Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Telegram: sibac
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Студенческий» № 38(250)

Рубрика журнала: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): скачать журнал часть 1, скачать журнал часть 2, скачать журнал часть 3, скачать журнал часть 4

Библиографическое описание:
Кокунов К.Н., Помошникова А.В. К ВОПРОСУ О ВОЗМОЖНОМ ПЕРЕНОСЕ ИНСТИТУТА ПРИЗНАНИЯ ГОСУДАРСТВ ИЗ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СФЕРЫ В ПРАВОВУЮ // Студенческий: электрон. научн. журн. 2023. № 38(250). URL: https://sibac.info/journal/student/250/307296 (дата обращения: 28.02.2024).

К ВОПРОСУ О ВОЗМОЖНОМ ПЕРЕНОСЕ ИНСТИТУТА ПРИЗНАНИЯ ГОСУДАРСТВ ИЗ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СФЕРЫ В ПРАВОВУЮ

Кокунов Константин Николаевич

студент, кафедра гражданского и предпринимательского права, Южно-Российский институт управления – филиал Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации,

РФ, г. Ростов-на-Дону

Помошникова Анжелика Вячеславовна

студент, кафедра гражданского и предпринимательского права, Южно-Российский институт управления – филиал Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации,

РФ, г. Ростов-на-Дону

Федоренко Святослав Петрович

научный руководитель,

канд. юрид. наук, доц., Южно-Российский институт управления – филиал Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации,

РФ, г. Ростов-на-Дону

ON THE QUESTION OF POSSIBLE TRANSFER OF THE INSTITUTE OF STATES RECOGNITION FROM THE POLITICAL SPHERE TO THE LEGAL SPHERE

 

Konstantin Kokunov

student, department of civil and business law, South Russian Institute of Management - branch of the RANEPA,

Russia, Rostov-on-Don

Anzhelika Pomoshnikova

student, department of civil and business law, South Russian Institute of Management - branch of the RANEPA,

Russia, Rostov-on-Don

Svyatoslav Fedorenko

scientific supervisor, Ph.D. legal Sciences, Associate Professor, South Russian Institute of Management - branch of the RANEPA,

Russia, Rostov-on-Don

 

АННОТАЦИЯ

В данной статье авторы находят необходимым проанализировать существующие подходы к признанию государств и рассмотреть это явление как потенциальный правовой институт.

ABSTRACT

In this article, the authors find it necessary to analyze existing approaches to the recognition of states and consider this phenomenon as a potential legal institution.

 

Ключевые слова: международно-правовые отношения, признание государств, международная правосубъектность, конститутивная и декларативная теории, правовой институт, требования для признания государственности.

Keywords: international legal relations, recognition of states, international legal personality, constitutive and declarative theories, legal institution, requirements for recognition of statehood.

 

В теории и практике международного права акты признания государств являются важным фактором, влияющим на международно-правовые отношения в силу того, что позволяют отдельно взятым государствам вступать в указанные отношения в качестве их полноправных субъектов.

Вопрос о необходимости правового урегулирования института признания сохраняет свою актуальность, поскольку более 20 стран всё еще находятся в статусе «самопровозглашенных», «непризнанных» или «частично признанных», что значительно затрудняет их международно-правовое взаимодействие. Несмотря на то, что признание государства несёт очевидные юридические последствия, сам процесс признания преимущественно находится в политической сфере и фактически не имеет действенного правового регламентирования.

Оттягивание определения правового статуса непризнанных государств приводит к постоянным конфликтам относительно судьбы отдельных государственных образований. Подобное промежуточное положение негативно сказывается на международно-интеграционных процессах и экономическом состоянии таких территорий, уровне жизни населения. Паспорта жителей несуществующих государств, как правило, не имеют юридической силы и не позволяют посещать территории других стран, граждане получают не имеющие признания другими государствами аттестаты и дипломы не существующих на правовом уровне учебных заведений, жизнь населения представляет собой вакуум, обусловливающий низкий уровень развития экономики и рост эмиграции [4].

В международном праве сложилось множество точек зрения о природе института признания, что детерминирует не меньшее количество подходов к определению данного понятия. Так, Ушаков Н.А. предлагает следующее понятие: «признание - односторонний добровольный акт государства, в котором оно прямо или косвенно заявляет либо о том, что рассматривает другое государство как субъект международного права и намерено поддерживать с ним официальные отношения, либо о том, что считает власть, утвердившуюся неконституционным путем в государстве или на части его территории, достаточно эффективной, чтобы выступать в межгосударственных отношениях как представитель этого государства» [9, с. 304].

Данное определение отражает субъективную сторону признания как акта государства, который свидетельствует о готовности вступить с потенциальным государством в международно-правовые отношения, тем самым переместив его существование из фактического в юридико-правовое поле.

Специальный докладчик ООН Виктор Седеньо, исходя из господствующей в механизме признания декларативной теории, в рамках своего доклада выдвигал следующее определение: «Признание - одностороннее волеизъявление, сформулированное одним или несколькими государствами индивидуально или коллективно, посредством которого констатируется существование фактической или правовой ситуации или правомерность юридической претензии, с намерением породить определенные правовые последствия, в частности признать его действие начиная с этого момента или с момента, указанного в том же заявлении» [10].

Что интересно, несмотря на свой декларативный характер данное определение обособляет непосредственно правовой эффект – полное признание образования в качестве государства (или констатация уже свершившегося появления государства в случае с декларативной теорией) и предпосылку к нему - существование фактической или правовой ситуации, юридической претензии. К слову говоря, о существовании подобной ситуации может свидетельствовать не только декларация признаваемого государства, но и акты иных государств или международных органов. Ценность этого определения в том, что оно позволяет взглянуть на признание не как на факт, а как на сложную конструкцию, в составе которой определенную роль играют предпосылки, с наличием которых в целом связывается возможность признания отдельно взятого образования государством. При этом в данном случае определение не раскрывает содержательную сторону возникшей фактической или правовой ситуации, которой следует считать наличие признаков (требований), свидетельствующих о возможности образования государства. О том, какие признаки следует считать существенными в упомянутом смысле, речь пойдет далее.

Учитывая необходимость правовой регламентации признания, стоит отметить, что у данного института, как и у иных правовых институтов, должен быть строгий процесс реализации заложенных в него правил поведения

Таким образом, в широком смысле признание с правовой точки зрения можно рассмотреть, как процесс, включающий в себя волеизъявление на образование нового государства, действия компетентных субъектов, фиксирующих в своих актах наличие сложившейся фактической или правовой ситуации, решение вопроса о включении конкретного образования в международно-правовые отношения в статусе государства, а также действия, направленные на правовую и фактическую реализацию принятых решений.

При этом важно понимать, чтобы признание государств как правовой инструмент было эффективно, его элементы должны быть взаимосвязаны. Сам по себе акт о сложившейся фактической ситуации или решение о признании не будет иметь правового авторитета, пока не будет установлена последовательная процедура, создан целостный правовой институт, регламентирующий все стадии признания государства от зарождения внутреннего до установления внешнего суверенитета и вхождения в международные отношения в качестве полноправного субъекта.

В узком же смысле под признанием следует понимать индивидуальное или коллективное волеизъявление государств, констатирующее существование нового государства и готовность вступить с ним в международно-правовые отношения.

Исходя из возможных подходов к механизму признания принято выделять две теории: конститутивную и декларативную [1, с. 80].

Согласно конститутивной теории, государство становится таковым лишь в момент его признания участниками международно-правовых отношений. До момента такого признания государства как субъекта международного права не существует, а его статус в международных отношениях находится в промежуточном состоянии. Данная теория выражает практическую направленность института признания государства, поскольку без одобрения уже существующих субъектов международного права и готовности их вступить в отношения с потенциальным государством само такое образование теряет прикладное значение. С одной стороны, это позволяет не допустить получения статуса государствами, которые ещё исторически и политически не сформировались в таком качестве, с другой же порождает случаи, когда государство существует де-факто, но его юридическая судьба на многие года остается в «подвешенном» состоянии из-за нежелания участников международного права рассматривать его как полноправный субъект отношений. При этом в рамках этой теории до сих пор актуальным остается вопрос о количестве государств, волеизъявление которых следует считать достаточным для признания. Также сложным представляется оценка международного влияния тех или иных государств и их места в решении вопроса о признании государства.

Иная же теория – декларативная, исключает из своего механизма зависимость существования государства от одобрения его иными участниками международного права. Государство фактически состоялось только потому, что объявило себя таковым и имеет определенную территорию, постоянное население, сформированное правительство и способно вступать в отношения с другими странами, а процесс международного признания является чем-то большим, нежели добровольным международно-правовым актом, и «непризнание не может служить основанием для нарушения территориального верховенства государства» [3, с. 27].

Из-за простоты своей реализации данная теория является господствующей на данный момент и находит свое отражение в немногочисленных международно-правовых актах о признании государств, например, в Конвенции Монтевидео [5] и Уставе Организации американских государств [7].

К преимуществам данной теории следует отнести её обращение к признакам, присущим потенциальному государству. Так, согласно Конвенции Монтевидео, государство должно обладать постоянным населением; определенной территорией; правительством; способностью вступать в отношения с другими государствами.

Ранее в статье велась речь о том, что признание можно рассматривать не только как факт, но и как процесс. Если временно отойти от парадигмы декларативной теории, возможным будет взглянуть на перечисленные признаки не просто как на абстрактные характеристики, с помощью которых мы можем констатировать наличие или отсутствие государства, но и как на критерии, с которыми связано начало процесса признания в широком смысле. В рамках института права, такие критерии можно было бы закрепить, например, в форме требований, предъявляемых к образованиям, претендующим на признание в качестве государств. В подобные требования стоило бы включить:

1. наличие общетеоретических признаков, присущих государству как таковому (территория, население, публичная власть, система права, механизм принуждения, внутренний суверенитет, система налогов и сборов) с учетом его зарождающегося характера;

2. при своем образовании, данное государство не должно нарушать общепризнанных принципов и норм международного права [2, с. 140];

3. наличие фактов, подтверждающих поддержку народом образования нового государства (например, референдум).

Подтверждение соответствия всем требованиям сигнализировало бы мировому сообществу о правомерности претензии на признание, а в рамках правового института являлось бы юридическим фактом, с наличием которого связывается возможность начала процедуры признания.

Возвращаясь к декларативной теории, стоит подчеркнуть, что существенным её недостатком является тот факт, что непризнание государства другими государствами на практике ограничивает его международную правосубъектность, и юридическое положение государства всё же меняется до его признания и после такового [3, с. 34].

В связи с этим в случае создания юридической процедуры признания, в неё по практическим соображениям пришлось бы включить этап установления позиции международного сообщества по вопросу образования нового государства.

В таком случае возникает вопрос о том, каким образом должно приниматься решение об одобрении признания государства? Выдвигались предложения о рассмотрении включения в ООН как признания государства [3, с. 36]. Фактически членство в этой организации может говорит о своего рода признании, так как для принятия в ряды Организации, нужно, обойдя право вето, получить, как минимум, 9 из 15 голосов «за» в Совете Безопасности ООН, после чего за вступление государства в ООН должны проголосовать 2/3 Генассамблеи [8].

Во всяком случае важно то, что решение вопроса о признании должно быть передано в компетенцию авторитетного международного органа, воля которого должна не только отражать волю международного сообщества, но и являться гарантом законности процедуры признания.

Необходимым видится найти гармонию между международно-правовым (формальным) подходом и геополитическим [6]. Государства, фактически участвующие в геополитической жизни мирового сообщества, должны рассматриваться международным правом как потенциальные государства. В свою очередь, государства, прошедшие соответствующую процедуру признания, должны иметь реальные возможности вступить в такую жизнь как полноправные участники, т.е. речь идет о рассмотрении признания как правоустанавливающего обстоятельства, порождающего обязательства для иных государств. Как справедливо отмечает Г.И. Тункин, «непризнание каким-либо государством вновь возникшего государства отнюдь не означает, что оно может не считаться с правами государства, которое им не признано».

Таким образом, для того чтобы в будущем на признание можно было бы взглянуть как на целостный правовой институт, а не политической решение, стоит действовать в следующих направлениях:

  • рассматривать признание, как сложный комплекс правовых, политических и фактических явлений, в который входят процессы зарождения, развития, установления и реализации государственности;
  • в связи со сложной структурой предшествующих образованию государственности стоит закрепить единые стандарты, требования, предъявляемые к соискателям признания в качестве полноценных субъектов международного права;
  • предпринять меры по кодификации института признания, в частности, описать пути признания государств, создать единую процедуру признания.
  • наделить авторитетный международно-правовой орган компетенцией по рассмотрению вопросов о признании государств, акты которого будут иметь статус правоустанавливающих обстоятельств, обязательных для всех членов международного сообщества. Контроль и ответственность за исполнение принятых решений солидарно возложить на данный орган и участвующие в нем государства. Решение о признании государства должно позволить ему полноценно включится в стандартный набор международных правоотношений.

Придав процессу признания формально-юридический характер и подробно регламентировав соответствующий правовой механизм, возможным станет говорить о системе гарантий в данной сфере. Очевидным является тот факт, что существующий институт признания в данный момент не справляется со своей задачей, а является политическим инструментом.

 

Список литературы:

  1. Бекяшев К.А. Международное публичное право: учеб. пособие. – М.: ТК Велби, 2005. – С. 80-82.
  2. Бобкина Н. В. Признание государств в международном праве / Н. В. Бобкина. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2017. — № 52 (186). — С. 139-141.
  3. Катков А. Д. Проблема международно-правового признания и феномен непризнанных государств в современном научном дискурсе / А. Д. Катков // Вестник Дипломатической академии МИД России. Россия и мир. – 2020. – № 3(25). – С. 27-52. 
  4. Медникова А.А. Анализ проблематики института признания государств // Теория и практика общественного развития. 2018. №7.
  5. Межамериканская конвенция прав и обязанностей государств, принятая в г. Монтевидео, Уругвай, 1933 г.: офиц. текст [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.cfr.org/sovereignty/montevideo-convention-rights-du ties-states/p15897 (дата обращения: 21.10.2023).
  6. Сквозников А.Н. Феномен непризнанных и частично признанных государств и особенности их правосубъектности // Вестник Самарской гуманитарной академии. Серия: Право. 2011. №2
  7. Устав Организации американских государств : (принят в г. Богота 03.04.1948 г.) [Электронный ресурс]. - Режим доступа: https://docs.cntd.ru/ (дата обращения: 21.10.2023)
  8. "Устав Организации Объединенных Наций" (Принят в г. Сан-Франциско 26.06.1945) [Электронный ресурс]. - Режим доступа: https://www.un.org/(дата обращения: 21.10.2023)
  9. Ушаков Н.А. Международное право. – М., 2000. – 304 c
  10. Шестой доклад об односторонних актах государств, подготовленный специальным докладчиком г-ном Виктором Родригесом Седеньо / Комиссия международного права ООН. Сессия 55, 2003. Док. ООН № A/CN.4/534 // Официальный сайт Организации Объединенных Наций.
Удалить статью(вывести сообщение вместо статьи): 

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.