Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Telegram: sibac
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Студенческий» № 40(252)

Рубрика журнала: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): скачать журнал часть 1, скачать журнал часть 2, скачать журнал часть 3, скачать журнал часть 4, скачать журнал часть 5, скачать журнал часть 6, скачать журнал часть 7, скачать журнал часть 8

Библиографическое описание:
Ключко В.В. ОТГРАНИЧЕНИЕ УБИЙСТВА ОТ СМЕЖНЫХ СОСТАВОВ ПРЕСТУПЛЕНИЙ // Студенческий: электрон. научн. журн. 2023. № 40(252). URL: https://sibac.info/journal/student/252/309774 (дата обращения: 13.04.2024).

ОТГРАНИЧЕНИЕ УБИЙСТВА ОТ СМЕЖНЫХ СОСТАВОВ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

Ключко Валерия Витальевна

студент, Московский финансово-промышленный университет «Синергия»,

РФ, г. Москва

Кожаев Руслан Султанович

научный руководитель,

канд. юрид. наук, доц., Московский финансово-промышленный университет «Синергия»,

РФ, г. Москва

DELINEATION OF MURDER FROM RELATED CRIMES

 

Valeria Klyuchko

Student, Moskow Financial and lndustrial University «Sinergy»,

Russi, Moskow

Ruslan Kozhaev

Scientific supervisor, Ph.D. legal sciences, associate professor, Moscow Financial and Industrial University "Synergy",

Russia, Moscow

 

АННОТАЦИЯ

В статье раскрывается важная, с точки зрения правоприменительной практики, проблема по разграничению убийства от преступлений со смежным составом. Чаще всего при вынесении судебных решений и проведении расследований возникает сложность по квалификации простого убийства по ч. 1 ст. 105 УК РФ от преступлений со следующими составами: ст. 106 УК РФ убийство матерью новорожденного ребенка; ст. 107 УК РФ убийство, совершенное в состоянии аффекта; ст. 108 УК РФ убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление; ч. 4 ст. 111 УК РФ причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего. В рамках данной статьи предпринимается попытка анализа правоприменительной практики для определения более четких критериев по разграничению убийства от перечисленных преступлений со смежными составами.

ABSTRACT

The article reveals an important, from the point of view of law enforcement practice, the problem of distinguishing murder from crimes with a related composition. Most often, when making court decisions and conducting investigations, it becomes difficult to qualify a simple murder under Part 1 of Article 105 of the Criminal Code of the Russian Federation from crimes with the following compositions: Article 106 of the Criminal Code of the Russian Federation murder by the mother of a newborn child; Article 107 of the Criminal Code of the Russian Federation murder committed in a state of passion; Article 108 of the Criminal Code of the Russian Federation murder committed when exceeding the limits of necessary defense or when exceeding the measures necessary to detain a person who has committed a crime; Part 4 of Article 111 of the Criminal Code of the Russian Federation causing serious harm to health, resulting in the death of the victim by negligence. Within the framework of this article, an attempt is made to analyze law enforcement practice in order to determine clearer criteria for distinguishing murder from the listed crimes with related compositions.

 

Ключевые слова: квалифицированное убийство, простое убийство, Уголовный Кодекс Российской Федерации, ст. 105 УК РФ, убийство, совершенное в состоянии аффекта, убийство матерью новорожденного ребенка, убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего.

Keywords: qualified murder, simple murder, Criminal Code of the Russian Federation, Article 105 of the Criminal Code of the Russian Federation, murder committed in a state of passion, murder by the mother of a newborn child, murder committed when exceeding the limits of necessary defense or when exceeding the measures necessary to detain the person who committed the crime, causing serious harm to health, resulting in the death of the victim by negligence.

 

Современная правоприменительная практика, касающаяся инкриминирования убийства по ст. 105 УК РФ, в значительной степени, затрудняется процессом разграничения с преступлениями со смежными составами. В первую очередь, речь идет о следующих преступлениях: ст. 106 УК РФ убийство матерью новорожденного ребенка; ст. 107 УК РФ убийство, совершенное в состоянии аффекта; ст. 108 УК РФ убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление; ч. 4 ст. 111 УК РФ причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего.

В Постановлении Пленума № 1 Верховного Суда Российской Федерации, а именно в п. 3, содержится указание на то, что особое внимание в ходе вынесения судебных решений следует уделять разграничению убийства от умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего. Отличие между указанными составами заключается в наличие умысла и мотиве совершения преступления. Если, в случае с составом по ст. 105 речь идет о том, что преступник имел прямой умысел на совершение убийства, то в ч. 4 ст. 111 УК содержится указание на совершение убийства в результате неосторожности.

Непреднамеренный характер убийства может быть определен при установлении следующих обстоятельств: характер действий был направлен именно на причинение тяжкого вреда здоровью, а не на совершение убийства; нанесение единичного удара кулаков по голове или в область шеи; нанесение множественных ударов руками или ногами по различным частям тела потерпевшего; нанесение удара холодным оружием в область бедра и повреждение бедренной артерии в следствие чего возникает обширная кровопотеря, которая повлекла за собой смерть потерпевшего [5, с. 59].

Важным аспектом в контексте рассматриваемой проблематики является изучение субъективной стороны убийства. С этих позиций основным отличием составом преступлений по ст. 105 УК РФ и ч. 4 ст. 111 УК РФ является то, что у виновного лица отсутствовал прямой умысел на лишение потерпевшего жизни, ведущим квалифицирующим признаком совершенного деяния выступает неосторожность.

Таким образом, можно прийти к выводу о том, что основным фактором разграничения составов преступлений по ст. 105 и по ч. 4 ст. 111 УК РФ является субъективная сторона совершенного деяния. Состав преступления по ч. 4 ст. 111 УК РФ необходимым образом складывается их двух основных предметов – наступление смерти и причинение тяжкого вреда здоровью, а также двух основных форм вины. С точки зрения рассмотрения, субъективной стороны указанного состава, первостепенное значение имеет наличие прямого или косвенного умысла, в результате которого виновный предвидит или предполагает, что его действия могут привести к смерти потерпевшего, т. е. он в полной мере осознает возможность наступления подобных последствий. В этом случае речь идет о квалификации действий по ст. 105 УК РФ, а не по ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Довольно часто, можно встретить позицию ученых о том, что разграничение составов преступлений по ст. 105 УК РФ и ст. 106 УК РФ, достаточно простая задача. Основным отличием здесь, в отличие от предыдущего случая является объективная сторона преступления. Объектом преступления согласно ст. 105 УК РФ является жизнь другого человека, в ст. 106 УК РФ – это более конкретизированный объект, а именно, жизнь новорожденного ребенка. Основой сложностью, которую отмечает Ц. К. Варданян, выступает определение временных границ новорожденности ребенка [2, с. 1070].

Подобное определение новорожденности позволяет разграничить три различных противоправных деяния – незаконное, без показаний искусственное прерывание беременности; убийство новорожденного ребенка; привелигированное и квалифицированное убийство.

С точки зрения педиатрии, новорожденность представляет собой период жизни младенца от момента рождения до достижения им возраста четырех недель; в акушерской практике этот период предполагает первую неделю жизни ребенка; в практике судебной медицины – это период, который включает в себя только первые сутки жизни ребенка [7, с. 157].

В ходе реализации правоприменительной практики данный критерий может использоваться совершенно различными способами при исследовании разнообразных видов деяний. При совершении убийства ребенка, который, с выбранных судом позиций, уже не является новорожденным, данное деяние квалифицируется как убийство по ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Наибольшую сложность у судов вызывает квалификация убийства ребенка, которое происходит в первый месяц жизни. Разъяснение данной правовой коллизии происходит в соответствии с п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве» по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Представляется необходимым квалифицировать любое умышленное причинение смерти лицу, которое не может в следствие своего психического, психологического или физического состояния, оказывать виновному лицу оказывать активное сопротивление, в свою очередь, виновное лицо, в полной мере осознает данный факт. Таким образом, новорожденный ребенок, в полной мере, относится к указанной категории потерпевших лиц, так как он является полностью беспомощным и не может оказать должное противодействие преступнику.

В рамках каждого рассматриваемого судом дела для установления справедливого наказания необходимо достоверно и объективно установить определенный доказательный комплекс: все объективные и субъективные обстоятельства совершенного деяния; мотивы совершенного преступления, форма вины. Таким образом, убийство ребенка не может быть квалифицировано по ст. 106 УК РФ, в том случае, если убитый новорожденный был старше одного месяца.

В правовых и юридических исследованиях отмечается, что мотивация совершения убийства в состоянии аффекта является чрезвычайно разнообразной. Объединяющим фактором для всех противоправных действий, совершенных в состоянии аффекта является противоправность действий, совершаемых потерпевшим, наиболее распространенными мотивами, в этой связи выступают ненависть, обида, ревность, месть [1, с. 111].

Обстоятельством, способствующим возникновению аффекта, по действующему УК РФ может быть не только противоправное, но и аморальное поведение потерпевшего. Например, супружеская измена. В уголовно-правовой литературе подчеркивается, что выяснение и установление указанных мотивов вовсе не означает, что их наличие сразу же, безусловно, влечет ответственность по ч. 1 ст. 105 УК РФ [6, с. 171].

Так, например, если ревность вызвана глубоко аморальными действиями потерпевшего (потерпевшей), то здесь будет не ч. 1 ст. 105 УК РФ, а ст. 107 УК РФ.

Нередко возникают трудности при разграничении преступлений, предусмотренных ст. 105 УК РФ и ч. 1 ст. 108 УК РФ, т.е. убийства, совершенного при превышении пределов необходимой обороны. В отличие от простого убийства субъективная сторона убийства, совершенного при превышении пределов необходимой обороны, характеризуется специальной целью – защиты законных интересов обороняющегося, других лиц, общества, государства и т.д.  [4, с. 49].

При этом умысел на причинение смерти может быть, как прямым, так и косвенным. Для разграничения убийства при превышении пределов необходимой обороны и простого убийства необходимо обратиться к статье 37 УК РФ, в которой дано определение понятия необходимая оборона. Убийство при превышении пределов необходимой обороны является результатом очевидного несоответствия между вредом, которым угрожал посягавший, и лишением его жизни в результате оборонительных действий, между способами и средствами защиты, с одной стороны, и способами, и средствами посягательства – с другой, между интенсивностью защиты и интенсивностью посягательства [3, с. 97].

Таким образом, можно прийти к выводу о том, что убийство, совершенное в рамках составов преступления, предусмотренного ст. 105 УК РФ, может быть однозначно разграничено со смежными составами. Для более эффективной правоприменительной практики в работу судов должен быть внедрен унифицированный подход по разграничению проанализированных составов преступлений.

 

Список литературы:

  1. Баженов, О. Н. К вопросу об убийстве лица, находящегося в беспомощном состоянии, как разновидности квалифицированного состава / О. Н. Баженов, Н. П. Руднев, М. О. Студенников // Наука. Общество. Образование: Сборник научных трудов по материалам II Международной научно-практической конференции, Смоленск, 02 декабря 2019 года. – Смоленск: Международный научно-информационный центр «Наукосфера», 2019. – С. 110-112.
  2. Варданян, Ц. К. Основные пути совершенствования уголовного законодательства в области ответственности за квалифицированные убийства / Ц. К. Варданян // Инновации. Наука. Образование. – 2020. – № 21. – С. 1066-1072.
  3. Костюк, М. А. Развитие института квалифицированных видов убийства в истории отечественного уголовного законодательства / М. А. Костюк // Молодой ученый. – 2022. – № 33(428). – С. 96-98.
  4. Матвеева, И. А. Убийство по мотивам кровной мести как особый вид квалифицированного убийства / И. А. Матвеева, С. С. Медведев // Юридический факт. – 2019. – № 73. – С. 47-50.
  5. Моисеева, А. А. Уголовно-правовая оценка квалифицированных видов убийств / А. А. Моисеева, Е. В. Ким, Я. О. Воротынцева // Юридическая наука. – 2019. – № 4. – С. 58-60.
  6. Овсюкова, А. В. Вопросы совершенствования уголовного законодательства РФ, определяющего квалифицированные виды убийства / А. В. Овсюкова // Modern Science. – 2020. – № 8-1. – С. 170-173.
  7. Потетинов, В. А. «Особая жестокость» квалифицированного убийства как оценочная категория в уголовном праве России / В. А. Потетинов, А. В. Харченко // Международный научно-исследовательский журнал. – 2022. – № 3-2(117). – С. 156-159.
Удалить статью(вывести сообщение вместо статьи): 

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.