Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Студенческий» № 7(27)

Рубрика журнала: Философия

Скачать книгу(-и): скачать журнал часть 1, скачать журнал часть 2, скачать журнал часть 3

Библиографическое описание:
Солдатенков И.В. КОНЦЕПЦИИ СПРАВЕДЛИВОСТИ НОВОГО ВРЕМЕНИ // Студенческий: электрон. научн. журн. 2018. № 7(27). URL: https://sibac.info/journal/student/27/102145 (дата обращения: 21.09.2019).

КОНЦЕПЦИИ СПРАВЕДЛИВОСТИ НОВОГО ВРЕМЕНИ

Солдатенков Иван Вячеславович

студент, кафедра философии, социологии и политологии УлГУ, Ульяновский государственный университет,

РФ, г.Ульяновск

Важнейшей вехой в развитии взглядов на справедливость являлись концепции мыслителей нового времени, идеи которых являются основой либеральной теории справедливости. В первую очередь, среди таких мыслителей стоит отметить представителей рационалистической философии XVII-XVIII веков: Томаса Гоббса, Джона Локка, Давида Юма и Иммануила Канта. Вклад вышеуказанных философов колоссален: ими были выдвинуты такие философские идеи, как автономия личности и морали, концепции общественного договора, собственно справедливости [1]. Вышеназванные философские изыскания являются отправной точкой для многих современных теоретиков справедливости, прежде всего, для представителей либеральной парадигмы, таких, как Джон Ролз, Роберт Нозик.

В концепции Томаса Гоббса индивиды предстают примерно равными по своим свойствам и устремлениям. Английский философ, отвергая тезис об "укорененности" индивидов в социуме, тем не менее не утверждает абсолютную эгоистичность индивидов, предположив, что люди не могут не следовать моральным ценностям [1]. Мыслитель полагает, что индивидам присущи естественные законы, в числе которых и закон справедливости: "Третий естественных закон – справедливость… люди должны выполнять заключенные ими соглашения, без чего соглашения не имеют никакого значения и являются лишь пустыми звуками, а раз при этом остается право всех на все, то люди продолжают находиться в состоянии войны" [2]. Однако осуществлению естественного закона препятствует состояние всеобщего недоверия индивидов друг другу. Каждый индивид, казалось бы, готов соблюдать права другого, однако не уверен в том, будут ли исполняться его права. Именно поэтому естественное состояние выражается в войне всех против всех: "В таком состоянии… нет общества, а, что хуже всего, есть вечный страх и постоянная опасность насильственной смерти, и жизнь человека одинока, беспросветна, тупа и кратковременна" [2].

Единственным выходом из такого состояния является заключение общественного договора и установление гражданского или государственного состояния. Примечательным положением теории Гоббса является то, что индивиды, заключая общественный договор, избирают абсолютное государство, которое отнюдь не обладает тенденцией к соблюдению прав. Это кажется парадоксальным с первого взгляда, однако если учесть тот факт, что индивиды постоянно чувствуют угрозу в естественном состоянии, то стремление индивидов к самосохранению оправдывает ограничение свобод принятием абсолютного государства [1]. Несмотря на то, что государство, по Гоббсу, не связано никакими обязательствами, оно вынуждено придерживаться формальной справедливости − вершить справедливый, беспристрастный суд. Концепция суверена Гоббса, таким образом, несет в себе идею эгалитарной справедливости, законности.

Концепция Джона Локка основана на схожих с гоббсовскими, однако принципиально иных положениях. Прежде всего, Локк обладает иным пониманием неравенства. Индивиды, по мысли философа, − автономны и практически равны в устремлениях, однако естественные таланты и способности делают их существенно неравными. Несмотря на это, обладание более совершенными естественными способностями не побуждает одних индивидов порабощать других. Напротив, индивиды стремятся к согласию, сотрудничеству и взаимному соблюдению прав. В этом Локк приближается к концепции Аристотеля. В то же время английский философ совершает более точное определение основных прав естественного состояния, нежели Гоббс [1]. В их число входит право на жизнь, на стремление и достижение счастья. Естественное состояние, по Локку, − не есть война против всех, как у Гоббса, а напротив, некая идиллия совместного общежития. Исходя из этого, по-другому Дж. Локк понимает и общественный договор, который заключается не из-за страха индивидов за сохранность личности и своих прав, а в результате стремления улучшить свою жизнь. Соглашение индивиды заключают для устранения некоторых неудобств естественного состояния (прежде всего, трудности поддержания мер обмена и воздаяния), а также для лучшей защиты своих прав [1]. По-другому Локк понимает и государство: отчуждая часть своих прав в пользу государства, индивиды вместе с тем возлагают на него обязанность (что отсутствует у Гоббса) по защите естественных прав, права на достижение счастья. Нарушая эти обязанности, суверен становится тираном, что уполномочивает граждан на восстание и несоблюдение договора со своей стороны.

Развивая сенсуалистскую этику, Локк полагал, что врожденной морали не существует. "Добро" и "зло" познаются посредством опыта. Добро − то, что приносит удовольствие, а зло − страдание. Принципы морали, по мнению философа, соотносятся с законами. Локк выделяет несколько видов законов: естественный закон, гражданский закон и закон мнения [1]. В соответствии с первым, все действия делятся на должные и греховные, со вторым − на невиновные и виновные, с третьим − на добродетели и пороки. Несмотря на то, что вышеперечисленные три закона могут не совпадать, первичен естественный закон, таким образом, естественные права индивидов непререкаемы. Теория Локка отлично показывает, что либерализм отнюдь не влечет за собой эгоизм, крайний индивидуализм. Напротив, он способен стать довольно сильной концепцией справедливого устройства общества.

Эмпирическая этика Локка для Дэвида Юма приобрела самодостаточный характер, отбросив необходимость в общественном договоре. Юм так же, как и Локк, отвергал как врожденные моральные принципы, так и присущие человеку с рождения идеи и также утверждал, что опыт − единственный источник формирования идей. Совершенствуя этическую концепцию, Юм пришел к выводу, что руководят моральной жизнью индивидов чувства, рабом которых становится разум и все принципы, которые он содержит [1]. Разум - слуга страстей, под которыми Юм понимал такие человеческие эмоции, как надежду, горе, любовь, ненависть, страх и т.д.

В концепции Дэвида Юма индивиды предстают отнюдь не эгоистами. Им в равной степени присуще как сострадание к другим, так и стремление предотвратить собственные страдания. Если стремлением большинства становится забота о себе, то превалирующей формой связи в социуме становится справедливость. В случае же альтруистического общества на место справедливости приходит любовь.

Продолжая исследование заданной Аристотелем проблемы области применения принципов и норм справедливости, Юм разработал более целостную и развернутую концепцию [3, 145]. Набор условий, предложенных шотландским философом, вошел в социально-этическую теорию под названием "обстоятельства справедливости". По мнению мыслителя, общий принцип функционирования данных обстоятельств выражается следующей формулой: "Правила воздаяния по заслугам, или справедливости, всецело зависят от частных положений и условий, в которых находятся люди... Внесите изменения в условия существования людей, изменив какие-нибудь значительные обстоятельства... и сделав справедливость совершенно бесполезной, вы тем самым полностью уничтожите её сущность и лишите её обязательной силы по отношению к человечеству" [4]. Опираясь на исследование А.В. Прокофьева, можно отметить классификацию обстоятельств справедливости, предложенную ученым на основе обобщения концепции Юма [3, 145]. По мнению исследователя теорий справедливости, шотландский философ выделяет четыре обстоятельства:

  1. умеренная нехватка благ и ресурсов;
  2. ограниченная щедрость (ограниченная благожелательность) индивидов;
  3. взаимная уязвимость людей, или приблизительно равная их возможность причинить друг другу ущерб;
  4. взаимная зависимость людей друг от друга, или наличие кооперативных взаимоотношений.

Каждый из пунктов Юм при этом сопровождает интуитивно очевидными примерами из социальной жизни. Стоит отметить, что юмовская концепция сыграла значительнейшую роль в развитии теорий справедливости. Это отразилось, в частности, в концепции Джона Ролза, где были совмещены теория общественного договора и концепция обстоятельств справедливости.

Иммануил Кант, опираясь на теорию Юма, разработал особую этику. Индивиды в либеральной теории немецкого философа не просто автономны, а обладают автономной моралью, что находит фундамент в их собственном и в то же время универсальном для всех разуме. Это позволяет индивидам подняться над властью страстей, на что обрекала их концепция Юма [1]. В то же время отличен взгляд Канта от Гоббса и Локка на общественный договор. Он в теории немецкого философа играет совсем иную роль, становясь средством проверки моральной основательности законодательства. Его моральная легитимация находится в прямой зависимости от степени его приемлемости для равных и свободных граждан, руководимых принципом категорического императива [1]. В теории Канта любая максима воли любого субъекта должна пройти тест на свою приемлемость в качестве основы всеобщего законодательства, а любой индивид выступает как представитель всего человечества. Моральный индивид не должен подвергаться манипуляции со стороны группы, государства, нации. Несмотря на то, что государство в теории Канта теряет священный ореол, каждый индивид обязан соблюдать закон, что есть священный долг каждого морального субъекта (при условии, что закон прошел тест на моральность).

По мнению Канта, каждый индивид обладает автономной волей, что отличает его от остальной природы. Человеческий субъект предшествует своим целям, а должное предшествует благу. Должное и справедливость, как разновидность должного, имеют приоритет по отношению к целям и интересам и не может выводиться из них [1].

Концепции справедливости нового времени оказали значительное влияние на дальнейшее развитие этико-политической мысли. Особо следует отметить в этом плане идею общественного договора. Тщательнейшая проработка данной концепции говорит нам о том, что вопрос о взаимосвязи солидарности и справедливости общественного устройства занимал краеугольное положение в этических исследованиях, начиная с данного периода истории.

 

Список литературы:

  1. Кашников Б.Н. Содержание и смысл справедливости / НовГУ им. Ярослава Мудрого. − Великий Новгород, 2004. − 38 с.
  2. Гоббс Т. Левиафан / Под ред. А.В. Матешука − М.: Мысль, 2001. − 480 с.
  3. Прокофьев А.В. Воздавать каждому должное... Введение в теорию справедливости /А.В. Прокофьев − М.: Альфа-М, 2013. − 512с.
  4. Юм Д. Исследование о принципах морали / Перев. с англ. С.И. Церетели и др.; Примеч. И.С. Нарского − М.: Мысль, 1996. − 799 с.

Оставить комментарий