Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Telegram: sibac
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Студенческий» № 23(193)

Рубрика журнала: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): скачать журнал часть 1, скачать журнал часть 2, скачать журнал часть 3, скачать журнал часть 4, скачать журнал часть 5

Библиографическое описание:
Емельянов В.С., Диниева А.Р. ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ ОРГАНОВ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ // Студенческий: электрон. научн. журн. 2022. № 23(193). URL: https://sibac.info/journal/student/193/260000 (дата обращения: 04.07.2022).

ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ ОРГАНОВ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ

Емельянов Василий Сергеевич

студент, Башкирский государственный университет,

РФ, г. Стерлитамак

Диниева Алина Разимовна

студент, Башкирский государственный университет,

РФ, г. Стерлитамак

Ишембитов Азамат Файзрахманович

научный руководитель,

старший преподаватель кафедры уголовного права и процесса, Башкирский государственный университет,

РФ, г. Стерлитамак

АННОТАЦИЯ

В статье рассматривается история создания органов предварительного следствия.

ABSTRACT

The article discusses the history of the creation of preliminary investigation bodies.

 

Ключевые слова: история органов предварительного следствия, народный комиссариат внутренних дел, аппарат милиции, следователи.

Keywords: history of the preliminary investigation bodies, people's commissariat of internal affairs, police apparatus, investigators.

 

История органов предварительного следствия в системе МВД России берёт своё начало задолго до 6 апреля 1963 года, когда был подписан Указ Президиума Верховного Совета СССР. Она представлена событиями и фактами, тесно связанными между собой единой цепью логических преобразований как самого Министерства, так и органов предварительного следствия в его составе. Варианты организационного обеспечения функции предварительного следствия в составе Министерства во многом определялись, во-первых, позицией руководства государства о возможности предоставления такого права органам внутренних дел, во-вторых, автономностью или подчинённостью самих органов внутренних дел в механизме Советского государства; в-третьих, имеющимся и приобретаемым опытом организационного строительства как в государстве в целом, таки в Министерстве в частности.

Народный комиссариат внутренних дел был образован на II Всероссийском съезде Советов 25-26 октября (7-8 ноября) 1917 г. в составе первого советского правительства - Совета народных комиссаров [4]. В 1917-1918  гг. при непосредственном участии НКВД осуществлялся процесс реорганизации рабочей милиции, действовавшей в соответствии с постановлением НКВД «О рабочей милиции» от 28 октября (10 ноября) 1917 г., в штатный государственный орган, построенный на профессиональных началах и осуществляющий на постоянной основе функции охраны общественного порядка. В течение 1918-1920 гг. формировались основные звенья рабоче-крестьянской милиции: созданы специальные органы милиции для обеспечения общественного порядка на транспорте: железнодорожная (февраль 1919г.) и речная (апрель 1918 г.) милиция; в октябре 1918 года образован уголовный розыск.

Таким образом, к середине 1920 года в основном завершился процесс организационного оформления основных звеньев аппарата милиции, действовавшей в составе НКВД РСФСР [3, с. 39].

В этот период в «РСФСР отсутствовал уголовно-процессуальный кодекс. В соответствии со ст.8 Декрета № 2 «О суде» судопроизводство по уголовным делам велось по правилам Судебных уставов 1864 года, если таковые не были отменены Декретами ЦИК РСК и КД и СНК и не противоречили правосознанию трудящихся классов. В стране фактически сосуществовали две судебные системы: нормальная (для осуществления судопроизводства по делам об общеуголовных преступлениях) и исключительная (специальная) - для рассмотрения уголовных дел против контрреволюционных сил и ограждения от них революции и её завоеваний» [3, с. 40].

Предварительное следствие в исключительной судебной системе производили военные следователи (ст.5 постановления РВС Республики от 4.02.1919 «О революционных военных трибуналах», Положение о военных следователях, утв. приказом РВС от 30.09.1919 №1595), следователи ВЧК (Конструкция отделов ВЧК от 13.06.1918, Инструкция ЧК на местах от 1.12.1918), сотрудники Особых отделов и иных органов, имевших право направлять уголовные дела в трибуналы (ст.8 Положения о революционных трибуналах, утв. Декретом ВЦП К от 18.03. 1920), следователи при Главном и местных революционных военных железно-дорожных трибуналах, сотрудники следственного аппарата соответствующих органов Транспортного отдела ВЧК (ст. 13 Положения о революционных военных железно-дорожных трибуналах, утв. Декретом ВЦИК от 18.03.1920).

«В нормальной судебной системе отказ от коллегиального обеспечения функции предварительного следствия был закреплён в Положении о местных органах юстиции, утверждённом циркуляром IIKIO РСФСР от 27.08.1920 №20» [1, с.56-60]. В соответствии с «Положением о народном суде РСФСР, утверждённым Декретом ВЦИК от 21 октября 1920 г.» [6], производство предварительного следствия по уголовным делам, рассматриваемым с участием 6 заседателей, возлагалось на районных народных следователей. Они производили предварительное следствие по уголовным делам о посягательствах на человеческую жизнь, причинение тяжких ранений и увечий, изнасиловании, разбое, поджоге, подделке денежных знаков и документов (ст.ст.6, 7 Положения). По остальным делам в нетерпящих отлагательствах случаях предварительное следствие производили постоянные народные судьи, если качество произведённого дознания не удовлетворяло народный суд. Циркуляром НКЮ РСФСР от 27.08.1920 № 20 при губернских отделах юстиции и при НКЮ РСФСР были учреждены должности следователей по важнейшим делам. В этих условиях предлагаемое объединение всех следственных аппаратов и их подчинение НКЮ РСФСР было воспринято представителями НКВД и ВЧК крайне негативно.

Вопрос о введении следователей в состав милиции в 1920 г. неоднократно обсуждался на совместных и внутриведомственных совещаниях (коллегиях) НКЮ и НКВД. Каждое ведомство, поддерживая идею объединения розыска и следствия в рамках одного комиссариата, разработало своё положение, предусматривающее подчинение объединённого органа соответственно НКЮ или НКВД. Так, в соответствии с проектом НКЮ уголовный розыск относился к ведению следственного отдела НКЮ, в составе которого образовывался уголовно-розыскной подотдел, возглавлявший вес уголовно-розыскные учреждения республики. Губернские управления уголовного розыска непосредственно подчинялись следственным подотделам губернского отдела юстиции, а местными органами уголовного розыска являлись губернские, уездные (городские) и районные управления.

«НКВД в этой ситуации избрал более прагматичную позицию: не ограничился разработкой проектов, а воплощал в жизнь принимаемые управленческие решения. В конце февраля - начале марта 1920 г. в Центральном управлении уголовного розыска Главмилиции были учреждены первые должности следователей. На них были возложены обязанности по инструктированию, руководству и наблюдению за деятельностью местных следственно-розыскных учреждений (или местных розыскных органов), а в исключительных случаях - производство расследований. 2 апреля 1920 г. в штатное расписание отделений уголовного розыска губернских подотделов милиции введены должности следователей. На местном уровне предусматривалось создание следственно-розыскных столов как отделов управлений уездных (городских) исполкомов. 30 мая 1920 г. проведённая реорганизация была закреплена циркуляром НКВД Параллельно НКВД разрабатывало новое положение о милиции, нормы которого предусматривали наряду с другими создание и следственно-розыскной милиции, организационно состоящей из следственно-розыскного отдела ГУМ, следственно-розыскных отделов губернских управлений милиции, следственно-розыскных отделений уездных управлений (отделов) милиции. Окончательная редакция Положения о милиции, направленная НКВД в Совнарком РСФСР, предусматривала следующий состав следственно-розыскной милиции: Центральный следственно-розыскной отдел, губернские и уездные (городские) отделы» [2, с. 41].

Однако противостояние НКЮ и НКВД в вопросе учреждения должностей следователей в составе милиции оказало существенное влияние на окончательный вариант Положения. Президиум ВЦИК, зная о существующем между ними противоречии в решении вопроса о создании следственного аппарата в составе милиции, 25 мая 1920 г. запросил мнение НКЮ по этому вопросу, который подтвердил свое решение от 10 февраля о подчинении уголовного розыска НКЮ и сообщил это постановление Президиуму ВЦИКа.

«Нерешённость вопроса в деталях на стадии согласования проекта, осторожность законодателя в выборе варианта, удовлетворяющего интересам и НКЮ, и НКВД, нашли отражение в нормах Положения о рабоче-крестьянской милиции, утверждённого Декретом ВЦИК и СНК РСФСР от 10 июня 1920 года» [5].

Следователи были включены в состав рабоче-крестьянской милиции, находящейся в ведении НКВД и его органов на местах, что, с одной стороны, закрепляло ранее проведённые исключительно ведомственными нормативными правовыми актами реорганизации. С другой стороны, законодатель не определил точное организационное положение должностей следователей применительно к структурам различных видов милиции, образующих РКМ. Лишь применительно к водной (речной и морской) милиции было установлено правило, что «для борьбы с преступлениями уголовного характера, спекуляцией и т.п. при областных и районных управлениях водной (морской и речной) милиции организуются следственно-розыскные столы. Наличие общей и специальных норм в Положении было расценено руководством НКВД как основание для проведения масштабных реорганизаций и создания следственно-розыскной милиции как в территориальных органах, так и в органах, обслуживающих специальные объекты (железнодорожный и водный транспорт).

Структура следственно-розыскных органов, обслуживающих административно-территориальные единицы, была следующей: 1) в Центророзыске имелось по штату до 15 следователей по особым поручениям и 20 следователей; 2) в губернском уголовном розыске имелся следственный подотдел (следственная часть, следственный стол), состоящий из заведующего и 2-4 следователей; 3) в уездных отделениях уголовного розыска были введены 1-2 должности следователей; 4) в уголовно-розыскных столах работал 1 следователь.

Следственные подразделения в структуре железнодорожной следственно-розыскной милиции возглавлял специальный подотдел, в состав которого входили инструкторы из расчёта 1 должность на 5 нижестоящих линейных управлений. Инструкторам было предоставлено право производства предварительного следствия. В линейных управлениях их должности вводили из расчёта 1 сотрудник на 2 участковых отделения. Всего в состав линейного управления входило 5-10 инструкторов с правом производства предварительного следствия и 5 агентов по особым поручениям. Состав участкового отделения образовывали 5-10 следователей, 5-8 агентов 1 разряда и 10-20 агентов 2 разряда.

В 1921 году органы уголовного розыска на транспорте были включены в состав транспортной милиции. В связи с этим была проведена реорганизация. Следователи, входившие в состав отдела уголовного розыска дорожного управления милиции, объединялись в следственное отделение. Структура следственных органов в составе уголовного розыска, обслуживающего объекты водного транспорта, была аналогичной. Следственный аппарат в составе уголовного розыска был ликвидирован приказом Главмилиции по Центророзыску в октябре 1921 года.

Таким образом, первые следственные органы в составе НКВД-ОГПУ- МВД были созданы в феврале-марте 1920 года и просуществовали в структуре названного органа в течение полутора лет. Это был первый опыт организационного обеспечения функции предварительного следствия в составе Министерства внутренних дел Российской Федерации.

 

Список литературы:

  1. Материалы НКЮ. М.: Изд-е HKЮ РСФСР, 1920. Вып. VII. С.56-65.
  2. Сергеев А.Б. Особенности формирования органов дознания в России // История государства и права. 2014. № 5.С. 41.
  3. Сергеев Л.Б. Особенности формирования органов дознания в России // История государства и права. 2016. № 5.С. 39.
  4. СУ РСФСР. 1917. № 1. Ст. 1.
  5. СУ РСФСР. 1920. № 79. Ст.371.
  6. СУ РСФСР. 1920. № 83. Ст.407.

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом