Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Telegram: sibac
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Студенческий» № 7(177)

Рубрика журнала: Экономика

Скачать книгу(-и): скачать журнал часть 1, скачать журнал часть 2, скачать журнал часть 3

Библиографическое описание:
Демьяненко Е.С. ЭКОСИСТЕМА ЦИФРОВОЙ ЭКОНОМИКИ В БАНКОВСКОМ СЕКТОРЕ // Студенческий: электрон. научн. журн. 2022. № 7(177). URL: https://sibac.info/journal/student/177/242741 (дата обращения: 20.08.2022).

ЭКОСИСТЕМА ЦИФРОВОЙ ЭКОНОМИКИ В БАНКОВСКОМ СЕКТОРЕ

Демьяненко Елена Сергеевна

магистрант, Российский экономический университет им. Г.В. Плеханова,

РФ, г. Москва

DIGITAL ECONOMY ECOSYSTEM IN THE BANKING SECTOR

 

Elena Demyanenko

undergraduate, Plekhanov Russian University of Economics,

Russia, Moscow

 

АННОТАЦИЯ

Цифровые технологии стали оказывать все большее влияние на банковский сектор. Банки меняют свою сущность, переходя на новый уровень оказания услуг и взаимодействия со своими потребителями. Такие типы взаимодействия как B-2-B и B-2-C сменяются высокотехнологичными экосистемами, в которых фокус внимания сосредоточен на потребности и желания клиентов. Комплементарность участников рынка усиливается с ростом конкурентной борьбы между банками за своего клиента заставляя предугадывать их потребности, внедряя инновационные решения.

На финансовом рынке становятся особенно востребованными «цифровые» и технологические компании (финтех, телекоммуникационные, ИT), которые при взаимодействии с банками создают экосистемы, позволяющие получать дополнительный доход.

 Классические бизнес - модели банковского сектора устаревают, так как с появлением интернет вещей стали развиваться принципиально новые тенденции, связанные с формированием экосистем на базе цифровых технологий.

ABSTRACT

Digital technologies have begun to have an increasing impact on the banking sector. Banks are changing their essence, moving to a new level of service provision and interaction with their consumers. Such types of interaction as B2B and B2C are being replaced by high-tech ecosystems in which the focus of attention is focused on the needs and desires of customers. The complementarity of market participants increases with the growth of competition between banks for their clients, forcing them to anticipate their needs by introducing innovative solutions.

In the financial market, "digital" and technology companies (fintech, telecommunications, IT) are becoming especially in demand, which, when interacting with banks, create ecosystems that allow banks to receive additional income.

Classical business models of the banking sector are becoming obsolete, as with the advent of the Internet of Things, fundamentally new trends related to the formation of ecosystems based on digital technologies began to develop.

 

Ключевые слова: экосистема, цифровая экономика, банковский сектор, модель, риски, цифровизация.

Keywords: ecosystem, digital economy, banking sector, model, risks, digitalization.

 

История возникновения банковского сектора начинается с XV века, когда деятельность банков ограничивалась обслуживанием депозитов клиентов и хранением их ценностей. Затем банки перешли на кредитование, обеспечив клиентам финансовую защиту с начислением процентов. На смену традиционному обслуживанию пришло транзакционное, которое стало широко распространено. Стали активно развиваться технологии, включающие обработку Big данных, появилось финансовое планирование, консультирование и  управление капиталом. Сейчас мы находимся на этапе экспонинцеального роста объема данных, что является отличительной особенностью цифровой экономики. С бурным развитием технологий поменялась и парадигма отношений к клиентам и технологиям, используемым для оказания услуг.

Традиционные банковские продукты и услуги уходят на задний план, так как не приносят требуемый доход банковскому сектору и вынуждают банки создавать свои экосистемы, выходя за пределы банковской деятельности. Оливер Хьюз, председатель правления Тинькофф Банка, считает: «Экосистема – это современные технологии, общий бренд, использование данных, быстрое масштабирование сервисов, снижение стоимости привлечения за счет экосистемного эффекта и масштаба. Это много сервисов, и не только в одной области» [1]. Такой подход позволяет быстро реагировать и подстраиваться под новые требования потребителя, учитывая, что в новой парадигме отношений потребности клиентов выходят далеко за пределы банковских услуг (РКО, кредитование, прием платежей, депозиты). Следовательно, чтобы быть в тренде банковский сектор расширяет спектр услуг, оказывая, в том числе бухгалтерские, юридические, маркетинговые, инфраструктурные.

Одна из главных предпосылок создания экосистем в России, это снижение рентабельности банков, компаний, предоставляющих финансовые услуги (Рис. 1).

 

Рисунок 1. Годовая норма рентабельности собственного капитала российских компаний, предоставляющих финансовые услуги

 

Международная компания McKinsey & Company утверждает, что в среднем ROE банков мира составляет 8-10%, что едва ли покрывает стоимость акционерного капитала, а к 2025 г. по прогнозам этот показатель составит от  5 до 9 % [2]. В то время как большинство корпораций сосредотачивается на росте прибыли на акцию (EPS), банки сосредоточены на росте показателя ROE. Это объясняется тем что, по мнению инвесторов ROE является самым информативным показателем для оценки рыночной стоимости банков. Банки заинтересованы в правильном управлении капиталом с максимизацией роста акционерной стоимости капитала по сравнению с ростом доходов.

На таком же уровне, как и российские банки, находятся и многие мегабанки мира, рентабельность собственного капитала которых ниже среднего по отрасли.  Например, Bank of America (BAC), Citi (C) и Wells Fargo (WFC) у которых по состоянию на апрель 2020 года рентабельность собственного капитала составила около 10% [3].

Регулярные исследования и аналитика рынков и конкурентного ландшафта ложатся в основу принятия стратегических решений о запуске новых направлений или внесения изменений в продуктовую базу, процессы, сервисы банковского сектора. Инструментами исследования являются бенчмаркинг и сравнительный анализ, составляются карты рынков и профиль конкурентных компаний, изучаются лучшие практики и тренды. Построение экосистем является одним из модных трендов в банковском секторе как для розничных клиентов, так и для малого и среднего бизнеса. При создании экосистемы формируется новая модель роста банков, целью которых является обслужить как можно больше потребностей клиентов, при этом важными составляющими любой экосистемы являются качество, скорость и полнота обслуживания клиента.

По географическому принципу экосистемы можно разделить на три группы, которые отличает не только ядро системы, но и уровень диджитализации (Таблица 1.):

Таблица 1.

Модели экосистем и их характеристики

 

Надо отметить, что на практике чаще всего группы синтезируются. Примером может служить стартап - финтех «Яндекс», который характеризуется хорошо развитой экосистемой.

Ведущие мировые консультанты уже несколько лет изучают стратегию построения экосистем, предлагая следующие подходы: закрывать как можно больше повседневных потребностей бизнеса и обслуживать клиента по принципу одного окна. McKinsey например банковскую экосистему представляет в трех контурах:

  1. Ядро или основной бизнес (финансирование, страхование, кредиты, платежи, депозиты, инвестиции, управление денежными средствами, рынки капитала);
  2. Банковский сервис (консолидация счетов, планирование и контроль расходов, финансовое образование, лояльность или скидки, учет, налоговое управление, юридическое сопровождение);
  3. Небанковский сервис (включает наименее комплементарные услуги, связанные с недвижимостью, безопасностью, аутсорсингом бизнес-процессов, мобильными услугами, медицинскими услугами, облачными технологиями, ITO, маркетингом, управлением подпиской, обслуживанием на дому и т.п.).

Мировой ландшафт экосистем для малого и среднего бизнеса развит во всем мире. В Северной Америке - Royal Bank of Canada, Chase Bank, Wells Fargo & Company, в Европе - Santander Online Mortgage (испанский банк), Deutsche Bank и Commerzbank (немецкий банк), в Азии - ICICI Bank Limited (Китай), DBS (банк находится в Сингапуре и на сегодняшний день предлагает наибольшее количество небанковских услуг). Российские банки не отстают от мировых тенденций и на текущий момент можно выделить более десяти банков, которые предоставляют небанковские услуги для малого и среднего бизнеса. Эти банки развивают свои экосистемы посредством партнерства с провайдерами сервисов по аутсорсингу, бухгалтерии, налогообложению, оказанию юридических услуг, управлению персоналом, юридические услуги, управление документооборотом.

Базовой моделью экосистемы является лидогенерация. Суть модели состоит в том, что банк на своем сайте создает онлайн витрину, которая ведет на сервис партнеров и содержит предложения этих партнеров. Клиент получает промокод, который активирует на сайте партнера и получает услугу. Примером такой модели является Альфа-банк. Данная модель не требует интеграций и/или дополнительных затрат и является легким источником доходов для банков, а наличие скидок может выступать в качестве программы лояльности. Минус модели в том, что сервисы никак не связаны с банком и банк не может контролировать качество услуг, которые представляют провайдеры, при этом клиент не привязывается к банку и не ассоциирует предоставленные услуги с ним.

Комиссионная модель - модель, при которой банк самостоятельно обрабатывает заявки но, по сути, все взаимодействие клиента с провайдером услуг происходит вне контура банка. Примером такой модели на Российском рынке является банк Уралсиб. В такой модели банки несут больше затрат на обработку анкет, заявок и взаимодействие с клиентами, но вместе с тем могут получать несколько больший доход, чем при лидогенерации.

Модель Revenue Sharing и White Label, представляет собой интеграцию, в рамках которой банки сотрудничают с провайдерами услуг по моделе Revenue Sharing и делят полученную с клиентов прибыль в определенной пропорции (например, банк Тинькофф, Сфера, Модульбанк). Преимуществом данной модели является наличие единого интерфейса с сервисами нативно встроенными в сценарии банка. Например, Сбербанк предлагает своим клиентам проверку контрагента на этапе, когда она требуется по сценарию. При этом, предложение о проверке контрагента не висит в форме простого банера на сайте, а нативно встроено в каналы дистанционного обслуживания в интернет и мобильный банк. Аналогичным образом интегрирована услуга по анализу финансовых потоков в таких интернет приложениях, как Интернет - банк, Бизнес Online. Чтобы все это стало возможным, Сбербанк использует APi, с помощью которого на этапе заключения договора предлагает своим клиентам предоставить согласие на передачу данных о своих выписках в контур банка. Это в свою очередь позволяет клиентам, не выходя из контура банка управлять своими потоками, а банку контролировать качество предоставляемых услуг. Минус данной модели состоит в том, что если сервис не приносит прибыль, банк ничего не получает. Еще один пример глубокой интеграции является банк для предпринимателей «Сфера». Необанк появился в России в начале 2019 года и на данный момент является полностью оцифрованной экосистемой для малого и среднего бизнеса, предоставляя услуги финансового и бухгалтерского аутсорсинга, а также проверку контрагентов и электронный документооборот. При этом все сервисы нативно интегрированы в клиентский путь внутри приложения и состоят из онлайн-бухгалтерии с автоматическим расчётом налогов и зарплат, аналитикой расходов и платежей контрагентов с предупреждениями о просрочках, конструктора документов, в котором более 1,5 тыс. готовых шаблонов, а также электронного документооборота с квалифицированной электронной подписью и юридическими онлайн-консультациями.

Четвертая модель подходит только для банков достаточно зрелых для того, чтобы создать собственный сервис или выкупить существующий на рынке. Если банк уверен, что сервис несет ценность для клиента и на нем можно зарабатывать, то он может купить долю в этом сервисе. Например – Тинькофф Банк, который опробовал модель бухгалтерского аутсорсинга со сторонними провайдерами услуг, а потом создал собственную бухгалтерию для малого и среднего бизнеса, позже - для крупного бизнеса. Банк самостоятельно определяет направление развития сервиса, контролирует его и получает всю прибыль от сервиса. Минусом данной модели является потребность в больших инвестициях для создания полноценного цифрового решения. Надо отметить, что такой моделью может служить Тинькофф банк, который запустил тинькофф-бухгалтерию на базе отдельного приложения, реализовав бесшовный переход и единый информационный контекст, благодаря чему клиенты переходят из одного приложения в другое практически незаметно [4].

По многим параметрам цифровизации Россия входит в число лидирующих стран, при этом технологические и инфраструктурные условия позволяют ускоренно развиваться в этом направлении, достигая самых высоких показателей в мире. Востребованность в инновациях и онлайн-сервисах среди населения продолжает расти высокими темпами. Но существуют и риски, которые принимают банки, участвующие в экосистемах и которые зачастую зависят от выбранной ими стратегии развития. В ситуации, когда банк фокусируется на финансовых сервисах и является вспомогательным участником экосистемы, архитектором которой выступает технологическая компания, существенно растут такие риски как: стратегический, операционный, информационной безопасности, мошенничества [5]. Цифровизация операционных процессов, развитие электронных сервисов, передача большого объема данных между участниками экосистемы увеличивают риск несанкционированного использования данных. Формат партнерского взаимодействия в рамках экосистем для банков несет дополнительные бизнес - риски. Ошибочный подход к выбору партнеров или инвестиции в клиентские сценарии, которые окажутся невостребованными, могут спровоцировать снижение лояльности и отток клиентов. Партнерская схема содержит в себе риск вынужденной финансовой поддержки своего партнера в случае возникновения трудностей у последнего, чтобы они не отразились на собственном благополучии. Изменяется риск - профиль для банков, создающих нефинансовые продукты и сервисы. Происходит субсидирование экосистемных продуктов и сервисов в ущерб банковскому бизнесу. На балансе банков увеличивается концентрация ИА (активы, не создающие требований по возврату денежных средств). ИА создают повышенные риски для кредиторов и вкладчиков, не обеспечивая денежный поток для исполнения обязательств. Таким образом, повышение концентрации ИА на балансе (в случае их не достаточного покрытия капиталом), может подорвать финансовую устойчивость банков.

В апреле 2021 года Банк России подготовил доклад под названием: «Экосистемы: подходы к регулированию», в котором отмечено, что на текущий момент нет доминирующего игрока на рынке, так как все экосистемы находятся в начале пути развития.

 

Список литературы:

  1. Банковская экосистема. Банки строят вокруг своих брендов экосистемы в надежде избежать краха. —2019. [электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: https://www.dp.ru/a/2019/06/17/ Bankovskaja_jekosistema (дата обращения 23.02.2022).
  2. McKinsey прогнозирует банкам еще год серьезных убытков. —2020. [электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: https://finance.rambler.ru/business/45407960 (дата обращения 23.02.2022).
  3. Какова средняя рентабельность капитала (ROE) банков? —2021. [электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: https://nesrakonk.ru/what-level-return-equity-common-company-banking-sector (дата обращения 23.02.2022).
  4. Лебедева А.С. Развитие экосистем банков на основе современных цифровых технологий //Международный научный журнал. Молодой учёный.— №52 (342) - 2020.
  5. Экосистемы: подходы к регулированию //Доклад для общественных консультаций. —2021. [электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://www.cbr.ru/content/document/file/119960/consultation_paper_02042021.pdf (дата обращения 23.02.2022).

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом