Телефон: +7 (383)-312-14-32

Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Студенческий» № 5(133)

Рубрика журнала: История

Скачать книгу(-и): скачать журнал часть 1, скачать журнал часть 2

Библиографическое описание:
Пухова Л.К. ПОЛИТИКА КОРЕНИЗАЦИИ НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ В 1920-1930 ГГ // Студенческий: электрон. научн. журн. 2021. № 5(133). URL: https://sibac.info/journal/student/133/202950 (дата обращения: 13.04.2021).

ПОЛИТИКА КОРЕНИЗАЦИИ НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ В 1920-1930 ГГ

Пухова Лолита Константиновна

магистрант 2 курса направление История, программа История и культура регионов России, Северо-Осетинский государственный университет им. К.Л. Хетагурова,

РФ, г. Владикавказ

Научный руководитель Хубулова Светлана Алексеевна

д-р ист. наук, проф., Северо-Осетинский государственный университет им. К.Л. Хетагурова,

РФ, г. Владикавказ

АННОТАЦИЯ

Решение национального вопроса на Северном Кавказе было тесно связано с установлением советской власти и борьбой за упрочения ее позиций в регионе. Большевики считали, что своим происхождением он был обязан русскому царизму, который на протяжении многих веков эксплуатировал народы. Большевикам виделось, что если предоставить нациям права на самоопределение, то произойдет избавление от национального гнета. Однако на Северном Кавказе большевики не застали оформившихся наций и приступили к их строительству. Одним из таких направлений стала коренизация.

 

Ключевые слова: коренизация, национальная политика, национальный вопрос, нации, Северный Кавказ, интеграция, политические настроения.

 

Термин «коренизация» до сих пор не получил своего внятного истолкования. «Коренизацию» традиционно понимают как кадровую политику советской власти по подготовке, видвижению и использованию в национальных образованиях национальных кадров для работы в государственных и общественных органах, в хозяйственных и культурных учреждениях. На практике оказалось, что коренизация намного шире и распространялась не только на представителей титульных национальностей, но и национальных меньшинств [3, с. 10].

Статья опирается на многообразные исторические источники, особенно архивные документы. Их использование позволило понять логику проведения политике коренизации, определить отношение к ней различных органов власти и население, оценить роль в решении национального вопроса на Северном Кавказе.

В 1920-1930 гг. коренизация проводилась и активно поддерживалась органами центральной власти. В регионе она вызвала различные реакции: от последовательного воплощения в жизнь постановлений центра до их взвешенной и осторожной оценки. Реакцией на коренизацию стало и обострение межнациональных отношений в регионе. С другой стороны, коренизация выполнила свое главное назначение: актуализировало национальную проблематику и помогла народам консолидироваться в наци. Коренизация дала мощный толчок социально-экономическому и культурному развитию северокавказских народов, заложило представления о наличии национальных интересов, разрешение которых требует особой политики [1, с. 23].

Северный Кавказ всегда был «сложным» регионом для России: его трудно было покорить, удержать и интегрировать в середине 19 века народы к северу и югу от Кавказских гор были объединены под властью России. Кавказ никогда не представлял собой единое культурное, политическое или экономическое пространство. Политические настроения и политическое поведение людей не существуют вне зависимости от социального контекста [2, с. 31]. Наоборот, политика постоянно испытывает на себе влияние повседневности. Однако, с другой стороны власть и политика формирует повседневную жизнь людей. Чтобы разобраться во взаимообусловленности власти и общества, нужно обратиться к архивным документам, помогающим увидеть формы и механизм общения низов с верхами. Исследователь, используя междисциплинарный подход, методы новой локальной и новой социальной истории, должен «перевести» документ на язык современности, понять все тонкости процесса общения и объективно оценить его [4, с. 256]. Многим исследователям не удавалось раскрыть многогранность отношений власти и общества из-за жесткого политического и идеологического контроля. Историография этого вопроса начала формироваться в 1920 г. и прошла в своем развитии три этапа. Это разделения обусловлено теми политическими и социально-экономическими процессами, происходившими в СССР, а затем в Российской Федерации на рубеже 20 - начале 21 вв [7, с.186].

Первый этап в развитии историографии проблемы охватывает 1920-начало-1950-х гг. и характеризуется первыми попытками осмысления этнокультурного развития горцев в новых социально-экономических и политических условиях. Однако, эти проблемы не стали предметом специальных научных исследований они затрагивались лишь тогда, когда касались других вопросов: образование, ликвидации безграмотности, прав женщин, борьбы с религией и т.п. Такое отношения формировалось под воздействием идеологии «воинствующего» интернационализма. Руководители советского государства стремились в короткие сроки преодолеть культурную отсталость, включить местные элиты в процесс социалистического развития на Северном Кавказе. В 1920 годы появились работы, в которых в той или иной степени затрагивались эти вопросы [5, с.45] При этом авторы, отличая национальные и ментальные особенности горского населения, стремились наметить те отправные точки, с которых было необходимо начинать движения в сторону национальной и культурной интеграции. Исследователи обращали внимание на проблемы этнокультурного развитие горцев, либо рассматривая конкретную проблему, либо, изучая определенный регион, республику. При таком положении дел ни о каких крупных открытиях или серьезных научных обобщениях и выводах речи не шло. Идеологизация советского исторического знания серьезно отразилось на состоянии источниковой базы, в основном представленной сборниками документов по борьбе за советскую власть на Северном Кавказе, воспоминаниями ее участников, материалами съездов различных народов, а также сборниками статей и речей партийных и советских руководителей. Основной тенденцией, проявившейся в исторических исследованиях конца 1920-1930 гг. стало выделение особой роли И. В. Сталина в процессе национально-государственного строительства [6, с.93]. Центр исследовательской деятельности перемещается на изучение роли вождя по превращению национально-освободительного движения горцев Северного Кавказа в надежного союзника российского пролетариата. По окончанию Гражданской войны на Северном Кавказе развернулось национально-государственное строительство, которое совпало административно хозяйственным районированием края. В его ходе создавались крупные экономические объединения, которые требовали не только концентрации производственных усилий различных народов, но и перераспределения их материально-технических ресурсов. В свою очередь, это повлекло за собой и пересмотр устоявшихся административных границ, и выделение новых территориальных образований [2, с.29].

 

Список литературы:

  1. Бугай Н.Ф. Мекулов Д. X. Народы и власть: «социалистический эксперимент» (20-е годы). — Майкоп, 1994. — С. 98.
  2. Гутиева М.А. Взаимодействие центральных и местных органов власти в условиях формирования советской модели управления Северным Кавказом (1917-1939 гг). // Гуманитарные и социально-экономические науки. 2011. № 2. С. 53-59.
  3. Дзидзоев В.Д. Национальные отношения на Кавказе. Изд. 3-е. — Владикавказ, 2000. - С. 39.
  4. Ленин В.И. О праве наций на самоопределение // Полн. собр. соч. Т. 25. М.: Политиздат, 1961. С. 271.
  5. Лю Суньжин. Плюсы и минусы политики "ко-ренизации" СССР в 1920 годы. // Ойкумена. 2014. № 1. С. 41-49.
  6. Капеллер А. Россия - многонациональная империя: возникновение, история, распад. М.: Традиция - Прогресс-Традиция, 2000. 342 с. С. 275.
  7. Хлынина Т.П. Становление советской национальной государственности у народов Северного Кавказа 1917-1937 гг.: проблемы историографии/Дис. д.и.н. М., 2003.

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом