Поздравляем с 1-м Мая!
   
Телефон: +7 (383)-312-14-32

Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Студенческий» № 4(132)

Рубрика журнала: История

Скачать книгу(-и): скачать журнал часть 1, скачать журнал часть 2, скачать журнал часть 3

Библиографическое описание:
Нефедова Ю.А. УРОВЕНЬ ЗАРАБОТНОЙ ПЛАТЫ РАБОЧИХ ЮГА РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX – НАЧАЛЕ ХХ ВЕКА // Студенческий: электрон. научн. журн. 2021. № 4(132). URL: https://sibac.info/journal/student/132/202429 (дата обращения: 07.05.2021).

УРОВЕНЬ ЗАРАБОТНОЙ ПЛАТЫ РАБОЧИХ ЮГА РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX – НАЧАЛЕ ХХ ВЕКА

Нефедова Юлия Андреевна

студент 2 курса по направлению подготовки 46.04.01 История, ГОУ ВО ЛНР «Луганский государственный педагогический университет»,

ЛНР, г. Луганск

Научный руководитель Гаврыш Ольга Владимировна

канд. ист. наук, доцент кафедры истории Отечества, ГОУ ВО ЛНР «Луганский государственный педагогический университет»,

ЛНР, г. Луганск

WAGE LEVEL OF WORKERS IN THE SOUTH OF THE RUSSIAN EMPIRE IN THE SECOND HALF OF THE XIX - EARLY XX CENTURY (ON THE MATERIAL OF DONBASS)

 

Yulia Nefedova

2nd year student in the field of study 46.04.01 History GOU VO LPR "Lugansk State Pedagogical University"

LPR, Lugansk

Olga Gavrysh

Scientific adviser, scientific adviser, Ph.D. ist. Sciences GOU VO LPR "Lugansk State Pedagogical University"

LPR, Lugansk

 

АННОТАЦИЯ

В данной статье анализируется уровень заработной платы рабочих Юга Российской империи во второй половине XIX – начале ХХ века на материале Донбасса. Автор приходит к выводу, что заработной платы донбасских рабочих хватало только на обеспечение минимальных потребностей рабочих и их семей, что приводило к росту недовольства и активизации выступлений рабочих.

ABSTRACT

This article analyzes the level of wages of workers in the South of the Russian Empire in the second half of the XIX – early XX century on the material of Donbass. The author comes to the conclusion that the wages of the Donbass workers were only enough to meet the minimum needs of workers and their families, which led to an increase in discontent and intensification of workers' protests.

 

Ключевые слова: рабочие, Донбасс, уровень заработной платы, промышленность, материальное положение.

Keywords: workers, Donbass, wages, industry, financial situation.

 

Главными источниками, из которых пополнялся рабочий класс Донбасса после 1861 года, стали местное крестьянство, мигранты из соседних российских, польских и белорусских губерний и ремесленники, чьи кустарные промыслы и лавочную торговлю свела на нет конкуренция с массовым производителем. Среди выходцев из этих групп преобладали украинцы, русские и евреи.

В имперской России среди всех возможных вознаграждений, которые получал рабочий от предпринимателей в качестве компенсации за труд, прямой заработок был основным стимулом к работе. Недовольство размерами зарплаты и порядком ее выплаты вызвало немало протестов трудящихся в различных формах. Итак, зарплата была главным стимулом труда рабочих и способом завоевания их лояльности.

Рабочие металлургических и металлообрабатывающих предприятий, по сравнению с рабочими других промышленных отраслей, имели высокие номинальные зарплаты. По данным обследования фабричной инспекцией промышленных предприятий в 1893 г., средний месячный заработок рабочего машиностроительных предприятий составил 25 руб., чугунолитейных – 27 руб., сталелитейных – 44 руб. [6, с. 25].

Нормы оплаты работников угольной промышленности были несколько ниже, поскольку квалификационные требования к ним были ниже, чем у металлургов и слесарей. Забойщики рудника Новороссийского общества в 1874 г. получали 1,1–1,5 руб. в день, а вспомогательные рабочие ежедневную оплату – 0,75–1 руб. Учитывая, что при полной занятости шахтеры работали в среднем 22 дня в месяц, месячная зарплата составляла 24–33 руб. Обследование 1886 г. земством угольных предприятий Славяносербского уезда показало, что средняя зарплата рабочих всех категорий составила 25,3 руб. Зарплаты работников угольной промышленности Донбасса в 1890-е годы колебались от 22 руб. в месяц у грузчиков, сортировщиков и чернорабочих и до 36 руб. у забойщиков. В целом в Российской империи заработки фабричных рабочих в это время составляли 17 руб. [4, с. 318 – 329].

Таким образом, заработная плата на промышленных предприятиях Донбасса во второй половине XIX – начале ХХ в. была сравнительно высокой. Благодаря развитой угольной, металлургической и машиностроительной промышленности, предприятия которой предлагали высокие ставки, средняя заработная плата заводских рабочих губернии составила 161% к среднему заработку в промышленности по всей России.

По сравнению с доходом крестьян заработки шахтеров казались большими. Некоторые шахтерские песни подают образ шахтера как человека, который хорошо зарабатывает и может позволить себе наслаждаться роскошью. В соседней с Донбассом Харьковской губернии в период 1906-1910 гг. рабочий получал 46 к. в день, а работница – 32 к., то есть при максимальном количестве рабочих дней – соответственно 12 и 8 руб. в месяц. Рабочий, который имел лошадь, мог зарабатывать до 1,19 руб. в день, а с парой волов – 1,54 руб., фактически на уровне углекопа. Но это расценки оплаты труда во время посевных работ, когда спрос на рабочие руки был самым большим, и поэтому цены на труд росли. В другое время расценки были значительно ниже [5, с. 66 – 67].

По подсчетам Сергея Потолова, с 1884 г. до 1900 г. номинальный среднемесячный заработок донецких шахтеров увеличился на 47% – с 20 до 29 руб., причем у забойщиков этот прирост составил 69% – с 21 до 35 руб. В целом по Российской империи заработки фабричных рабочих за этот же период выросли на 11% – с 15 до 17 руб. Проанализировав эти и другие данные по динамике зарплат рабочих Донбасса, Теодор Фридгут пришел к выводу, что повышение зарплат работников горнозаводской промышленности Донбасса произошло за счет уменьшения простоев и увеличения количества рабочих дней. То есть увеличение заработной платы в это время произошло за счет интенсификации труда [3, с. 157].

Однако заработок рабочих удовлетворял лишь минимум их потребностей. В имеющихся обследованиях бюджетов рабочих Донбасса сделаны самые неутешительные выводы о питании рабочих: «пища состоит главным образом из плохо усваиваемых продуктов растительного происхождения, недостаточность хорошей пищи вызывает усиленное потребление чая», потребление белков ниже нормы, а в бедных семьях – на уровне «физиологического минимума», острый недостаток во всех семьях жиров, потребление углеводов больше, чем того требует гигиена. Характерна замеченная статистиками тенденция: с ростом благосостояния «потребление пищи становится обильнее и разнообразней. Растет потребление мяса, рыбы, скоромного масла, яиц, овощей, картофеля». Это свидетельствует об одном: рабочие вполне ощущали недостаточность своего питания [1, с. 79].

Заработок рабочих не позволял большинству из них иметь отдельное жилье. Особенно тяжелыми были жилищные условия. Расходы на питание и жилище были самыми большими, однако обеспечение этих потребностей оставалось в неудовлетворительном состоянии. Расходы же на культурные потребности носили «случайный характер». Поэтому материальное положение рабочих было постоянным источником недовольства, толкающего рабочих на выступления. В частности, в 1874 г. шахтеры Юзовки организовали забастовку, требуя повышения заработной платы. В 1887 г. им удалось добиться незначительных улучшений. Со второй половины 1890-х гг. рабочее движение в Донбассе, как и в целом по всей Российской империи, усилилось [2, с. 51 – 52].

Таким образом, можно сделать вывод, что несмотря на то, что в сравнении со многими другими регионами Российской империи, заработная плата рабочих на Донбассе была достаточно высокой, ее хватало только для обеспечения минимальных потребностей рабочего и его семьи. Это, во многом, послужило причиной роста недовольства среди рабочих, чьи выступления в конце XIX – начале ХХ века являлись фактором дестабилизации общественно-политической жизни в Российской империи.

 

Список литературы:

  1. Куликов В.А. Корпоративный порядок и общество в заводских и рудничных поселках Юга Российской империи в последней трети XIX – начале ХХ в. / В.А. Куликов // Tractus aevorum: эволюция социокультурных и политических пространств. – 2018. - № 5. – С. 76 – 90.
  2. Новиков А.В. К вопросу о причинах активизации рабочего движения в России в начале ХХ века / А.В. Новиков // Новый исторический вестник. – 2005. - № 2. – С. 51 – 59.
  3. Потолов С. И. Рабочие Донбасса в XIX веке / С. И. Потолов. – Ленинград: Изд-во АН СССР, 1963. ‒ 471 с.
  4. Сборник статистических сведений по Екатеринославской губернии. Т. 3: Славяносербский уезд / Стат. отд-ние Екатериносл губ. земской управы. ‒ Екатеринослав: Тип. Я. М. Чаусского, 1886. ‒ С. 318–329.
  5. Сводные данные за 5-летие, 1906–1910: о поденных и сроковых платах, об урожае хлебов и о базарных ценах на продукты полеводства / Харьковская губернская земская управа. Отдел текущей статистики. – Харьков, 1913. – С. 66–67.
  6. Таскин Е. Н. Каменноугольная промышленность Донецкого бассейна: Условия ее развития и соврем. положение / Е. Н. Таскин. ‒ Харьков: Тип. и лит. Зильберберг, 1896. ‒ 304 с.

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом