Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Telegram: sibac
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Студенческий» № 12(140)

Рубрика журнала: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): скачать журнал часть 1, скачать журнал часть 2, скачать журнал часть 3

Библиографическое описание:
Митрошенкова М.Э. СОКРАЩЕНИЕ АДМИНИСТРАТИВНОГО ВМЕШАТЕЛЬСТВА В БИЗНЕС И В ТРУДОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ // Студенческий: электрон. научн. журн. 2021. № 12(140). URL: https://sibac.info/journal/student/140/206928 (дата обращения: 28.06.2022).

СОКРАЩЕНИЕ АДМИНИСТРАТИВНОГО ВМЕШАТЕЛЬСТВА В БИЗНЕС И В ТРУДОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ

Митрошенкова Мария Эдуардовна

студент, Институт прокуратуры, Саратовская государственная юридическая академия,

РФ, г.Саратов

Герасимова Екатерина Александровна

научный руководитель,

канд. юрид. наук, доц. кафедры трудового права, Саратовская государственная юридическая академия,

РФ, г. Саратов

REDUCING ADMINISTRATIVE INTERFERENCE IN BUSINESS AND LABOR RELATIONS

 

Maria Mitroshenkova

student of the Saratov State Law Academy, Institute of Public Prosecutor's Office,

Russian Federation, Saratov

Ekaterina Gerasimova

Research Supervisor, Candidate of Law, Associate Professor of the Department of Labor Law, Saratov State Law Academy,

Saratov, Russia

 

АННОТАЦИЯ

Почему так важно сократить административное вмешательство в бизнес и трудовые отношения, какими способами это можно осуществить и что препятствует данной реформе.

ABSTRACT

Why it is so important to reduce administrative interference in business and labor relations, how this can be done, and what hinders this reform.

 

Ключевые слова: административное вмешательство, бизнес, трудовые отношения, риск-ориентированный подход, государственный надзор.

Keywords: administrative intervention, business, labor relations, risk-based approach, state supervision.

 

Сфера трудовых отношений целиком охватывается правовой деятельностью государства. Однако чрезмерное административное вмешательство препятствует развитию бизнеса и трудовых отношений, а также создает государственную проблему – уход в «теневую» экономику малых предприятий с целью снижения издержек (непроизводительных затрат) и «бюрократических рисков». Полностью устранить административное вмешательство невозможно, однако на современном этапе необходимо говорить об его сокращении.

В данной работе административное регулирование бизнеса и трудовых отношений рассматривается как процесс целенаправленного воздействия властных структур на параметры осуществления предпринимательской деятельности, направленный на создание условий функционирования субъектов бизнеса, при которых обеспечивается сопряжение государственных (общественных) интересов (общественная полезность) и делового сообщества (коммерческая выгодность) [5, c.70].

Сейчас приоритетным направлением совершенствования государственного надзора являются переход на риск-ориентированный подход. Президент Российской Федерации В.В. Путин, выступая перед Федеральным собранием Российской Федерации, подчеркнул, что проверки контролирующих органов на предприятиях могут быть оправданными только на объектах с повышенным риском, «в остальных случаях должны использоваться дистанционные методы контроля» [11].

Риск-ориентированный подход строится на основе анализа органом надзора различных сведений о компании или предприятии и определения степени риска совершения противоправных действий. В научной литературе можно встретить недоверие к новой системе. Так, А.В. Юрышев отмечает, что реализация данного проекта «приведет к улучшению статистических показателей по травматизму за счет роста латентных нарушений и ухудшению положения работников. Резкое сокращение проверок приведет к тому, что проблемы «не будут вскрываться». В связи с этим ослабнет государственная охрана и защита прав работника на безопасные условия труда. Участие государства в этой области будет минимальным» [17, c.198-203].

Автор не учитывает, что для предотвращения таких ситуаций Постановлением Правительства утверждены Правила отнесения деятельности юридических лиц и индивидуальных предпринимателей и (или) используемых ими производственных объектов к определенной категории риска или определенному классу (категории) опасности, а также установлен перечень видов государственного контроля (надзора), которые осуществляются с применением риск-ориентированного подхода [12, ст. 5326].

Сегодня риск-ориентированный подход считается наиболее популярным способом организации любой деятельности. Преимуществом применения риск-ориентированного подхода в планировании и осуществлении функции «Внутренний контроль» видится экономия ресурсов, так как управление осуществляется исключительно критическими моментами, а предупредительные меры контроля и рисков могут интегрироваться в процессы управления и принятия решений.

Еще одним способом снижения административного вмешательства в бизнес и трудовые отношения является создание и поддержание в актуальном состоянии контрольными и надзорными органами перечня правовых норм, содержащих обязательные требования, которые являются предметами проверок субъектов предпринимательства.

Актуализация и систематизация к 2025 году обязательных требований по наиболее массовым видам предпринимательской деятельности и по всем видам контроля и надзора выступает приоритетной задачей реформы. Согласно докладу, подготовленному Центром стратегических разработок совместно с НИУ ВШЭ «Регуляторная политика в России: основные тенденции и архитектура будущего», современное российское законодательство характеризуется тем, что с одной стороны декларируется снижение административных барьеров, административной нагрузки на бизнес, а с другой — постоянно вводятся новые ограничительные нормы [4].

В начале 2019 года был запущен новый этап реформы системы государственного надзора, который связан с механизмом «регуляторной гильотины». Механизм применяемой «регуляторной гильотины» [7] определен Методикой исполнения Плана мероприятий («дорожной карты») по реализации механизма «регуляторной гильотины». Наиболее важной частью механизма «регуляторной гильотины» является принятие двух федеральных законов: «О государственном контроле (надзоре) и муниципальном контроле в Российской Федерации» [14] и «Об обязательных требованиях в Российской Федерации» [15].

Очевидно, что применение «регуляторной гильотины» позволит сократить избыточные контрольно-надзорные функции государственных органов и оптимизировать расходы государственных бюджетов.

При проведении реформы следует более внимательно обращать внимание и учитывать замечания бизнес-сообщества. Уполномоченный при Президенте Российской Федерации по защите прав предпринимателей Б.Ю. Титов указал на необходимость распространения понятия обязательных требований, которое сейчас включает в себя только законы, на акты технического регулирования. Была отмечена неточность формулировок о возможной ответственности бизнесменов, что несет «риски вменения уголовной ответственности вместо административной за одни и те же нарушения» [13].

Современное состояние нормативно-правовой базы подвергается критике в научных экспертных кругах и на страницах юридической литературы. Эксперты Центра стратегических разработок выступили с инициативой по созданию на уровне Президента Российской Федерации или на уровне Правительства Российской Федерации центрального органа по дерегулированию, который будет выступать в качестве центра принятия решения по оптимизации нормативной базы. Работа комиссии должна состоять в сотрудничестве с органами власти над перечнями нормативных правовых актов в сферах их компетенции, подлежащих пересмотру и (или) отмене.

Данное предложение имеет некоторые недостатки. Создание нового надзорного органа предполагает принятие ряда новых нормативных правовых актов. Однако приоритетной программой «Реформа контрольной и надзорной деятельности» [9] внедрен принцип принятия новых обязательных требований только после отмены двух устаревших, что не согласуется с подобными нововведениями. В настоящее время в научном сообществе отмечается проблема разросшегося аппарата органов государственного контроля (надзора) и муниципального контроля, на содержание которого государство затрачивает миллионы денежных средств из государственного бюджета. Создание нового органа не способно не только решить проблему чрезмерного административного вмешательства, но и усугубит ее.

Согласно утвержденному перечню, в Российской Федерации полномочия по государственному контролю (надзору) имеют 33 федеральных органа исполнительной власти [10].

Проблемным аспектом, способным затруднить сокращение административного вмешательства в трудовые отношения, является то обстоятельство, что в настоящее время вопросы условий и безопасности труда фактически являются предметом регулирования и контроля трех отраслей законодательства: трудового (вопросы охраны труда), санитарно-эпидемиологического (требования к условиям труда (работы) с точки зрения санитарно-эпидемиологического благополучия человека), законодательства о промышленной безопасности (безопасное ведение работ). Подходы к охране труда, принятые в указанных выше отраслях законодательства, недостаточно согласованы, по ряду вопросов противоречат и дублируют друг друга, что в результате приводит к излишней нагрузке на бизнес [3]. Для устранения противоречий в области охраны труда необходимо четко разграничить компетенции Роструда и Роспотребнадзора, сфера надзорной деятельности которых носит дублирующий характер.

Основная цель реформы системы государственного надзора в сфере труда в 2021 году – переход от реагирующей системы к предупреждающим действиям, предупреждающей системе управления. По мнению А.С. Митрясова и О.С. Кучевасова, участие в большинстве профилактических мероприятий является необязательным для всех хозяйствующих субъектов, осуществляется на добровольной основе [8, c. 233-247]. Действительно, значительная часть работодателей (особенно субъекты малого бизнеса) зачастую не владеет даже базовыми правовыми знаниями, пренебрежительно относится к закону, что приводит к правонарушениям.

М.Н. Кобзарь-Фролова предлагает в качестве основного вида контроля на законодательном уровне закрепить не государственный контроль, а внутренний контроль хозяйствующего субъекта (индивидуального предпринимателя, юридического лица (корпоративного образования)). Предлагается именовать такой вид контроля – «самоконтроль» [6, c. 140]. Действительно «самоконтроль» позволил бы снизить необходимость проведения мероприятий государственного контроля и освободить предпринимателей от излишней контролирующей опеки государств. Однако, несмотря на обременительный для бизнеса характер проверок, они не могут быть исключены из системы регулирования, поскольку функция инспектирования необходима государству для поддержания верховенства закона и обеспечения соблюдения законодательных требований.

Для снижения административного вмешательства в бизнес и трудовые отношения целесообразно внедрение в инспекции универсальной базы данных, содержащей информацию о результатах прошлых инспекций, выданных разрешениях, лицензиях и т.п., а также распространения доступа к этой базе данных других заинтересованных сторон (бизнеса, прочих инспекций и т.д.). Сегодня ведется развитие активного онлайн-взаимодействия с проверяющими органами. Технические недостатки существующих систем отталкивают граждан от их использования. Каждый сервис требует доработки и упрощения навигации и интерфейса.

Сегодня основными показателями реализации контрольно-надзорных полномочий инспекцией труда остается количество выявленных нарушений трудового законодательства. Согласно последнему опубликованному отчету о работе и показателям деятельности государственной инспекции труда в Саратовской области (декабрь 2020 года) основными показателями является количество проверок, количество выданных предписаний, нарушений, а также число привлеченных должностных и юридических лиц к административной ответственности в виде штрафа [1].

При таком подходе эффективность работы инспекторов оценивается не качественными показателями, а количественными. Данный метод управления способен вызвать ряд проблем, в частности, завышение показателей для улучшения отчетности и т.д. Для выхода из такой ситуации необходима переориентация контрольно-надзорного органа на измеримые и достижимые цели.

Для решения данной проблемы следует обратиться к практике Латвии, где широко применяется консультирование с малыми и средними предприятиями, являющимися объектами инспектирования, по вопросам производительности инспекций. Часто используется проведение мониторинга производительности третьей стороной – например, независимые опросы удовлетворенности действиями инспекции [2, c.34].

К недостаткам проводимой реформы по сокращению административного вмешательства в бизнес и трудовые отношения следует отнести тот факт, что на сегодняшний день остаются не отработанными методологические подходы к определению параметров административного давления, его структуры и оценки. Все это затрудняет адекватную оценку параметров административного воздействия на субъекты предпринимательской деятельности и, соответственно, выработку решений, позволяющих снижать административное давление на бизнес.

Таким образом, сегодня продолжается сокращение административного вмешательства в бизнес и трудовые отношения. Чем ближе мы будем находиться к равновесию публичных и частных интересов, в процессе регулирования трудовых отношений, тем благоприятнее это будет отражаться на экономическом развитии нашего государства. Для дальнейшего успешного реформирования данной сфере целесообразно: продолжать разработку единой методологии применения риск-ориентированного подхода; изучать и обобщать зарубежный опыт; создать единую информационную платформу для надзорных органов и работодателей; разработать и внедрить методологические подходы к определению параметров административного давления, его структуры и оценки.

 

Список литературы:

  1. Аналитическая информация о результатах проверок за истекшую неделю, проведенных ГИТ, оперативные данные, отчеты о работе и показатели деятельности ГИТ URL: https://git64.rostrud.gov.ru/osnov/osnovnye_pokazateli_deyatelnosti_git/informatsiya_o_rezultatakh_proverok123/2020_godhbjk/934536.html (Дата обращения 08.03.2021).
  2. Баринова В.А., Ерёмкин В.А. Применение мирового опыта совершенствования регулирования и инспектирования для снижения административного бремени малых и средних предприятий в России // Экономическое развитие России. 2016. №12.
  3. Батырова Л.Р. Правовые основы охраны и безопасности труда на российских предприятиях // Научно-практический электронный журнал «Аллея Науки», 2018. № 5(21)
  4. Голодникова А.Е., Ефремов А.А., Соболь Д.В., Цыганков Д.Б., Шклярук М.С. Регуляторная политика в России: основные тенденции и архитектура будущего // Доклады ЦСР. 2018. №1.
  5. Дерегулирование российской экономики / Мау В. А., Жаворонков С. В., Черный Д. С., Яновский К. Э. // Институт экономики переходного периода, Научные труды. № 32Р. 2001.
  6. Кобзарь-Фролова М. Н. Внутренний контроль (самоконтроль) как основной вид контроля деятельности хозяйствующих субъектов // Вестник Нижегородского университета им. НИ Лобачевского. 2020. №. 2.
  7. Методика исполнения плана мероприятий («дорожной карты») по реализации механизма «регуляторной гильотины» // Режим доступа СПС «КонсультантПлюс» http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_29252/
  8. Митрясова А. С., Кучевасова О. С. Расширение полномочий Федеральной инспекции труда: вопросы правовой обоснованности и эффективности // Вестник Тюменского государственного университета. Социально-экономические и правовые исследования. 2020. Т. 6. №. 3.
  9. Паспорт приоритетной программы «Реформа контрольной и надзорной деятельности (с изм. от 30.05.2017) // Режим доступа «КонсультантПлюс» http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_222109/
  10. Перечень федеральных органов исполнительной власти, осуществляющих функции по нормативно-правовому регулированию в сферах осуществления государственного контроля (надзора), и федеральных органов исполнительной власти, осуществляющих контрольно-надзорные функции, участвующих в реализации механизма «регуляторной гильотины», видов федерального государственного контроля (надзора), осуществляемых федеральными органами исполнительной власти, на которые должен быть распространен механизм «регуляторной гильотины»: утвержден Правительством РФ 04.07.2019. Документ опубликован не был // СПС «КонсультантПлюс».
  11. Послание Президента РФ Федеральному Собранию Российской Федерации, Москва, 01.03.2018. Документ опубликован не был. URL: http://www.kremlin.ru/events/president/news/56957 (Дата обращения: 08.03.2021).
  12. Постановление Правительства РФ от 17.08.2016 № 806 «О применении риск-ориентированного подхода при организации отдельных видов государственного контроля (надзора) и внесении изменений в некоторые акты Правительства Российской Федерации // СЗ РФ. №35. 2016. Ст. 5326.
  13. Регуляторную гильотину просят заточить поострее. Бизнес-омбудсмен выступил с критикой реформы контроля и надзора // Газета «Коммерсантъ» № 150 от 22 августа 2019. С. 2. URL: https:// www.kommersant.ru/doc/4067569 (дата обращения: 08.03.2021).
  14. Федеральный закон от 31.07.2020 № 248-ФЗ «О государственном контроле (надзоре) и муниципальном контроле в Российской Федерации» // СЗ РФ. 2020. № 31. ч.1. ст.  007
  15. Федеральный закон от 31.07.2020 № 247-ФЗ «Об обязательных требованиях в Российской Федерации» // СЗ РФ. №31. (ч.1). 2020. Ст. 5006.
  16. Шайхутдинова Г. Ф. Зарубежный опыт подготовки предпринимателей / Г. Ф. Шайхутдинова, Л. В. Охотникова // Вестник Иркутского государственного технического университета. 2014. № 12.
  17. Юрышев А. В. Риск-ориентированный подход государственного надзора за соблюдением трудового законодательства // Развитие юридической науки и проблема преодоления пробелов в праве. 2019.

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом