Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Telegram: sibac
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Студенческий» № 23(193)

Рубрика журнала: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): скачать журнал часть 1, скачать журнал часть 2, скачать журнал часть 3, скачать журнал часть 4, скачать журнал часть 5

Библиографическое описание:
Михалкин А.О. НЕДОБРОСОВЕСТНАЯ КОНКУРЕНЦИЯ И ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ ПРАВОМ // Студенческий: электрон. научн. журн. 2022. № 23(193). URL: https://sibac.info/journal/student/193/259680 (дата обращения: 01.07.2022).

НЕДОБРОСОВЕСТНАЯ КОНКУРЕНЦИЯ И ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ ПРАВОМ

Михалкин Анатолий Олегович

студент магистратуры, юридический факультет Тольяттинский государственный университет,

РФ, г. Тольятти

UNFAIR COMPETITION AND ABUSE OF LAW

 

Anatoly Mikhalkin

Master's degree student, Faculty of Law Togliatti State University,

Russia, Togliatti

 

АННОТАЦИЯ

В настоящее время между учеными ведется дискуссия о соотношении понятий «недобросовестная конкуренция» и «злоупотребление правом». Определения этих понятий и характеристика закреплены в п.9 статьи 4, статьях 14.1-14.7 Закона о конкуренции и п.1 статьи 10 ГК РФ соответственно. Перечень форм недобросовестной конкуренции является открытым. Формы, которые четко законом не установлены, имеют «размытый» характер. Это значительно затрудняет их идентификацию. В связи с этим, зачастую становится трудно отличить недобросовестные конкурентные действия и от злоупотребления правом.

ABSTRACT

Currently, scientists are discussing the relationship between the concepts of "unfair competition" and "abuse of law". Definitions of these concepts and characteristics are fixed in paragraph 9 of Article 4, Articles 14.1-14.7 of the Competition Law and paragraph 1 of Article 10 of the Civil Code of the Russian Federation, respectively. The list of forms of unfair competition is open. Forms that are not clearly established by law have a "blurred" character. This makes it much more difficult to identify them. In this regard, it often becomes difficult to distinguish unfair competitive actions from abuse of law.

 

Ключевые слова: конкуренция, недобросовестная конкуренция, формы недобросовестной конкуренции, злоупотребление правом.

Keywords: competition, unfair competition, forms of unfair competition, abuse of law.

 

Некоторые ученые-правоведы считают, что недобросовестная конкуренция - это форма злоупотребления правом, но необходимо отметить, что не каждый акт свершения недобросовестной конкуренции хозяйствующим субъектом можно определить фактом злоупотребления правом. Мнение правоведов В.П. Грибанова и О.В. Голиковой сходятся: «на отдельные формы недобросовестной конкуренции, поименованные в законе, установлены законодательные запреты. Следовательно, рассуждают они, при таких условиях лица лишены всякого права на них, чтобы ими возможно было злоупотреблять. В результате чего они резюмируют, что те акты недобросовестной конкуренции, которые прямо запрещены законом, нельзя относить к злоупотреблению правом, ибо абсурдно» [1].

«Ученые, придерживающиеся обратной точки зрения, отличной от первой, не отрицают, что недобросовестная конкуренция есть некая форма злоупотребления правом, не усматривают при этом необходимости нормативного фиксирования недобросовестной конкуренции в статье 10 ГК РФ. Они полагают, что результатом такой фиксации станет смешение между собой специальных норм закреплённых в статье 4 закона «О защите конкуренции», и общих норм, установленных частью 1, статьи 10 ГК РФ» [2, с. 206].

Выражение «иное недобросовестное осуществление гражданских прав» содержащееся в части 1 статьи 10 ГК РФ, подтверждает, что эта формулировка права раскрыта достаточно широко, таким образом приобщая к ней недобросовестную конкуренцию. Поэтому необязательно каждый раз напоминать о том, что недобросовестная конкуренция является одной из форм злоупотребления правом.

«Рассмотрим поподробнее вторую точку зрения и определим, что означает недобросовестная конкуренция как форма злоупотребления гражданским правом. Одни суды недобросовестную конкуренцию всецело связывают с шиканой - формой злоупотребления правом, при которой субъект осуществляет принадлежащие ему право, одновременно с эти нарушая пределы существования своего права с целью причинения вреда правам и свободам других участников общественных отношений при наличии последствий в виде причинения вреда другому лицу» [7, с. 11]. Обязательный ее признак – исключительное наличие вреда.

М.В. Новиков, кандидат юридических наук, в своей работе «Недобросовестная конкуренция как одна из форм злоупотребления гражданским правом» описывает другую позицию правоведов, она основывается на то, что: «что факт причинения вреда кому либо из субъектов-конкурентов не всегда будет основанием для определения его актом недобросовестной конкуренции. Поскольку, по мнению судебных органов, отсутствие причиненного вреда конкуренту не говорит об отсутствии акта недобросовестной конкуренции, т.к это не соответствует нормативному определению понятия недобросовестной конкуренции, приведенному в статье 4 закона «О защите конкуренции», где не говорится о том, что непосредственной целью недобросовестной конкуренции выступает причинение вреда конкурентам» [3, с. 22].

«Кроме шиканы существуют также случаи ведения недобросовестной конкуренции с помощью обхода закона. Стоит заметить, что кроме случаев обхода закона и шиканы, современная практика имеет примеры, во время которых недобросовестная конкуренция квалифицируется как злоупотребление правом без установленной формы. Такое решение верно, т.к. статья 10 ГК РФ не содержит в себе список форм злоупотребления правом» [7, с. 11].

Тогда почему те или иные формы недобросовестной конкуренции, указанные в п.9 статьи 4 Закона о конкуренции, можно приобщить к форме злоупотребления правом, которые не освещены статьей 10 ГК РФ.

Приведем примеры судебной практики и определим, является ли недобросовестная конкуренция частью злоупотребления правом или она существует совершенно отдельно.

«Суд по интеллектуальным правам рассмотрел в судебном заседании (дело № СИП-98/2017 от 13 июля 2017года) исковое заявление закрытого акционерного общества «РЕННА-ХОЛДИНГ» к открытому акционерному обществу «КРАСНЫЙ ОКТЯБРЬ». Исковое заявление мотивировано тем, что общество «РЕННА-ХОЛДИНГ» является правообладателем товарного знака « », которое является однородным товаром, в отношении которого зарегистрирован оспариваемый товарный знак ответчика. По мнению истца, обществом «КРАСНЫЙ ОКТЯБРЬ» спорный товарный знак не используется, и поэтому общество «РЕННА-ХОЛДИНГ» просит досрочно прекратить правовую охрану оспариваемых товарных знаков, в связи с их неиспользованием» [6].

Важно отметить, что товарный знак истца был зарегистрирован гораздо позже, чем товарный знак ответчика. Также ответчиком доказана широкая известность оспариваемого товарного знака, и при их использовании в отношении конкретных товаров распространяется в глазах потребителей и на иные товары, в отношении которых товарный знак фактически не используется.

Согласно пункту 1 статьи 1486 ГК РФ правовая охрана товарного знака может быть прекращена досрочно в отношении всех товаров или части товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, вследствие неиспользования товарного знака непрерывно в течение любых трех лет после его государственной регистрации. При рассмотрении дел о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования истец должен доказать свою заинтересованность в удовлетворении заявленных требований [4].

Истец «РЕННА-ХОЛДИНГ» заинтересован в досрочном прекращении правовой охраны товарного знака, подтверждая использование этого знака дочерней компанией.

Общество имеет право подать такое заявление, но это право нарушает статью 10 ГК РФ, где установлено, что: «не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом)».

Суд признал спорный товарный знак ответчика и товарный знак истца схожими до степени смешения. Таким образом, в действиях «РЕННА-ХОЛДИНГ» присутствуют признаки недобросовестности и намерения причинить вред обществу «КРАСНЫЙ ОКТЯБРЬ» предъявлением настоящего иска. Действия истца нарушают статью 14.6 Закона о защите конкуренции: «о запрете на недобросовестную конкуренцию путем совершения хозяйствующим субъектом действий (бездействия), способных вызвать смешение с деятельностью хозяйствующего субъекта-конкурента, либо с товарами или услугами».

Суд также ссылается на пункт 2 статьи 10.bis Конвенции по охране промышленной собственности, она гласит: «актом недобросовестной конкуренции считается всякий акт конкуренции, противоречащий честным обычаям в промышленных и торговых делах». Подпунктом 1 пункта 3 статьи 10.bis Парижской конвенции подлежат запрету все действия, способные каким бы то ни было способом вызвать смешение в отношении предприятия, продуктов или промышленной или торговой деятельности конкурента.

В приведенном примере действия истца подходят под квалификацию ГК РФ и закона «О защите конкуренции», но суд обосновал решение только статьей 10 ГК РФ. Получается, суд признал недобросовестную конкуренцию частью злоупотребления правом.

Совершенно противоположное решение было принято Тринадцатым Арбитражным Апелляционным судом по делу №А56-99346/2017 от 4 октября 2018 г. Общество с ограниченной ответственностью «СтройКлюч4» обратилось в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Фаэтон - Топливная сеть номер 1» с требованием запретить ответчику использовать товарный знак.

В апелляционной жалобе ООО «СтройКлюч-4» просит решение суда отменить и вынести по делу новый судебный акт об удовлетворении иска, ссылаясь на неправильное применение норм материального права.

В апелляционной жалобе ООО «Фаэтон - топливная сеть номер 1» просит включить в мотивировочную часть решения выводы об установлении в ходе судебного разбирательства фактов, свидетельствующих о недобросовестной конкуренции и злоупотреблении правом со стороны ООО «СтройКлюч-4».

Как следует из материалов дела, «СтройКлюч-4» является правообладателем исключительных прав на товарный знак (знак обслуживания) АЕRО. В обоснование иска «СтройКлюч-4» ссылается на использование ответчиком в рекламных целях словесного обозначения и графического изображения спорного товарного знака, также использование в отсутствие соответствующего разрешения правообладателя. ООО «СтройКлюч-4» обратилось в суд с настоящим иском, где суд отказал удовлетворении иска, указав, что товары и услуги, для индивидуализации которых ответчик использует обозначение АЕRО, иные, чем те, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, и не являются однородными. Апелляционная инстанция считает указанные выводы суда правильными.

Ответчик открыто на протяжении 8 лет с момента регистрации использует обозначение AERO, то есть задолго до того, как ООО «СтройКлюч-4» приобрело исключительное право на спорный товарный знак. Используемое ответчиком обозначение AERO в глазах потребителей приобрело устойчивую положительную деловую репутацию, о чем заведомо было известно ООО «СтройКлюч-4» на момент приобретения исключительного права на спорный товарный знак. При этом с момента государственной регистрации по настоящее время спорный товарный знак не использовался правообладателями для индивидуализации товаров и услуг, в отношении которых он зарегистрирован, поскольку указанные товары и услуги не вводились в гражданский оборот. В настоящее время у товаров и услуг, индивидуализированных спорным товарным знаком, фактически отсутствуют как рынок, так и потребители данных товаров и услуг. В данном случае отсутствует смешение или вероятность смешения спорного товарного знака и используемого ответчиком обозначения AERO. Используемое ответчиком при реализации моторного топлива обозначение AERO не ассоциируется у потребителей как с ООО «СтройКлюч-4», так и с теми видами деятельностью, в отношении которых зарегистрирован спорный товарный знак, в связи с чем, спорные обозначения не способны ввести потребителей в заблуждение относительно истинного изготовителя товаров [5].

Вместе с тем, апелляционная инстанция признает обоснованными доводы ответчика о необходимости дополнить мотивировочную часть решения выводами об установлении в ходе судебного разбирательства фактов, свидетельствующих о недобросовестной конкуренции и злоупотреблении правом со стороны ООО «СтройКлюч-4» при приобретении исключительных прав на комбинированный товарный знак АЕRО.

В данном случае действия истца по приобретению спорного товарного знака на торгах в рамках банкротства ООО «Аэро» (предыдущего правообладателя спорного товарного знака) и последующее предъявление исковых требований к ответчику является злоупотреблением правом со стороны истца, а также являются актом недобросовестной конкуренции.

Приобретая спорный товарный знак на торгах в рамках дела о банкротстве ООО «Аэро», истец заведомо знал о том, что обозначение AERO, сходное со спорным товарным знаком, открыто и добросовестно используется для индивидуализации товаров и услуг.

В качестве критерия недобросовестного поведения может быть принято во внимание последующее (после регистрации) поведение правообладателя. Такое последующее поведение лица, зарегистрировавшего в качестве товарного знака обозначение, ранее использовавшееся им наравне с иными лицами, например, может состоять в действиях по вытеснению конкурентов с рынка путем предъявления в суд требований о пресечении использования спорного обозначения. Такое поведение можно назвать одной из форм недобросовестной конкуренции.

Так как истец приобрел спорный товарный знак на торгах в рамках банкротства ООО «Аэро» (предыдущего правообладателя спорного товарного знака), последующее предъявление исковых требований к ответчику является злоупотреблением правом со стороны, а также являются актом недобросовестной конкуренции.

При рассмотрении этого дела апелляционный суд разграничил злоупотребление правом и факт недобросовестной конкуренции. Получается, что имея на руках факты недобросовестной конкуренции и злоупотребления правом в действиях хозяйствующего субъекта, суд может учесть и принять во внимание оба факта правонарушения или напротив, принять только один, включив в него второй.

Таким образом, рассмотрев судебную практику, оценив мнения ученых, считаем, что недобросовестная конкуренция - самостоятельная форма злоупотребления правом. Полагаем, что необходимо законодательно разграничить недобросовестную конкуренцию и злоупотребление правом.

 

Cписок литературы:

  1. Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав / В.П. Грибанов / Изд. 2-е, стереотип. - М.: «Статут».- 2001 г. // КонсультантПлюс: Классика Российского Права. // URL: https://civil.consultant.ru/elib/books/1/(дата обращения: 20.05.2022).
  2. Кация Т.В. Злоупотребление субъективным гражданским правом // Закон. 2009. N 3. - С. 206-210.
  3. Новиков М.В Недобросовестная конкуренция как одна из форм злоупотребления гражданским правом»/ М.В Новиков / автореферат дис. кандидата юридических наук.- 2018 г. – 30 с.
  4. Обзор судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 23.09.2015) п. 42 // СПС «КонсультантПлюс»
  5. Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суд от 4 октября 2018 г. по делу № А56-99346/2017 // Официальный сайт Судебных и нормативных актов. URL: https://sudact.ru/arbitral/doc/W5j59Rly3Sgw/ (дата обращения: 13.05.2022 г.)
  6. Решение Суда по интеллектуальным спорам РФ от 9 июня 2017 года по делу № СИП-693/2016 // СПС «КонсультантПлюс»
  7. Шашерина Е.П. Шикана как форма злоупотребления правом / Материалы III международной научной конференции.- 2015 г.- С. 10-13.

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом