Уважаемые коллеги, мы работаем в обычном режиме с 30.10 по 7.11. Посмотреть контакты
   
Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65

Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Студенческий» № 16(144)

Рубрика журнала: Психология

Скачать книгу(-и): скачать журнал часть 1, скачать журнал часть 2, скачать журнал часть 3, скачать журнал часть 4, скачать журнал часть 5, скачать журнал часть 6

Библиографическое описание:
Венгер В.В. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ У ПОДРОСТКОВ С НАРУШЕННЫМ ПИЩЕВЫМ ПОВЕДЕНИЕМ // Студенческий: электрон. научн. журн. 2021. № 16(144). URL: https://sibac.info/journal/student/144/209649 (дата обращения: 28.10.2021).

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ У ПОДРОСТКОВ С НАРУШЕННЫМ ПИЩЕВЫМ ПОВЕДЕНИЕМ

Венгер Вероника Владимировна

студент, кафедра клинической психологии, Тихоокеанский государственный медицинский университет,

РФ, г. Владивосток

PSYCHOLOGICAL FEATURES IN ADOLESCENTS WITH IMPAIRED EATING BEHAVIOR

 

Veronica Venger

Student, Department of Clinical Psychology, Pacific State Medical University,

Russia, Vladivostok

 

АННОТАЦИЯ

Целью данной статьи является изучение одной из актуальных проблем –нарушений пищевого поведения у подростков. В процессе анализа литературы и синтеза как процесса соединения изученного материала в единую систему выявлено, что в подростковом возрасте повышен риск развития нарушений пищевого поведения.

ABSTRACT

The purpose of this article is to study one of the current problems –eating disorders in adolescents. In the process of analyzing the literature and synthesis as a process of combining the studied material into a single system, it was revealed that the risk of developing eating disorders is increased in adolescence.

 

Ключевые слова: пищевое поведение, нарушение пищевого поведения, подростковый возраст, факторы риска.

Keywords: food behavior, violation of food behavior, teenage age, risk factor.

 

Важность рассмотрения проблемы нарушения пищевого поведения заключается в стремительно растущем количестве пищевых нарушений в условиях постоянно меняющихся условий современности, а также в более детальной разработке теоретико-методологической базы для психологического и социального исследования данной проблемы, построения грамотной психокоррекционной работы, учитывая актуальные особенности современного социума [18].

Ввиду особенностей возраста, перестройки самооценки, формирования новых интимно-личностных отношений, повышения значимости внимания со стороны противоположного пола, особенно актуальны становятся вопросы пищевого поведения в подростковом возрасте. Сфокусированность на себе, болезненное переживание любого надуманного или имеющегося недостатка, часто приводят к тревоге и неуверенности. В итоге это может стать предпосылкой для развития расстройства пищевого поведения, осложняющей нормальный ход жизни подростка, и сказаться отрицательно на здоровье и отношении к себе и жизни в целом [10].

Потребность в пище выступает в качестве фундаментальной потребности Она необходима для поддержания основных физиологических функций организма и относительного постоянство внутренней среды. Важное значение в регуляции процесса питания имеет пищевое поведение. Менделевич В. Д. понимает под пищевым поведением ценностное отношение к пище, её приему, привычки питания в обыденных жизненных ситуациях и в ситуации стресса, привычки и эмоции, касающиеся еды, поведение, направленное на образ своего тела, и деятельность по созданию этого образа [15].

Акт приема пищи имеет высокую аффективную напряженность, связанную с чувством удовлетворённости и насыщения. В особенностях пищевого поведения выражены многие аффекты: любовь, протест, ярость, стыд. С детства приём пищи наделяют особой значимостью, он может использоваться для выражения межличностных и внутренних конфликтов [10].

Такие факторы как нарушение взаимоотношений в системе «мать-дитя» в раннем детском возрасте; особенности питания для ребенка в раннем детском возрасте; ситуации фрустрации, частые стрессы; личностные проблемы; семейные конфликты; проблемы в межличностных отношениях – определяют пищевое поведение, формируют пищевые привычки, которые являются действиями, доведенными до автоматизма и не требующими активации процессов мышления, устойчивыми, непроизвольно возникающими в определенных ситуациях [16].

Нарушения пищевого поведения – это класс поведенческих синдромов, связанных с психогенно обусловленными нарушениями в приеме пищи. Они представляют собой комплексное явление, которое говорит не о локальном заболевании, а о системном нарушении взаимодействия человека с миром [18].

Характерным для них является отчетливое нарушение пищевых привычек или поведения по контролю массы тела, которое позже приводит к клинически значимому повреждению здоровья или психосоциального функционирования [14]. Сверхценность важности формы тела и собственного веса, а также постоянные попытки тем или иным способом контролировать их являются ядерной (ключевой) психопатологией для расстройств пищевого поведения [10].

Клинические типы пищевого поведения представлены в основных классификаторах психических расстройств и расстройств поведения: DSM-IV и DSM-V, а также в МКБ-10 и МКБ-11.

В МКБ-11 нарушения пищевого поведения рассматриваются в разделе «Психические, поведенческие или неврологические расстройства» и включает в себя «Расстройства пищевого поведения и кормления», в рамках которого рассматриваются (6B80) Нервная анорексия;  (6B81) Нервная булимия; (6B82) Расстройство пищевого поведения при переедании; (6B83) Расстройство избегающего или ограничительного пищевого поведения; (6B84) Пика; (6B85) Расстройство руминации-регургитации; (6B8Y) Другие специфические расстройства питания или пищевого поведения; (6B8Z) Расстройства питания или пищевого поведения неуточненные.

Здоровое питание, безусловно, является важным для правильного функционирования организма [11]. В современных условиях безответственное отношение к вопросам питания недопустимо. Однако нередки случаи излишней озабоченности качеством своего питания, носящей название нервная орторексия. Саволкова О. А. (2014) отмечает, что на русскоязычном сегменте научные сведения о данном расстройстве крайне скудны. Анализируя зарубежные источники, она опирается на понятие «Нервная орторексия» или orthorexia nervosa – как на психическое расстройство, характеризующееся фиксацией на употреблении правильной или здоровой пищи, а также чрезмерной озабоченностью избегания продуктов, воспринимаемых как нездоровые [15].

В психологическом плане при нервной орторексии, поддержание строгой диеты вынуждает индивида прикладывать значительные волевые усилия. В случае срыва следует чувство сильной тревоги и вины, которое сопровождаться своеобразным наказанием в виде более строго самоограничения или голодания. В социальном плане последствием нервной орторексии может быть социальная изоляция. Такие люди могут испытывать потребность приносить с собой свои продукты питания, отказываться от приема пищи совместно с людьми, не разделяющими их убеждения [14].

Другим расстройством, возникающим при повышенном внимании к здоровому образу жизни, является бигорексия или мышечная дисморфия. Это заболевание в основном поражает мужчин. Общими узнаваемыми симптомами являются чрезмерные физические нагрузки, сильный страх потери веса, следование нетрадиционным диетам для достижения идеальной формы тела.

Особое значение нарушения пищевого поведения приобретают в подростковом возрасте. Обычно данный период характеризуют как переломный, переходный, критический, но чаще как возраст полового созревания [12]. Происходит становление идентичности, результатом чего является формирование уникального образа Я. В этой связи процесс идентификации невозможно рассматривать в отрыве от социального и культурного контекста развития личности [20].

Подростковый возраст характеризуется выраженной эмоциональной неустойчивостью, резкими колебаниями настроения. Пик эмоциональной неустойчивости у мальчиков приходится на 11-13 лет, у девочек – на 11-15 лет [9].

В данный период отмечается повышенная значимость внешности [10]. Роль внешнего облика преувеличена, поэтому очень остро переживаются все изъяны, как мнимые, так и действительные, что приводит к снижению самооценки. Проблемная кожа, неправильные черты лица, лишний вес, худоба, непропорциональность частей тела расстраивают, а иногда приводят к чувству неполноценности и замкнутости [3].

Для подросткового возраста характерно усиление проявлений детского эгоцентризма. Он сосредоточен на своем организме (мальчика может волновать рост, объем мускулатуры, размеры гениталий; девочку - склонность к полноте, длина ног, наличие прыщей, размеры и форма грудных желез, бедер) [1].

Немалое значение имеет младший подростковый возраст, во время которого идёт перестройка всей социальной ситуации развития. По мнению многих исследователей (Бернс Р., Роджерс К., Цукерман Г. А., и др.) данный период является немаловажным для развития Я-концепции, состоящей из установок, представлений о себе, эмоциональных переживаний, вызванных знаниями о себе, и поведенческого компонента.

Подросток интенсивно выстраивает представления о себе и собственной идентичности [10]. Под идентичностью понимают элемент Я-концепции, отвечающий за целостность и самотождественность личности [20] одним из компонентов которых являются восприятие и оценка собственной внешности. Последствием негативного восприятия собственной внешности у подростков может стать дисморфофобия – «болезненная идея мнимого или необоснованно преувеличенного физического недостатка» [9]. Недовольство собой, своим телом широко распространенное явление, которое заставляет обратить на себя внимание врачей и клинических психологов [8].

Сверхзначимость веса и формы тела ведет к неадекватно высокой значимости этих параметров для самооценки, и Я-концепции личности. В то время как большинство людей строят свою самооценку, и Я-концепцию на основе собственных успехов и достижений в различных областях жизни [2], самооценка людей с нарушениями пищевого поведения зависит в основном или исключительно от их веса и формы тела, а также от собственной способности контролировать их [4].

Среди разнообразия психологических переменных, влияющих на возникновение и развитие нарушений пищевого поведения в подростковом возрасте, особого внимания заслуживает изучение алекситимии. Проблемы различения собственно эмоций и телесных ощущений приводят к тому, что такие люди не способны находиться в согласии с собственным миром эмоций. Таким образом, наличие алекситимии может приводить к повышению уровня неудовлетворенности собственным телом, что в дальнейшем может развиться в нарушение пищевого поведения [13].

Одной из гипотез распространения расстройств приёма пищи является влияние общества на нормы и ценности индивида. Полнота ассоциируется с непривлекательностью, ленью, некомпетентностью.

Среди факторов риска нарушений пищевого поведения выделяют:

Генетические факторы, согласно которым существует генетическая предрасположенность, к нарушениям пищевого поведения, проявляющиеся в виде особенностей генов, контролирующих нейрохимические системы этиопатогенеза заболевания [6]. Биологические факторы. Нарушение функции нейромедиаторов, регулирующих пищевое поведение (серотонин, дофамин, норадреналин). Семейные факторы. Нарушение пищевого поведения у родственников, установки семьи, расстройства пищевого поведения у родственников. Личностные факторы рассматривают в качестве основных причин нарушений пищевого поведения – личностные особенности [3].  Помимо данных факторов выделяют факторы культуры, к которым относят проживание в индустриально развитой стране, восприятие худобы как главного критерия красоты женщины [5]. На нарушения пищевого поведения также влияют стрессовые события – смерть близкого родственника, друга, сексуальное или физическое насилие. Особенности возраста также могут выступать в качестве фактора, способствующего развитию нарушений пищевого поведения.

Если рассматривать представления о нарушениях пищевого поведения в рамках различных психологических концепций, то необходимо отметить, что в психоаналитической концепции расстройства приёма пищи рассматриваются как оральный регресс, процесс принятия пищи интерпретируется как возвращение к состоянию спокойствия и тепла возле матери.

В когнитивной модели нервная анорексия описывалась как «неустанное желание худобы», а нервная булимия – как «постоянный страх полноты». Когнитивная парадигма также признает роль детской ситуации в развитии нарушения пищевого поведения, однако фокус исследований в данном контексте направлен на установление специфики когнитивного уровня больных расстройствами приёма пищи.

Глубинная психология рассматривает потерю аппетита, и отказ от приема пищи, как защиту. Здесь можно говорить о голодании, как о наказании, бессознательной реакции протеста и сопротивления.

Определенный вклад вносит и выбранный родителями стиль воспитания, который во многом определит будущее ребенка, формируя его личность [17].

Личко А. Е. (1979) выделяет шесть типов семейного воспитания подростков, провоцирующие негативные проявления характера: Гипопротекция (гипоопека), гиперпротекция (гиперопека), тип патогенного воспитания: «жестокие взаимоотношения». Ребенку, который достаточно выражает себя эмоционально, нет надобности искать удовлетворения в пище. Однако резкие высказывания родителей могут способствовать тому, что ребёнок будет чрезмерно озабочен своим весом, иметь неадекватную оценку своего тела, не любить себя [15].

Скугаревский O. А.  говорит о том, что следует уделять особое внимание таким феноменам как: семейная ситуация, образ собственного тела, оценка пищевых предпочтений, стереотипы пищевого поведения, масса тела и методы его контроля, а также самооценка, мысли, связанное с употреблением пищи [16].

Феномен образа собственного тела представляет собой стабильный интегративный социально-психологический феномен, включающий: перцептивные искажения (например, утверждения о явной избыточности веса на фоне объективного истощения); неудовлетворенность образом собственного тела (например, ощущение полноты); сверхценный характер переживаний о теле (например, является наиболее значимой детерминантой самооценки); страх полноты [2]. Существенный вклад в формирование негативного образа собственного тела вносят оценки ближайшего социального окружения. Отмечаются такие факторы влияния негативного образа тела, как заниженная самооценка, проблемы в межличностном взаимодействии. Контроль над телом является компенсатором неуверенности в социальном окружении. Существенное влияние изменения концепции образа тела в социуме влияют на индивидуальный образ тела [5].

Таким образом, на основе рассмотренного материала можно заключить, что подростковый возраст является фактором развития нарушений пищевого поведения. Подростки сосредоточены на своём теле, любое несовершенство переживается болезненно, помимо этого воздействие таких факторов как: генетическая предрасположенность, традиции семьи, общества, религиозные представления, мода, экономические, личностные особенности, стресс и возрастные особенности могут повлиять на возникновение пищевых расстройств. Психологические концепции по-разному описывают лежащие в основе формирования пищевых нарушений механизмы, вследствие чего стоит помнить, что причины формирования нарушений пищевого поведения многогранны и зачастую закладываются еще в раннем детстве.

Представлено множество работ на тему пищевого поведения, однако отмечается скудность печатных, а также электронных ресурсов, посвященных особенностям заболевания среди мужчин. Сказанное заставляет полагать, что становится невозможным составить целостную картину возникновения и протекания заболевания.

 

Список литературы:

  1. Бернс Р. Развитие Я-концепции и воспитание. М. : Прогресс, 1986. – 421 с.
  2. Богданова М. А. Становление образа телесного я как проблема рождения личности // Психология телесности: теоретические и практические исследования. Пенза, 2009. – С. 45-51.
  3. Захарченко В. М., Новикова В. П., Успенский Ю. П., Обуховская А. С., Медведева Т. В. Пищевое поведение у детей школьного возраста и влияющие на него факторы // Вестник Спб ун-та, 2009. – Сер. 11. Вып. 4. – С. 268–273.
  4. Иванов Д. В., Хохрина А. А. Образ тела у подростков с нарушениями пищевого поведения // Вестник ГУУ. 2019. № 6. – С. 198-204.
  5. Каримова З. Ф. Психологические особенности подростков с нарушениями пищевого поведения // научное сообщество студентов: междисциплинарные исследования: сб. ст. по мат. LXXXIII междунар. студ. науч.-практ. конф. г. Новосибирск. 2019. № 24 (83). – С. 173-180.
  6. Кибитов А. О., Мазо Г. Э Генетические исследования нарушений пищевого поведения: выход из замкнутого круга нозологической систематики // Социальная и клиническая психиатрия. М. 2016. № 4. – С.63-71.
  7. Конышев В. А. Питание и регулирующие системы организма. М.: Медицина, 2015. – 224 с.
  8. Коркина М. В., Цивилько. М. А., Марилов В. В.. Нервная анорексия. М. : Медицина, 1986. – 171 с.
  9. Лысикова Д. С. Дисморфофобические переживания подростков // Научное сообщество студентов: сборник материалов X Международной студенческой научно-практической конференции. Чебоксары: Центр научного сотрудничества «Интерактив плюс», 2016. – С. 93-99.
  10. Макарова Е. В. Психологические аспекты нарушения пищевого поведения // Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. LIV междунар. студ. науч.-практ. конф. 2017. № 6 (54). – С.163-167.
  11. Михайлова А. П., Штрахова А В. Пищевое поведение в норме, в условиях стресса и при патологии: библиографический обзор // Вестник ЮУрГУ. Сер. Психология. 2018. № 3. С. 80-95.
  12. Обухова Л. Ф. Возрастная психология: учеб. для вузов. М. : Высш. образование ; МГППУ, 2006. – 460 с.
  13. Подойцына В. В Взаимосвязь алекситимии и особенностей пищевого поведения в юношеском возрасте / В. В Подойцына, С. А Шейко. г. Новосибирск : Новосибирский государственный педагогический университет, 2016. 269-277 с.
  14. Пономарева Л. Г Современные представления о расстройствах пищевого поведения. г. Казань : Общество с ограниченной ответственностью "Издательство Молодой ученый", 2010. 274-276 с.
  15. Руководство по аддиктологии / Под ред. проф. В. Д.Менделевича. СПб. : Речь, 2007. – 768 с.
  16. Скугаревский, О. А. Нарушения пищевого поведения / О. А. Скугаревский. Минск : БГМУ, 2007. – 340 с.
  17. Хатыпова А. С., Чухрова М. Г. Взаимосвязь нарушений пищевого поведения и представлений подростков об их родителях // Скиф. 2018. С. 23-26.
  18. Шабанова Т. Л. Исследование нарушений пищевого поведения у лиц юношеско-студенческого возраста // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. 2017. № 9. С. 91-95.
  19. Яйленко, А. А Проблемы подросткового возраста. г. Смоленск : Смоленский государственный медицинский университет, 2016. 198-206 с.
  20. Яницкий М.С., Серый А.В., Браун О.А., Пелех Ю.В., Маслова О.В., Сокольская М.В., Санжаева Р.Д., Монсонова А.Р., Дагбаева С.Б., Неяскина Ю.Ю., Кадыров Р.В., Капустина Т.В. Идентичность как динамическая иерархическая система: социальный и культурный контекст формирования // Вестник КемГУ. 2018. №2. С. 131-140.

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом