Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Telegram: sibac
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Студенческий» № 34(246)

Рубрика журнала: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): скачать журнал часть 1, скачать журнал часть 2, скачать журнал часть 3, скачать журнал часть 4

Библиографическое описание:
Бузуртанов Р.М., Яндиев М.З. МЕСТНОЕ САМОУПРАВЛЕНИЕ В СИСТЕМЕ ПУБЛИЧНОЙ ВЛАСТИ // Студенческий: электрон. научн. журн. 2023. № 34(246). URL: https://sibac.info/journal/student/246/303285 (дата обращения: 20.05.2024).

МЕСТНОЕ САМОУПРАВЛЕНИЕ В СИСТЕМЕ ПУБЛИЧНОЙ ВЛАСТИ

Бузуртанов Рустам Магомедович

магистрант, юридический факультет, Ингушский государственный университет,

РФ, г. Магас

Яндиев Масуд Закреевич

магистрант, юридический факультет, Ингушский государственный университет,

РФ, г. Магас

Дикажев Мухарбек Магомедгиреевич

научный руководитель,

д-р юрид. наук, проф., Ингушский государственный университет,

РФ, г. Магас

LOCAL SELF-GOVERNMENT IN THE SYSTEM OF PUBLIC AUTHORITY

 

Rustam Buzurtanov

Master's student of the Faculty of Law, Ingush State University,

Russia, Magas

Masud Yandiev

Master's student of the Faculty of Law, Ingush State University,

Russia, Magas

Mukharbek Dikazhev

scientific supervisor, Doctor of Law. Sciences, Professor, Ingush State University,

Russia, Magas

 

АННОТАЦИЯ

В статье рассмотрены вопросы сущности местного самоуправления в свете поправок в Конституцию Российской Федерации 2020 года. Показано, что местное самоуправление как форма организации управления населением в муниципальных образованиях и это законодателем предусмотрено в целях эффективного контроля реализации вопросов жизнедеятельности населения соответствующих муниципалитетов.

ABSTRACT

The article examines the issues of the essence of local self-government in the light of amendments to the Constitution of the Russian Federation in 2020.  It is shown that local self-government as a form of organization of population management in municipalities and this is provided by the legislator in order to effectively control the implementation of issues of vital activity of the population of the respective municipalities.

 

Ключевые слова: местное самоуправление; муниципальные образования; законодательство о местном самоуправлении; органы публичной власти.

Keywords: local self-government; municipalities; legislation on local self-government; public authorities.

 

Согласно Федеральному закону «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» [4] проведение выборов в представительные органы местного самоуправления, как и формирование всех органов публичной власти местного уровня осуществляется по правилам данного Закона. Наряду с этим, по Федеральному закону «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» [3] сами выборы проводятся по правилам уже этого Закона. То есть эти оба Федеральных законов установили правила организации и формирования органов местного самоуправления.

Ещё одним важным элементом механизма формирования муниципальных органов власти является правотворческая инициатива населения соответствующих муниципалитетов, представляющая собой форму непосредственного участия населения в вопросах формирования органов власти местного значения путем предложений кандидатур на выборные должности, каковыми являются депутаты представительных органов и главы муниципалитетов. Наряду с этим, норма статьи 26 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» содержит правовые гарантии правотворческой инициативы населения [4]. Данное право населением используется редко, не содействуют этому и властные органы, общественные организации.

По смыслу правовой категории местного самоуправления - это форма организации управления, при которой управление в городах, районах, иных муниципальных образованиях проводится населением соответствующих территорий. Законодателем предусмотрено это для того, чтобы оно позволяло им эффективнее контролировать вопросы жизнедеятельности, и тем самым имели возможность оперативно влиять на принимаемые властью решения.

Внесенные путем всенародного голосования в июле 2020 года поправки в Конституцию РФ, позволили принципиально по-новому взглянуть сложившуюся научную парадигму местного самоуправления. То есть органы местного самоуправления, как и органы государственной власти формально включены в единую систему публичной власти [1, ч. 2 ст. 80; ч. 3 ст. 132].

Действующее законодательство предусмотрело, как и на других уровнях органов публичной власти, приоритетное место среди устоявшихся форм действующего самоуправления формы непосредственной публичной власти. Такое положение, разумеется, исходит из части 2 статьи 130 Основного закона России.

Муниципальные органы, наряду с органами государственной власти, осуществляют управленческие функции по реализации единых, предусмотренных в Конституции РФ, публичных и законных интересов жителей муниципалитета, отнесенных к полномочиям местного значения.

Более того, местное самоуправление является одной из используемых форм власти народа, поэтому  оно содействует эффективному участию людей в организации и принятии важных и жизненных решений, касающихся любой сферы жизнедеятельности населения.

Законодатель предоставил возможность органам местного самоуправления организовывать прямое участие людей в принятии также решений, непосредственно касающиеся их законных интересов и благосостояния, в том числе эффективному управлению материальными ресурсами на муниципальном уровне. В виду этого, население имеет право более качественно контролировать и использовать для своих нужд ресурсы соответствующих муниципалитетов, предлагать идеи для организации управленческого процесса и определения своих задач и законных интересов.

Толкование положений части 2 статьи 3, статей 71, 72, 73 действующей Конституции РФ указывает на то, что всей полнотой власти по всем определенным предметам ведения в РФ обладают органы государственной власти уровней. По сути это показывает, что правовая категория вопросы местного значения, выделяя предметы ведения местного самоуправления, это часть предметов ведения государственного уровня, которое добровольно делегировано местному самоуправлению для ответственного выполнения, при этом без вмешательства государственных органов.

В свою очередь, самостоятельность муниципальных органов в пределах их полномочий [1, ст. 12] означает, что государство отдает муниципальным органам автономные права и некоторые обязанности для решения определенной части государственных вопросов, передаваемых им как полномочия местного уровня.

Сказанное означает, что жители муниципалитетов самостоятельно и под свою ответственность реализуют некоторую часть государственных функций, при этом непременно учитывая все имеющиеся особенности проживания на соответствующей муниципальной территории.

По направлению конституционно-правовой регламентации степени правовой защищенности и самостоятельности муниципальных органов очевидна попытка преодоления «конфликта компетенции» между государственным и муниципальным уровнем власти посредством признания местного самоуправления одной из форм публичной власти.

Заметим, что в современной научной литературе по конституционному праву весьма сильна позиция, согласно которой исключение органов местного самоуправления из системы органов государственной власти является ошибочным, и постольку, поскольку решения таких органов обязательны и подлежат исполнению в той же мере, что и акты органов государственной власти. В виду этого, желательно выделять третий уровень государственной власти, в части которого нужно определить круг полномочий, образующих дополнительно сферу совместного ведения [5, с. 36].

Неоднозначно оценивая такие взаимоисключающие позиции, по нашему мнению, следует указать, что одной из главных причин недостаточного развития института местного самоуправления в нашей стране можно считать размытость нормативной терминологии, что имеет исходное значение для восприятия его предназначения в системе публичных институтов, а также для установления и осуществления муниципальными органами отведенных им профессиональных функций.

Изучение и рассмотрение вопросов местного уровня показывает их разносторонний характер и невозможности отделения искомых от сферы профессиональной компетенции России и ее субъектов. Таковыми выступают вопросы, например, организации оказания медицинской помощи людям, что не может быть рассмотрено на муниципальном уровне исходя из потребностей в реализации уровня предоставляемых медицинских услуг и заявленных критериев их доступности.

В виду приведенных обстоятельств организационная независимость муниципальных органов, предоставляющее право автономно устанавливать структуру подчиненных органов, не должно восприниматься ситуацией, позволяющей органам местного самоуправления выходить из системы органов публичной власти. Более того, использовании в действующей Конституции РФ неоднократно слова «взаимодействие» воспринимается оправданным в контексте формирования дополнительных защитных механизмов функционирования местного самоуправления, обеспечивающего быть стабильным в системе органов публичной власти и предоставления  совокупности гарантий, в целях должного организационно-управленческого участия в развитии муниципалитетов.

В соответствии со требованиями статьи 12 Конституции РФ местное самоуправление в регионах России самостоятельно в рамках своих полномочий и муниципальные органы не входят в систему органов государственной власти, но тем не менее, автономность и независимость органов местного самоуправления от органов государственной власти существенно увеличилась.

Поэтому теория конституционной модели публичной власти и местного самоуправления в ее системе стала более конкретной. Безусловно, публичная власть в России состоялась как единая.

Наметившееся противоречие предписаний конституционных норм, приведенных в статье 12 и статьях главы 8 Конституции РФ возможно породить различные ситуации динамики взаимодействия государственной и муниципальной публичной власти. При этом внесенные поправки в Основной закон России и закрепление юридической категории единая система публичной власти, на наш взгляд, будет содействовать смещению государственных и муниципальных функций и увеличение уровня взаимодействия органов публичной власти в регионах и соответственно в муниципалитетах.

Сделанные в 2020 году принципиальные конституционные новеллы предусмотрели реально переплетение форм взаимодействия органов государственной власти и органов местного самоуправления. Так, часть 1.1 статьи 131 действующей Конституции РФ формирует дополнительные возможности для органов государственной власти субъектов Федерации в части законной  возможности участия в организации деятельности органов местного самоуправления и соответственно в назначении их должностных лиц.

Тем не менее, участие органов государственной власти в организации муниципальных органов имеется и в настоящее время. В виду этого, в ситуации, когда органы государственной власти будут решать вопросы назначения и, разумеется, в их формировании, то федеральное законодательство будет содействовать сохранения конкуренции конституционных норм, включенных в статью 12 и часть 1.1 статьи 131 Основного закона. В другой правовой ситуации, когда уполномоченными органами будут приняты нормы, устанавливающие право формировать органы местного самоуправления и назначать их должностных лиц, то будет иметь место реальное   нарушение предписания статьи 12 Конституции РФ. Поэтому участие органов государственной власти и их должностных лиц в правовом процессе комплектования муниципальных органов, то их акт в этой части не может быть окончательным.

В этой связи представляет интерес научное мнение исследователя, кандидата юридических наук Колесникова А. В., высказанное в научном журнале «Образование и право» на тему «Местное самоуправление как элемент единой системы публичной власти». Исходя из анализа изученного в части функционирования местного самоуправления в регионах России для ясного и правильного понимания того, как согласованное функционирование и взаимодействие организовывает Президент Российской Федерации, следует, на наш взгляд, изменить дефиницию муниципальных органов, приведенное в статье 2 базового Закона о местном самоуправлении и сформулировать его в таком виде: органы местного самоуправления - это не государственного характера  органы публичного управления в муниципальном образовании, создаваемые при участии органов государственной власти и их должностных лиц непосредственно жителями и представительными органами местного самоуправления, имеющие собственными полномочия для решения вопросов  муниципального уровня в законных интересах государства и жителей соответствующего муниципалитета [6].

Более того,  из-за формирования новой научной  концепции публичной власти дефиницию местного самоуправления  следовало бы прописать в базовом Законе в таком содержании: местное самоуправление в Российской Федерации это непосредственная форма органов публичной власти, обеспечивающие во взаимодействии с иными имеющимися формами публичной власти в рамках, предусмотренных Конституцией РФ, федеральными законами, а в случаях, предусмотренных федеральными законами, законами субъектов Федерации, самостоятельное и под свою ответственность решение населением непосредственно и (или) через органы местного самоуправления вопросов местного значения, исходя из интересов населения, с учетом исторических и иных местных традиций.

Такая формулировка предлагаемых изменений позволят формированию четкой модели взаимодействия органов различных уровней с сохранением раздела организационной самостоятельности местного самоуправления и предоставленных полномочий.

Тем более в России нет действенной и признаваемой модели формирования единой системы органов государственной власти на субъектовом уровне. Такая ситуация создана под влиянием различных факторов, а именно множеством видов субъектов Федерации, историческими предпосылками, территориальными и национальными особенностями конкретного субъекта.

Например, парламент Республики Ингушетия называется Народное Собрание Республики Ингушетия, в котором не применяется словосочетание Государственная Дума или Федеральное Собрание. Такая ситуация в полной мере вытекает из предписаний Федерального закона «Об общих принципах организации публичной власти в субъектах Российской Федерации» [].

Формируется Народное Собрание путем выборов 32 депутатов по партийной схеме. Рассматривается предложение представителей общественности о возвращение выборов депутатов по смешанной системе, когда половина состава будут избираться по мажоритарной системе, а другая часть по пропорциональной системе. Аналогичная ситуация и по главам муниципальных образований, то есть предлагается их выбирать путем прямых выборов жителями соответствующих муниципалитетов.

Однако, несмотря на такие подходы в реальности в общем система органов государственной власти в субъектах Федерации организована в соответствии с базовыми принципам организации государственного управления.

 

Список литературы:

  1. Конституция Российской Федерации: принята всенародным голосованием 12.12.1993 г. (с учетом поправок, внесенных Законом РФ о поправках к Конституции РФ от 14.03. 2020 г. № 1-ФКЗ) // Российская газета. 2020. № 55-16.
  2. Европейская хартия местного самоуправления (Страсбург, 15 октября 1985 г.) //СЗ РФ.1998. № 36. Ст. 4466.
  3. Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации: федеральный закон от 12 июня 2002 г. № 67-ФЗ (в ред. От 13.07. 2023 г.) // СЗ РФ. 2002. № 24. Ст. 2253.
  4. Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации: федеральный закон от 06 октября 2003 г. № 131-Ф3 (ред. от 2.07.2021 г.) // СЗ РФ. 2003. № 40. Ст. 3822.
  5. Гунич С. В., Нежинская К. С. Конституционные основы федеративного устройства Российского государства // Конституционное и муниципальное право. 2020.  № 4.
  6. Колесников А.В. Местное самоуправление как элемент единой системы публичной власти // Образование и право. 2020. № 7.
Удалить статью(вывести сообщение вместо статьи): 

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.