Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Telegram: sibac
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Студенческий» № 36(248)

Рубрика журнала: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): скачать журнал часть 1, скачать журнал часть 2, скачать журнал часть 3, скачать журнал часть 4, скачать журнал часть 5

Библиографическое описание:
Гаджиева К.О. ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ГАРАНТИИ ЗАЩИТЫ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В РОССИИ: ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТ // Студенческий: электрон. научн. журн. 2023. № 36(248). URL: https://sibac.info/journal/student/248/305052 (дата обращения: 01.03.2024).

ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ГАРАНТИИ ЗАЩИТЫ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В РОССИИ: ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТ

Гаджиева Карина Олеговна

студент 3 курса, Юридический факультет, Курганский государственный университет (КГУ),

РФ, г. Курган

Скиндерев Роман Владимирович

научный руководитель,

канд. юрид. наук, доц. кафедры «Государственное право», Курганский государственный университет (КГУ),

РФ, г. Курган

АННОТАЦИЯ

В статье анализируется эволюция представлений о гарантиях прав личности в отечественной юридической литературе шла от простого перечисления отдельных гарантий к формулированию их общей дефиниции и построению соответствующих классификаций. При этом в понимании природы гарантий прав личности, по мнению диссертанта, прослеживаются три основных подхода: деятельностный – гарантии как мероприятия; нормативный – гарантии как обязанности; инструментальный – гарантии как правовые средства. Понятием «гарантии» охватывается вся совокупность факторов объективного и субъективного характера, которые оказывают или способны оказывать позитивное воздействие на правовой статус личности в целом, права и свободы в частности.

Проведенный автором исследования заключается, прежде всего, в восполнении категориального аппарата современной теории права и государства и отраслевых юридических дисциплин такими понятиями, как «государственные гарантии защиты прав человека», «механизм государственных гарантий защиты прав человека», «принципы государственного гарантирования защиты прав человека» и др. Работа, кроме того, вносит новые моменты в понимание эволюции научных представлений о гарантиях прав человека в России, их системе, свойствах, видах.

ABSTRACT

The article analyzes the evolution of ideas about guarantees of individual rights in the domestic legal literature, which went from a simple listing of individual guarantees to the formulation of their general definition and the construction of corresponding classifications. At the same time, in understanding the nature of guarantees of individual rights, according to the dissertation author, three main approaches can be traced: activity-based – guarantees as an event; normative – guarantees as obligations; instrumental – guarantees as legal means.

The concept of “guarantees” covers the entire set of factors of an objective and subjective nature that have or are capable of having a positive impact on the legal status of the individual in general, rights and freedoms in particular.

The research carried out by the author consists, first of all, in replenishing the categorical apparatus of the modern theory of law and state and branch legal disciplines with such concepts as “state guarantees for the protection of human rights”, “the mechanism of state guarantees for the protection of human rights”, “principles of state guarantees for the protection of human rights” etc. The work, in addition, brings new points into the understanding of the evolution of scientific ideas about guarantees of human rights in Russia, their system, properties, types.

 

Ключевые слова: Социальные гарантии, «государственные гарантии защиты прав человека», политические гарантии, «механизм государственных гарантий защиты прав человека», правовая определенность, «принципы государственного гарантирования защиты прав человека», законность, «права человека», критериев отбора кандидатов на судейские должности.

Keywords: Social guarantees, “state guarantees for the protection of human rights”, political guarantees, “the mechanism of state guarantees for the protection of human rights”, legal certainty, “principles of state guarantees for the protection of human rights”, legality, “human rights”, criteria for selecting candidates for judicial positions positions.

 

К настоящему времени российское государство проделало достаточно большой путь в сторону институционализации прав человека. Современная ситуация в данной сфере характеризуется сочетанием относительно полного и последовательного нормативного закрепления основных прав и свобод человека с явно неудовлетворительным состоянием их практической реализации, выражающимся в невозможности для значительной части населения полноценно пользоваться своими правами, в их систематических нарушениях и отсутствии надежных механизмов их восстановления и защиты. Все это позволяет сделать вывод, что в сложившихся условиях центр доктринальных и политических усилий должен переместиться от формального признания прав и свобод человека к проблеме их реального гарантирования [1].

«Эволюция представлений о государственных гарантиях защиты прав человека в России» указывается, что в конце ХIХ века понятие «гарантии» начинает довольно активно использоваться в русской юридической литературе.

Как правило, употребление данного понятия в том или ином контексте не сопровождалось раскрытием его точного содержания, классификацией гарантий и др. Так, Б. Н. Чичерин основной гарантией личных прав против произвола властей называет беспристрастный и независимый суд; в числе иных гарантий прав им упоминаются такие, как: habeas corpus (гарантия от незаконных арестов); участие налогоплательщиков или их представителей в установлении налогов; суд присяжных; право подачи жалоб; административная юстиция и т. п. [2].

С. А. Котляревский в качестве примеров конкретных гарантий приводит ответственность перед судом присяжных, тайное голосование, политическую ответственность исполнительной власти перед народными представителями и т. п.

Л. В. Шалланд дает общее определение конституционных гарантий: «мероприятия, направленные к охранению конституционного акта от всяких посягательств на него, от кого бы они ни исходили».

В качестве конкретных конституционных гарантий ученый рассматривает такие, как присяга, конституционная ответственность министров, условия законодательной инициативы, судебная проверка конституционности законов [3].

Государственный механизм гарантий защиты прав человека – это организованная на основе определенных принципов, относительно обособленная система государственно-правовых институтов (принципов, норм, органов, процедур и пр.), функционирование которых нацелено на обеспечение максимально эффективной и законной защиты прав и свобод личности.

Наиболее существенными чертами данного механизма являются:

– функционально-целевая направленность на обеспечение эффективной защиты прав и свобод личности;

– институциональная обособленность в механизме государства и права в виде соответствующих государственных (организационных) и правовых (нормативных) образований (институтов);

– наличие специфичной системы принципов, выражающих основные начала государственного гарантирования защиты прав человека и обеспечивающих единство и взаимосвязь всех элементов рассматриваемого механизма [4].

Основными принципами государственного гарантирования защиты прав человека являются:

1) всеобщность – исключение какой-либо частичности или избирательности в обеспечении и защите прав человека как по кругу гарантируемых прав, так и по кругу гарантирующих субъектов;

2) равенство – недопустимость какой-либо дискриминации в отношении тех или иных носителей прав и свобод при осуществлении их государственной защиты;

3) доступность – возможность получения соответствующей защиты всеми заинтересованными лицами;

4) правовая определенность – четкость и предсказуемость всех обязательств, налагаемых государством на граждан, окончательность судебных и иных решений;

5) своевременность – быстрое устранение возникающих препятствий на пути реализации прав и свобод человека;

6) компенсаторность – действие, в результате которого фактически наступило устранение нарушений или возмещение ущерба и которое выступает реальной гарантией государственного органа или должностного лица;

7)законность – общее требование, обеспечивающее режим правомерности в сфере государственного гарантирования защиты прав человека [5].

В широком смысле под государственными гарантиями защиты прав личности следует понимать всю совокупность официально признанных в рамках определенной национальной правовой системы юридических, организационных и иных средств (способов), обеспечивающих возможность человеку самому или с помощью органов власти, местного самоуправления, общественных объединений защитить свои права в случае их нарушения (или угрозы нарушения).

В изложенном смысле термин «государственные гарантии защиты прав личности» фиксирует, во-первых, специфичность внутригосударственных средств (механизмов) защиты прав личности в отличие от международно-правовых, их обусловленность особенностями той или иной национальной политико-правовой системы; во-вторых, очерчивает сферу действия соответствующих гарантий границами юрисдикции соответствующего государства; в-третьих, подчеркивает роль государства как суверенного образования в становлении и функционировании соответствующих гарантий.

Поскольку юридически допустимые средства защиты прав и свобод личности, действующие в рамках национальной правовой системы, устанавливаются или санкционируются государством в соответствующем законодательстве, то они в этом смысле являются государственными.

Основной недостаток изложенного подхода состоит в том, что он имеет суммативный характер и объединяет качественно разнообразные гарантирующие средства, действующие в рамках определенной национальной правовой системы [6].

В собственном смысле слова государственные гарантии защиты прав человека представляют собой систему политических, организационных, специально-юридических средств (инструментов и технологий), которые непосредственно выражают назначение, компетенцию и ответственность государства в сфере обеспечения защиты прав человека и осуществляются в правозащитной деятельности его органов и должностных лиц.

Своеобразие государственных гарантий защиты прав человека в изложенном контексте заключается в следующем.

Во-первых, они непосредственно выражают назначение государства как публично-властной институции в сфере защиты прав человека и содержание его правозащитной функции.

Во-вторых, выражают и конкретизируют политические, организационные, специально-юридические и иные возможности, а также обязанности (компетенцию) государства в сфере обеспечения защиты прав и свобод личности.

В-третьих, выражают вид и меру ответственности государства перед личностью за создание общих благоприятных условий, обеспечивающих беспрепятственное пользование соответствующими правами, а также качество деятельности соответствующих государственных органов, направленной на восстановление и защиту прав и свобод личности в случае их нарушения.

В-четвертых, осуществляются в правозащитной деятельности его органов и должностных лиц.

В-пятых, по своей социально-политической и правовой сущности относятся к объективным гарантиям.

Таким образом, приоритет прав и свобод человека меняет направленность профессиональной деятельности юристов, что должно быть отражено на уровне юридического образования [7].

Приоритетом в сфере подготовки юристов является формирование аналитических компетенций, позволяющих принимать решения в сложных случаях юридической практики, включая детальный анализ фактических обстоятельств, поиск и интерпретацию относящихся к делу положений законодательства, международного права, а также ранее вынесенных решений по аналогичным делам.

 

Список литературы:

  1. Административное право России: курс лекций/ К.С. Бельский (и др.); под ред. Н.Ю. Хаманевой.-М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2022.-С.137-138.
  2. Волчанская А. Н. Роль институтов гражданского общества в защите прав человека // Вестник Волгоградской академии МВД России. Волгоград: ВА МВД России, 2021. № 2. C. 22–26 (0,48 п.л.).
  3. Дадашева М.Д. Проблемы законодательного урегулирования института Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации.//Гражданин и право.-2022.-№10.//Гарант.
  4. Мингес И. А., Волчанская А. Н. Полиция и общество: создание новых партнерских взаимоотношений, оценка деятельности полиции обществом // Полиция – новый институт современной государственной правоохранительной системы: материалы всероссийской научнопрактической конференции. Омск: Омская академия МВД России, 2022. С. 84–86 (0,34 п.л.; авторство не разделено).
  5. Рудковский В. А., Волчанская А. Н. Организационные гарантии реализации и защиты прав и свобод личности: природа и назначение // Повышение конкурентоспособности экономических субъектов: перспективы, идеи, технологии: материалы международной научно-практической конференции. Волгоград: ВолГМУ, 2023. С. 212–216 (0,21 п.л.; авторство не разделено).
  6. Тараненко В.В. Как военнослужащему защитить свои права (судебный и несудебные способы защиты).-За права военнослужащих,2022// Гарант.
  7. Хаманева Н.Ю. Постатейный комментарий к Федеральному конституционному закону «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации».-2022.
Удалить статью(вывести сообщение вместо статьи): 

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.