Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Telegram: sibac
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Студенческий» № 17(187)

Рубрика журнала: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): скачать журнал часть 1, скачать журнал часть 2, скачать журнал часть 3, скачать журнал часть 4, скачать журнал часть 5, скачать журнал часть 6, скачать журнал часть 7, скачать журнал часть 8, скачать журнал часть 9

Библиографическое описание:
Алехина А.Д. ДВОЙСТВЕННОСТЬ ИСТОЧНИКОВ МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА // Студенческий: электрон. научн. журн. 2022. № 17(187). URL: https://sibac.info/journal/student/187/251342 (дата обращения: 26.02.2024).

ДВОЙСТВЕННОСТЬ ИСТОЧНИКОВ МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА

Алехина Анастасия Дмитриевна

студент, юридический факультет, Стерлитамакский филиал Башкирского Государственного Университета,

РФ, г. Стерлитамак

Сакаева Эльвира Зинуровна

научный руководитель,

канд. экон. наук, доц., Стерлитамакский филиал Башкирского Государственного Университета,

РФ, г. Стерлитамак

DUALITY OF SOURCES OF PRIVATE INTERNATIONAL LAW

 

Anastasia Alekhina

Student, Faculty of Law, Sterlitamak branch of the Bashkir State University,

Russia, Sterlitamak

Elvira Sakaeva

scientific adviser, Candidate of Sciences in Economics, Associate professor, Sterlitamak branch of the Bashkir State University,

Russia, Sterlitamak

 

АННОТАЦИЯ

В статье рассмотрено понятие и особенности международного частного права, дана историческая справка становления данного термина, проведен анализ основных положений концепции двойственности источников международного права.

ABSTRACT

The article considers the concept and features of private international law, gives a historical background to the formation of this term, analyzes the main provisions of the concept of duality of sources of international law.

 

Ключевые слова: международное частное право, международное право, двойственность источников.

Keywords: private international law, international law, duality of sources.

 

Международное частное право, по замечанию М.М. Богуславского, «самая непонятная юридическая дисциплина» [3, URL]. Впервые данное понятие было предложено в 1834 г. американским автором Д. Стори. Термин стал применяться в европейских исследованиях, начиная с 40-х годов XIX века, а в западной науке рассматривались и иные понятия (например, межгосударственное частное право), но они так и не смогли остаться на страницах юридической литературы.

В России исследованием данного понятия впервые занялся Н.П. Иванов. В 1865 году исследователь издал книгу «Основания частной международной юрисдикции», в которой раскрыл самостоятельную теорию коллизионного права.

В современной науке международное право – это «совокупность норм внутригосударственного законодательства, международных договоров, а также обычаев, которые регулируют гражданско-правовые, трудовые и иные частноправовые отношения, которые осложнены иностранным элементом» [4, с. 391].

Источники международного частного права (далее – МЧП) играют основополагающую роль в организации отношений между государствами. В каком-то смысле место единственного юридического источника занимает нормативный юридический акт, подразумевающий законы и подзаконные акты.

В Российской Федерации отсутствует единый акт, содержащий аспекты МЧП – они находятся в отраслевых кодексах: Гражданском кодексе, Семейном кодексе, Кодексе торгового мореплавания. В качестве основного национального источника выступает Гражданский кодекс, в содержании которого присутствуют нормы МЧП (Раздел 6) [1]. Именно на основе данного документа впервые наиболее полно раскрываются коллизионные нормы и принципы применения и определения иностранного права.

В современной России многие введенные наукой положения имеют законодательную основу. Среди них можно выделить такие как взаимность, обратная ссылка, непосредственно применимые императивные нормы, закон тесной связи, личный закон физических и юридических лиц и т.д. [4, с. 391].

Семейный кодекс также занимает важное место в рамках коллизионного права – в разделе 7 («Применение семейного законодательства к семейным отношениям с участием иностранных граждан и лиц без гражданства») [1] отражены нормы МЧП.

Несмотря на интерес со стороны исследователей к данной проблеме, вопрос о вхождении в состав МЧП национальных материально-правовых норм прямого действия до сих пор остается открытым. Материально-правовые нормы, направленные на контроль отношений, имеющих в своем составе иностранный элемент, могут являться частью международных договоров. В современной науке они объявлены нормами МЧП.

Гражданский кодекс РФ в своем составе имеет специальный раздел об особенностях МЧП, где раскрыта норма, устанавливающая, что наличие в международном договоре РФ материально-правовых норм, подлежащих применению к соответствующему отношению, исключает «определение на основе коллизионных норм права, применимого к вопросом, полностью урегулированным такими материально-правовыми нормами» [4, с. 392].

Согласно Гражданскому кодексу в качестве источника международного права также могут выступать обычаи – национальные или международные – они могут быть наделены материальным или коллизионным содержанием [2, с. 130]. Отдельные государства называют источником права также судебный прецедент. Некоторые отечественные исследователи говорят о необходимости введения данного аспекта и в рамках российского государства.

На основе фактов, существующих в рамках современной науки, большинство исследователей определяет международный договор как акт, не имеющий «прямого применения во внутригосударственной сфере». В свою очередь, на основании данного определения можно говорить об отсутствии у данного акта значения источника внутреннего права и международного частного как следствие.

Особенность источников международного права – «двойственность форм выражения и закрепления его норм» [4, с. 67]. В контексте данного вопроса она проявляется в возможности представления в качестве источника МЧП как договоров и международных обычаев, так и норм законодательства и судебной практики конкретных стран [3, URL].

В рамках политической правовой теории данная проблема широко известна. На основе Гражданского кодекса, а именно п. 1, ст. 1186, определяющим право, направленного на гражданско-правовые отношения, на базе международных договоров страны, настоящего кодекса и других актов, а также обычаев государства, можно говорить о признании кодексом двойственности источников.

Важно отметить, что большая часть норм, являющихся элементом системы МЧП, воплощены в форме международных договоров, но это не является достаточным основанием утверждать, что договор в своей абстрагированной форме выступает в качестве источника МЧП.

Значительны исследования, определяющие, что концепция двойственности источников не говорит о расчленении МЧП надвое, поскольку в любом случае в качестве предмета регулирования выступают гражданско-правовые отношения, имеющие в составе иностранные элементы [3, URL].

Таким образом, данная концепция является предметом многих споров исследователей. Это связано с невозможностью непосредственно применения международных договоров в рамках отечественной системы права. В то же время они выступают в качестве внутреннего в целом и МЧП в частности.

 

Список литературы:

  1. Российская Федерация. Законы. Гражданский Кодекс Российской Федерации Часть 4.: текст с изм. и доп. вступ. в силу с 30.04.2021: [принят Государственной Думой 24 ноября 2006 года: одобрен Советом Федерации 8 декабря 2006 года]. — Москва, 2021.  5496 с.
  2. Ануфриева, Л. П. Международное частное право. В 3-х т. Общая часть. Т.1. М.: БЕК, 2002. 288 с.
  3. Богуславский М..М. Международное частное право [Сайт]. Режим доступа: https://be5.biz/pravo/m012/index.html (дата обращения: 17.04.2022).
  4. Симонова, А.Е. Концепция двойственности источников международного частного права // Молодой ученый. 2021. № 22 (364). С. 391-393.

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.