Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Telegram: sibac
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Студенческий» № 10(180)

Рубрика журнала: Психология

Скачать книгу(-и): скачать журнал часть 1, скачать журнал часть 2

Библиографическое описание:
Есенгул К.И. ОСОБЕННОСТИ ИССЛЕДОВАНИЯ СОЦИАЛЬНЫХ ФАКТОРОВ, ВЛИЯЮЩИХ НА ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ // Студенческий: электрон. научн. журн. 2022. № 10(180). URL: https://sibac.info/journal/student/180/244260 (дата обращения: 28.06.2022).

ОСОБЕННОСТИ ИССЛЕДОВАНИЯ СОЦИАЛЬНЫХ ФАКТОРОВ, ВЛИЯЮЩИХ НА ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ

Есенгул Карлыгаш Изядинкызы

магистрант, кафедра психологии и педагогики, Каспийский университет технологии и инжиниринга им. Ш. Есенова,

Республика Казахстан, г. Актау

Нагымжанова Каракат Мукашевна

научный руководитель,

д-р пед. наук, доц., Каспийский университет технологии и инжиниринга им. Ш.Есенова,

Республика Казахстан, г. Актау

FEATURES OF THE STUDY OF SOCIAL FACTORS AFFECTING PSYCHOLOGICAL HEALTH

 

Karlygash Yessengul

master, department of psychology and pedagogy, Yessenov university,

Republic of Kazakhstan, Aktau

Karakat Nagymzhanova

scientific adviser, PhD, associate professor, Yessenov university,

Republic of Kazakhstan, Aktau

 

АННОТАЦИЯ

В статье предлагается общий обзор психологическому здоровью, социальным факторам, влияющим на психологическое здоровье, в контексте основных проблем стремительного роста психических расстройств. Выявлены ключевые проблемы влияющих на психическое здоровье. Особое внимание уделяется социальным факторам и материальному благополучию.

ABSTRACT

The article offers a general overview of psychological health, social factors affecting psychological health, in the content of the main problems of the rapid growth of mental disorders. Key problems affecting mental health are identified. Particular attention is paid to social factors and material well-being.

 

Ключевые слова: здоровье, психическое здоровье, социальный фактор, семья.

Keywords: health, mental health, social factor, family.

 

Общественное психическое здоровье является индикатором интеллектуального и нравственного состояния общества, его духовного потенциала. Оценивая величину экономического и социального ущерба, привносимого проблемами, связанными с низким уровнем психического здоровья Всемирный Банк и Гарвардский Университет, считают, что в настоящее время имеет место «необъявленный кризис» психического здо­ровья притом, что этот кризис оказывает влияние на жизни более чем четверти миллиарда людей [1, с. 98].

В настоящее время 450 миллионов человек в мире страдает психическими расстройствами. В том числе 160 миллионов - депрессивными расстройствами, 70 миллионов - алкоголизмом, 50 миллионов — эпилепсией, 24 миллиона - шизофренией. В каждой из четырех семей есть, по крайней мере, один человек, который страдает в данное время от психического расстройства. Ежегодно в мире один миллион человек заканчивает жизнь самоубийством, 20 миллионов человек совершают суицидальные попытки [2].

В настоящее время все более отчетливо прослеживается тенденция смеше­ния границ и взаимозависимости понятий психического здоровья и духовного или морального здоровья с «раскаленной» атмосферой, существующей вокруг этого последнего понятия.

Другой аспект проблемы психического здоровья, который занимает все больше внимания - качество жизни, не только лиц с психическими поведенче­скими расстройствами, но и лиц с другими инвалидизирующими заболеваниям, а также пожилых людей. Если не предпринимать самых энергичных и эффективных мер в отноше­нии тенденций к снижению уровня психического здоровья в мире, то с высокой долей вероятности будут нарастать экономические, социальные, медицинские проблемы, а также гражданские беспорядки. Их все возрастающее бремя будет стоить невероятно дорого с точки зрения человеческих страданий, инвалидно­сти, преступности и экономических потерь.

Между тем, современная медицина уже обладает средством для лечения многих психических расстройств. Имеются и другие возможности (прежде всего - социальные), для того, чтобы эффективно предупредить или облегчить страдания людей. Однако многие правительства пренебрегают своими обязан­ностями по обеспечению соответствующего лечения, профилактики и оказания социальной помощи лицам с психическими расстройствами в своих странах. Продолжается дискриминация в отношении таких людей. Если психические и поведенческие расстройства составляют около 12% глобального бремени болезней, то бюджеты лечения психических расстройств в большинстве стран составляют менее 1% от общего объема расходов на здравоохранение.

Многочисленными исследователями подчеркивались необходимость и важ­ность позитивного (а не только как отсутствие болезни) определения понятия «психическое здоровье» [3]. Известный американский психиатр и основопо­ложник современной психиатрии в США К. Meninger [4] определял психиче­ское здоровье как: удовлетворенность, ощущение счастья, уравновешенный темперамент, интеллектуальность и «примерное» социальное поведение. По Т. Parsons [4], психическое здоровье можно определить как состояние оптимальной работоспособности индивида в смысле эффективного выполнения ролей и задач, соответствующих его социальному статусу. P. Becker [4] формулирует три главных компонента душевного здоровья: психическое и физиче­ское хорошее самочувствие (с такими характеристиками как полнота чувств, альтруизм, отсутствие жалоб); самоактуализация (развитие, автономия); уважение к себе и другим (чувство собственной успешности, способности любить). Мейнард Перре и Урс Бауман [4] подчеркивают, что психическое здоровье следует рассматривать исходя из 3-х различных перспектив: здоровье; хорошее самочувствие; роль здорового. По мнению A. Schorr [4] психическая норма - это нейтральная область усредненного нормального состояния между экстре­мальными случаями плохого психического самочувствия (проявления отдель­ных психических болезней) и идеальными состояниями хорошего психического самочувствия в смысле оптимального развития и полностью функционирующей личности. Последнее определение психического здоровья весьма перспективно с точки зрения выведения соответствующих уровней психического здоровья.

С начала 1990—х годов был опубликован ряд научных работ, в которых состав и динамика психических расстройств у отдельных населенческих групп связывались не только с уровнем развития психиатрической службы, но и рядом социальных условий. Соответственно исследовательским подходам, предпринимались попытки систематики изучаемых детерминант. Наибольшее распространение получило заимствованное из современной социологии формальное деление факторов на макро - и микросоциальные.

К первым исследователи относят социальные условия, определяемые непосредственно общественным строем, социально - экономической и политической структурой общества. Анализируя значение макросоциальных факторов в формировании психической патологии, Б.С. Положий указывает на особенно патогенный характер политической и экономической нестабильности, ломки жизненных стереотипов, утраты прежних идеалов, поляризации общества по материальному положению и идеологическим соображениям [5]. Благоприятные предпосылки для интенсивного возникновения в обществе психических расстройств и социально-опасных форм отклоняющегося поведения (алкоголизм, наркомании, суициды) создают, по мнению Ц.П. Короленко, ситуации повышенной социальной напряженности. Возникновение и развитие психических нарушений протекает при этом по типу «порочного круга»: рост ментальной патологии усиливает социальную напряженность в популяции [6].

Микросоциальные факторы включают в себя конкретные направления общественной жизни индивидов (труд, отдых, быт и т.д.). Особое значение в ряду микросоциальных факторов принадлежит семье. Исследуя роль семейных отношений в формировании психического здоровья, Б.С. Положий [7] выделяет три социальные семейные структуры:

  1. «надежный тыл», характеризующийся искренними теплыми взаимоотношениями, общими заботами и интересами, комфортным психологическим микроклиматом. Взаимная социальная поддержка выполняет здесь своеобразную буферную функцию для смягчения психологических последствий стресса;
  2. «фронтовая зона», с деструктивными межличностными отношениями, доходящими до постоянных скандалов, конфликтов и взаимных унижений;
  3. «нейтральная полоса», определяющаяся формально - безразличным характером взаимодействия. Выраженные эмоциональная напряженность и дефицит в двух последних типах семейных структур создают, по мнению исследователя, значительный риск нарушений психического здоровья.

Переходя к рассмотрению собственно факторов, влияющих на психическое здоровье, необходимо указать на недостаточную разработанность данной проблемы в отечественной науке. Полноценным исследованиям в этой области препятствовали идеологические барьеры недавнего прошлого, когда допустимая среда изучения ограничивалась семейным микросоциумом, а проблемы макросоциальных воздействий признавались лишь за пределами стран социалистического лагеря в «чуждом» капиталистическом обществе. Важным достижением психиатрии явилась реализация научной программы «Выявление закономерностей влияния этнических и социокультуральных факторов на психическое здоровье населения с целью оптимизации психиатрической и психопрофилактической помощи».

В Казахстане Г.М. Кудьяровой [8] в рамках указанной программы были исследованы основные этнокультуральные особенности распространенности и клинической картины психических расстройств.

В работах исследователей, посвященных изучаемой проблеме, большое значение придается таким социокультуральным параметрам психического здоровья, как материальный статус.

Исследовательская группа Национального Медицинского Университета им. С.Д. Асфендиярова провела исследование влияния социальных факторов на психическое здоровье респондентов пожилого возраста [9]

При анализе самооценки психологического здоровья большинство респондентов были женщины, имели высшее образование и принадлежали к возрастной группе 60-69 лет. При оценке материального положения каждый третий отнесен в группу с доходом ниже среднего, то есть денег не хватает на покупку продуктов питания или одежды, в то время как 14,9±1.18% респондентов не указали свой ​​доход. Более чем две трети населения в возрасте от 60 лет и старше (79,8±1.33%) оценивает свое здоровье как удовлетворительное или плохое, в то время как об отличном здоровье сообщили только 2±0.46%.

Наиболее выраженное неравенство в СЗ было установлено в зависимости от материального положения (χ2 = 109.5, p ≤ 0.001). Только 4,2±% респондентов из самой привилегированной категории сообщили о плохом здоровье, тогда как соответствующая доля среди наименее привилегированных составила 26,9±0,67%.  Кроме того, 36,3±1,6% из тех, чей доход выше среднего сообщили о хорошем и отличном здоровье, и только 10±1,0% из тех, у кого недостаточно денег, чтобы купить продукты питания или одежду, отметили хорошее или отличное здоровье. Также нами обнаружено, что 33.4±1,2% участников исследования не имеют достаточно денег, чтобы купить продукты питания или одежду. Более пожилые участники чаще сообщали о плохом здоровье, чем о хорошем (χ2 = 43.2, p ≤ 0.001), а также те, кому старше 80 лет чаще оценивали свое здоровье как удовлетворительное, чем как хорошее.

Участники исследования, которые не имели высшего образования чаще сообщали о плохом здоровье, чем о хорошем или отличном (χ2 = 49.3, p ≤ 0.001), а также женщины, как правило, сообщали о плохом здоровье чаще, чем мужчины (χ2 = 22.5, p ≤ 0.001). В частности, среди мужчин не испытывают материальных затруднений 29,2±2,28%, на достаток средств на питание, одежду и мелкую бытовую технику указывают 24,7±2,16%, на достаток средств только на питание – 23,2±2,11%, на трудности обеспечения только питанием – 14,6±1,77%, на достаток средств на более крупные покупки указывают в целом 8,3±1,38%. Среди женщин, не испытывающих материальные затруднения, выявлено 27,7±1,98% респондентов, на достаток средств на питание, одежду и мелкую бытовую технику указывают 23,7±1,88%, на достаток средств только на питание – 22,8±1,86%, на трудности обеспечения только питанием – 19,2±1,75%, на достаток средств на более крупные покупки указывают в целом 6,5±1,09% женщин старшего возраста (рисунок 1).

 

Рисунок 1. Распределение ЛСВ с учетом материального статуса семьи

 

Следующим важным фрагментом исследования явилось изучение нуждаемости ЛСВ в социальной помощи. Для мужчин характерно отсутствие потребности в 70,2±2,29% случаев, потребность в бытовой помощи – 16±1,84%, в уходе на дому – 9,1±1,44%, потребность в больничном сестринском уходе – 2,5±0,78% и определении в дом-интернат – 0,4±0,32%.

Среди женщин не нуждаются в социальной помощи 72,6±1,98%, нуждаемость в бытовой  помощи – 11,1±1,39%, в уходе на дому – 8,3±1,22%, в больничной сестринской помощи – 3,6±0,83% и 1±0,44% респондентов нуждаются в определении в дом-интернат (рисунок 2).

 

Рисунок 2. Распределение ЛСВ по потребностям в социальной помощи

 

Анализируя варианты ответов ЛСВ о занятости трудом, являясь пенсионером в настоящее время, мы установили для мужчин в 26,2±2,20% случаев положительный ответ, а для женщин – у 14,5±1,56% респондентов (рисунок 3).

Таким образом, исследования по экономическому блоку дают нам возможность исследования взаимосвязи . В частности, среди мужчин  и старше этот показатель установлен нами  на уровне 26,2±2,20%, тогда как среди женщин – 14,5±1,56%. При сравнении с аналогичными индикаторами в развитых и разивающихся странах, в нашей стране индикатор занятости трудом пенсионеров является высоким, что говорит о нобходимости реформирования системы пенсионного обеспечения.

Таким образом, существует ряд факторов, активно влияющих на психическое здоровье населения, в том числе отдельных групп. Являясь единодушными в признании важной роли влияния социальных факторов на психическое здоровье, исследователи обнаруживают значительные разногласия в оценке их значимости и, особенно, в интерпретации полученных результатов. Адекватной оценке установленных данных способствует выяснение теоретических предпосылок существующих подходов.

 

Рисунок 3. Сравнительный анализ индикатора занятости трудом пенсионеров между развитыми, развивающимися странами и РК

 

Политические, социально-экономические преобразования, происходящие в стране, в значительной степени изменяют социальный статус лиц пенсионного возраста, характер их адаптации к формирующимся условиям. Выход на пенсию представляет собой многочисленные перемены в образе и стиле жизни. Это переход человека из одной социальной роли в другую. В этом периоде происходит снижение трудовой активности, нарушается жизненный стереотип, адаптация пенсионеров делая их наиболее уязвимыми с точки зрения качества жизни, материального благополучия, уровня здоровья. Недостаточная социальная ориентация экономических реформ ставят людей старшего возраста в экстремальное положение. За последние годы в связи с экономическим кризисом, дефицитом финансирования здравоохранения и социальной помощи, удорожанием коммунальных услуг, обеспечение их жизнедеятельности осуществляется на минимальном уровне. Эта ситуация ухудшает психическое здоровье лиц старшей возрастной группы населения, что приводит к увеличению их потребности в медицинской и социальной помощи.

 

Список литературы:

  1. Малинин Г.В., Нысанбаев А.Н. Теория и практика межэтнического и межкультурного взаимодействия. - Алматы: UNESKO. 2020. - 305 с.
  2. Дробижева Л.М. Этнополитические конфликты. Причины и типология //Россия сегодня: трудные поиски свободы. - М., 2021. — С.51.
  3. Короленко Ц.П. Транскультуральные аспекты аддиктивного поведения и психических расстройств в современной России //XII съезд психиатров Россию - М., 2009.-С. 80-81.
  4. Голенков А.В. Психические расстройства как медико-социальная проблема (региональный аспект): дисс. докт. мед. наук. - М., 1998. - 310 с.
  5. Положий Б.С. Этно- и социокультуральные аспекты психического здоровья в современной России //Культуральные и этнические проблемы психического здоровья. - М., 2011. — С.4 -13.
  6. Короленко Ц.П. Теоретико-методологические основы транскультуральных исследований психического здоровья //Социокультуральные проблемы современной психиатрии (материалы VIII Кербиковских чтений). - М., 1994. - С. 63-57.
  7. Положий Б.С. Социальные и политические аспекты пограничных состояний в современных условиях //Сб. научных трудов, посвященный столетию кафедры нервных и душевных болезней императорского Томского университета-Томск, 2009.-С. 64-69.
  8. Кудьярова Г.М. Основные закономерности распространенности психических расстройств в Республике Казахстан (клинико-эпидемиологическое исследование): дис. ...докт. мед. наук: 14.00.18. - М., 2000. - 380 с.
  9. Арингазина А.М., Егеубаева С.А., Балабаев Т.Ф. Оценка воздействия факторов, формирующих здоровье населения // Актуальные вопросы формирования здорового образа жизни. Профилактики заболеваний и укрепления здоровья. – 2019. - № 2.

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом