Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Telegram: sibac
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Студенческий» № 4(174)

Рубрика журнала: Психология

Скачать книгу(-и): скачать журнал часть 1, скачать журнал часть 2, скачать журнал часть 3, скачать журнал часть 4, скачать журнал часть 5, скачать журнал часть 6, скачать журнал часть 7, скачать журнал часть 8

Библиографическое описание:
Синица С.В. ВЗАИМОСВЯЗЬ МАТЕРИНСКО-ДЕТСКИХ ОТНОШЕНИЙ С ОСОБЕННОСТЯМИ ПИЩЕВОГО ПОВЕДЕНИЯ У ДЕВУШЕК // Студенческий: электрон. научн. журн. 2022. № 4(174). URL: https://sibac.info/journal/student/174/240777 (дата обращения: 14.08.2022).

ВЗАИМОСВЯЗЬ МАТЕРИНСКО-ДЕТСКИХ ОТНОШЕНИЙ С ОСОБЕННОСТЯМИ ПИЩЕВОГО ПОВЕДЕНИЯ У ДЕВУШЕК

Синица Светлана Викторовна

студент, кафедра социальной и семейной психологии, Белорусский государственный университет имени Максима Танка,

РБ, г. Минск

Станкевич Наталия Леонидовна

научный руководитель,

преподаватель, магистр психологических наук, Белорусский государственный университет имени Максима Танка,

РБ, г. Минск

THE RELATIONSHIP OF MATERNAL-CHILD RELATIONS WITH THE PECULIARITIES OF EATING BEHAVIOR IN GIRLS

 

Svetlana Sinitsa

student, Department of Social and Family Psychology Maxim Tank Belarusian State University,

Republic of Belarus, Minsk

Natalya Stankevich

scientific adviser, lecturer, master of psychological sciences, Maxim Tank Belarusian State University,

Republic of Belarus, Minsk

 

АННОТАЦИЯ

В данной статье поднимается актуальная проблема нарушения пищевого поведения наряду с дисгармоничными материнско-детскими отношениями. Приведены данные исследования особенностей пищевого поведения у девушек. Представлена характеристика взаимоотношений в диаде «мать-ребёнок». Отражены результаты исследования взаимосвязи материнско-детских отношений с особенностями пищевого поведения у девушек. На основе полученных результатов обосновывается предположение о влиянии деструктивного материнского отношения на формирование пищевых девиаций у респондентов.

ABSTRACT

This article raises the actual problem of eating disorders along with disharmonious maternal-child relations. The data of the study of the peculiarities of eating behavior in girls are presented. The characteristic of the relationship in the dyad «mother-child» is presented. The results of the study of the relationship of maternal-child relations with the peculiarities of eating behavior in girls are reflected. On the basis of the obtained results, the assumption about the influence of the destructive maternal attitude on the formation of food deviations in the respondents is substantiated.

 

Ключевые слова: материнско-детские отношения, нарушения пищевого поведения, фактор риска.

Keywords: maternal-child relations, eating disorders, risk factor.

 

Расстройство пищевого поведения является психическим заболеванием, негативно влияющим на физическое и психическое здоровье человека, которое характеризуется неадекватным потреблением пищи. В настоящее время проблема нарушения пищевого поведения занимает значимое место наряду с соматическими и психическими заболеваниями в виду увеличения количества случаев заболевания. По оценкам экспертов, примерно 60–70 тыс. белорусов, в основном лиц женского пола, страдают отклонениями пищевого поведения. В год фиксируется около 1000 новых случаев заболевания нервной анорексией у девушек в возрасте от 13 до 23 лет [1]. Наряду с широкой распространенностью расстройства пищевого поведения данная проблема приводит к таким негативными последствиям, как: 1) угроза здоровью и жизни человека, проявляющаяся в таких осложнениях, как аменорея, потеря зубов, выпадение волос, сердечная недостаточность, атрофия центральной нервной системы и др. [10;11]; 2) нарушения в системе социальных связей, избегающее социальное поведение, обусловленное сложностью в приёме пищи в присутствии других людей; склонность к суицидальному поведению. Вышесказанное позволяет считать данную тему актуальной проблемой, требующей проведения ряда исследований в области психологии.

Расстройство пищевого поведения целесообразно рассматривать в рамках биопсихосоциальной модели [14], в виду того, что в развитии данного расстройства участвует множество факторов. Речь идёт о биологическом, генетическом, социокультурном, психологическом и семейном факторах. Проведённое нами исследование было ориентировано на изучение одного из механизмов формирования нарушения пищевого поведения, а именно особенностей материнско-детских взаимоотношений.

Начиная с 20-х годов XXI века выполнено ряд исследований, в которых изучалось влияние матери на психическое и физическое здоровье ребенка. Работы J. Bowlby [15] свидетельствуют о том, что адекватное материнское отношение выступает основой нормального психического развития и функционирования ребёнка. В 60-70 годах взгляд исследователей сместился на изучение поведенческих отклонений в пубертатном возрасте, которые рассматриваются как следствие деструктивных взаимоотношений в диаде «мать-ребёнок» [9]. Материнско-детские отношения – это двусторонние, взаимосвязанные отношения, формирующиеся в диаде «мать-ребенок, включающие в себя совокупность эмоций, оценок, убеждений матери по отношению к ребенку, а также восприятие ребенком матери [7]. Следует отметить, что наряду с особенностями отношения матери значимую роль играет профиль пищевого поведения матери, включающий в себя пищевые привычки, установки относительно пищевых продуктов. Взаимодействуя с матерью, ребёнок неосознанно интериоризирует деструктивные паттерны пищевого поведения значимого взрослого, как правило, ограничительный тип пищевого поведения.

Изучение влияния внутрисемейных взаимоотношений как одной из причин развития нарушений пищевого поведения прослеживается в работах О.А. Скугаревского [11], В.И. Слепковой [12] и О.А. Ильчик [3]. Согласно результатам исследования О.А. Ильчик, в родительских семьях девушек, страдающих расстройством пищевого поведения, выявлены особенности интеракций при наступлении кризиса сепарации. В структуре таких семей присутствует иерархическая неконгруэнтность, спутанность или жёсткость внутрисемейных границ [13]. Результаты исследования В.И. Слепковой и О.А. Ильчик свидетельствуют о наличии связи между семейными ценностями и дезадаптивным пищевым поведением у девушек [12]. Результаты исследования О.А. Скугаревского отражают связь между особенностями внутрисемейных отношений и формированием нарушений пищевого поведения [11]. Особого внимания заслуживают результаты лонгитюдного исследования нервной анорексии и нервной булимии, проведенного на кафедре психиатрии РУДН [5]. По данным исследования, у большинства больных имели место неправильные условия воспитания [5].

Аналитический обзор результатов исследований материнского отношения как предиктора развития расстройства пищевого поведения позволяет утверждать, что данная тема недостаточно изучена и исследование по заявленной проблеме является открытым.

С целью выявления взаимосвязи между особенностями материнско-детских отношений и предрасположенности к нарушению пищевого поведения у девушек нами было проведено эмпирическое исследование. Объект исследования – материнско-детские отношения и предрасположенность к нарушению пищевого поведения. Предмет исследования – взаимосвязь особенностей материнско-детских отношений и предрасположенности к нарушению пищевого поведения. В ходе изучения проблемы было сформулировано предположение, ставшее рабочей гипотезой исследования. Оно заключается в том, что определенные особенности материнско-детских отношений (чрезмерная критичность, требовательность, непоследовательность в словах и действиях, эмоциональное отвержение) обуславливают формирование расстройства пищевого поведения. Выборку эмпирического исследования составили студенты 1-го курса женского пола БГПУ имени М. Танка г. Минска, в возрасте 17-18 лет (Me=17,7 лет), в количестве 92-х человек. В связи с эпидемиологической ситуацией сбор эмпирических данных проходил в 2 этапа: 1) офлайн, в групповой форме; 2) онлайн, с помощью Google Форм. До респондентов была доведена информация о целях исследования, в котором они согласились принять участие.

Исследование предполагало комплексное использование следующих методик:

Опросник «Шкала оценки пищевого поведения» (D.M. Garner, M.P. Olmstead, J.P. Polivy) в адаптации О.А. Ильчик, С.В. Сивухи, О.А. Скугаревского, С. Суихи [4]. Шкала оценки пищевого поведения направлена на диагностику нарушений пищевого поведения. Данная методика позволяет провести оценку характерных признаков при нервной анорексии и нервной булимии.

Опросник «Поведение родителей и отношение подростков к ним» (E.Schaefer) в адаптации Л.И. Вассермана, И.А. Горьковой, Е.Е. Ромицыной [2]. Данный психодиагностический инструментарий позволяет изучить установки, поведение и методы воспитания родителей так, как видят их дети в подростковом возрасте.

Статистический анализ полученных результатов производился с использованием программы «STATISTICA v. 8.0».

Проверка гипотезы о наличии взаимосвязи между особенностями материнско-детских отношений и признаками нарушения пищевого поведения в юношеском возрасте производилась с помощью линейного коэффициента корреляции Пирсона. В качестве зависимой переменной выступает дезадаптивное пищевое поведение, независимой – особенности материнско-детских отношений.

С целью установления характера распределения исходных данных использовались статистические критерии Колмогорова Смирнова и Лилиефорса.

Основываясь на полученных результатах проверки характера распределения эмпирических данных, в качестве метода статистического анализа был выбран линейный коэффициент корреляции Пирсона.

Статистический анализ результатов исследования позволил выявить 14 прямых взаимосвязей и 11 обратно пропорциональных между нарушениями пищевого поведения и особенностями материнско-детских отношений.

Между переменными «Стремление к худобе» и «Позитивный интерес» обнаружена умеренная отрицательная высоко значимая взаимосвязь (r=-0,45; р <0,001). Полученный результат позволяет констатировать то, что между положительным отношением матери к ребенку и возникновением беспокойства по поводу веса и фигуры у подростка существует связь.

Между шкалами «Булимия» и «Позитивный интерес» установлена умеренная обратно пропорциональная высоко значимая связь (r=-0,46; р <0,001). Чем чаще мать проявляет заботу и интерес к ребенку, тем реже у ребенка, получающего материнскую любовь, проблемы, связанные с пищевым поведением.

Слабая отрицательная связь на уровне высокой статистической значимости (r=-0,31; р <0,005) наблюдается между переменными «Неэффективность» и «Позитивный интерес». Чем больше в материнско-детских отношениях присутствует принятие, эмоциональная близость, тем меньшая вероятность формирования негативного самоотношения у ребёнка.

Между переменными «Интероцептивная некомпетентность» и «Позитивный интерес» установлена умеренная обратно пропорциональная высоко значимая взаимосвязь (r=-0,59; р <0,001). Чем больше мать, воспитывая ребенка, проявляет безусловную любовь, тем меньше риск возникновения сложностей в дифференцировании эмоций.

Шкала «Булимия» прямо пропорционально связана со шкалой «Директивность». Взаимосвязь между переменными слабая высоко значимая (r=0,30; р <0,005). Чем больше отношение матери к ребенку наполнено критичностью, негативизмом и чрезмерным контролем, тем больше вероятность формирования склонности к булимии у ребенка на следующих этапах его развития.

Между переменными «Неэффективность» и «Директивность» наблюдается слабая прямая высоко значимая взаимосвязь (r=0,32; р <0,005). Чем больше в воспитательной практике матерей преобладает жёсткость по отношению к ребенку, тем выше чувство неэффективности у ребенка.

Переменная «Перфекционизм» прямо пропорционально связана с переменной «Директивность». Между шкалами выявлена слабая статистически значимая связь (r=0,22; р <0,05). Чем больше в материнско-детских отношениях гиперпротекции, тем чаще выявляется перфекционизм у респондентов.

Умеренная прямая на уровне высокой статистической значимости взаимосвязь (r=0,36; р <0,001) установлена между шкалами «Интероцептивная некомпетентность» и «Директивность». Чем больше мать категорична и требовательна, тем чаще ребенок испытывает затруднения в выражении своих эмоциональных переживаний.

Между переменными «Стремление к худобе» и «Враждебность» выявлена умеренная прямая высоко значимая связь (r=0,50; р <0,001). Чем больше мать проявляет пренебрежение, эмоциональную отгороженность по отношению к ребенку, тем больше вероятность возникновения ограничительных тенденций в его пищевом поведении в последующей жизни.

Переменная «Перфекционизм» прямо пропорционально связана с переменной «Враждебность». Выявлена слабая положительная статистически значимая связь (r=0,24; р <0,05). Чем чаще ребенок чувствует со стороны матери упрёки, неприятие, тем больше вероятность формирования в структуре развивающейся личности склонности к идеалу.

Между переменными «Булимия» и «Враждебность» установлена умеренная положительная высоко значимая связь (r=0,54; р <0,001). Чем больше у ребенка не удовлетворена потребность в материнской любви, тем большая вероятность развития эпизодов переедания в дальнейшем.

Прямо пропорциональная умеренная высоко значимая связь (r=0,45; р <0,001) выявлена между шкалами «Неэффективность» и «Враждебность». Чем более враждебно отношение матери к ребенку, тем более неэффективным будет воспринимать себя ребенок.

Наблюдается согласованность изменения признаков между переменными «Интероцептивная некомпетентность» и «Враждебность». Между переменными установлена умеренная положительная высоко значимая связь (r=0,67; р <0,001). Чем больше мать дистантна, эмоционально холодна, тем больше сложностей возникает у ребенка со способностью проявления чувств.

Между зависимой переменной «Стремление к худобе» и независимой переменной «Автономность» выявлена слабая отрицательная статистически значимая связь (r=0,22; р <0,05). Чем чаще мать демонстрирует доверие и уважение по отношению к ребенку, тем реже у него наблюдаются признаки расстройства пищевого поведения.

Обратная причинно-следственная связь установлена между переменными «Булимия и «Автономия». Связь слабая высоко значимая (r=-0,31; р <0,005). Вероятность развития склонности к булимии в юношеском возрасте снижается при удовлетворении матерью потребности ребенка в независимости, самостоятельности.

Между переменными «Интероцептивная некомпетентность» и «Автономность» наблюдается слабая обратная статистически значимая связь (r=-0,29; р=0,01). Чем больше мать предоставляет ребенку возможностей для проявления самостоятельности, инициативности, тем меньше вероятность появления сложностей в осознании эмоций.

Переменная «Неэффективность» прямо пропорционально связана с переменной «Непоследовательность». Выявленная связь слабая высоко значимая (r=0,31; р <0,005). Чем более противоречивее тактика воспитания матери, тем большая вероятность формирования у ребенка негативного самоотношения, ощущения неспособности влиять на свою жизнь.

Умеренная положительная высоко значимая связь (r=0,43; р <0,001) установлена между переменными «Интероцептивная некомпетентность» и «Непоследовательность». Чем больше эмоциональные реакции матери предсказуемы и конгруэнтны, тем или иным поступкам ребенка, тем большая вероятность того, что у него сформируется способность испытывать, дифференцировать и выражать те или иные эмоции, соответствующие содержанию ситуации.

Умеренная отрицательная высоко значимая связь наблюдается между переменными «Стремление к худобе» и «Фактор близости» (r=0,50; р <0,001). Чем больше между матерью и ребенком тесный эмоциональный контакт, тем меньше вероятность развития склонности к нарушению пищевого поведения.

Между переменными «Булимия» и «Фактор близости» обнаружена умеренная отрицательная высоко значимая связь (r=0,52; р <0,001). Чем больше ребенок чувствует со стороны матери принятие, доброжелательность, заинтересованность, тем меньшей становится вероятность возникновения отклонений в пищевом поведении.

Обратная связь характерна для переменных «Фактор близости» и «Неэффективность». Установлена умеренная отрицательная высоко значимая связь (r=-0,42; р <0,001). Чем более гармоничные материнско-детские отношения, тем меньше вероятность формирования ощущения собственной неэффективности у ребенка.

Умеренная отрицательная высоко значимая связь (r=-0,69; р <0,001) выявлена между переменными «Интероцептивная некомпетентность» и «Фактор близости». Чем чаще мать проявляет к ребенку внимание, заботу, тем реже у ребенка формируется эмоциональное неблагополучие.

Слабая положительная статистически значимая связь (r=0,28; р=0,01) выявлена между переменными «Булимия» и «Фактор критики». Чем больше воспитательная тактика матери состоит из деструктивных установок, тем чаще у ребенка наблюдается склонность к перееданию.

Переменная «Неэффективность» прямо пропорционально связана с переменной «Фактор критики». Установлена слабая статистически значимая связь (r=0,23; р <0,05). Чем больше ребенок ощущает контроль со стороны матери, чрезмерное вмешательство в его мир, тем большая вероятность формирования негативного самоотношения и неспособности влиять на собственную жизнь.

Между переменными «Интероцептивная некомпетентность» и «Фактор критики» наблюдается прямая слабая статистически значимая взаимосвязь (r=0,27; р=0,01). Чем чаще мать, в процессе воспитания ребенка, проявляет негативизм, осуждение, предвзятость, тем большая вероятность формирования у ребенка неспособности осознавать и проявлять те или иные эмоции.

Результаты данного исследования свидетельствуют о наличии связи между особенностями материнско-детских отношений и склонностью к нарушению пищевого поведения в юношеском возрасте.

На основе полученных результатов исследования взаимосвязи материнско-детских отношений с особенностями пищевого поведения у девушек можно сделать следующие выводы. Во-первых, результаты исследования особенностей материнско-детских отношений в выборке позволяют говорить о том, что у преобладающей части респондентов отношения между матерью и ребенком носят дисгармоничный характер. Для которых характерно, с одной стороны, гиперопека, тотальный контроль, непоследовательность в практике воспитания, отсутствие эмоциональной близости, с другой стороны, эмоциональное отвержение в совокупности со скрытой враждебностью, гипопротекцией.

Особенности материнско-детских отношений способны как обуславливать развитие нарушения пищевого поведения, так и предотвращать возникновение отклонений в пищевом поведении. В случае обратной взаимосвязи между особенностями материнско-детских отношений и признаков нарушения пищевого поведения можно говорить о том, что чем больше мать проявляет заботу, интерес, учитывает индивидуальные особенности своего ребёнка, тем меньше вероятность формирования признаков дезадаптивного пищевого поведения, проявляющихся в беспокойстве относительно своего веса, искажении образа собственного тела, одним словом, непринятии себя всецело. Выявленная прямая связь между исследуемыми параметрами свидетельствует о том, что чем чаще мать демонстрирует негативизм по отношению к ребенку, нестабильность в воспитательной тактике, устанавливает запрет на возможность проявления любых эмоций, подобным отношением, мать имплицитно порождает чувство пустоты внутри ребенка, для заполнения которой, вполне вероятно будет использоваться пища. Негативное отношение матери, эмоциональная отстранённость и безучастность матери в воспитании ребенка негативно влияет на его самоотношения, способствует формированию в структуре личности ребенка перфекционизма.

Во-вторых, результаты исследования свидетельствуют о важной роли в формировании адаптивного пищевого поведения у ребёнка таких особенностей поведения матери, как безусловное положительное отношения к ребёнку, проявление внимания и интереса со стороны матери, адекватный уровень требовательности, а также предсказуемые меры воспитания в формировании адаптивного пищевого поведения у ребёнка. Результаты данного исследования могут выступить в качестве основы для организации и проведения превентивных мероприятий, направленных на снижение риска развития нарушения пищевого поведения, как в подростковом, так и юношеском возрасте. В качестве предупреждающих действий предлагается рассматривать проведение психологической диагностики с целью выявления тенденций, связанных с нарушением приёма пищи в подростково-юношеском возрасте, а также исследование воспитательных воздействий и особенностей взаимоотношений в диаде «мать-ребёнок». В случае обнаружения негативных аспектов, как в пищевом поведении девочек, так и во материнско-детских отношениях, видится необходимость в проведении психологического консультирования, психокоррекции.

Подводя итоги полученных результатов исследования, можно заключить, что цель исследования достигнута. Гипотеза о том, что определенные особенности материнско-детских отношений обуславливают формирование расстройства пищевого поведения, подтверждена. Таким образом, можно констатировать сходство полученных результатов исследования со взглядами психологов (А. Фрейд, Д. Винникот, Д. Стерн, М. Малер, М. Кляйн и др.), подчеркивающих значимую роль материнского отношения, на различные аспекты психического развития ребенка.

 

Список литературы:

  1. Белорусский государственный медицинский университет // [Электронный ресурс]. – Режим доступа : http:// https://www.bsmu.by/page/6/5155/ (дата обращения: 01.09.2021).
  2. Вассерман Л. И. Психологическая методика «Подростки о родителях» и ее практическое применение. Методическое пособие. – СПб. : «ФАРМиндекс», 2001. – 68 с.
  3. Ильчик О. А. Межличностное взаимодействие в родительских и прародительских семьях девушек с нарушениями пищевого поведения : автореф. дис. канд. психол. наук. – Минск, 2015. – 25 с.
  4. Ильчик О. А., Сивуха С. В., Скугаревский О. А. Русскоязычная адаптация методики «Шкала оценки пищевого поведения» // Психиатрия, психотерапия и клиническая психология. – 2010. – № 3. – С. 1-19.
  5. Марилов В. В. Результаты длительного исследования нарушений пищевого поведения // Вестник РУДН. – 2006. – № 2. – С. 129-133.
  6. Павлова Е. В. «Детско-родительские отношения в семьях, имеющих ребенка с анорексией» [Электронный ресурс]. – Режим доступа : https://dspace.spbu.ru (дата обращения : 08.09.2021).
  7. Савенышева С. С., Чижов В.Ф. Материнское отношение как фактор психического развития ребенка раннего возраста // Вестник Санкт-Петербургского университета. – 2013. – № 3. – 32-42.
  8. Скобло Г. В., Дубовик О. Ю. Система «мать-дитя» в раннем возрасте как объект психопрофилактики // Психология и психоанализ беременности. Учебное пособие по психологии материнства / Д. Я. Райгородский. – Самара : БАХРАХ-М, 2003. – С. 344-348.
  9. Скугаревский О. А. Классификационные критерии нарушений пищевого поведения и сопряженные поведенческие проявления // Психотерапия и клиническая психология. – 2003. – №2 (7). – С. 25-29.
  10. Скугаревский О. А. Нарушения пищевого поведения : монография. – Минск : БГМУ, 2007. – 340 с.
  11. Слепкова В. И., Ильчик О. А. Семейные ценности как фактор развития нарушений пищевого поведения [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://elib.bspu.by/bitstream/doc/6812/1/0007.%d1%82%d0%b5%d0%b7%d0%b8%d1%81%d1%8b.pdf (дата обращения : 08.09.2021).
  12. Слепкова В. И. Проблема эмоционального отделения от родительской семьи нарушение пищевого поведения [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https:// elib.bspu.by/ bitstream/ doc/ 24643/ 1/ 09.pdf (дата обращения : 08.09.2021).
  13. Фролова Ю. Г. Биопсихосоциальная модель как концептуальная основа психологии здоровья [Электронный ресурс]. – Режим доступа : http://elib.bsu.by/handle/123456789/9198 (дата обращения : 08.09.2021).
  14. Bowlby J. Attachment and loss: Separation: Anxiety and anger. Vol. II. London: Basic Books. 1973. 456 p.

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом