Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Студенческий» № 3(131)

Рубрика журнала: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): скачать журнал часть 1, скачать журнал часть 2, скачать журнал часть 3

Библиографическое описание:
Каштанов М.Ю. ОТЛИЧИТЕЛЬНЫЕ О СОБЕННОСТИ П РАВОВОГО СТАТУСА ИНДИВИДУАЛЬНОГО П РЕДПРИНИМАТЕЛЯ О Т П РАВОВОГО СТАТУСА САМОЗАНЯТЫХ // Студенческий: электрон. научн. журн. 2021. № 3(131). URL: https://sibac.info/journal/student/131/200821 (дата обращения: 09.12.2021).

ОТЛИЧИТЕЛЬНЫЕ О СОБЕННОСТИ П РАВОВОГО СТАТУСА ИНДИВИДУАЛЬНОГО П РЕДПРИНИМАТЕЛЯ О Т П РАВОВОГО СТАТУСА САМОЗАНЯТЫХ

Каштанов Максим Юрьевич

магистрант Уральского института управления, филиал Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации,

РФ, г. Екатеринбург

Научный руководитель Свалова Наталья Александровна

канд. юрид. наук, доц., Уральский государственный  экономический университет,

РФ, г. Екатеринбург

АННОТАЦИЯ

В представленной статье рассматриваются вопросы правового статуса индивидуального предпринимателя и самозанятых граждан. Особенности налогового учета индивидуальных предпринимателей и самозанятых граждан. Автор приходит к выводу, что использование термина «самозанятые лица» исключительно в отношении физических лиц, не являющиеся индивидуальными предпринимателями и получающих доход от физических лиц за оказание им услуг для личных, домашних и(или) иных подобных нужд позволяет выделить их из числа прочих субъектов налоговых правоотношений.

 

Ключевые слова: предпринимательская деятельность, статус субъектов предпринимательской деятельности, самозанятость, государственная регистрация предпринимателя.

 

В последние годы повышенную значимость приобретает вопрос о необходимости установления правового статуса самозанятых граждан, поскольку их число постоянно возрастает.

В настоящее время существует множество сложностей экономического и правового порядка, вызванных неформальной занятостью населения и связанных с налогообложением, мерами социальной поддержки.. Как верно отмечается в литературе, самозанятость как социальное, экономическое и правовое явление - одна из наиболее актуальных, обсуждаемых и противоречивых проблем современной России[2, с. 54-64]. В связи с этим внесение определенности в понятийный аппарат и выявление места самозанятых лиц среди субъектов правоотношений (в том числе гражданских) играет важную роль не только для правовой сферы, но и в целом для экономики страны.

В теории неоднократно указывалось на постоянно увеличивающуюся долю лиц, официально не декларирующих свои доходы, но самообеспечивающих себя и свои семьи[11, с. 31-35]. Проблема выявления и легализации самозанятых граждан характерна не только для России, но и для большинства зарубежных правопорядков[3, с. 11-18].

Самозанятые - это термин, который существует во всем мире, производный от английского слова self-employed [4, с. 21-26].

Отличие от наемной работы в том, что человек находит работу самостоятельно, сам организует трудовой процесс, договаривается об оплате и отвечает за результаты своей деятельности непосредственно перед клиентом.

Сама по себе легализация деятельности указанных граждан имеет массу преимуществ: возможность льготного кредитования, защита прав в официальных инстанциях, ведение рекламной деятельности, пенсионные накопления и фиксация трудового стажа, использование ряда мер государственной поддержки (налоговые каникулы, гранты и т.п.). Но прежде всего необходимо понять и четко определить, в качестве кого такие лица легализуют свою деятельность.

Если обратиться к легальной дефиниции указанной группы граждан, то можно обнаружить либо упоминание о ней в некоторых правовых актах (без раскрытия сути названного правового явления), либо смешение с уже существующими правовыми конструкциями. Более того, встречаются разночтения в понятийном аппарате даже в рамках одного закона. В частности, в п. 7 ст. 7 Закона РФ от 19 апреля 1991 г. № 1032-1 «О занятости населения в Российской Федерации»[7] термины «предпринимательство» и «самозанятость» употребляются как разнопорядковые, однако в ст. 7.1-1 того же Закона в рамках перечисления полномочий органов государственной власти субъектов Российской Федерации в области содействия занятости населения указано на содействие самозанятости безработных граждан, в том числе посредством финансовой помощи для их государственной регистрации в качестве индивидуальных предпринимателей[5, с. 21-26]. Не отличается единообразием и трактовка рассматриваемого понятия Конституционным Судом РФ. Так, в одних актах Конституционного суда РФ к числу самозанятых граждан отнесены нотариусы и адвокаты, чья деятельность не относится к предпринимательской[8], а в других - и индивидуальные предприниматели[9].

В литературе встречаются различные позиции относительно понятия и места данной категории граждан в системе субъектов правоотношений.

Некоторые ученые, исходя из самого широкого понимания самозанятого гражданина, рассматривают эту конструкцию в качестве обобщающей для обозначения трех групп граждан:

  1. Индивидуальные предприниматели;
  2.  Адвокаты, нотариусы, занимающиеся частной практикой, арбитражные управляющие, оценщики, медиаторы, патентные поверенные и иные лица, занимающиеся в установленном законодательством Российской Федерации порядке частной практикой;
  3. Физические лица, не являющиеся индивидуальными предпринимателями и оказывающие без привлечения наемных работников услуги физическому лицу для личных, домашних и (или) иных подобных нужд[10, с. 19-20].

С такой трактовкой понятия «самозанятый гражданин» нельзя согласиться, прежде всего, по соображениям методологического порядка. Так, вполне очевидно, что с точки зрения налогового законодательства перечисленные выше группы даже не пересекаются. Говорить об общности их гражданско-правового статуса также не представляется возможным, поскольку, во-первых, не все названные лица являются субъектами гражданского права, во-вторых, те из них, которые к таковым относятся, выступают в различном качестве, в-третьих, гражданско-правовое положение таких лиц с самозанятостью никак не связано. Индивидуальные предприниматели в части нормирования их деятельности в значительной мере приравнены к коммерческим юридическим лицам; физические лица, относящиеся к третьей группе, как субъекты гражданского права являются гражданами; приобретать гражданские права и нести гражданские обязанности могут лишь некоторые представители второй группы, и то как специальные субъекты определенного вида правоотношений (например, арбитражные управляющие).

В доктрине потребность в сравнении индивидуальных предпринимателей и самозанятых граждан обосновывается, как правило, необходимостью установления для последних налоговых льгот и иных преимуществ, вводимых государством. Однако, с нашей точки зрения, не менее важным является и цивилистический аспект, поскольку гражданско-правовое положение индивидуального предпринимателя и гражданина, не являющегося таковым, существенно различается.

Прежде всего обратимся к анализу положений Налогового кодекса РФ (далее - НК РФ), поскольку именно в нем содержатся нормы, позволяющие составить первоначальное представление о самозанятых гражданах как о правовой категории. В НК РФ закреплен порядок учета самозанятых граждан.

Так, согласно ст. 83 НК РФ постановка на учет (снятие с учета) физического лица, не являющегося индивидуальным предпринимателем и оказывающего без привлечения наемных работников услуги физическому лицу для личных, домашних и (или) иных подобных нужд, в указанном качестве осуществляется налоговым органом по месту жительства (месту пребывания - при отсутствии у физического лица места жительства на территории Российской Федерации) этого физического лица на основании представляемого им в любой налоговый орган по своему выбору уведомления об осуществлении (о прекращении) деятельности по оказанию услуг физическому лицу для личных, домашних и (или) иных подобных нужд[6].

Изучение статуса субъекта предпринимательской деятельности предполагает предварительное познание статуса субъекта права и субъекта гражданского права, правовой режим которых полностью распространяется и на субъектов предпринимательской деятельности. Следовательно, прежде чем стать субъектом предпринимательской деятельности, лицо является субъектом гражданского права. Так, С. Э. Жилинский дает следующее определение субъекта предпринимательской деятельности - это такой субъект гражданского права, который на свой риск осуществляет самостоятельную деятельность, направленную на систематическое извлечение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг, и который зарегистрирован в этом качество в установленном в законе порядке[1, с. 112].

Таким образом, следует различать: индивидуальных предпринимателей (как зарегистрированных, так и осуществляющих свою предпринимательскую деятельность без государственной регистрации) и самозанятых лиц, не имеющих статуса индивидуального предпринимателя. Отметим, что одни и те же услуги могут иметь место в качестве видов деятельности как для самозанятых граждан, так и как выполняемых в системе возникших между работником и работодателем трудовых правоотношений.

Поскольку в гражданском и налоговом законодательстве понятие индивидуальный предприниматель закреплено и на первый взгляд мало отличается от понятия «самозанятое лицо», при введении особых правил налогообложения самозанятых граждан полезно определить их отличия от индивидуальных предпринимателей.

Главное отличие в том, что самозанятые предприниматели не могут нанимать на работу сотрудников, но зато могут вести несколько проектов одновременно на основании договорных отношений с работодателем. Хотя они занимаются предпринимательской деятельностью, но в классическом понимании бизнесменами не являются.

В последнее время к числу самозанятых все чаще стали относить физических лиц, которые осуществляют приносящую прибыль деятельность и при этом не являются ни индивидуальными предпринимателями (лицами, занимающимися частной практикой), ни работниками по трудовому договору.

Очевидно, что получение статуса индивидуального предпринимателя связано с определенными неудобствами для физического лица, обусловленными необходимостью прохождения процедуры государственной регистрации, периодического предоставления налоговой отчетности, уплаты налогов и т. д., которые часто являются решающими для отказа от официальной регистрации.

Вместе с тем, Федеральным законом от 30 ноября 2016 г. №° 401-ФЗ в Налоговый кодекс РФ были внесены изменения, которые освобождают физических лиц, не являющихся индивидуальными предпринимателями, от обязанности по уплате налога на доходы физических лиц в отношении выплат, получаемых ими от физических лиц за оказание определенных услуг для личных, домашних и (или) иных подобных нужд.

К таким услугам, на основании п. 70 ст. 217 НК РФ, относятся услуги: по присмотру и уходу за детьми, больными лицами, лицами, достигшими возраста 80 лет, а также иными лицами, нуждающимися в постоянном постороннем уходе по заключению медицинской организации; репетиторству; уборке жилых помещений, ведению домашнего хозяйства. Рассматриваемые лица получают право на освобождение от уплаты НДФЛ в отношении обозначенных доходов только в случае, если они встали на учет в налоговых органах. Получается, что законодательство о налогах и сборах фактически признало возможность осуществления такой деятельности, в то время как она все равно продолжала считаться незаконной. Изменения, внесенные Федеральным законом от 26 июля 2017 г. № 199-ФЗ, решили данную проблему. Теперь согласно абз. 2 п. 1 ст. 23 ГК РФ в отношении отдельных видов предпринимательской деятельности законом могут быть предусмотрены условия осуществления гражданами такой деятельности без государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя.

Интересно, что физическое лицо, получающее доход от другого физического лица и не являющееся индивидуальным предпринимателем, не признается плательщиком страховых взносов - исходя из пп. 1 п. 1 ст. 419 НК РФ плательщиком будет признаваться физическое лицо, производящее выплаты.

Подводя итог, следует отметить, что в настоящее время можно выделить три категории самозанятых лиц:

  1. индивидуальные предприниматели;
  2. лица, занимающиеся в установленном законодательством Российской Федерации порядке частной практикой;
  3. физические лица, не являющиеся индивидуальными предпринимателями и получающие доход от физических лиц за оказание им услуг для личных, домашних и(или) иных подобных нужд.

Использование термина «самозанятые лица» исключительно в отношении третьей группы физических лиц позволяет выделить их из числа прочих субъектов налоговых правоотношений.

 

Список литературы:

  1. Жилинский, С. Э. Предпринимательское право / С.Э. Жилинский. М.: Норма, 2015. С.112.
  2. Клеандров М. И. О суде для самозанятого сельского предпринимателя / М.И. Клеандров // Предпринимательское право. 2018. № 3. С. 54-64.
  3. Крылова Е.Г. Особенности экономического регулирования предпринимательской деятельности самозанятых в России и за рубежом / Е. Г. Крылова // Юрист. 2017. № 6. С. 11-18.
  4. Крюкова Е. С. Индивидуальный предприниматель и самозанятый гражданин: соотношение понятий / Е. С. Крюкова, В. Д. Рузанова // Законы России: опыт, анализ, практика. 2018. № 3. С. 21-26.
  5. Михайлов М. М. Налогообложение доходов самозанятых граждан / М. М. Михайлов // Бухгалтерский учет и налоги в торговле и общественном питании. 2017. № 4. С. 21-26.
  6. Налоговый кодекс Российской Федерации Часть первая: Федеральный закон от 31.07.1998 № 146-ФЗ [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.consultant.ru/. Дата обращения 18.01.2021.
  7. О занятости населения в Российской Федерации: Закон РФ от 19.04.1991. № 1032-1 [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.consultant.ru/. Дата обращения 18.01.2021.
  8. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Сапсалева Ивана Кузьмича на нарушение его конституционных прав положениями пункта 3 части первой статьи 2 и части седьмой статьи 12 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате [определение Конституционного Суда РФ от 12.05.2016 г. № 1144-О] [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.consultant.ru/. Дата обращения 18.01.2021.
  9. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Алексеева Александра Николаевича на нарушение его конституционных прав отдельными положениями статей 6, 7 и 28 Федерального закона «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации». а также статей 5 и 14 Федерального закона «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации. Фонд социального страхования Российской Федерации. Федеральный фонд обязательного медицинского страхования» [определение Конституционного Суда РФ от 29.05.2014 г. № 1116-О] [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.consultant.ru/. Дата обращения 18.01.2021.
  10. Рогозина О. А. Самозанятым посвящается / О. А. Рогозина // Экспресс-бухгалтерия. 2017. № 1-2. С. 19-20.
  11. Ситник А. А. Самозанятые лица как субъекты налоговых правоотношений / А.А. Ситник // Законы России: опыт, анализ, практика. 2018. № 3. С. 31-35.

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом