая выражает и борьбу юридических идей. Для преобразования данной формы в право, государство использует два органа в виде суда и закона. При этом несмотря на то, что законодательная реформа является оптимальным механизмом устранения противоречия между правом и справедливостью, крупные преобразования в виде такой реформы потрясают общество. На устранение таких противоречий при помощи судебной практики указывал и современник С.А. Муромцева русский юрист М.М. Ковалевский. Поэтому «от государственной власти зависит доверить суду постоянное и постепенное проведение в жизнь справедливости» [3, с. 10]. Такое проведение справедливости  в жизнь судья осуществляет посредством выполнения задачи «индивидуализирования» права, применяет общее правило сообразно с особенностями отдельно взятого случая. В своих трудах «Суд и закон в гражданском праве» и «Право и справедливость», написанных в разное время, С.А. Муромцев придерживается точки зрения, согласно которой судебное творчество необходимо для видоизменения закона с целью достижения справедливости. В связи с этим неотъемлемой частью деятельности суда является выполнение им законодательной функции.

Думается, что с выполнением судьей правотворческой и правоприменительной функции, связано предъявление к нему требований, определяющих его как высокообразованного, грамотного и способного к правотворчеству юриста. Это, в свою очередь, покажет его самостоятельность в судебной деятельности. По мнению Муромцева, высокие качества судей обеспечивают прогрессивный характер в историческом развитии результатов судейского усмотрения в гражданском суде. Определяя широкие возможности судебного творчества, Муромцев допускает  произвол со стороны судей, который, вместе с тем, возможно устранить с осознанием необходимой активности суда и, затем, с его совершенствованием, которое предполагает следующие качества судебной системы: высокий уровень образования, правильное движение по службе, избрание кандидатов на судебные должности судейской корпорацией, развитый контроль гласности при действительной независимости членов корпорации. Отвечая данным требованиям, судья и суд в целом смогут функционировать самостоятельно и творить право посредством решений, при принятии которых судья руководствуется не только правом, но и «совокупностью своих познаний о человеке и обществе, руководствуются всею житейскою практикою» [7, с. 16].

Если обратиться к  современному этапу развития права, то юридическая наука не дает однозначного ответа на вопрос  о судебном прецеденте как источнике права. Одни ученые отвергают возможность судебного правотворчества и связывают деятельность суда только с его правоприменительной функцией, что отвечает теории разделения властей. Другие  считают, что функции судебной власти не ограничиваются осуществлением правосудия, признавая тем самым источниками права постановления Конституционного Суда РФ и Верховного суда РФ и связывая это с тем, что полного отражения теория разделения властей не нашла нигде в мире. Позиция последних близка к точке зрения Муромцева, указывающего в своих трудах на то, что теория разделения властей только способствует пассивному подчинению суда закону и тем самым устраняет возможность судебного правотворчества. В противоположность этому активное положение суда по мнению С.А. Муромцева обеспечивает развитие права, в частности и гражданского, и при этом подразумевает сотрудничество судьи и законодателя.

 

Список литературы:

  1. Барак А. Судебное усмотрение. М., 1999.
  2. Лившиц Р.З. Судебная практика как источник права. М., 1997.
  3. Муромцев С.А. О консерватизме римской юриспруденции. М., 1875.
  4. Муромцев С.А. Суд и закон в гражданском праве. // Юридический вестник. Издание московского юридического общества. 1880.
  5. Муромцев С.А. Право и справедливость. // Сборник правоведения и общественных знаний. Том второй. С.-Петербург. 1898.
  6. Муромцев С.А. «Творческая сила юриспруденции» // Юридический вестник. Издание московского юридического общества. 1887. Том XXVI. C. 112-117.
  7. Муромцев С.А. «Рецепция римского права на Западе». 1886.
  8. Муромцев С.А. Что такое догма права. 1884.
  9. Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М, 1916.

Оставить комментарий