Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Telegram: sibac
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Студенческий» № 20(232)

Рубрика журнала: История

Скачать книгу(-и): скачать журнал часть 1, скачать журнал часть 2, скачать журнал часть 3, скачать журнал часть 4, скачать журнал часть 5, скачать журнал часть 6, скачать журнал часть 7, скачать журнал часть 8, скачать журнал часть 9, скачать журнал часть 10, скачать журнал часть 11, скачать журнал часть 12, скачать журнал часть 13

Библиографическое описание:
Хафизова Р.И. УЧАСТИЕ СВЯЩЕННОСЛУЖИТЕЛЕЙ В БОРЬБЕ С ФАШИСТСКИМИ ОККУПАНТАМИ НА ВРЕМЕННО ОККУПИРОВАННЫХ ТЕРРИТОРИЯХ СССР // Студенческий: электрон. научн. журн. 2023. № 20(232). URL: https://sibac.info/journal/student/232/291987 (дата обращения: 13.04.2024).

УЧАСТИЕ СВЯЩЕННОСЛУЖИТЕЛЕЙ В БОРЬБЕ С ФАШИСТСКИМИ ОККУПАНТАМИ НА ВРЕМЕННО ОККУПИРОВАННЫХ ТЕРРИТОРИЯХ СССР

Хафизова Регина Ильгизовна

магистрант 2 курса, Башкирский государственный педагогический университет им. М. Акмуллы,

РФ, г. Уфа

Зайнетдинов Шамиль Рашитович

научный руководитель,

д-р ист. наук, проф. кафедры Отечественной истории, Башкирский государственный педагогический университет им. М. Акмуллы,

РФ, г. Уфа

АННОТАЦИЯ

В статье рассматривается участие православных священнослужителей как представителям ведущей на оккупированных территориях конфессии в противостоянии германским оккупантам в годы Великой Отечественной войны. Автор подробно рассматривает влияние изменений религиозной политике советского государства на расширение участия представителей Русской Православной церкви в антифашистской борьбе в период войны.

 

Ключевые слова: государственная власть, религиозная политика, мобилизация общества, оккупированные территории, проповедническая деятельность, партизаны.

 

Деятельность религиозных организаций и их членов на оккупированной германскими войсками территории СССР в 1941-1944 гг. представляет собой отдельную и крайне малоисследованную область истории Великой Отечественной войны. Верующие советские граждане вместе со всем населением оккупированных территорий выносили все тяготы и страдания, связанные с нахождением под властью государства, провозгласившего человеконенавистническую политику террора основой своей политики по отношению к населению завоеванных стран. Верующим приходилось решать еще и проблемы, связанные с выработкой своего мировоззренческого отношения к вооруженной борьбе с оккупантами, что часто противоречило религиозным взглядам представителей христианских конфессий, часто принимавших христианский догмат о непротивлении злу насилием за основу своих действий. История советского общества в условиях вражеской оккупации содержит многочисленные случаи героизма православных священников. Оказавшись на территории, занятой германской армией и ее союзниками священнослужители, в большинстве случаев сохраняли верность Отечеству, поддерживая в пастве веру в скорое изгнание врага с родной земли, помогая партизанам и другим нуждающимся в их духовной и материальной помощи жертвам войны, в том числе, помогая скрыться и выжить раненым советским бойцов. Распространенной практикой участия православных священников в партизанской борьбе являлось выполнение ими заданий по обеспечению связи между партизанскими отрядами [7, с. 119]. Такой пример оказывал мощное стимулирующее воздействие на местное население, среди которого увеличивалось число верующих, решившихся присоединиться к партизанскому движению. Примером пастырского служения на оккупированной территории является деятельность настоятеля Мало-Плотницкой церкви Пинского района Пинской области протоиерея Александра Романушко, помогавшего партизанскому отряду, действовавшему в районе расположения его церкви. Удивительную стойкость духа он проявил при обращении к нему оккупационной администрации, потребовавшей провести отпевание полицейского, убитого на службе партизанами. Во время обряда на кладбище отец Александр обратился к присутствовавшим на похоронах сослуживцам покойника со словами: «Не наших молитв и со святыми упокоения своей жизнью заслужил себе во гробе предлежащий. Он - изменник Родины и убийца невинных детей и старцев... Вместо «Вечной памяти» произнесем же «Анафема»». После этого смелый священник указал собравшимся на похоронах людям, работавшим на захватчиков на то, что их единственный способ искупить вину перед Богом и людьми состоит в том, чтобы обратить свое оружие «против тех, кто уничтожает наш народ». Полицейские были смущены настолько, что оставили священника на свободе, а многие местные жители, присутствовавшие при этой речи, позднее вступили в партизанский отряд, связным которого являлся отец Александр [8, с. 35].

Пример протоиерея Александра является исключением в силу тяжелейших и опасных условий религиозной деятельности на оккупированных территориях. Чтобы выполнять свой церковный долг по духовной поддержке верующих, находившихся под властью оккупантов и безусловно нуждавшихся в такой поддержке, было необходимо проявлять лояльность по отношению к германской администрации и ее пособникам. Но это означало наряду с другими проблемами решение вопроса о налаживании отношений с сектантским движением, поддерживаемым оккупантами.С началом германской оккупации на попавших под контроль нацистских захватчиков землях возобновляется активная публичная религиозная жизнь, поощряемая новой администрацией.  К середине 1943 г. на оккупированных германскими властями территории функционировало 6500 православных храмов, что превышало почти в два раза количество действующих православных храмов на территории, остававшейся под контролем советского правительства. В отчетах Имперской службы безопасности отмечается, что среди значительной части населения, освобожденной от «большевистского ига» наблюдается стремление к возвращению под власть «церкви или церквей» [6, с. 408].

После провала плана «Молниеносной войны» в результате поражения вермахта в Московской битве в декабре 1941 года и активизации партизанского движения германская администрация уделяет много внимания религиозной политике на оккупированной территории [3, с. 59].

При этом основной линией в решении на оккупированных советских территориях «религиозного вопроса» была ориентация на внутреннее и внешнее разрушение сложившихся традиционных устойчивых церковных структур, «атомизацию» конфессий и Церквей. Там, где это признавалось неэффективным или не отвечающим целям рейха, ставилась задача, не останавливаясь ни перед какими средствами и методами воздействия, достижения полного над ними контроля [6, с. 412].

Надо отметить личное мужество многих священников, которые под сильнейшим давлением со стороны оккупантов, отказывались от прямого пособничества их политике, сохраняя при этом возможность осуществлять пастырскую деятельность в отношении множества верующих, все более нуждавшихся в их поддержке по мере затягивания продолжительности оккупации. При этом специальные службы Третьего Рейха прилагали много усилий для распространения влияния религиозных организаций с целью расколоть общество оккупированных территорий и не допустить сплочения религиозных общин, многие из которых были решительно настроены на бескомпромиссную борьбу с захватчиками.

Практической функцией епископата РПЦ на оккупированных территориях являлась духовная поддержка прихожан, которую многие священники сочетали с оказанием помощи советским бойцам, попавшим в плен, или скрывающимся от оккупантов с целью присоединения к партизанам. Задача духовной поддержки в посланиях иерархов РПЦ конкретизировалась как оправдание необходимости участвовать в мероприятиях по призыву в советские вооруженные силы, утешение  «огорченных» и вселение веры в «малодушных», напоминание всем «колеблющимся»о долге перед Богом и людьми, и духовное напутствие «православным воинам», чтобы они были готовы «жертвовать всем и самой жизнью» ради Родины.

Как подчеркивает Д.М. Латышев, из содержания указанных пояснений следует, что традиционные духовные задачи деятельности церкви были неразрывно связаны с политическими целями советского государства [4, с. 91]. Позиция Московского патриархата РПЦ неоднократно разъяснялась применительно к положению священников на оккупированной территории, которым предписывалось в рамках своего религиозного служения всеми силами поддерживать партизан. Участники партизанских отрядов рассматривались в качестве «героического воинства», а выполняемые ими задачи борьбы с оккупантами расценивались в качестве «святого дела», составляющего необходимую часть религиозного и воинского долга. В июне 1942 г., митрополит Киевский и Галицкий Николай в обращении ко всем  верующим на захваченных врагом территориях писал: «Святая Церковь радуется, что среди вас на святое дело спасения Родины от врага восстают народные герои - славные партизаны, для которых нет выше счастья, как бороться за Родину и, если нужно, - и умереть за нее... Дорогие братья и сестры, вас всех Святая Церковь пламенно зовет: помогайте, чем можете, этим героям выполнять их святое делание» [5, с. 173].

В июньском обращении главы Московской патриархии специально подчеркивалось, что оказание помощи партизанам является угодным богу деянием. Целенаправленный характер разъяснительной деятельности руководства РПЦ в сфере взаимоотношений между оставшимся на оккупированной территории духовенством и партизанами объяснялся тем, что в первые месяцы войны, когда на оккупированных территориях только начиналось партизанское движение, отношение между партизанами и местными священниками характеризовались настороженностью и недоверием, что ослабляло эффективность противостояния захватчикам.

Характерным для истории взаимодействия партизан и священнослужителей на оккупированной территории является история взаимоотношений партизан со священником И. Ражановским, которого отряд под командованием «Сергея» поймал в процессе его попытки сбежать в районный       центр Высоцк, расположенный в окрестностях Ровно. Этот случая попал в архивы в форме отчета подпольного обкома Коммунистической партии Украины. «На вопрос, почему же он служит немцам, священник сказал, что он и его семья не понимают, кто такие партизаны и боятся их. Путем ряда бесед со священником «Сергею» вскоре удалось привлечь его к сотрудничеству с партизанами» [5, с. 262]. После нескольких разговоров с командиром партизан И. Ржановский в своих проповедях стал прямо с церковной кафедры призывать всех верующих оказывать помощь партизанам. Доверие населения к его проповедям особенно усилилось после того, как семья И. Ржановского была принята в партизанский отряд, а его дочь выполняла рискованные задания, связанные с разведкой. Полученные от И. Ржановскогосведения позволили партизанскому отряду «Сергея» провести удачную операцию по освобождению 15 пленных партизан-заложников в селе Велюни [5, с. 263].

Не менее показательной является деятельность священника Ф. Пузанова, занимавшегося для партизан разведкой, а также организацией снабжения партизанских отрядов продуктами и деньгами. Важнейшей задачей своей деятельности как священнослужителя он считал оказание помощи детям, во время оккупации потерявшим своих родителей и ставшим сиротами [2, с. 110].

Несколько раз Ф. Пузанову, сохранявшего формальную лояльность оккупационной администрации, удалось спасти местных жителей, предназначавшихся оккупантами для отправки в концентрационный лагерь. Вместо этого, он организовал их отъезд к месту расположения партизанской бригады [1, с. 225].

Таким образом, участие священников в борьбе с германскими захватчиками на временно оккупированных территориях СССР представляет собой отдельную и малоисследованную область истории войны. Многие священнослужители проявляли огромное личное мужество, рискуя жизнью, когда, оставаясь на оккупированной территории, находили возможности отказываться от прямого пособничества оккупантам, сохраняя при этом возможность оказывать духовную поддержку множеству верующих, утрачивающих, под гнетом испытаний войны и оккупации, веру в победу над врагом. Ведущей задачей священнослужителей на оккупированных территориях являлась духовная поддержка прихожан, которую многие священники сочетали с помощью партизанам и участием в спасении советских бойцов, скрывающимся от оккупантов с целью присоединения к партизанам. В посланиях иерархов РПЦ, адресованных священнослужителям на оккупированных территориях, их задачи определялись как утешение «огорченных», поддержание веры «малодушных», напоминание всем «колеблющимся»о долге перед Богом и людьми, и духовное напутствие «православным воинам», чтобы они были готовы «жертвовать всем и самой жизнью» ради Родины. И в этом состоянии лидеры христианских конфессий на территории СССР с самого начала войны обозначили долг религиозного служения как всемерное участие в борьбе с оккупантами, включая, при необходимости вооруженное насилие и связанные с этим жертвы. Многие священнослужители рисковали жизнью, проповедуя среди верующих патриотические взгляды, подкрепленные рассмотрением борьбы против захватчиков и любых форм посильной помощи Красной армии и партизанам как религиозный долг.

 

Список литературы:

  1. Агафонов Н.В. Ратные подвиги православного духовенства. М.: Благовест, 2013. 350 с.
  2. Васильева О.Ю. Русская Православная Церковь в политике Советского государства в 1943-1948 гг. М.: РАН, 1999. 212 с.
  3. Вишиванюк А.В. Митрополит Алексий (Громадский) Экзарх Украинской Автономной Православной Церкви (1941-1943) // Вестник Православного Cвято-тихоновского гуманитарного университета. Серия 2: История. История русской православной церкви. 2011. № 5. С. 48-65.
  4. Латышев Д.М. Священнослужители в партизанском движении в годы Великой Отечественной войны // Дискурс-Пи. 2022. Т 19. № 2. С. 88-103.
  5. Лыкова Л.А. Православие на Украине в годы Великой Отечественной войны. М.: Политическая энциклопедия, 2019. 511 с.
  6. Одинцов М.И. Великая Отечественная война (1941-1945) и религиозные организации в СССР. Православная энциклопедия.  Т. 7. С. 407-415. [Электронный ресурс]. URL: http://m.pravenc.ru/text/150063.html(дата обращения: 17.03.2022).
  7. Палеолог М.В. Религиозные конфессии СССР в годы Великой Отечественной войны // Постсоветский материк. 2015. № 2 (6). С. 117-136.
  8. Силова С.В. Крестный путь: Белорусская Православная Церковь в период немецкой оккупации 1941–1944 гг.Минск: Белорусская Православная Церковь, 2005. 72 с.

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.